Приглашаем к участию в Международном литературном фестивале «ПОЭТИЧЕСКАЯ РЕСПУБЛИКА-2019». Читайте Положение о Фестивале в разделе проекта и на Круглом столе!
Семейная реликвия Александра и Павла Баршак, известных деятелей кино
Послесловие автора








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Надежда Рассохина в проекте критики "Мнение"
Чай с мухомором...
Кабачок "12 стульев" представляет
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Детективы и мистикаАвтор: Дмитрий Чепиков
Объем: 24527 [ символов ]
Молот гнева
Темно-красный обшарпанный микроавтобус «фольксваген
транспортер» прыгал между ям по разбитой объездной дороге возле
старого города. За рулем сидела молодая симпатичная брюнетка лет
тридцати в желтых водительских очках. То, с каким умением она
объезжала колдобины глубиной в полколеса, успевала маневрировать и
обгонять попутные машины, выдавало в ней опытного водителя. Позади
неё сидели трое мужчин, один в годах – постарше, двое других –
похожие друг на друга, как две капли воды, молодые парни.
- Сань, ты пивом затарился? – спросил один парень у другого.
- Виталь, ты же знаешь, – наш цербер запретил до конца командировки
выпивать… - зыркнул в сторону сидящего за ноутбуком и с наушниками в
ушах седовласого пожилого профессора. Тот недовольно повел
плечами и потер лоб, как всегда делал, когда получал неприятные
известия.
 
- Прекратите называть Василия Ивановича цербером, – возмутилась
водитель, услышав разговор парней и сердито поглядывая на них в
зеркало заднего вида.
- Да ладно, Настя… Мы же не со зла, мы же шутим, – успокоил её
Виталий. – Ну а насчет пива, правда, перебор. Чем легкое пиво
повредит делу?
- Не Настя, а Анастасия Николаевна! – одернул их вытащивший из ушей
наушники профессор. – Имейте уважение к своему руководителю
аспирантуры.
Девушка, недавно получившая должность завкафедрой исторического
факультета, залилась краской. Никак не могла привыкнуть к тому, что
уважаемый в России и за её пределами профессор называл её,
недавнюю студентку, по имени-отчеству. Парни понимающе
переглянулись и заулыбались. Она нравилась им обоим и все время
путала из-за их схожести, чем они постоянно пользовались, чтобы
подшутить над ней.
Микроавтобус свернул с подобия асфальтной дороги и завилял, потянув
за собой пыльный хвост, повторяя завороты растрескавшейся от
июльской жары грунтовки. Вскоре мимо них в облаке пыли промелькнул
старенький уазик со свеженанесенной надписью «полиция».
- Анастасия Николаевна, вы не забыли «Открытый лист»? – спросил
профессор у девушки, напряженно вглядывающейся в дорогу.
- С разрешением на проведение археологических работ всё в порядке,
и местным управлением согласовано. Обещали по звонку охрану и
людей в помощь… - проинформировала Настя руководителя
экспедиции.
- Осталось километров тридцать, – сказал Саня, поглядывая на
обтрепанную карту, – вот как раз хутор проезжаем. Давайте
остановимся, воды наберем про запас, канистра как раз пустая есть.
 
Микроавтобус остановился возле ржавой зеленой колонки подле двух
глиняных покосившихся домов с выбитыми стеклами. Настя устало
откинулась на удобное сидение и прикрыла глаза. Виталий выскочил из
машины с прозрачной канистрой в руках, захлопнув поскорее дверь за
собой, но летний зной всё-таки успел ворваться в салон, охлаждаемый
кондиционером.
Парень нажал на рычаг колонки, подставив канистру, но та, булькнув,
выдала что-то коричнево-тягучее и отвратительно пахнущее. Виталий
ругнулся про себя. Профессор не переносил ругани в своем присутствии
и карал всеми доступными ему методами.
Виталий на секунду задумался о предстоящей защите диссертации и
будущей работе, но тут ощутил на себе чей-то взгляд. Однако не из
машины, а со стороны заброшенных домов. Он почувствовал себя
неуютно и поспешил забраться в спасительную прохладу
микроавтобуса, зацепив ногой объёмную сумку с георадаром.
- Виталий, вы знаете, что наступили ногой на мою полугодовую
зарплату? – сердито оповестил споткнувшегося молодого человека
профессор.
- Там в доме кто-то есть, – пролепетал Виталий.
- Бомжи там, наверное, или собака бродячая, – избавил от страхов
брата Саня.
Фольксваген тем временем проезжал по пересеченной местности вдоль
заросших бурьяном полей и разросшихся лесополос. У всех после
многолетней жизни в городе захватило дыхание при виде садящегося
над холмами красноватого диска солнца. У всех, кроме профессора,
побывавшего за свою долгую жизнь во многих экспедициях.
- Красиво здесь! – восхитилась Настя, обруливая высохшее упавшее
дерево по траве и косясь на навигатор, давно уже переставший
отрисовывать грунтовые дороги и показывающий, что они движутся
где-то в чистом поле.
- Да ну, смотреть не на что…- сказал недовольный чем-то Саня,
безуспешно пытающийся пройти на своем телефоне очередной
уровень игры.
Василий Иванович помалкивал. Отодвинув в сторону ноутбук, он в
подпрыгивающем микроавтобусе сумел аккуратно разложить старую
геодезическую карту и обтрепанную книгу со скифскими символами,
понятными только ему и Насте.
 
- Приехали! – сообщила водитель, и микроавтобус остановился возле
грандиозного холма пятнадцати метров высотой и не менее
восьмидесяти в диаметре. Поодаль был почти такой же, но поменьше.
Буйно поросшие травой холмы с кое-где высунувшимися наружу
каменными глыбами не оставляли сомнений в своем искусственном
происхождении.
- Ничего себе. Да тут экскаватором месяц рыть, – первым прервал
молчание Виталий.
- Если уже всё не вырыли, – ткнул пальцем в полузасыпанные ямы на
поверхности кургана Саня.
- Не вырыли. И про экскаватор чтоб я больше не слышал, – возмутился
профессор. – И мы рыть не будем, снимем георадаром пустоты и после
обработки данных вернемся со студентами.
- Здесь ещё Императорская археологическая комиссия работы
проводила до революции, да и нелегалы поработали, – сказала Настя,
всё ещё завороженная картиной багрового заката.
- Развертываем лагерь, пока не стемнело. Надо ещё поужинать успеть,
– скомандовал профессор и добавил нетерпеливо, – а я пока
прогуляюсь тут, подышу немного.
- Василий Иванович, вы бы хоть мой травматический пистолет взяли –
мы же без охраны тут! А рядом заповедник, вдруг волк шальной или
кабан, – взволновался Виталий
- Не волнуйтесь, коллега, – засмеялся профессор. – Со зверями мне
проще найти общий язык, чем со многими людьми. Вот, например
академик Воронцов…
С упоминанием своего научного соперника Василий Иванович, что-то
бормоча себе под нос, не без труда поднялся на курган и скрылся за его
гребнем.
- Опять «Чапаев» нам черную работу оставил, – отозвался Санек,
вспомнив университетскую кличку профессора, - сам гуляет, а нам тут
палатки ставь, дрова ищи.
- Не нойте, Александр! Два мешка с древесным углем и жидкость для
розжига в машине, а палатки пять минут ставить! – заставила
покраснеть его Настя. – Если хотите, сама поставлю!
- Ну что вы, Анастасия Николаевна, Александр Петрович же пошутил, –
кокетливо заглянул в глаза девушке Виталий.
- Совершенно верно, Виталий Петрович! Сейчас всё будет готово! – с
деланной вежливостью аспиранты в пояс поклонились смутившейся
Насте и принялись за работу.
 
Профессор спускался по обратному от их стоянки склону кургана, и его
охватило знакомое чувство тревоги. Как тогда, во время поездки на
озеро Иссык – Куль, когда его пригласили друзья из Академии наук на
поиски могилы Чингисхана. Престарелый руководитель небольшой
экспедиции скончался от сердечного приступа, хотя сотрудники
довольно быстро доставили в больницу.
Здесь же это ощущение было во стократ сильнее, профессор
чувствовал его всей кожей, но объяснить происхождение не мог. Как
следовало из его раскритикованной оппонентами расшифровки
скифско-сарматской письменности здесь, на большом притоке реки
Оскол, была могила хранителя «Силы степной». Со временем некогда
полноводная река обмелела, как и её притоки, но у Василия Ивановича
глаз был наметан на подобные места. Правда, профессор, прежде чем
организовать крупную исследовательскую экспедицию, решил сначала
просканировать ряд холмов рядом с рекой. Выглядеть бледно пред
своими именитыми коллегами ему не хотелось, и он взял с собой только
свою талантливую ученицу Настю и двух её аспирантов.
Ребята установили палатки и подготовили угли. Выезд с начальником
представлялся им веселой прогулкой, особенно Сане, виртуозно
обращающемуся с георадаром. Виталик же быстро и точно
расшифровывал показания сложного прибора.
Настю, посвященную в идею начальника, охватил предчувственный
озноб. Её волновала и сама вероятность нахождения предметов
древности, которые ей постоянно снились, и отношение к ней Василия
Ивановича, которого она чуть ли не боготворила, а порой, несмотря на
приличную разницу в возрасте, на которого и засматривалась. Она
выложила замаринованный шашлык на решетку и с тревогой
выглядывала уже как полчаса ушедшего профессора.
Саня достал бутылку двухлетнего розового вина, так любимого
начальником, справедливо рассудив, что «Чапаев» не откажется
угоститься.
Профессор вновь показался на гребне кургана. В свете почти севшего
светила его фигура была почти черной, отбрасывая огромную тень до
самой стоянки. Насте же он представился античным воином, с высоты
земляной насыпи высматривающим врагов в степи.
Виталика вновь пробрало неприятное ощущение и покинуло, только
когда Василий Иванович, довольный прогулкой, подошел к костру.
- С утра пощупаем, сплошной ли курган или с сюрпризами, –
торжественно сказал профессор и заметил, как Саня прячет за спиной
бутылку – Ну давай уже сюда, раз достал. У меня предчувствие, что мы
не впустую приехали.
- Так, может, пройдемся, по ближней стороне радаром? – нетерпеливо
спросил Саня, покосившись в сторону микроавтобуса. - В этой
комплектации и камера ночного видения есть.
- Александр, уже стемнело, а курган усыпан камнями. В приборе я не
сомневаюсь, а вот ваши травмы мне ни к чему, – поставил точку
профессор, открывая бутылку и разливая вино в рюмки из походного
чемоданчика.
 
Пока компания весело переговаривалась подле пылающих углей, над
которыми шипели аппетитные куски сочной баранины, на небо
высыпались гроздья звёзд. Показалась из-за дальнего кургана яркая
половинка луны, вместе со звездами залившая всё вокруг
неестественным мертвенным светом.
Александр даже отключил осветительную вышку, позаимствованную у
спасателей.
Профессор и Настя продолжали бесконечный спор о матриархате,
принятом у сарматов, а Виталий откровенно позевывал. Саня только
собрался вмешаться в спор и рассказать легенду о сарматских
амазонках и скифах, как раздался протяжный глухой звук, разнесшийся
по окрестности.
Ужинающие вмиг умолкли, беспомощно переглядываясь. Только ночные
птицы беспечно щебетали в лесополосе рядом с грунтовкой.
- Тут болото недалеко, газ вышел, – уверенным голосом сказал
профессор. – Я видел много камышей с гребня. Давайте спать. В шесть
подъем, надо до жары побольше обследовать.
- Да. Дальний курган на вечер оставим. А по жаре отоспимся! Отбой! –
скомандовала Настя, и аспиранты поплелись в свою палатку.
- Ну что, Анастасия, по маленькой и на боковую? – игриво подмигнул
девушке профессор.
- Я думала, в машине спать буду, – смущенно проговорила Настя,
представив, что придется спать рядом с начальником.
- В машине поспите – спина болеть будет, а вы мне в полном здравии
нужны! Не стесняйтесь вы! – и добавил, – я спальник запасной взял и не
храплю.
После этих неопровержимых аргументов девушка, дожевав последний
кусок шашлыка, отправилась палатку, оставив профессора одного у
костра. Она и впрямь нашла в палатке два спальных мешка. Впрочем, от
интеллигентного пятидесятилетнего мужчины ничего другого она и не
ожидала.
« А жаль…» - пронеслась в голове у разгоряченной вином девушки
мысль. Она на миг представила себя в крепких объятиях профессора, и
ей стало ещё жарче. Сбросив с себя верхнюю одежду, Настя забралась
в мешок и, утомленная долгой дорогой, уснула.
Василий Иванович посидел у затухающих углей ещё минут двадцать,
прислушиваясь к ночным звукам; выпил последнюю порцию вина и
отправился в палатку.
 
Насте снились тяжелые короткие сны. То она убегала вверх по кургану
от преследующих её стаи огромных птиц, то на неё наваливался
темный человек, колол бородой шею и приказывал убираться отсюда.
Она дергалась во сне, постанывала. Но проснуться не могла.
То же самое происходило и с Василием Ивановичем. Ему приснился тот
самый покойный престарелый руководитель экспедиции, умерший на
озере в Киргизии. Он уговаривал профессора уехать немедленно и не
возвращаться к кургану. Василий Иванович понимал, что человек перед
ним неживой и силился проснуться, но безрезультатно.
Мучительный сон обоих прервал Виталий. Он распахнул палатку без
спросу и дернул профессора за ногу. Резко пришедший в себя ото сна
Василий Иванович хотел поначалу возмутиться бесцеремонностью
обращения, но, рассмотрев в лунном свете грязное и взмокшее лицо
Виталика, не стал. Он понял, что случилось нечто, выходящее за рамки
этикета.
 
- Быстрее… Пойдемте… там Саня… внутри! – голос перепуганного
аспиранта прерывался.
Скомандовав Насте установить осветительную выдвижную вышку и
приготовить аптечку, мужчины рванули к вершине кургана.
-Я один не вытащу… Придавило его, наверно… - запыхавшийся и
нервничающий Виталик сбивчиво рассказал профессору о ночных
похождениях братьев-аспирантов.
Оказалось, дождавшись, пока начальство скроется в палатке, Саня
растолкал крепко спящего Виталия и вручил ему складную финскую
лопату. Они поднялись на вершину. Саня тащил прибор на колесиках, а
Виталий следил за показаниями, прикрутив громкость.
- Василий Иванович, я вам клянусь, он знал куда шел!! У него глаза как
чужие были! А я, как бычок на веревочке, за ним! – оправдывался
Виталий. - Там наверху яма недокопанная была, метра полтора
глубиной, в неё прибор и сунули. Показал шурф вниз метров на десять.
- А дальше? – спросил вконец запыхавшийся профессор.
- Полчаса работы лопатой, потом через труху пробились. Саня
обвязался… и туда…полез! - Виталий наконец добрался до ямы и ткнул
пальцем в красную веревку, привязанную к большой высохшей ветке.
Сначала веревка лежала неподвижно, потом откуда-то из недр кургана
раздался стон, и ветка поползла к краю ямы. Оттуда явно пытался кто-
то выбраться.
Профессор и аспирант переглянулись и вместе схватились за веревку,
бросив фонарь, их спины заливал липкий холодный пот.
Василий Иванович вмиг вспомнил свой кошмарный сон и ожидал увидеть
на конце веревки что угодно, равно как и задыхающийся от страха и
усилий аспирант.
Наконец у края ямы показалась голова в грязи. Луч от лежащего
фонаря попадал как раз на лицо. Оно было бело-серым, словно у
человека, пораженного током. Наполовину вытянув тело, они увидели,
что Саня отчаянно прижимал к себе завернутый во много слоев ткани
какой-то большой предмет.
- И без респиратора, – охнул профессор, – наверняка надышался чего-
то там. Потащили его в лагерь, он не дышит.
 
Настя охнула и кинулась было делать искусственное дыхание
бесчувственному Сане, но её остановил Василий Иванович.
- С ума сошла! Неизвестно, чего он там вдохнул! Делай массаж сердца!
– коротко, по-военному отдавал он приказы.
Виталий оттолкнул оторопевшую Настю и сам стал энергично делать
брату непрямой массаж. Через минуту его усилия оправдались –
пострадавший судорожно вздохнул и застонал.
Настя бросилась к машине, но ответом на поворот ключа зажигания
было молчание. Заряд аккумулятора показывал, что тот полностью
разряжен.
- Может, толкнем? – спросил подскочивший Виталий.
- В нем больше трех тонн, – покачала головой девушка. – Саша пришел
в себя, как рассветет, разберемся с машиной.
- Да тебе плевать на моего брата! – вдруг вспыхнул Виталий … и изо
всех сил влепил девушке пощечину.
- Ты что делаешь?! – подскочивший профессор съездил по физиономии
взбешенного аспиранта, едва не размазав того по микроавтобусу. Зато
привел в чувство.
- Хватит, Василий Иванович!! Да что с вами со всеми!? – спросила
всхлипывающая Настя.
Профессор зыркнул на неё взглядом, полным ярости, и внезапно пришел
в себя, вернув своим глазам обычное теплое выражение.
- Извините, я как будто выключился, Анастасия Николаевна! Ради Бога,
извините! - пришедший в себя Виталий чуть не плакал.
- Иди спать! – голосом, не терпящим возражений, скомандовал
профессор, и аспирант повиновался.
 
- У него руки обожжены! – воскликнула Настя, укутывая
постанывающего Саню в плед. От кургана несло могильной сыростью, и
всех, несмотря на теплую летнюю ночь, бил озноб.
- Намажь «спасателем», ему полегче будет! – Василий Иванович без сил
опустился на складной стул возле почти потухших углей. – Что там с
машиной?
- Не знаю, новый совсем аккумулятор! Два месяца, как купила… -
виновато бормотала девушка и, глядя на профессора, заявила, – спать
не пойду!
Тот пожал плечами, высыпал в костер оставшийся уголь и кинул сверху
вмиг вспыхнувшую бумажную упаковку. Свет от костра осветил их
измученные лица.
Профессор потянулся за термосом с кофе трясущееся рукой и едва не
выронил его под аккомпанемент урчащих звуков со стороны кургана.
- Что там внутри, Василий Иванович? – спросила перепуганная Настя
- Не знаю, спросишь вон у своего подопечного, как в себя окончательно
придет, – раздраженно заявил профессор. – Меня больше интересует,
что этот идиот притащил оттуда!
- Держите себя в руках! Мы с вами отвечаем за этих ребят! – погасила
новую вспышку ярости своего начальника Настя.
Тот с интересом разворачивал найденный Саней предмет. Ткань, в
которую предмет был обернут, рассыпалась и крошилась. Внезапно
профессор крикнул и отскочил от костра, в свету которого он
разворачивал предмет. Его руки покрылись мелкими волдырями, правда,
меньшими, чем у незадачливого аспиранта.
Перед ними лежал металлический боевой молот с длинной рукоятью и
кувалдообразным наконечником. Он весь был покрыт непонятными
узорами отталкивающего вида и письменами.
- Не скифский и не сарматский. Похож на киммерийский… Но надписи –
почему надписи на латыни? – разговаривал сам с собой Василий
Иванович, безотрывно глядя на древнее оружие – Таир….Тан..ри…с
- Таранис! – вырвалось у Насти. – Киммерийский бог грома. А это - …
- Молот гнева! – восхищенно закончил её мысль профессор, протягивая
и отдергивая руку от гудящего при приближении его пальцев
предмета. – Воронцов умрет от зависти! Да что там Воронцов!!
Настя заметила, что с очередной вспышкой ярости профессора молот
завибрировал ещё сильнее, по нему даже забегали голубоватые
искорки.
 
- Вот почему киммерийцы уступили скифам и вот что они называли
«Сила степи»! – победно заявил сбегавший до фургона за двумя парами
резиновых перчаток Василий Иванович. – Настя, мы с тобой взойдем на
вершину науки!
- Эта надпись на латыни – предупреждение, - всмотревшись в
вырезанную строку на рукояти, крикнула девушка.
- «DESTRUAM ET AEDIFICABO» - прочитал профессор. – Разрушу и
воздвигну!
- Там в самом низу «CAVE» - Остерегайся! – разобрала надпись в
сплетении узоров Настя.
Профессор натянул две пары перчаток и взялся за рукоять молота. Он
выковырнул ногой овальный камень размером с человеческую голову,
подкатил поближе к костру и со всех сил ударил.
Камень рассыпался прахом с легким шипением, боевая часть молота
замерцала с удвоенной энергией, призывая своего обладателя
действовать. И тот подчинился. Он перехватил молот поудобнее и
зашагал к палатке, в которой спал изможденный Виталий…
 
- Нет! Не смейте… - прошептала скованная ужасом и угадавшая
намерения профессора Настя. Но тот даже не оглянулся.
 
Он вошел в палатку и раздался хлюпающий короткий звук, как будто с
высоты бросили пакет с водой и он лопнул. Затем знакомое шипение,
палатка снова шевельнулась и оттуда вышел уже не профессор…кто-то
другой. Лицо и фигура были его, но глаза, подсвеченные голубым,
полыхали гневом.
Он направился к обомлевшей Насте, которая была словно охвачена
параличом и просто смотрела, как к ней приближается потерявший
человеческий облик Василий Иванович.
 
Он не дошел к ней всего пару шагов. Из горла профессора показалось
острие… шашлычного шампура. Это Саня, пришедший в себя и
видевший всё, что произошло, собрал в себе всю ненависть и нашел
силы проткнуть профессору шею. Тот удивленно захрипел, попытался
что-то сказать и упал ничком лицом на угли. Послышался запах
горевших волос и кожи.
Настя оттащила тело начальника от костра и расплакалась, дав выход
накопившейся в ней панике.
 
- Успокойся, Настя! Скоро рассветет, и этот ужас прекратится… -
уговаривал её прийти в себя аспирант, обнимая забинтованными
руками.
- Он!... А ты… его! – всхлипывала, заходясь в истерике девушка – Молот!
Это он их… убил!
- Бросим эту мерзость в болото, как только рассветет, – сухим голосом
успокоил её Саня. – В кургане его снова найдут. В прошлый раз совсем
немного не докопали. Они мне рассказали всё про молот. Они меня
искушали, но я сильнее.
- Кто рассказал? – Настя почувствовала, как волна ужаса вновь
захлестывает её.
- Слуги Тараниса! – неожиданно спокойно заявил Саня, кивнув в
сторону погребения. – А в том, другом кургане сарматская царица –
хранитель молота. Она их враг.
 
Через час, показавшийся Насте бесконечным, затянутое за ночь
тяжелыми облаками небо засерело. Саня, стащив с профессора
перчатки, схватил молот и отправился к болоту коротким путем – через
курган.
Девушка с ужасом наблюдала, как чуть ли не визжит от возмущения в
руках аспиранта смертоносная находка. Или это было только в её
голове?
Саня тем временем забрался на вершину кургана… и остановился рядом
с всадником, положившим свою могучую руку на голову несшему молот
парню.
 
Настя закрыла и открыла глаза, думая, что мозг рисует перед ней
нереальные картины из-за пережитого. Но Саня возвращался, с тем же
безумным выражением лица, которое было у профессора.
«DURA NECESSITAS!» - почти в лицо выкрикнул ей Саня и занес молот в
последнем смертельном ударе.
«Жестокая необходимость» - автоматически перевела мысленно
девушка и потеряла сознание, чувствуя, как сердце сжимается от ужаса
в груди и останавливается.
 
Она не видела, как тяжелые пули из «макарова» отшвырнули безумца,
готовящегося покончить с ней. Из подъехавшего полицейского уазика
показался второй охранник правопорядка.
Он подошел к затихшему аспиранту, посмотрел в его остекленевшие
глаза и выругался.
- Что они жрут, эти ученые? Под конец сезона три трупа… - он достал
из кармана блокнот и что-то туда записал.
- Четыре. Там в палатке ещё один – без башки. Бабу эту не поделили? –
показал он на бездыханное тело девушки.
- Это он палкой что ли башку другану снес? – с сомнением посмотрел на
узловатую иссохшуюся ветку в руках мертвого аспиранта полицейский.
– Давай ему ломик в руку вложим, вон возле машины валяется. А то, как
в отчете будет? Что он этой доской голову в пыль снес? И ты по
человеку с деревяшкой из макарыча стрелял. И крови нет на ней.
- Да, Сень. Ломик тут будет к месту, – с этими словами напарник вырвал
из окостеневших рук ветку и, размахнувшись, бросил её на курган.
- Ты оставайся, а я за экспертами в город, – похлопал напрягшегося
Сеню по плечу сослуживец. – А этим уже все равно, чем они друг друга
перемолотили.
 
Полицейский уазик, подняв тучу пыли, скрылся за поворотом, а
оставшийся охранять место преступления полицейский поудобнее
устроился в фольксвагене и задремал. Так и не увидев, как ветка,
брошенная им, потихоньку покатившись, добралась до трещины и
провалилась в недра кургана. Земля в разрытой яме на гребне холма
тихо просела, засыпая шурф, отрытый аспирантами.
 
Молот гнева снова ждал своего часа.
_______________________________
 
Настя вздрогнула и открыла глаза. Она вновь видела, как Виталий идет
к ржавой колонке. Как беспомощно оглядывается, когда на дно
канистры комком падает тягучая коричневая слизь. Он возвращается,
оглядываясь на покосившиеся дома, и спотыкается о сумку с
георадаром.
Вновь его отчитывает профессор.
- Там в доме кто-то есть, – говорит Виталий.
- Бомжи там, наверно, или собака бродячая, – отвечает брату Саня.
И Настя поняла, что это её шанс изменить судьбу. Под недоуменные
взгляды коллег она резко развернула микроавтобус.
- Василий Иванович, у меня есть планы провести с вами отпуск, в
который вы меня отправите. Но на курган мы с вами не поедем.
Считайте это моим капризом, – безапелляционно заявила Настя.
Профессор пожал плечами и кивнул, а братья переглянулись, хитро
улыбнувшись. Они давно замечали осторожные взгляды своего
руководителя в адрес профессора…
 
На дальнем холме на крупном черном коне неподвижно восседал всадник.
Он улыбался, но под огромной бородой этого было почти не заметно…
Copyright: Дмитрий Чепиков, 2014
Свидетельство о публикации №296059
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 25.11.2014 17:09

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Тема недели
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов