Наши юбиляры
Николай Вуколов
Поздравления юбиляру
Награды и достижения
Видеоклипы Николая Вуколова на YouTube








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Читаем и критикуем.
Презентации книг
наших авторов
Анна Гранатова
Фокстрот втроем не танцуют.
Приключения русских артистов в Англии
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Республика Крым
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Иван Габов
Объем: 9318 [ символов ]
Когда подсолнухи были высокими
о ч е р к
 
- Щас у деревни старикам хорошо. Продукты – как у городе, машины ездють туды-сюды, - тётя Нюра в чистеньком светлом ситцевом платье, в голубеньких цветочках, до самых щиколоток, с короткой стрижкой серебристо-седых волос под белым платком, словно иссушенная за многолетнюю крестьянскую жизнь, стояла на невидимой границе своего подворья, опираясь левой рукой на высокую – до предплечья – деревянную палку-клюку.
 
Тетя Нюра – вторая по возрасту мамина сестра после тети Мани – моей крестной. Муж тёть Нюры умер лет двадцать назад. Дети – Виктор и Лида – с матерью не живут. У них свои семьи. Лида в Семилуках, приезжает нечасто, не всякий месяц. Виктор в Воронеже, работает на керамическом. Он всё делает по дому. Летом приезжает каждую пятницу, а в воскресенье, тоже вечером, уезжает обратно. Зимой наведывается пореже.
- Выйду на пенсию - ни дня в городе не останусь, - часто говорит Виктор.
 
Прошлой осенью сын с матерью пустили под нож последних кролей, и теперь в хозяйстве животины никакой – тёте Нюре тяжело. Да и видит плохо. Но огород-то остался. И вообще дел полно. Вот и сейчас белый платок теть Нюры мелькает у огурцов и капусты – «энтим юлем их заливать надо». То платок вынырнет из дома, и она примется развешивать только что стираное белье. А то вдруг выйдет из летней кухни-времянки, подойдет к нам, приехавшим к родителям в отпуск, обопрется на клюку, растянет в улыбке рот, и скажет:
- Телевизор щас смотрела, сериал, как у городе у кинотеатре.
На морщинистом лице у теть Нюры тяжелые роговые очки с сильными диоптриями. Потому голубые её глаза кажутся большими, во все лицо, и всегда - удивленными.
 
Отец тети Нюры - и мой дед - Дмитрий Максимович Корольков перед войной в 1939 году уехал с женой Анной Ефимовной и четырьмя малыми дочерьми в Читинскую область в Будюмканский район – за лучшей долей: «Хватит за палочки спины надрывать».
Может, и правда нужда заставила – девок то уже четыре было, мал, мала меньше. Может, ещё какие обстоятельства заставили покинуть обжитое место. Вообще же, Черноземье было тогда богатым. Косвенным подтверждением этого может служить, например, тот факт, что только к январю 1943 года на одну танковую колонну жителями Воронежской области было собрано более тридцати семи миллионов рублей. «Население области помогло построить танковые колонны «Народный учитель», имени Ленинского комсомола, «Воронежский колхозник», танк «Бутурлиновец», звено истребителей «Воронежский большевик» и другое» (АиФ-Черноземье, № 29, 2012 год).
В селе Будюмкан в семье Корольковых родились ещё две дочери. Дед Дмитрий говорил жене:
- Рожай, Анна, покуда сына не будет.
Одна, пятая по счету, дочка умерла в младенчестве. А моя мама была последней, младшенькой, родилась за две недели до войны.
Летом 1941, первым же призывом, Дмитрия Максимовича призвали в ряды Красной Армии. Но бить фашистов ему не довелось. Он служил в Забайкалье, там наши войска сдерживали Квантунскую группировку Японии. Погиб дед Дмитрий в 1944 году при строительстве военной дороги. Захоронен в Улан-Баторе, в Монголии. Так на могилку к нему никто и никогда не приехал.
В 1947 году Анна Ефимовна с дочерьми возвратилась в район, на станцию. Один дом смотрели в Ольшанке, но он не понравился. И купили другой дом, по сходной цене, в семи километрах, в Крутой Горе. Там и зажили худо-бедно.
 
– У Сибири я у школу ходила, точно. А сюды приехали у сорок сядьмом, а в школу идтить не в чем. Я и не пошла сразу. А потом некогда было. Уж ня помню, скок классов кончила. Читать-писать умею, и Бог с ним. Сейчас что есть образование, что нет его – один хрен. Вон Танька на станции с высшим образованием, а работает у магазине, хоть и на пензии. Ни отпусков у них нет, ни хрена. Она на операцию ложиться, так пришлось увольняться. Потом, правда, увстановили. А не нравится – катись к чертовой матери. Ей у затылок с десяток дышуть. Щас он (хозяин – примечание автора), кода нам в дяревню газ проводили, поставил котел в магазине. А пока не было котла, так у магазине зимой тепло было, как на улице, - вспоминает теть Нюра.
Теть Нюра вздохнула, сунула палку подмышку, нагнула голову, поправила обеими руками платок, поставила палку под правую руку:
- И у школе котел поставили - директорша добилась. А рядом - на почте газ не провели, и у медпункте. Сами топят. Поране хто прийде, той и топит. Хорошо, что у нас почта работает. Пензию, прям, на дом приносють. А где почты нет, за ней у район люди ездють. Хорошо, какие на своих ногах. А тах-то уж дюже хреново. Сёдня Наташка-почтальонша три ведра огурцов большущих у мене взяла. Мне одно – выбрасывать.
- Поросятам? – спросил я.
- Да каким поросятам?! – удивилась теть Нюра.
- Ну, я думал, поросята едят...
- Едят то они, едят…. Да тока им самим жрать нече. Их семеро - трое детей, да ещё брат… а работает одна Наташка. Да и где щас на станции работать? Када ищ мясокомбинат работал, перед закрытием, Витька один из первых у Воронеж поехал. На керамический. Уж двянадцать годов там. Мотается туды-сюды, пока молодой. В следущем годе яму пяздесят четыре буде. А мне ноне у мае восемьдесят шибануло. Попало на понедельник. Вот усе наши и приехали вечером. Сестры тожеть. И Витькины, и Лидкины были. Чуток отметили, и уехали все – на работу завтря. Ране то нельзя….
- Мне нонче пензию принесли тринадцать семьсот. Хорошо, - продолжает теть Нюра. – А Витька всё машину ремонтирует. Уж, какую берёть усё не новую. Я говорю ему: «Бери новую у кредит. Может, я подсоблю чуток». Вот только дорогу нам всё не сделают. От кладбища по всёй улице – мене километра. При коммунистах обещали асфальт.…
- Так может, сделают ещё?
- А щас ихто её делать стане? Хоть бы щебня отсыпали. После дождя не то, что проехать, пройти тяжельче….
 
Лук убирали вместе. Теть Нюра на своем огороде с Витькой и его женой. Мы – на родительском.
- Нюрк! Ну как лук, хороший нынче? – спрашивает мама.
- Да ничё. Мы щас чуток содим. А ране у мене мужик лук любил. Как садимся за стол, луковку бярёть. А кровати ране жалезные были. – Теть Нюра вытягивает при этом перед собой обе руки и чертит ладонями в воздухе маленький конус вершиной вниз. – Это щас кровати – один здесь, другой – там. А давече кровать узкая, а луком прёть….
Теть Нюра подошла к нескольким подсолнухам у межи.
- Вот энтот ещё высокий, а уси такие маленькие. Ныне и подсолнухи какие-то не такие. Раньше, помню, подсолнухи были высокими. Заблукать можно. А ноне ствол чуток, и уж шляпка….
 
- Вальк, - позвала раз вечером маму теть Маня, старшая мамина сестра. Мы как раз все сидели во дворе. Тетя Маня вошла в калитку. – Я тебе крышки для банок принесла пять штук. Ты мне давала.
- Да не возьму я, - отвечает мама.
- Ну, вот, а я у Вовки по сто тридцать узяла. У районе по сто десять. А Вовка говорить: «У Крымску завод затопило, щас усё подорожаеть». Может брешеть, хто знает? Купила муки мешок, квасу ржаного полмешка, масла топленого. Скоро мои приедуть, Валя с Сашкой с детьми и правнучку привезуть.
Подошла тетя Нюра, поправила очки на носу, присела на свободный стул.
- Измаяли мене очки энти. Тяжелые, зараза.... Это я на хверме зрение-то потеряла. У Крутой Горе мы на прополке свяклы работали. Тяжело, конечно, но усю зиму дома. А потом, лет, поди, сорок назад мы сюды, на станцию, переехали. Заведующий у хату к нам пришел. Говорит: «Пошли ко мне на хверму». У них одна доярка замуж вышла и уехала, не помню – то ли в Курбатово, то ли в Горшечное. Говорит: «Возьмешь её группу». Это коров пятнадцать или шишнадцать. Я говорю: «А не справлюсь, как?» А он: «Мне, Анна Дмитриевна, сказали, что ты точно справишься».
Так я до самоей пензии и работала. Пятнадцать годков с подойником. Это уж перед самой пензией машины поставили. Года за два, кажись. А так усё вручную. Две фляги по сорок литров. Да их потом ещё до тележки донесть…. Без праздников и отпусков. Замены ж не было. Сначала пишем бумагу на отпуск, а вдогонку другую – на отзыв с отпуску. Так пятнадцать годков и отпахали….
А осенью, перед ноябрьскими, грязи-то полно. Вот она комом и взялась на хвосте. И как саданет мне у глаз. Больно. Глаз распух, я домой ушла. Потом опухоль прошла, а глаз кровью налился. Я у Воронеж. Доктор пролечил, и говорит: «Катарак буде. А раз на однем глазу катарак буде, то и на другом тоже». Так от и маюсь.
А щас хвермы закрыли. Зато мух нет. Ране, помню, всё, как облеплено. А щас хорошо, как у городе…. Тока работы нет. Я так понимаю, эт молодыя должны работать и стариков содержать. А ноне я Витьке и Лидке помагаю. Да, видать, энти простыи мысли приходють тока тем, кто поделать ни хрена не можеть.
 
В последний день нашего пребывания я сфотографировал трёх сестёр на улице в тени деревьев сада: маму, теть Маню и тетю Нюру.
- Маньк, а ты на могилку себе хвотографию будешь ставить? – громко и весело спросила теть Нюра.
- Да поставят, поди, - отозвалась тетя Маня.
- А яку?
- Да таку, кака на паспорте.
- А я поставлю, где молодая. На кладбище старушек и так хватаеть.
- Сама поставишь? – спросила теть Маня.
- Витька поставит. Я наказала….
 
Черноземье – Урал
июль 2012 года
Copyright: Иван Габов, 2013
Свидетельство о публикации №285344
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 08.11.2013 18:56

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Наталья Абасова[ 19.09.2012 ]
   Тепло, живо и с любовью.
Петр Соколик[ 23.10.2012 ]
   Вот и прошла перед глазами вся жизнь советской крестьянки. Работу работала, не жаловалась, воспитывала детей. Было трудно. А другим что, легче что ли? Вот и тянула Нюрка свое ярмо, не отлынивала. За мелкими, казалось бы, бытовыми деталями встают точные и яркие приметы времени. Это ж представить себе невозможно: выдаивать шестнадцать коров руками, по нескольку раз в день, на протяжении многих лет без перерывов на праздники и выходные. В создании такой атмосферы проявляется мастерство автора. Он в совершенстве владеет литературными приемами и ненавязчиво, без назиданий, ведет неторопливую беседу о тете Нюре, а перед глазами встает жизнь целого поколения наших матерей.
   
   Теперь о том, чего мне, как читателю, не хватило. Мне не хватило авторской позиции и привязки к тому времени, когда текст был написан. Вот прожило целое поколение свою жизнь вот так. А был ли в этой жизни смысл. Если был, то в чем он? Может быть, автор и не ставил перед собой такой задачи - он в полном праве делать это, но меня вот такая позиция стороннего наблюдателя не удовлетворила. Мне было бы интересно увидеть хотя бы намек автора на причины.
 
Иван Габов[ 25.10.2012 ]
   Добрый день, Пётр!
   Сегодня только выписали из больницы - была небольшая операция (вертральная грыжа), поэтому прочитал Ваши рецензии только сейчас.
   Большое Вам спасибо. Очень добротные, весомые рецензии.
   
   Об авторской позиции хочу ответить:
   В больнице перечитал несколько рассказов А.П. Чехова - те, что были написаны им с 1880 по 1888г.г.
   Вот, например, окнчание рассказа "Спать хочется":
   "Смеясь, подмигивая и грозя зеленому пятну пальцами, Варька подкрадывается к колыбели и наклоняется к ребёнку. Задушив его, она быстро ложится на пол, смеётся от радости, что ей можно спать, и через минуту спит уже крепко, как мёртвая..."
   Простая констатация, без прописанной авторской позиции. А хочется рыдать...
   
   С уважением, И. Габов.
Петр Соколик[ 25.10.2012 ]
   Спасибо Иван. Стараюсь писать такие резензии, какие хотел бы прочесть и о своем. Цитата из Антона Павловича очень убедительна. Я подумаю над этим. Спасибо.
Елена Куприянова[ 19.03.2013 ]
   ДА! СИЛЬНАЯ ПРОЗА! УЗНАЮ ЗНАКОМЫЕ СЛОВА И ВЫРАЖЕНИЯ, ХОТЯ Я И НЕ ДЕРЕВЕНСКАЯ, НО РАБОТАЛА В ДЕРЕВНЕ И ДО СИХ ПОР ВСЕ ПОМНЮ.
   ЖИЛА НА КВАРТИРЕ У БАБЫ СЮНИ, КОТОРАЯ РАБОТАЛА ДОЯРКОЙ.
   
   ВЕЗДЕ ВСЕ ОДНО И ТО ЖЕ. КАК ЧИТАТЕЛЬ, ХОЧУ ДОБАВИТЬ, ЧТО КОНЦОВКА ВЕРНАЯ, ЛАКОНИЧНАЯ И ТАКАЯ, ЧТО НЕ ДАЕТ РАССКАЗ ЗАБЫТЬ. КАК И У ЧЕХОВА ...
 
Иван Габов[ 19.03.2013 ]
   Спасибо, Елена!
   С уважением, И. Габов
Лидия Щербинина[ 04.05.2016 ]
   Я никогда не жила в деревне, и не настолько разбираюсь в литературе,
   чтобы говорить о позиции автора. Я просто читала и плакала. И все мои
   жизненные тяготы показались мне сразу такими несущественными. Спасибо
   Вам, Иван, за такую проникновенную прозу.
 
Иван Габов[ 05.05.2016 ]
   Спасибо Вам, Лидия.
   
   В 2014 году умерла старшая мамина сестра - тётя Маня.
   В 2015 году умерла другая сестра - тётя Дуся.
   
   Такая вот история...
Лидия Щербинина[ 05.05.2016 ]
   Уходят люди друг за другом,
   И неизбежность всех утрат,
   Заставив двигаться нас цугом,
   Не уточняет результат, -
   Что за чертой реки забвения
   И есть ли после жизни жизнь?
   Вера в святое воскресение -
   Надежда испытать ту высь.
   
   Светлая память Вашим тётушкам.

Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
   
Буфет. Истории
за нашим столом
ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО? КОНКУРС.
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Патриоты портала
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов