САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Людмила Роскошная
Конкурс достойных красавиц для нашего красного жениха!
По секрету всему свету! Блиц конкурс.
О выпивке, о боге, о любви. Конкурс имени Игоря Губермана
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Игорь Дженджера
Объем: 21806 [ символов ]
Неисповедимы пути... Глава 6.
И.П.Дженджера
Неисповедимы пути…
Посвящается Светлане Александровне
моей старой и доброй
приятельнице.
 
Глава 6.
 
* * *
Минут сорок назад Алёна, воспользовавшись плановой заправкой машины, демонстративно пересела на заднее сидение их маленького, но уютного, почти нового паркетного внедорожника. Дверью она, конечно, не хлопала, не говорила слов, бьющих без промаха в изученные за два с лишним года нужные места, и даже не закурила в благоухающем пихтовой свежестью салоне, доведя тем самым своего спутника почти до состояния невменяемости. Нет, в этот раз тактика была иной, суть её заключалась в презрении, в презрении девочки из образованной семьи, поступившей на бюджетное место в университет на престижную специальность. Да к тому же, в отличие от него, защитившей диплом на английском языке и умеющей играть на фортепьяно практически любое классическое произведение без нот, используя лишь свою память и хрустального вида изящно выточенные природой пальчики, и ещё многое другое... Технология не из самых сложных, всего-то молчание, взгляд, воспринимающий партнёра как прозрачное стекло, полуусмешки, полуулыбки в ответ на его фразы, хотя бы даже примирительного характера и, разумеется, холодность январского снега во всём остальном.
 
Методика ещё в юности случайно, методом подбора, найденная и отшлифованная сначала на младшем брате, а после и на недоумевающих родителях, действовала замечательно. Результат мог появиться не сразу, стоило даже проиграть текущий раунд, даже умышленно проиграть, но вот после, на какое-то время точно можно было рассчитывать, что милый сердцу друг станет куда как более покладистым. Кому захочется ещё раз почувствовать себя изгоем в собственной семье, которую возводишь с таким старанием, особенно если к презрению прибавляется ночная рубашка до пят на теле любимой, которую победить сложнее, чем круговую оборону Брестской крепости.
 
А в целом поездка удалась: два отгула, полученные за постоянные задержки на работе от доброго директора не пропали даром. Родные Александра, его пожилая работяга-мать и отец, невзирая на годы брызжущий энергией, устроили им настоящий королевский приём с обильной едой по-простому, но по-домашнему вкусно, со своим тёмно-красным горьковатым вином из калины, с выездами то на рыбалку за рыбой маленькой, но дающей ухе ни с чем несравнимый навар, то на шашлыки из настоящей баранины, замоченной с вечера в тузлуке по семейному рецепту. Ещё деревенская банька по-чёрному, от лёгкого пара которой, по окончанию всех экзекуций, жизнь становится совершенно иной, это сразу после того, как дух переведёшь, после пары-тройки рюмок холоднейшей, тянущейся при разливе водки на ужин под малосольные огурчики и жареное мясо в золотистом, хрустящем лучке. Несмотря на алкоголь, в голове проясняется всё, и мозг, загнав в глубины подсознания то, что его мучило или хотя бы как-то раздражало, зазвенит от беспечности и невозмутимости. Из сложных ситуаций находится куча выходов простых и вполне приемлемых, а злейшие враги прощаются, а кое-кто из них получает титул друга, ну или где-то возле того.
 
И даже это уходит на второй или третий план, оттеснённое тихим и мирным закатом, почти блёклым, без кричащих красок недовольного светила, сулящего дальше ночь покойную с глубоким сном, под стрёкот неизвестных насекомых и редкий лай скучающих соседских собак. Тело сразу становится расслабленным, немного вялым, мышечный тонус всегда готового к неожиданностям организма меняется на несвойственную податливость конечностей и иных суставов. Желание двигаться пропадает напрочь, хочется просто занять удобную позу и замереть, дав волю органам чувств бесконтрольно воспринимать текущую действительность без ненужных выводом, мудрых построений и планов, хотя бы даже и на ближайшие три минуты. Хрустящая после трёхкратного избиения дубовым, обязательно дубовым, веником кожа, после тысяч микроскопических иголочек, внезапно впившихся в неё из ведра ледяной воды, предательски вылитой на голову, после грубой мочалки с простым без запаха детским мылом, после омовений, растираний и вытираний, кажется, теряет не только отложения цивилизации, но ещё и до десятка своих собственных слоёв.
 
Истончённая, она по-другому ощущает прикосновения, так как это было почти в младенчестве, на рубеже первых воспоминаний, когда ещё нестарая мама гладила мягкой ладонью по голове, кутая в ночной наряд маленького человечка. То же происходит и с ушами, носом, глазами, они, промытые и вычищенные, наверное, под действием волшебства начинают различать тончайшие оттенки запахов и звуков, а окружающие предметы приобретают давно забытую чёткость. В лёгкие хочется набрать как можно больше мешанины из непривычных ароматов близкой тайги и простого деревенского жилища со свежей побелкой, домашним квасом и тестом для утренних пирожков с яблоками и смородиной. Да, набрать, задержать в себе до предела, смакуя вкус сегодняшнего вечера, а после, опьянев от кислородного голодания и полученных удовольствий, сказать спасибо Создателю за его отеческую расположенность к тебе грешному.
 
А ещё ей понравились, как они убегали от тёмной, местами почти до черноты серой тучи, тяжёлой, увесистой, откровенно беременной проливным дождём, который, уже где-то там, вырвавшись из облачного плена, крупными каплями и частыми струями наискось лупил по всем поверхностям, образуя у самой земли, над крышами и зонтами пелену из мелких, въедливых брызг. Особого смысла в спешке не было, даже, наоборот, стоило подождать, когда непогода настигнет и промоет от полуторамесячной пыли раскалившееся до миражей шоссе и от недельной – машину на нём, милый уютный автомобиль, передвижное почти семейное гнёздышко.
 
Почти, потому, что жили они вместе два года и три месяца, но предложений от Александра руки, сердца и всего остального Алёна пока не слышала. Она ждала, правда ожидание длилось совсем недолго, около года. Её нынешний молодой человек появился планово-случайно, их знакомили какое-то время назад до того и они периодически встречались, здоровались и даже болтали на разных вечеринках, в кафешках или где-нибудь на набережной. Но так сложилось, что предыдущий парень оказался совершенным сорванцом и полным босяком, хотя и высоким, плечистым, с большущими голубыми глазками, низким бархатным голосом, к тому же с правильными чертами лица настоящего испанского мачо, как он ей представлялся. Однако природа, одарив того внешними данными, решила особо не усердствовать в области ума и моральных качеств, она, видимо, точно знала, что так замечательно слепленный мужчинка не погибнет от голода и сможет, обязательно сможет оставить многочисленное потомство после себя, чем он преимущественно и занимался. Особенно, мягко говоря, раздражало Алёну то, что почти половина, на кого он обращал внимание, из женской братии, тут же превращалась в похотливых самок, готовых на всё под действием его обаяния. Наверное, подмигни случайно его глаз фонарному столбу и тот бросил бы своё единственное, но важнейшее занятие по освещению наших путей в ночную пору, бросил бы, не раздумывая, без колебаний, ради той лучезарной улыбки, ради сильных, проворных ладоней, ведавших толк в интимных ласках, и ещё ради чёрт знает чего.
 
Бесспорно, в подобных рассуждениях девушки присутствовала и доля ревности, но полунамёки, сальные улыбочки некоторых подруг и общих знакомых, сплетни и слухи о связях её мужчины, почти непрерывный поток смс-сообщений по вечерам, якобы по работе и от многочисленных родственников, не оставляли особого пространства для доверия. Да, ко всему прочему, неспособность зарабатывать, постоянные долги, тупое упорство самодовольного самца, замершего в развитии на рубеже чуть дальше переходного возраста и что-то другое, плохо объяснимое словами, постепенно развеяли сказочные флюиды, возведя между любовниками призрачную стену. Она не выросла в один день, она формировалась постепенно, превращаясь из разделителя, сотканного пока ещё легчайшей паутиной в окончательно прочную, кирпичную кладку.
 
Но даже после этого в возникшем строении, хотя и недолго, оставалась дверца для свиданий, для секса, которая со временем тоже пришла в упадок, пользовались ею всё реже и реже, заржавев, металлические петли скрипели всё больше и больше, и вот однажды нехитрый замок окончательно заклинило, и чинить, смазывать его уже никто не хотел. Как-то так и закончилась их совместная жизнь, жизнь двух красивых особей из миров разных, из миров несовместимых, один из которых напоминал огромный зал для игры в настольный теннис со множеством столов, где индивидуумы скакали шариками, а другой был чётким механизмом из пружин и шестерней, с понятной структурой и предсказуемым результатом. Любое сравнение всегда схема, как и вышепредставленное, и мы в силах сами наполнить её любым подходящим для нас содержанием, облепить на свой выбор предложенный скелет желанной для нашей фантазии плотью. И неважно, как в действительности происходил разрыв, можно сказать лишь, что Алёна несильно расстроилась, к моменту конца отношений о чувствах речь уже не шла, просто появился дополнительный опыт у молодой женщины, умной, красивой и всегда востребованной, тем более опыт не первый в совместном существовании с мужчиной и даже не второй.
 
И вот тогда из нескольких претендентов на её девичье внимание она, как в рулетку, без долгих размышлений, используя только звериное чутьё самки, ищущей достойного отца будущему выводку, сделала ставку на Александра, который сейчас молча управлял автомобилем, пытаясь унять раздражение от надуманной, по его мнению, ссоры с Алёной. И, кажется, то была удачная ставка, девушка опять вспомнила, как они азартно, смеясь, шутя и радуясь, удирали от настигающей непогоды в первый день их путешествия.
 
Изувеченным, растерзанным с рваными краями клубам мрачно-серых туч не было дела с их высокого положения до случайной машины, мчащейся неизвестно куда, перед ними стояла более глобальная задача. Им во что бы то ни стало хотелось поглотить, затмить своими бесформенными телами эту блистательную и блестящую в солнечных лучах небесную высь, так вызывающе ярко окрашенную в голубой, местами чуть с золотым отливом цвет, в краску вечной надежды живущих под нею существ. Захватчики двигались с непостижимой для своих размеров скоростью, не существовало никакого фронта, лишь нагромождения обозлённых кучевых облаков. То тут, то там, преодолевая километры ещё свободного пространства, из общей угрожающей массы вдруг выстреливали синюшные языки, замыкая свои безобразные объятья вокруг беззащитных участков неба, ненадолго образуя островки бирюзовой беспечности. Вдалеке, где-то в районе нового аэропорта уже шёл дождь, но и он тоже пролился не сплошной стеной от края до края, а словно бы вода, скопившись в одном месте, и прорвав дряблое вымя, хлынула неудержимым потоком, питая уставший от зноя и жажды мир влагой, желанной настолько, насколько может быть желанным мужчина у женщины после долгого воздержания.
 
Вдохновившись, будущая семья ради озорства мчалась на пределе допустимой скорости по новой дороге, по дороге прямой и ухоженной, с понятной разметкой, со свежим дёрном на откосах, с беспомощными берёзками, в полтора метра высотой и с такими же хлипкими колышками возле них. Если бы не боковой ветер, порывами налетавший и внезапными толчками, капризно желавший скинуть с асфальта неподдающийся объект, то видение, надвигающегося апокалипсиса в уютном изолированном салоне могло напомнить не более чем мастерскую постановку, разыгранную для удовольствия молодой пары. Но факты говорили другое! Всё в округе, ещё не получившей ни капли воды, уже было вовлечено в хаотичное движение воздушных масс, в движение неудержимое, властное, нетерпящее покоя. Пыль металась по магистрали и просёлкам тщетно пытаясь забиться в любую щёлочку, она то прибивалась к земле, то, срывая с неё очередную порцию высохшей почвы, вперемешку с мусором, взметалась ввысь сплошной пеленой на десятки метров, из которой местами ещё дальше, к небу вытягивались танцующие спирали небольших игрушечных торнадо. Ободранные деревья в придорожных лесочках и на почти полностью плешивых сопках гнулись, раскачивались, исполняя ужасную кадриль под напором штормовых вихрей, предвестников и участников неуклонно подступающей стихии. Казалось, они, размахивая в мольбе к Создателю трепещущими, трещащими, почти голыми ветвями, с возмущением требовали унять, образумить чередой налетавшие шквалы, чтобы те оставили им хотя бы половину листвы, не унижая обнажением в летнюю пору.
 
И Алёна, и её спутник понимали, что какое-то время назад намеченная поездка в таёжную глушь, к родителям молодого человека, откладываемая несколько раз в связи с объективными и не очень объективными обстоятельствами, была не просто путешествием за новыми впечатлениями или дежурным посещением стариков. Речь, конечно же, шла о представлении на суд семейства возможной жены Александра, тем более, что в деревне жили и его сестры, родные, двоюродные, и дядьки с тётками, другая родня, даже какая-то совсем древняя старуха с непонятным родством по линии отца. Не то, чтобы уже достаточно урбанизированный взрослый мужчина особо ценил мнение своих близких в отношении собственного бытия. За почти десятилетний срок жизни в стремительном, недремлющем, развивающемся непрерывно городе, он смог постичь и его динамику, и его стиль взаимных отношений, которые в среднем несильно учитывают то, что думают, о тебе или говорят, в противном случае можно потерять собственную целостность, сбиться с выбранного курса. Алёнин спутник относился к той категории людей, которые в силу предыдущих жизненных обстоятельств, стали настолько самодостаточными, что наличие близких из прошлого их не интересовало ни ради личного благополучия, ни ради ностальгических воспоминаний. Скорее всего, понимая, что пришло время серьёзных отношений с женщиной, имея претендентку на звание спутницы жизни, ему был необходим последний и весомый довод для следующих основательных шагов, что-то похожее на перекладывание ответственности на плечи других, а, может, желание действительно получить непредвзятый совет. Александр колебался, а точнее будет сказать, замер в точке нестабильности, поручив воле случая, своим родственникам и, конечно, любимой столкнуть его в ту или иную сторону; он превратился в наблюдателя, разумеется, имея план для любого варианта развития ситуации.
 
Алёна сделала выбор в пользу нынешнего мужчины около года назад, поставив на него неожиданно для окружающих. После дежурного разрыва с предыдущим бойфрендом, она долгое время оценивала своего избранника. Молодой мужчина не выглядел ни богом, ни отпрыском царских кровей, обыкновенный типаж без внешних изюминок, таких много ездит и ходит по нашей планете, не оставляя в памяти следа у встречных, кроме ощущения банальной массовки. В предыдущей биографии и в последующей судьбе тоже не наблюдалось и не могло быть ничего экстравагантного. Всё очень средне и спокойно: переезд из глухомани во Владивосток после поступления в один из технических университетов на несложную специальность, учёба без отставаний, но и без особых заслуг, несколько душевных попоек, как отрицательный жизненный опыт, первый большой роман с любовью и терзаниями, он же и последний, постоянные подработки хоть кем-нибудь, мешок домашней картошки после летних каникул, наконец, постоянная девушка на несколько лет, с которой тоже не сложилось, но уже без трагедий. Поиск работы по окончанию ВУЗа дал неожиданный результат, потому что вышло вовсе не по профилю, на который страна потратила уйму денег, а он – пять лет. Вакансия более или менее достойная по заработной плате нашлась лишь в сфере оптовой и мелкооптовой торговли синтетическими моющими средствами и разными полезными приложениями к ним.
 
Разумеется, карьера началась с телефона и факса, электронной почты, со знакомства с возможной клиентурой, с наработки связей и многого другого нетворческого, унылого, требующего лишь упорства, правильно поставленного голоса и крепкого зада. Многие из нас прошли подобную школу ещё тогда, когда зарождалось нынешнее относительное благополучие, многие даже остались там, выросли, вытянулись вверх, стали большими начальниками, а, может, и открыли подобные предприятия, незамысловатые по сути, но дающие нужный для самоуважения и уважения окружающих доход. В момент встречи с Алёной Александр находился на половине пути к званию непререкаемого авторитета в области торговли, наверняка в голове уже зрели, пока скромные, планы по организации собственной компании. Он органично встроился в систему, досконально изучив её механизмы и система приняла его, она одобрила необходимое рвение, она уже курировала молодого человека как часть себя, продвигала от старшего группы до начальника отдела, а в дальнейшем обещала, обещала честно, хорошие должности в элитных компаниях за очень достойные вознаграждения. Если ему не захочется большего…
 
А что ещё нужно женщине, давно созревшей для роли матери и жены? Кроме того, Александр сам знал, где у него чистые носовые платки и как часто их нужно менять, и всё в подобном духе, если говорить о бытовой части совместного существования. А оно, это существование, после начальных шероховатостей постепенно превратилось в размеренную, спокойную рутину с редкими гостями без особых возлияний, с тихими прогулками по вечерам, с уютными кинотеатрами раз в месяц, выездами на пляж по выходным летом в хорошую погоду и серой кошкой Марусей, которая как-то приблудилась сама, да так и осталась жить с молодой парой, благодарная им и своим ангелам-хранителям. И вот, когда Алёна ощутила себя хозяйкой на кухне и в постели, когда желание покуражиться в клубе под конец недели стало отступать перед осознанной необходимостью помыть окна или устроить стирку, когда количество звонков и смс от увлечённых ею мужчин перестало иметь магическое значение, тогда она поняла, что это тот, кому стоит доверить своё тело на долгое время и от кого можно без боязни родить ребёнка или даже двух. Тому событию минул как раз год, может чуть больше или чуть меньше, что-то около того.
 
За указанный промежуток произошло ещё одно событие, сблизившее молодых, более масштабное событие, нежели выше описанное. Так бывает часто и на подобные вещи стоит обращать внимание, если конечно сообразишь, что хочет от тебя провидение! А оно своей замысловатостью подкинет иной раз нечто такое, от чего радоваться хочется, ликовать, но дальнейшая последовательность подводит либо к полному разладу дел, либо швыряет в глухой тупик. И исправить ситуацию совсем не получается, как ни старайся, словно невидимые, но ощутимые магнитные поля корректируют результаты твоих действий, ориентируя согласно выбранных кем-то векторов силы расположение стрелки компаса нашего перемещения без оглядки на пожелания. У Александра же с Алёной всё произошло наоборот, ряд неутешительных, а в конце даже почти трагических событий укрепили их желание жить вместе и дальше, с приведением отношений в формальное, узаконенное русло.
 
Всё началось с того, что их приблудная кошка, маленькая, пушистая животинка дымчато-серого окраса, с чуть заметными по бокам и на голове, более темными, чем остальная шкурка полосами, однажды выскользнула в подъезд и сбежала. Сделала она это нахально и самым подлым образом, подкараулив, когда один из жильцов отправился по своим, безусловно, важным человеческим делам на улицу, в большой и опасный мир со снующими машинами, хулиганистыми подростками, злобными псами и полнейшим отсутствием свободного, доступного корма. Пару месяцев назад она сама таким же незамысловатым способом, только в обратном порядке, проникла на новую жилплощадь молодой пары, почтив за благо то, что её грязную, с кучей насекомых и других вредителей, требовательно орущую от нестерпимого голода и мороза, было решено отмыть, подлечить и оставить для пущего домашнего уюта. По прошествии пары дней, после необходимых процедур и экзекуций, лишённая паразитов, чистенькая, пушистенькая, накормленная кошечка-тинейджер уже мурлыкала на тёплых коленях своих хозяев.
 
Им, хозяевам, куда как приятнее стало приходить после работы не в пустую квартиру, холодное убежище от повседневных забот, ночлежку для совместного интима и приготовления пищи, а в гнёздышко тёплое с маленькой, живой душой, которая встретит неравнодушно, жалуясь и рассказывая на своём языке о кручине-печали, вызванной их долгим отсутствием. Маруся, так они назвали киску, оказалась существом неугомонного нрава и находчивой. Окружающий интерьер она практически сразу зачислила в разряд собственного имущества, предназначенного исключительно для её игр и беготни, которой животное с наслаждением придавалось от переизбытка чувств по возвращению обоих молодых, сразу после выговора и ритуального потирания мордочкой о ноги и руки вернувшихся блудных хозяев. Маршрут неудержимого галопа с опрокидыванием и переворачиванием всего не прибитого к полу или мебели пролегал сперва по кухне, затем, при скольжении на поворотах и отчаянном клацанье когтями по линолеуму, в длинный, узкий коридор, после чего в единственную комнату, чтобы с разбега, в тигрином прыжке заскочить на штору, оттуда на диван, дальше на комод и уже с него на антресоли небольшого книжного шкафа. Бег происходил в бешеном темпе, несколькими кругами до полного изнеможения или до насильственного прекращения путём отлова возбуждённой кошки, которая несильно сопротивлялась, потому что после поимки наступали весёлые забавы с опрокидыванием на спину, с чесанием брюшка, подбрасыванием невысоко и другими приятными вещами. Ещё были нападения на ноги Алёны, одетые в мягкие, розовые тапочки с физиономиями неизвестных существ, охота на Александра из-за угла с прицеливанием и вихлянием зада для устойчивости, разные игрушки в виде искусственных мышек и мячиков и царское ложе в удобной корзинке из ивовых прутьев с навесом, нечто похожее на уютную норку.
Copyright (с): Игорь Дженджера. Свидетельство о публикации №303027
Дата публикации: 27.04.2013 15:06
Предыдущее: Неисповедимы пути... Глава 5.Следующее: Неисповедимы пути... Глава 7.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Тема недели
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов