Конкурс МСП "Новый Современник"
Положение о конкурсе
Раздел для размещения текстов
Призовой отдел









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Творчество наших авторов на YouTube
Сергей Семенов, Новосибирская область
Музыкально-поэтический вечер "Золотая осень"
Это стоит прочитать
Андрей Гулидов, город Москва
МОРФИЙ

Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Цитата: "Женское счастье оно...
В ощущении."
Читаем и критикуем.


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Историческая прозаАвтор: Тамара Шаркова
Объем: 11183 [ символов ]
Дорогие мои старики
По линии отца у моего прадеда Эдуарда, поляка по национальности, было семеро детей: Анна, Игнатий, Евгения, Анастасия, Григорий, Александр (мой дед) и Николай. Все они родились в селе Молчаново Томской области, куда в конце XIX века за участие в борьбе за самоопределение Польши был сослан мой прадед, и все они носили польскую фамилию. Четверо из них подверглись репрессиям, не «взяли» лишь одну Анастасию; об Игнатии ничего неизвестно, Евгения вышла замуж за ссыльного поляка и в 1917 году они уехали в Польшу.
 
О том, что мои родственники подверглись репрессиям в 1937-38 гг. я впервые узнала в 2008 году из Интернета, то есть 70 лет спустя после трагических событий. В книге памяти по Томской области нашла Григория Эдуардовича (1894 г.р.), Марфу Никитичну (его жену, 1898), Анну Эдуардовну (его сестру, 1877) и Николая Эдуардовича (его младшего брата, 1898). О своём дедушке Александре Эдуардовиче (1895 г.р.) узнала позже.
Всем им вменили 58 статью с букетом подпунктов, которые свидетельствовали о их якобы принадлежности к контрреволюционно-шпионской троцкистской организации, а также к Польской организации войсковой. Позднее мне удалось доказать родство с репрессированными и получить некоторые материалы из Томского и Новосибирского УФСБ, последнее прислало материалы о моём дедушке, который был осуждён в Новосибирске по статье 58-10 за якобы антисоветскую агитацию и приговорён к пяти годам лагерей с последующим поражением прав на три года. Безграмотность и убожество стиля, коими были составлены документы этого дела, да и других тоже, просто поражают.
Деда этапировали в Дальлаг (Хабаровск), и там следы его затерялись: официальные лица ответили, что из Дальлага его этапировали в следующий лагерь, название которого «непонятно».
 
Из допроса Григория.
Колпашевская тюрьма, 25 июля 1937 года.
Вопрос: вам предъявлено обвинение в том, что вы являетесь активным участником эсеровско-монархической, повстанческо-террористической К(онтр)Р(еволюционной) организации. Признаёте вы себя в этом виновным?
Ответ: в предъявленном обвинении виновным себя не признаю и заявляю, что я никогда ни в какой эсеровско-монархической, повстанческо-террористической К.Р. организации не состоял и даже ни от кого не слышал, что такая существует в Кривошеинском районе или в другой местности.
 
На следующем допросе, который состоялся через шесть дней, Григорий «во всём» признаётся, причём доказательства его участия в партизанском движении против колчаковцев игнорируются. Его служба унтер-офицером в царской армии до революции, а также Гергиевский крест за мужество в первой мировой войне в вопросах уполномоченных звучат как обвинение. Кроме того, Григорию вменяется в вину и то, что он переписывался с сестрой Евгенией и её мужем, проживавшим к тому времени в Польше. Понятно, что за эти шесть дней к нему были применены известные меры воздействия.
Расстреляли Григория 27 августа 1937 года в Колпашево.
 
Из допроса жены Григория – Марфы Никитичны.
Колпашевская тюрьма, 28 августа 1938 года (днём раньше расстреляли её мужа).
 
Вопрос: … Вы говорите неправду. Следствие располагает данными, что известны факты контрреволюционной деятельности вашего мужа. Требуем дать показания по этому вопросу.
Ответ: Я не хотела больше говорить о своём муже и зяте, но поскольку следствие имеет факты, уличающие меня в этом, я решила рассказать всё, что мне было известно о контрреволюционной деятельности мужа и зятя.
 
И далее смертельно больная Марфа Никитична якобы даёт показания против мужа, брата и зятя. Подпись обвиняемой под протоколом допроса отсутствует, значится лишь её фамилия, отпечатанная на машинке.
После года тюрьмы Марфу Никитичну отпустили домой умирать, она приехала домой и умерла.
 
В случае с Марфой Никитичной очевидно, что обвинение против неё было сфабриковано так же, как и против всех репрессированных моих родственников. В её обвинительном документе даже даты не оказалось, вместо неё стоит пустое заковыченное место, – видимо болванка документа была заготовлена заранее.
К моменту ареста Марфа Никитична была уже больна: она не выдержала ареста мужа, зятя, брата и золовки.
 
В протоколе допроса Николая от 4 марта 1938 года (Колпашевская тюрьма) идут его показания, где он в предъявленном обвинении признаёт себя сразу (даже признаётся в том, что он – столяр – был связан с польским послом, что является смешной выдумкой, сочинённой уполномоченными НКВД). К этому времени были расстреляны его брат Григорий и сестра Анна; в Новосибирской тюрьме содержался под стражей также и его другой брат – мой дед Александр, арестованный через шесть дней после ареста Анны. О расстреле Григория и Анны Николай мог и не знать, но об их аресте за так называемую «шпионско-диверсионную деятельность против сов.власти» он безусловно знал. Знал видимо и об аресте Александра, поэтому безоговорочно и сразу начал признаваться в том, чего не совершал.
 
Расстреляли Николая 12 мая 1938 года, а через пять дней его второму сыну Лёне исполнилось восемь лет. Всей этой вакханалии не выдержала мать Лёни, – она умерла накануне ареста мужа, а их троих детей разбросали потом по разным детским домам.
Леонид Николаевич в настоящее время является старейшиной нашего рода, и вот как он пишет о своём отце: «Я хорошо помню день ареста моего папы. Это было поздно вечером, – когда пришли его забирать. Помню, – при проведении обыска в комнате, в ящике стола, обнаружили фотографию тёти Анны, которая к этому времени уже была арестована (к этому времени в возрасте 60-ти лет она была уже расстреляна. – Примечание моё). Отца это очень обеспокоило. После окончания обыска, когда практически ничего не нашли, отца увезли в село Могочино.
Ещё помню случай, – когда большую группу заключённых перевозили или перегоняли из села Могочино, видимо, в Колпашево или Томск. Арестованных разместили в клубе села Молчаново. И мы, мальчишки, бегали к клубу, чтобы увидеть своих родных. Общаться с ними не разрешили, мы видели их только через окно. Это был последний раз, когда я видел своего отца живым. Мне было тогда восемь лет».
 
Дело Анны Эдуардовны мне не прислали, сославшись на то, что не удалось доказать с нею родство: к моменту ареста, будучи замужем, она носила двойную фамилию и, получается, – «не относилась к детям» моего прадеда.
 
Томское УФСБ сообщило, что место захоронения убиенных неизвестно, тогда как ранее по запросу Леонида Николаевича (сына Николая) ему было сообщено, что расстрелянные нашли упокоение в Колпашевской общей могиле, печально известной как Колпашевский Яр.
Из Интернета:
«В 1979 году во время майских праздников паводок подмыл берега Колпашевского Яра и обнажил одно из крупнейших мест массовых захоронений расстрелянных в 30-40-х годах. Захоронение было огромным. (…)
Люди устроили из этого захоронения место паломничества. На что местные власти ответили довольно оперативно. Во-первых, почти сразу после обнаружения было выставлено оцепление вокруг могильника, чтобы не позволить людям приносить цветы и ставить свечки. Во-вторых, сразу возник вопрос, что делать дальше. Разумеется, никто особо не задумывался над вопросом о перезахоронении останков, как того потребовало местное население. Ему, этому населению, заявили: вот ещё! будем мы тут врагов народа перезахоранивать... Между тем, трупы были чуть ли не в идеальном состоянии, многие из них мумифицировались в связи с сочетанием почвы и извести, которой трупы засыпались в яме, куда их сбрасывали после расстрела. (Стоит отметить методичность, с какой при расстреле укладывались трупы в яме.) На трупах сохранилась большая часть одежды, более того, можно было и опознать трупы по внешним признакам: как-то черты лица.
Тогда же из центра пришло распоряжение захоронение ликвидировать. Шутов, глава Колпашево, выполнил приказ чётко по-большевистски. К Яру по Оби подогнали пароход, развернули его винтами к берегу и начали размывать берег. Но берег плохо поддавался, да и с трупами было не всё гладко. Некоторые – да, измельчались в куски винтами парохода, но большую часть трупов стало разносить по всей реке. В течение двух недель по всей Оби плавали трупы репрессированных, УКГБ приняло меры по решению и этой проблемы. Были сформированы отряды из сотрудников МВД, КГБ, а также созданы дружины добровольцев, которых посадили на моторные лодки и перегородили ими реку. С заводов им стали доставлять ненужный железный лом. Задача этих отрядов заключалась в том, чтобы подплыть к трупу, привязать груз лома к нему и утопить. (…)
За две недели большую часть трупов удалось \\\"героически\\\" утопить. Однако по прошествии лета и даже на следующий год попадались плавающие трупы расстрелянных, которых носило вместе со сплавом леса по реке. Их вылавливали и закапывали, где придётся. Именно закапывали, а не хоронили. В 1990 году по данному поводу было возбуждено уголовное дело по факту надругательства над телами умерших.
Сколько человек было расстреляно в Колпашево в самый пик репрессий, установить невозможно. Можно предположить, что в данном захоронении покоится не менее 5-6 тысяч невинно убиенных. Хотя есть сведения, что расстрелы производились не только в Колпашево, но и в пригородном Тогуре и ряде других мест.
В 1992 году дело было закрыто за отсутствием состава преступления. Лигачёв и Шутов до сих пор на свободе». – Конец цитаты.
 
Григорию на момент расстрела было 43 года, его жене Марфе 39, Анне 60, Николаю 40, моему деду Александру на момент ареста – 44.
 
Мой отец в 18 лет (1942 год) был призван на фронт и после 3-х месячных курсов попал на Полтавское направление, где через месяц получил три тяжёлых ранения. Был награждён орденом Великой отечественной войны, год лежал в госпиталях, перенёс 11 операций и получил инвалидность. Умер в возрасте 42-х лет.
Мой дед Иван по линии мамы был призван на фронт в возрасте 41 года, пропал без вести в феврале 1943 года. Двоюродная бабушка (Ефросинья) по этой же линии, заменившая нам с братом родную (она рано умерла), в первой половине тридцатых годов была сослана с семьёй «за болото» из Новосибирской области в Томскую. Там их высадили с баржи на берег в глухую тайгу осенью, где её муж и один из детей умерли. Через несколько лет, перед войной, бабушке разрешили вернуться домой. Её старшего сына забрали на войну, где он также погиб.
 
За неимением состава преступления всех моих родственников реабилитировали в 1957, 1959 гг., моего деда Александра – в 1991 году. При ознакомлении с законом «О реабилитации жертв политических репрессий» от 18 октября 1991 года я отметила любопытную деталь: оказывается, «использование полученных сведений в ущерб правам и законным интересам проходящих по делу лиц и их родственников (в том числе наверное всем уполномоченным НКВД, «двойкам» и «тройкам», а также лжесвидетелям и стукачам – примечание моё), не допускается и преследуется в установленном законом порядке». Вот так – ни больше, ни меньше. Но дело-то в том, что никто из нас, родственников убиенных, никому мстить и не собирается. Только почему у нас не попросили хотя бы прощения?..
 
07 августа 2012 г.
 
Оубликовано на страницах клуба «Слава Фонда» (Проза ру) к теме «Сталинизм и антисталинизм».
Copyright: Тамара Шаркова, 2012
Свидетельство о публикации №286124
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 17.08.2012 13:03

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Громов Игорь[ 01.09.2012 ]
   Тамара, мы сейчас часто сталкиваемся с всплывающей ужасающей
   информацией о сталинских репрессиях, о гитлеровских лагерях смерти
   и нечеловеческих испытаниях над людьми. Хочется верить, что ужасы
   двадцатого века не повторятся в этом столетии, хотя, зверства и
   терроризм были и будут всегда. Народятся новые "звери" и может
   запуститься очередная "машина" смерти в виде геноцида.
   Это очень правильно, что вы пишете о своей родне, о их трагической
   судьбе и всё только потому, что они по отцовской линии были
   поляками. Досталось, конечно и своим, но принадлежность к польской
   или немецкой, к калмыцкой или крымско-татарской нации сразу же
   предопределяла их трагическую долю. Такие горе-большевики как
   Шутов и ему подобные рьяно исполняли любые приказы по
   уничтожению людей, и никакой жалости не только к трупам
   расстрелянных, но и к детям, старикам.
   С большим интересом ознакомился с вашим рассказом. Вам удалось
   сохранить память о своих близких родственниках. Так и должно быть,
   Тамара.
   С теплом,Игорь.
 
Тамара Шаркова[ 02.09.2012 ]
   Большое спасибо, Игорь.
   До 2008 года я даже и не подозревала, какая трагедия постигла семью моего прадеда Эдуарда, но
   теперь у меня есть некоторые документы из архивов, и я задумала написать книгу. В большей
   степени, конечно, она будет предназначена для родственников, - хочется, чтобы наши потомки знали
   об этом и чтобы эти события не остались в забвении.

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
НОВОГОДНИЙ АЛФАВИТ

ЛИТЕРАТУРНО-ИЗДАТЕЛЬСКИЙ ПРОЕКТ
«КНИГА ПРИКОСНОВЕНИЙ»
Положение о конкурсе
Тексты произведений

Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Форум редколлегии
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов