САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2018
Новогодний конкурс
Положение
Иноформация и новости
Номинации конкурса


Главная    Лента рецензий    Ленты форумов    Круглый стол    Обзоры и итоги конкурсов    Новости дня и объявления    Чаты для общения. Заходи, кто на портале.    Между нами, писателями, говоря...    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Дежурная по порталу
Наринэ Карапетян
Мир искусства. Приложение к № 8 к журналу
"Что хочет автор"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Новые авторы недели
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Израиль Рубинштейн
Объем: 13482 [ символов ]
Как пройти к экватору?
Линия экватора делит земной шар на два равных полушария: Северное и Южное. В нашем цивилизованном мире эту воображаемую линию можно пересечь на слоне, на осле, на самолёте и на корабле. Кажется где-то в Африке её пересекают на туристическом автобусе. Там можно даже постоять над ней, будучи одновременно в разных полушариях. Приходилось мне пересекать экватор на советском самолёте ИЛ-18. Памятную грамоту Аэрофлота храню. Красивая она. Божественный Фаэтон мчится на солнечной колеснице. Властелин воздушной стихии Великий Сварог берёт под своё могущественное покровительство обладателя этой грамоты. Спасибо на том хозяину неба. А как же те, кому не достался сей драгоценный фарт? Помню как в портах Ближнего Востока друзья-арабы, увидев в наших руках сигареты «Ту», спешили обрадовать русских моряков, имитируя смуглой ладонью взлёт и падение очередного советского самолёта: «Wow, Russian Air!... И-и-и-и-и!... Ба-а-ам!». Потому и не греет душу грамота о перелёте экватора.
Совсем другое дело скромный диплом, подписанный самим Нептуном. Скупые и суровые строки: «Выдан мореходу земли Русской... Ветров попутных... Удачи великой...». И никаких гарантий на будущее. Как железная серьга в ухе одолевшего Магелланов Пролив под парусом. Для настоящего моряка переход экватора – праздник, на котором новичков приобщают к племени морских бродяг. Сразу и не припомню, сколько раз мне пришлось пересекать его на корабле. Тринадцать... или больше? В первый раз, как полагается, в качестве желторотого птенца. А потом сподобился «вырасти» до постоянного Его Величества приближённого. Всю кухню этого праздника на научно-поисковых судах знаю изнутри.
Переход экватора – праздник семейный. Я не оговорился. Мудрый капитан планирует сей спектакль на обратном пути, когда команда срослась, когда риск обидеть человека не велик. Хотя, для постороннего глаза это действо всё равно выглядело грубовато. Как принято теперь говорить, на грани фола. Подозреваю, что добрый морской праздник стал прообразом дедовщины в российской армии. Что в конце концов и послужило причиной его запрета также и на морях. А напрасно! Ну, перейду к подробностям.
Участниками представления могут быть только моряки, уже проходившие экватор. По традиции семейство морского царя включает русалку и двух их сыновей (они же – кнехты или телохранители). На роль Нептуна выбирается представительный и находчивый моряк, на роль русалки – молодая женщина. Иногда к ним присоединяется острый на язык звездочёт. Характер и комплекция кнехтов никого не интересует. Они – статисты, самая инертная часть свиты. В течение всего действа помалкивают, стоя на общем помосте за спинами августейшей четы.
У самого слипа, по которому промысловый трал спускается за борт, судовой плотник сколачивает купель солёную из толстых досок. Затем купель застилают брезентом. Внутрь заливается морская вода. От помоста до купели рукой подать. Но этот путь пролегает через докторский стол, аршин портняжки и чистилище. Последний этап – виночерпий, благославляющий неофита чаркой вина.
Докторский стол представляет собой деревянный лежак с недвусмысленными петлями для рук и ног мученика. Сам доктор по традиции дюжий мужик. На нём белый халат с огромными карманами, из которых выглядывают чудовищных размеров деревянный фонендоскоп и клистирная трубка. На голове - белый колпак. На руках – резиновые перчатки электрика. Весь этот наряд испачкан пятнами «крови». Иногда доктору могут помогать один или двое ассистентов в таких же одеяниях и с деревянными скальпелями в руках. И такие же окровавленные.
Чистилище... Из нескольких столитровых деревянных бочек выбивают дно. В стенках бочек сверлят многочисленные отверстия. В отверстия сверху вниз пропускают расплетённый капроновый фал, вымоченный в отработке машинного масла. Иногда в отработку подмешивают ещё и сажу. Чтобы грязнее было. Сами бочки соединяют между собой в тунель. Узкое его пространство, до предела заполненное чёрными липкими сталактитами, не вызывает положительных эмоций. Но запоминается навсегда.
У портняжки вольная форма одежды. Его главный атрибут – это деревянный аршин. Если рост пациента соответствует длине лежака, мастер шлёпает его аршином по мягкому месту. Иногда же он рекомендует доктору укоротить, либо удлиннить кандидата в неофиты.
Виночерпий – по канону пират. С моноклем в правом глазу. При нём под весёлым роджером стоит бочёнок вина. В руке – черпак, в другой – аллюминевая кружка. Иногда она на цепочке, что служит намёком на недоверие к команде. Виночерпий – по традиции брюзга. Каждому неофиту он находит нелицеприятные характеристики и старается не долить вина в его чарку. Время от времени пират демонстративно отворачивается от публики и делает вид, что тайком выпивает очередной стаканчик.
В ногах у государя крутятся четверо мускулистых чертей, возглавляемых хромым и одноглазым пиратом Билли Бонсом. Черти с ног до головы вымазаны в отработке. Чресла их прикрыты юбками из распущенного фала, на запястьях и шиколотках – браслеты из него же. От этих не спрячешься. Они-то и проводят несчастную жертву к помосту Его Величества. А затем, как по этапу: пошив одежды у портняжки, медосмотр на столе доктора, переход через чистилище. Черти же бережно поднимут и швырнут тебя в купель. Эта пятёрка – самая активная в свите морского царя. И самая выносливая.
Примерно за неделю до перехода экватора на общем собрании команды выбирается свита. Несколько дней плотник с помощниками, не торопясь, сооружают перечисленные атрибуты. Акустик размещает на траловой палубе несколько микрофонов так, чтобы зрители слышали всех действующих лиц. В это время по судовой радиотрансляции крутят песни, соответствующие моменту. Что-нибудь из Высоцкого, типа «...А в конце дороги той плаха с топорами...», или «...На верёвочке твоей нет ни узелочка...». Жутковатый перестук молотков должен напоминать несчастным новичкам о виселице и гильотине одновременно. А по судну летают здесь же и придуманные «страшные истории» о переходе экватора на других кораблях. На одном соорудили слишком мелкую купель. Человека бросили неудачно. Он ударился головой о палубу и умер. На другом, озверевшие от пьянки черти, заставили несчастного глотать отработку, и тот заработал воспаление слизистой желудка. А на том корабле... Каждая байка начинается примерно так: «Сам-то я не видел, но слышал однажды от заслуживающих доверия моряков...». Психическая обработка новичков в полном разгаре.
А в это время Нептун, русалка, звездочёт, Билли Бонс и доктор вместе с помполитом в поте лица готовят режиссуру предстоящего спектакля. Пишется приветственное слово морского царя. Обычно в стихах. Обыгрываются забавные черты характера кандидатов в купель. Каждому из них морской царь предложит оригинальный тест. Отвечать на него придётся экспромтом. Готовься, несчастный! Приведу пару находчивых ответов.
Плавал на «Скифе» электромеханик Евгений. Остроумный парень. Но со странностью: всю каюту оклеил голыми женщинами. За порчу судового имущества Нептун предложил Жене наказание, на собственный его выбор: либо страстную любовь русалки, либо кастрацию. Дамочка умильно состроила парню глазки. А тот окинул её оценивающим взглядом, да и швырнул тропический картуз оземь: «Кастрируй, Государь!». «Что так, сердешный?» - ахнул морской царь. «Так она ж живая!» - последовал ответ.
Ихтиолог Викторин был нашпигован анекдотами. Нептун потребовал рассказать самый похабный и при дамах. И что вы думаете? Викторин рассказал:
Лондонский театр оперы и балета. Ведущий концерта торжественно объявляет: «Выступает Российский Хор имени Пятницкого!... Русская частушка!... Краткий перевод с русского!... Пожилая леди заявляет своему супругу, что она намерена поехать в Соединённые Штаты!... На это джентльмен резонно отвечает, что из России в Америку поезда не ходят!...».
К экватору обычно подходим с утра пораньше. На палубе уже всё готово. На мостике вахтенный штурман возится с секстаном. Жертвы предстоящей экзекуции в старенькой, готовой на выброс одежонке кучкуются на палубе и изо всех сил напрягают свой интеллект. В рыбцеху морской царь со свитой допивают последнюю бутылку водки. Тут важно не пропустить свою «меру». Если не допить, то куражу не будет, не угодишь обществу. Ещё важнее - не перебрать. Под тропическим–то солнцем можно и в размазню превратиться. Однажды на «Ихтиандре» Нептун с русалкой переоценили свои силы... И уже через два часа после начала спектакля осоловели. И только временами вякали, что требуют продолжения банкета. И мне, звездочёту, пришлось взять на себя текст, заготовленный для государя. Время от времени я обращался к упившейся туше со словами «О, Великий! Я вижу решение на твоём лице!».
Реприза вахтенного штурмана по радиотрансляции, как всегда, звучит неожиданно: «Обратите внимание, господа салаги!... Проходим экватор!... Слева по борту вы видите два столба, справа – один столб!». Содержание репризы может вариировать, например, «Слева по борту нас приветствут русалка Надя в компании молодых дельфинов, справа – её рогатый супруг!», или... вобщем, - всё в соответствии с интеллектом исполнителя. Обманутые легковеры спешат на спардек. Опытные зрители с хохотом показывают на них пальцем. Так или иначе все смотрят в сторону рубки. За это время свита морского царя занимает свои места. Нептун и капитан обмениваются торжественными приветствиями. Вручается традиционная бутылка коньяка. Экзекуция начинается. Обычно она проходит спокойно. Черти играют в пластиковые карты на животе очередной жертвы. Затем волокут её к портняжке на примерку, к доктору – на осмотр и швыряют в купель солёную. С виночерпием у новообращённого также не возникает проблем. Получив свою долю ругани и чарку вина, он бежит в баню смывать отработку. Переодевшись в приличную одежду, неофит присоединяется к зрителям. И ждёт заслуженного праздничного ужина.
А на траловой палубе ждут особо намеченную жертву. Помнится, я тогда принял на себя нетрадиционную роль ведьмы. Подпившие черти спускали меня на траловую палубу с восьмиметровой высоты кормовой рубки на сцепленных шкентелях. Спускали верхом на метле в момент, когда внимание зрителей было направлено на очередного грешника. Не узнал меня народ в шиньоне, в панталонах и кокетливой кружевной комбинации, под которой качались налитые водой резиновые груди-перчатки. Посыпались недоумённые вопросы «кто такая?» и «откуда она взялась?». По полю комбинации расписаны, как теперь говорят, слоганы типа «Фраера на ночь!», «Плата валютой!», «Господам штурманам – со скидкой!». Костюм удался. В моем подчинении в той экспедиции были две сотрудницы института. Их тоже ждала купель солёная. Поддались девки на шантаж: «Хотите, чтобы всё обошлось, готовьте костюм и грим!». Ну а содержание слоганов пришлось утрясать с помполитом и капитаном.
«Опаздываешь, Чавела! – Рявкнул Нептун. – А тут уважаемая женщина ждёт! Раскинь-ка свои волшебные бобы! Разберись, что в её жизни было да что будет!»
И точно, к помосту подвели судовую уборщицу Галину Степановну, даму лет пятидесяти. Дизайнер по образованию, «золотые руки», а много лет плавает в такой должности. Обладательница раскатистого контральто, Галина Николаевна переходит из каюты в каюту, сообщая, что женщина она общественная. И тут же перечисляет моряков, с которыми уже переспала и с кем только собирается. Помполит посмеивается, что любит Галю за то, что всегда слышит в какой она каюте.
«Прости, Государь! – Отвечаю я и лезу за пазуху. Извлекаю восемь тропических бобовидных плодов. Они огромные и сухие. – Это всё циклоны закружили! А судьбу предскажем! Почему нет!» – Раскидываю бобы, смотрю на них, что-то шепчу... Собираю, раскидываю снова, растерянно пожимаю плечами...
«Ну что там у тебя, Фартовая? Опять что-то не сходится?» – Гневается Нептун.
«Ну почему же сразу не сходится? – Обиженно восклицаю я. - Не сходится!... Просто она и не женщина вовсе!... Девственница она!... И жить ей до ста лет!... И всё в девицах!» На палубе воцарилась глубокая тишина. Затем черти, скандируя «Не может быть такого!» поволокли Галину Степановну к доктору. В течение минуты над столом колыхалась куча-мала, из которой раздавался женский визг. Потом последовал громогласный вердикт эскулапа: «И взаправду девственница!».
Наконец, все новообращённые прошли через купель солёную. Искупались и члены свиты и отправились отмываться в баню. На ужин с вином весь экипаж собирается в столовой. Капитан с помполитом вручают неофитам документ о пересечении ими границы, экватором наречённой. Торжественная обстановка то и дело прерывается хохотом: кто-то вспомнил забавный момент праздника, а кто-то сокрушается по поводу неудачного экспромта.
Засмотрелся я на свои Дипломы. И снова потянуло на воспоминания. Полез за старыми фотографиями. Вот ведьма в момент спуска на палубу. А на этой - звездочёт над «трупами» августейшего семейства. А тут я сам завис в воздухе над купелью. Когда же это было?... Тридцать пять лет назад! Двадцать лет как ушёл от нас умница Викторин. И весельчак Женя покинул родную Керчь и скончался от воспаления лёгких где-то в Туле. И Галина Степановна не дотянула до своего столетия, умерла в возрасте семидесяти шести лет. Но до конца своих дней охотно отзывалась на прозвище «Девица». И мои морские реликвии давно висят на стене израильской квартиры в городке Пардес Хана.
Copyright (с): Израиль Рубинштейн. Свидетельство о публикации №273995
Дата публикации: 07.01.2012 18:10
Предыдущее: Блинчатый лёдСледующее: Гибель Атлантиды

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Тема недели
Диплом номинанта
премии "Чаша таланта"
Номинанты премии МСП "Новый Современник"
"Чаша таланта"
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Реквизиты и способы оплаты по МСП и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Атрибутика наших проектов

Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой