САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия




Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Людмила Роскошная
Конкурс достойных красавиц для нашего красного жениха!
По секрету всему свету! Блиц конкурс.
О выпивке, о боге, о любви. Конкурс имени Игоря Губермана
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Журнал "Что хочет автор"
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Альманах "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Игорь Дженджера
Объем: 26295 [ символов ]
Неисповедимы пути... Глава 5.
И.П.Дженджера
Неисповедимы пути…
Посвящается Светлане Александровне
моей старой и доброй
приятельнице.
 
Глава 5.
 
После кастинга фигур, пока девушка не приблизилась на достаточное для рассмотрения лица расстояние, оценивались походка и осанка. Тут вообще всё было очень сложно! Женщина могла получить в дар от родителей отличные формы, но при этом запустить их основательно. И речь шла не только об излишках веса, ему совершенно не нравились модельные Твиги, речь шла о способе подачи себя. Казалось, что в большинстве своём представительницы крупнейшей доли человечества не догадываются или даже стесняются того, что их половина в мужском мире называется лучшей. Особенно это относится к мусульманскому населению, к его радикальной, истовой части, там вообще на людях у женщин отсутствуют половые признаки, чем и определяется их половая принадлежность. Они выглядят как некие копны темной одежды, боязливо перемещающиеся по пространству, следуя за своим самцом… Такова их вера, таков тысячелетний выбор их отцов, решивших на сотни поколений вперёд, у кого должна быть личная свобода, а кто может являться лишь одним из выражений мужского начала.
 
Но встречаются и другие, которые могут носить обычные джинсы с кроссовками, надевать простые кофточки без кричащих изысков, у них даже может не быть макияжа, при этом природный образ продолжательниц рода несётся с гордостью, со спокойным достоинством по принципу: "Смотрите, вот я какая, любуйтесь, хотите, вожделейте меня! Я точно любима и желанна всегда…". У таких размер груди не имеет значения, потому, что она есть, потому, что она всегда чуть приподнята и всегда впереди, а плечики раздвинуты, кажется аж лопатки сошлись. Она не только и не столько часть тела, а, скорее, божественное его украшение, умопомрачительное украшение, когда настырные сосочки, кажется, буквально выдавливают, выплавляют свой контур через все слои стесняющей ткани. И обязательно прямая спинка, и обязательно чуть небольшой животик, соблазнительно, едва уловимо переходящий в лобок, который острой стрелкой, подныривая между ножек, выходит с обратной их стороны, преображаясь в упругую попку-орешек, чуть отставленную назад, для завершённости образа, как арьергард, не дающий покоя взгляду самцов. И всегда грациозность походки, плавность, независимо от скорости в жестах и движениях. Им незачем понуро брести сквозь толпу, боясь оступиться или споткнуться, они не смотрят под ноги, дорога перед ними сама стелется, а люди расступаются, мужчины и даже многие из сестёр по полу держат на них равнение, ведь они генералы, невзирая на возраст, положение и заслуги. Да, подобное можно воспитать, натренировать, такое бывает у гимнасток, фигуристок, у успешных состоятельных леди, у профессиональных моделей.
 
Но вот вдруг, где-нибудь совсем уж в дремучей глубинке, среди облезлых пятиэтажек, по исковерканному дождями и временем асфальту, не имеющая за душой ничего, кроме пары десятков квадратных метров жилой площади, сорванца сына и скучной работы, пройдёт такая красавица и станут понятны слова Коровьева о том, что вопросы крови – самые сложные вопросы в мире! В этом случае Сергей, как и любой здоровый мужик, повинуясь гормональному всплеску, обязан был не только изучить фигуру и стать проходящей красавицы, но и проследить за ней взглядом до самой последней точки, до полного её исчезновения! А вот пригласить на кофе или просто пообщаться с божественным идеалом мешала навязчивая идея о том, что она непременно знает о его тайных желаниях и планах, даже если их и не существовало вовсе! И вообще, потребуются много времени, сил и затрат, если действительно попытаться овладеть хотя бы просто её вниманием. Зачем прилагать столько усилий, если для получения необходимых ласк можно обойтись совсем уж скромными вложениями? А потому совершенные красавицы тоже не рассматривались на роль дам сердца, верхняя, самая блистающая часть пирамиды женского сообщества, срезалась и отбраковывалась, правда, с обильным слюноотделением…
 
Разглядев крупные блоки во внешности и поведении девушки, Сергей, когда та входила в зону достаточную для тонкой детализации, принимался за лицо и причёску. Ему нравились тёмные, каштановые, русые, может даже рыжие волосы, но только не блондинистые! Они выглядели какими-то уж блеклыми, выцветшими, неживыми, как снопы соломы поздней осенью, почти как неестественно густая седина у ребёнка. От них веяло вырождением, как и от совершенно белой, боящейся загара кожи, с частыми синяками или красными пятнами от любого прикосновения. Ещё он не любил серые глаза, уж лучше голубые, а ещё лучше тёмно-карие, почти черные, бездонные как непостижимость вечности, интригующие, зовущие своим колоритом к таинственности до неприличных фантазий. На расстоянии трёх шагов у них зрачок сливается с радужной оболочкой, и создаётся впечатление, будто есть только он и он в поиске света или ещё чего-нибудь, может, даже спутника жизни, на роль которого сразу же мысленно выдвигался сам Сергей.
 
Длина же волос, по его мнению, не имела значения, главное – аккуратность, хотя допускалась и лёгкая небрежность, всегда нарочитая, всегда с претензией на чужое внимание, то могла быть выбившаяся из-под заколки игривая прядь или живущий своей отдельной жизнью небольшой хохолок на короткой стрижке. Со всем с этим, разумеется, можно бы легко справиться, но зачем? Для чего выглядеть прилизанной пластиковой куклой из дешёвого ларька на остановке? Опытная или чуткая от рождения женщина никогда так не поступит, при любой идеальности где-то обязательно должна расстегнуться пуговка, обнажая маленький островок настоящей плоти, лучше чуть загорелый, но всегда приглашающий сделать попытку расширить его с позволения хозяйки.
 
Вот и подошёл черёд для пирожка под номером два, в бутылке ещё оставалась сладкая водица с небольшим количеством газа, который обязательно поможет ферментам желудочного сока окончательно разорвать на мельчайшие фрагменты тщательно, теперь уже действительно с удовольствием пережёванное тесто с незамысловатой начинкой. А может и не поможет, кто его знает, как оно есть на самом деле, таков уж уровень нашего базового среднего образования, в том числе и в области процессов пищеварения. Получив удовольствие от еды и собственных мыслей, молодой человек совсем расслабился. После трапезы, наступило время небольшой паузы с душистой сигаретой, в качестве логической точки, приятной точки при возвращении организму привычного микроклимата. И со вздохом облегчения появилось простое человеческое счастье! Совокупность стандартных, после хорошей пьянки, действий сработала и на этот раз. Тело очнулось, оно даже почти забыло утренний кошмар пробуждения, сухость во рту, жажду, сравнимую разве что с желанием не умереть у виновного, сидящего на электрическом стуле. В том числе ожили и вялые, отрицавшие любое движение, слегка трясущиеся конечности, похоже, находившиеся в тайном, как после страшной атаки, сговоре с сумбурным мышлением уставшего мозга.
 
Испарился ужасный мир, напоминавший гнетущую гримасу туземной маски, от которой срочно хотелось скрыться, наглухо захлопнув глаза, зашить их вместе с ушами или хотя бы спрятать под подушку, только бы всё пропало, особенно воспоминания и предположения о последней четверти застолья, память-то подвела. Но в тот момент главным оказалось другое – внутренние органы, мышцы, каждая клеточка, каждая косточка и, разумеется, разогнавшее туман сознание настолько приободрились от вхождения в привычный химический баланс, что вскорости простили своему хозяину его вчерашние прегрешения, даже глупое несуразное волочение за подругой руководителя проекта. Стало совсем легко и свободно. Да, вот оно, простое человеческое счастье! Теперь можно жить дальше, можно спокойно думать и строить планы на сегодняшний день хотя бы, можно хотеть и даже делать! Вот только стоит воздержаться от этих безумных попоек, на ближайший месяц, точно…
 
На скамейку рядом с Сергеем уселись детки – мальчик лет шести и девочка постарше, годов двенадцати. Оба одетые в шорты, малыш в синие джинсовые широкие ниже колен, возможно, с прицелом и на следующий сезон. Его сестра, как он её определил, в коротенькие штанишки розового цвета, почти по форме уже наметившихся подростковых бёдер. На ней ещё была просторная белая футболка на выпуск со слоном, бредущим сквозь запечатлённый островок зелёных джунглей в маленьких красных и жёлтых цветах с надписью Thailand почти у самого ворота. У брата слово Таиланд, тоже на английском, красовалось в районе его сердечка, маленькими коричневыми буквами на серой ткани без рисунка. Всё точно указывало на то, что поездка в далёкую замечательную страну состоялась и совсем недавно, наверняка в текущем году, скорее всего летом, исходя из плотного загара детей и школьного возраста девочки.
 
Первые несколько минут они сидели, молча перемигиваясь и строя шуточные мордочки стоящему поблизости гражданину, такому же смуглому, скорее всего отцу, который отвечал им взаимностью, вдобавок направляя на них кольца из сигаретного дыма. Кольца, при зарождении плотные, тугие, почти идеально круглые, удаляясь от испускавших их губ, старели, теряя скорость и очертания, они расплывались, сначала обращаясь в лёгкое облачко больше похожее на мираж, на дрожание воздуха, после чего окончательно исчезали, оставляя за собой, как воспоминание, лишь табачный аромат, запах мужского начала. В конце концов, курение закончилось, а вместе с ним закончилась и игра. К тому же, подошла женщина, видимо, мать сорванцов. Про таких говорят, что она хорошая хозяйка и жена, у которой всё несвязанное с семьёй может быть или средством для её укрепления, или ненужным досадным недоразумением. Родители, не особо отвлекаясь на детишек, стали неспешно обсуждать какие-то текущие вопросы, при этом ощущалось спокойствие и даже умиротворённость. В их словах, в интонациях отсутствовали нетерпение, раздражённость, желание обязательно одержать верх над партнёром, навязать свой план дальнейших действий, возглавить какое-то количество внутрисемейных процессов, а может, и даже все. Нет, между этими двумя людьми не ощущалось недосказанности. Они создали маленький партизанский отряд, который, лавируя, пробиваясь, хитря, тихонько двигался по жизни, преследуя простые нормальные цели – иметь личный угол, желательно попросторнее, необходимый доход, здоровье для всех членов и, конечно же, понятное, уверенное будущее для взрослых, но в первую очередь для детей.
 
Сергей быстро, сходу определил их статус и сделал свой вывод, который гласил, что подобные общности не для него, они представлялись ему до безумия скучными в своей ортодоксальной направленности. Бывая дома нечасто, особенно после приобретения собственного жилья, он считал его удобной берлогой, где можно спокойно поваляться, зализать раны, если надо, побаловать подросшего ребёнка. А затем отправиться в интересные места, подальше от текущей рутины, планов на ближайший утренник в детском саду, на дежурные поездки к родителям, неважно к чьим.
 
Мальчик и девочка, бросив баловство с отцом, принялись за обсуждение видимого участка неба. Оно в тот день светилось от ясности, без единого пятнышка на своём изысканно-бирюзовом теле, в чём ему помогало такое же изысканное солнышко, радостное, приветливое ко всем и всему, что попадало под его взгляд. У них имелся и третий заговорщик в стремлении подарить жителям прибрежной полосы окрестностей Владивостока ещё один приятный, без природных проблем выходной. Он жил тут всегда, хотя нет, он являлся извечной составной частью мира, как благородное море, как дикие и уже обжитые скалы, как дороги, пробитые людьми сквозь сопки, как машины на них, то летящие, то угрюмо ползущие в пробках, как дома, как воздух. Нет, он сам был воздухом, вернее, его состоянием, его движением, иногда, по своей прихоти изматывающе стремительным и злым, а иногда, как сегодня добрым, даже нежным. Тёплый ветер в очередной раз, возлюбив местное отделение человечества, гладил его членов спокойной рукой, заботливо обволакивая негой и дрёмой. Показывая отеческое расположение, он только слегка, почти неощутимо, трепал края одежды, не покушаясь на моральные устои девушек, как то могло происходить раньше, при попытках вихрем сорвать с них летние наряды или хотя бы надувая, приподнять юбки на высоту достаточную для радости мужского взора.
 
Небесная гладь над головой насыщенной голубизны, теряющая глубину цвета до постельных оттенков в стороне горизонта, в какой-то момент решила дать согласие на быстрое продвижение колонны кучевых облаков по дальней своей части, примыкающей к тихому океану. Их авангард, состоящий из десятков совсем уж узеньких протяжённых образований, второпях преодолел больше половины свода, за ним постепенно расширяя полосу присутствия, неспешно, весомо, с явным превосходством над нижним миром, с каждой следующей особью увеличивая размеры, шло наступление основных сил. Мифические, созданные природой и воображением воздушные корабли, кроме прочего, обладали ещё и удивительной нестабильностью. Постоянно меняя очертания, как естественные трансформеры, они преображались, то наращивая объёмы, воруя у простофиль-соседей приличные куски уплотнённого пара, то, зазевавшись, сами вдруг теряли части собственной плоти, а то просто таяли, видимо, до конца исполнив долг.
 
- Смотри, Алёна, облака появились. Скоро осень и потом зима, и они спешат на юг, за перелётными птицами, - малыш не глядел на сестру, он слегка заскучал, и теперь, созерцая окружающий мир, просто проговаривал вслух построение детских мыслей.
 
- Нет, не так, облака сами по себе, их гонит ветер. Они зимой тоже есть, откуда же снег идёт? – девочка в семье совершенно точно несла нагрузку воспитателя, хотя, возможно, младшего воспитателя, и потому в её обязанности входило доносить до брата действительное положение вещей, чтобы тот не забывался, чтобы жил в реальной действительности.
 
- А как же тогда на юге без дождя, если они тут остаются? – мальчику видимо всё же хотелось отправить облака вслед за птицами, а может, бунтовало желание одержать верх в намечающемся споре… Правда, бунтовало оно вяло, неуверенно, с готовностью отступить в этот раз.
 
- Да там своих облаков полно, они всегда рождаются в местах, где скоро пойдёт дождь. А что они тебе напоминают? – тему поменяли, и спор развалился, не перерастая в возможную ругань, начни малыш рьяно отстаивать свою точку зрения перед старшей, но все-таки сестрой, а значит существом женского пола, перед которым не принято пасовать настоящим мужчинам.
 
Сергею понравилась незамысловатая уловка девчушки по переключению внимания братика на другой объект. Всё как у взрослых, всё как всегда, он даже слегка улыбнулся, радуясь предсказуемости людского окружения.
 
- Я думаю, они очень похожи на стаю рыб, впереди плывут маленькие детки, мальки называются, а дальше вся их семья. И даже тётки, как наша тётя Марина, а вон там, в середине, это самый главный, это рыба-дед, она тоже служит в полиции, а сверху неё должна быть синяя мигалка. У полицейских всегда синие мигалки, это точно, - последние слова произнёс явный знаток машин со специальными сигналами. А вообще у мальчика с фантазией всё было просто замечательно.
 
- А мне кажется, - девочка стала высказывать свою версию уже без намёка на истину в последней инстанции. – А мне кажется, что они похожи на горы, маленькие и большие горы. Маленькие – это сопки, а большие – это настоящие горы. Всё, как на Алтае, помнишь, мы ездили туда позапрошлым летом?
 
Маленький брат из родного племени явно забыл и то лето, и те горы, в чём не хотелось признаваться, а потому разговор стоило поддержать, что он и сделал.
 
- Алена, а кто живёт в этих горах, там есть люди или звери?
 
- Конечно, есть, - девочка оживилась, подхваченная братом игра стала вдвойне интересней. – О, там есть и те, и другие, только они очень маленькие и мы их не увидим. Нам на географии рассказывали, что горы сначала быстро вырастают от вулканов и землетрясений, а потом долго живут и медленно разрушаются от ветра и дождей, называется выветривание. Вон, смотри, то дальнее большое облако, смотри, смотри, оно летело как огромная гора, как Эльбрус, а сейчас верхушку сдуло и вообще оно тает, а там живут маленькие человечки, везде разные. Например, на склонах стоят дома эльфов, а ниже, где серый цвет, находятся копии гномов, они там роют свои драгоценности, но нам те бриллианты не достаются, они их где-то прячут, это называется клады, - теперь сестра с любопытством смотрела уже на малыша, она оценивала, какое впечатление произвели на него последние слова.
 
- Клады, - это было новое слово и понятие для мальчика, он повторил его несколько раз, пытаясь взвесить его значимость и запомнить на всю жизнь. – Клады, клады. А вот мы с папой их можем найти, и я маме их подарю. Клады. А если там горы рушатся, значит, их всех завалит камнями и эльфов, так? - беспокойство за судьбу маленьких человечков в интонации братика не ощущалось, но то не от жестокости, простое, ему не понравилось, что кто-то делает клады и что-то прячет, в том числе и от него… Вот теперь и поделом им всем, хотя с эльфами, наверное, перебор.
 
- Да, нет, всё просто! Они очень маленькие-премаленькие, как одна песчинка, а может и меньше, оттого и жизнь их меньше по-нашему. Ты сказал одно слово, а они уже родились много раз, а потом умерли, много раз тоже. Они успевают уйти перед обвалами, их горы разрушаются тоже медленно, как и наши, только они это не знают. Может и на Алтайские горы тоже сидит и смотрит кто-то и ему кажется, что они очень быстро разрушаются, понял? – теперь, пытаясь объяснить загадки неравномерности времени и его восприятия, девочка, пустившись вдогонку за собственной фантазией, в какой-то момент вдруг испугалась своих мыслей, вернее, их нестандартности и скорее всего глупости. Она даже посмотрела на Сергея, не слушает ли он, не станет ли смеяться, но тот уже копался с телефоном, на который пришло смс, и ему было не до неё и не до маленьких гномов.
 
- Это неправда, там нет никого. Пойдём кормить голубей. Мама, купи нам булочку, мы гулек покормим,
 
- рассказанное сестрой ещё не могло найти отклика ни в душе, ни в сознании мальчика, а потому отправилось в отдел лишней информации, после чего забылось на долгие годы, а может и навсегда. Свободное в постоянно работающем мозгу место сразу заняли птицы мира, которые с вороватой беспечностью прогуливались по перрону, зорко поглядывая на упавшие на асфальт мелкие предметы, в надежде поживиться дармовой пищей.
 
Сергей не ожидал никаких сообщений в это время, слишком рано для Наташи, другие же, как правило, звонили. В запасе оставалось ещё более двух часов до встречи с девушкой, а потому появился испуг, точнее подобие досады, а вдруг случилась нештатная ситуация и всё придётся перенести на другой день. А может это всего лишь очередная рекламная рассылка, давно, что-то их не наблюдалось. Второпях пытаясь оживить сенсорный экран серьёзного аппарата, купленного за приличные деньги в Финляндии, он чуть было не выронил его. Просмотрев полученное от подруги текущих дней смс, мужчина понял, что про него не забыли и намеченное на сегодня обязательно произойдёт. Текст гласил следующее: "Хочу видеть тебя, хочу слышать тебя, мне воздуха не хватает….". Вот только мысль про нехватку воздуха как-то озадачила в первый момент, но, будучи человеком сметливым, он быстро сообразил, что с дыханием там всё нормально, а конечная фраза означает предельно высокое чувство расположения к его персоне.
 
Странная когорта облаков, непонятно откуда появившаяся на умиротворённом, девственно пустом небе закончила своё движение. Вернее сказать, она двигалась, но уже за пределами видимого городом пространства. Куда спешили эти полупризрачные создания со скоростью, которая заставила их принять необычно вытянутые формы, изменить свои, такие привычные, беспечно округлые очертания? Может, они спасались от ураганных ветров, рвущих в настоящий момент, где-то далеко несчастные куски суши, круша созданное природой и людьми, превращая, перемалывая ни во что, в печальные воспоминания привычный окружающий мир и десятилетние устои проживавших в нём. Кто знает, кто знает, какие катаклизмы пришлось им пережить или хотя бы увидеть, в каких таких далях проливали они свои воды, отяжелев от накопившейся сырости, с каких болот и озёр впитали новые испарения, прежде чем, приняв сложное решение, выстроились в боевой порядок воздушной эскадры для последнего похода в район Сибирских Алатау. Наверное, устав от бурной жизни персонажей вечной Тихоокеанской драмы под управлением враждебных всему гигантских вихрей, узнав от случайных птиц о земле постоянного покоя, им захотелось скоротать свои дни на вершинах древних, поросших хвойной тайгой гор. Чтобы чуть слышно вечерами, ворча по-старчески, для ночного отдыха сползать в долины спокойных рек, из благодарности, за последний приют, одаривая поутру их резвые, звенящие ручьи-притоки холодной живительной влагой.
 
Сергей, в среднем, будучи человеком неглупым, оценил пришедшее на его телефон сообщение. Оно явно выбивалось из стандартного набора смс о необходимости закупить по окончанию трудового дня следующие продукты, о времени свиданий, о кратком описании своей внешности при знакомстве через услуги мобильных операторов, о действиях или бездействиях на ближайшее время, о билетах, долгах, опозданиях. Оно было необычным, и его необыкновенность сводилась вовсе не к смысловой нагрузке текста, а к настроению, к душевному состоянию, которое автор умудрился передать, используя всего лишь несколько простых слов, если рассматривать их по-отдельности. Закованное в броню цинизма сердце, для удобства прохождения невесть откуда взявшейся жизни, не особенно напряглось и в этот раз, но оно, обладая значительным опытом, ощутило, что его хозяин может рассчитывать на лавры человека незаурядного, если отправит полученное в адрес другого, менее искушённого существа. Что собственно и совершилось незамедлительно. Разумеется, то существо имело имя и очень аппетитную для мужчины в самом разгаре сексуальных сил и возможностей внешность. Сергей давно выдвинул его на роль следующей подруги своей души, а главное – плоти. Но что-то всё как-то не складывалось, всё вроде бы шло согласно типовым планам, но вот отклик оставлял желать лучшего. Нет, девушка по имени Алёна реагировала, она принимала мелкие знаки внимания, даже пару раз согласилась на файв-о-клок в соседнем кафе.
 
Шутки, анекдоты, истории из личного арсенала работали правильно, где нужно вызывали смех, в положенных местах вопросы и даже некое участие звучало в её голосе. Но почти каждый раз диалог заходил в область тягостных пауз, не тех пауз, в которых уютно обоим и можно до получаса сидеть, любуясь друг другом, а тех, когда один, краснея и потея, лихорадочно пытается сочинить достойное продолжение, в то время как его собеседник ждёт, вяло изображая заинтересованность. Слово "вяло" - пожалуй, самый точный эпитет для характеристики последней фазы любой из их встреч. Они расходились буднично, без договорённости о следующем раунде, как, впрочем, и без надежды на него… Очевидно, Алёна понимала, куда клонит её визави, понимала и ждала продолжения, но поведением красавица не выражала своего отношения к происходящему, как ни пытался понять Сергей, улавливая даже малейшие изменения в мимике или интонациях голоса. Он был серьёзно озадачен и не на шутку взволнован, особенно когда приходилось выдумывать вновь и вновь следующие шаги для покорения девичьего сердца. Уже обо всём рассказано, уже подарен чудесный букет из диких лилий, росших в окрестностях строительной площадки и даже три алые розы из соседнего супермаркета, не говоря о постоянных подношениях в виде кофе и собственноручно изготовленных бутербродов. Даже прозвучала некая витиеватая речь с вполне понятным намёком на его неравнодушие и желание сблизиться с девушкой настолько, насколько та сочтёт возможным. Но мяч как-то всё не залетал на половину милой барышни, и ему приходилось самому играть с ним, изображая то массовика-затейника, то глупого Петрушку времён императорской России.
 
Молодой человек знал про некоего Александра, с которым сожительствовала его зазноба, видел пару раз. Обычный мужичок лет тридцати на стареньком полуджипе, ничего особенного, дядька как дядька, типичный офисный червь! Чем этот может быть лучше тёртого инженера-строителя из стольного Питера? Сергей даже однажды решил бросить свою затею, но вечное Алёнино декольте с ущельем между двух идеальных холмиков нужного размера, обтягивающие джинсы с бесстыдной строчкой чуть ниже замка-молнии, а ещё его нынешняя подруга Наташа, с её возрастом, с уже угасающей кожей, подправленными морщинками и искусственными ногтями, вновь бросили неугомонного любовника в бой, залив уже слегка утомлённое сознание тестостероном с примесью адреналина. И кружение вокруг горделивой самочки продолжилось! А она смотрела так, словно говорила: "Ну, всё хорошо, а дальше-то что? "! В ответ могло прозвучать лишь: "Да чего же тебе нужно ещё! ". Но не звучало, а слащавым елеем лились улыбки, восторги, комплименты, правда, больше походившие на икоту из престарелого патефона.
 
Ситуация явно сползала в тупик, из которого Сергею пришлось бы выбираться самому, отяжелённому растерзанным эго и очередным комплексом, да ещё и к незабвенной Наталье. Подобное его устраивало мало, а потому готовился комплекс нестандартных мер, призванных обеспечить ему образ ещё и неформатного человека с умом и натурой почти художника, властителя дум или почти властителя. Задуманное требовало приличного бюджета, но парень загорелся, его понесло, а потому уже были найдены клуб верховой езды, небольшой аэродром с возможностью испытать радость свободного падения, уютная яхта с ночёвкой на острове и ещё какие-то мелочи в том же стиле. Намеченные действия, больше походившие на кутёж купца средней руки на пасху, уже ласкали самолюбие мужчины, уже сглатывалась слюна и потирались руки. Вот только нужен некий задел или лозунг всей компании, как говорят сейчас – слоган. Интуитивно он понимал, что всякое действие должно начинаться со слов и ими же смазываться в пути, но слова необходимы не красивые и умные, а душевные и чувственные! И вот тут-то и пришло смс очень хорошее, подходящее для задуманного, нужное… И его тут же отправили и оно пришло-таки по назначению!
Copyright (с): Игорь Дженджера. Свидетельство о публикации №302962
Дата публикации: 26.04.2013 11:58
Предыдущее: Неисповедимы пути... Глава 4.Следующее: Неисповедимы пути... Глава 6.

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Тема недели
Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Проекту "Чаша талантов" требуется руководитель!
Дежурство по порталу как оплачиваемая работа
Приглашаем на работу: наши вакансии
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов