САМЫЙ ЯРКИЙ ПРАЗДНИК ГОДА - 2019
Положение о конкурсе
Информация и новости
Взрослая проза
Детская проза
Взрослая поэзия
Детская поэзия








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
6-й Съезд МСП "Новый Современник"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Санкт-Петербург и область
Рязанская область
Липецкая область
Воронежская область
Тульская область
Приволжский ФО
Республика Татарстан
Пермский Край
Уральский ФО
Cвердловская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Красноярский край
Кемеровская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Литературная
мастерская
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Рекомендуем новых авторов
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Циклы стихов и поэмыАвтор: Израиль Рубинштейн
Объем: 202 [ строк ]
Баллада о судовой команде
Ну вот, и ты собрался в путь.
И ты отважился хлебнуть
Живой романтики глоток.
Присядь, поговорим, сынок!
Послушай старого поэта,
Что морю душу запродал,
Не обойдя и четверть света.
Его седая борода
Знавала всё: морские дали,
Восторги встреч, разлук печали
И Южный Крест, и Орион,
И бесконечный горизонт
От Антарктиды до Словении,
От Сингапура и до Кении.
Он маме изменял не раз.
Однажды от зелёных глаз
Сошёл с ума, иссох как тень,
Рогат как северный олень
И глуп как пень.
Зелёна Змия
Алкал набраться от души...
Эй, сердце, только не спеши,
Не спотыкайся в аритмии! -
Забудь кошмары чёрных дней,
Не трогай памяти о ней!
Сынок, ты слышал много песен
Про необъятный океан.
Теперь послушай как он тесен:
Тайфун, торнадо, ураган
Бледнеют перед теснотою,
Когда матросскою толпою
Слепые камеры кают
По трое-четверо забъют
И направляют к Кергелену
В субантарктические воды –
В тех коммуналках Диогена,
В той тесноте пройдут полгода.
И повезло, когда сосед -
Не меланхолик-самоед
Нелепых не задаст вопросов;
Не доморощенный философ,
Он не впряжёт своих коней
В карету версий-ахиней;
Не жрёт сосед одеколона
И даже каплей самогона
Готов по-братски одарить.
Да что тут много говорить!
Случалось обитать в каюте,
Где днём ещё найдёшь покой,
А ночью - вовсе бесприютен.
То не каюта, - клуб ночной...
 
А члены клуба, между прочим,
Уверены, что жить им в Сочи,
Знай только прикуп! Вчетвером,
В зубах зажаты сигареты, -
Над преферансом...Дым – столбом!
И так – до самого рассвета.
А ты усталый и несчастный
Охрип от ругани напрасной
И дышишь гарью мизеров,
Немыт, нечёсан, нездоров.
Ещё один типичный случай,
И кончим этот разговор, -
Я тему подыщу получше:
В команду затесался вор.
Известно, море...очищает.
Что ни скажи, а всё ж одной
На корабле живём семьёй:
Кают никто не закрывает,
Не прячет тощий кошелёк
Ни под подушку, ни в чулок.
Но люди группами живут:
Сегодня мотористы пьют,
А завтра палуба гуляет, -
Здесь даже вахты разобщают
В какой-то мере.
 
В атмосфере,
Где быт покоится на вере
В Достоинство и Чистоту,
Ворьё успешно: там ли, тут
Часы пропали, пара баксов.
И там, где Холмс и доктор Ватсон
Бессильны, судовой комсорг,
Модель интриги соблюдая,
Првозгласил, что он – боксёр.
А вора он подозревает
В тралмастере... Тот был судим...
Судим?.. За что?.. Ну... я не знаю!...
Уж посчитаемся мы с ним!...
Я верил. Глуп и я бываю.
Так по-шекспировски понёс
Свой крест оболганный тралмастер –
Достоинство не терпит слёз!
Катился рейс. Копились страсти,
Сушился хворост... Час придёт, -
И кто-то факел поднесёт.
 
А в остальном недели эти
Ползли привычно: тралы, сети,
Подвахты, сауна, кино,
И уж конечно, домино,
В кают-компании – аккорды,
В библиотеке – тоже клуб.
Комсоргова лоснилась морда:
И активист, и правдолюб,
По-кировски жирком облитый,
Он обретался в рыбцеху.
Ходил слушок, что наверху
Ему пророчат - в помполиты.
Да, видно волею светил
Он сам себя опередил...
Прошли полгода по минутам...
Гостеприимные каюты
В замках... Торопимся домой...
Два океана – за кормой.
А справа аравийский берег
Следит за нами, - молчалив,
Суров, нехожен и немерен,
Встаёт из моря вечный клиф.
И зажигает душный вечер
В пустыне газовые свечи.
 
Прошли Синай, за ним – Суэц...
И мы – в канале, наконец.
Идём в составе каравана,
Забыв кипение страстей,
Мелькает посреди барханов
Лес труб и рубок, и снастей.
И наша палуба отмыта
До блеска. А по берегам
Ползёт, войною позабытый,
Навстречу нам железный хлам:
Вот танк горой металлолома,
Вот покорёженный понтон –
Картина штурма и разгрома.
И тишина со всех сторон.
А на корме араб-задира
Твердит, что руси – карашё,
Израиль – плёхо. А ещё
Он предлагает сувениры:
Нефертити, Тутанхомон,
Богов забытый пантеон,
Брелки, браслеты, кошельки.
Поодаль мнутся моряки
Как символ кризиса и краха.
«Давай штаны! Берём рубаха!» –
Базар бурлит.
 
А помполит
Невинный бартер запрещает.
Его обходят, избегают,
Ворчат беззлобно «чёрт принёс!» -
Грядёт коммерческий психоз:
Как на липучую бумажку
Садятся мухи, на рубашку,
Что у тралмастера ж и спёр,
П р и л и п комсорг. Страстей костёр
Заполыхал... Его зовут
В рыбцех...И грянул самосуд!
Жестокий, страшный, справедливый,
До цвета, что синее сливы, -
Не за рубашки и часы,
Но за недели, дни, часы,
Что жили мы в канаве сточной -
Его бы разорвали в клочья!
Но тут вмешался в мордобой
Тралмастер – окатил брандспойт
Толпу зверья в жестоком клинче –
И зашипело пламя линча.
 
А оскорблённый паренёк
«Кишку» отбросил и залёг
Один в каюте.
В грозной жути
Застыл рыбцех...
Вошёл стармех,
Окинул мудрым взглядом всех,
Брезгливао бросил, что «боксёр»
Сегодня схлопотал за всё.
И выдали ему сполна:
Детей таким мурлом пугать!
Ну и довольно с пацана! -
И припечатал «вашу мать».
Не ведалось, что через год
Тралмастера волна слизнёт
В Антарктике. И над водой
Повиснет похоронный вой
Десятка ржавых кораблей.
А через два – умрёт стармех.
И только в памяти моей
Не потускнеет, как на грех,
Тот самосуд без приговора...
И всё ж, отдам Златые Горы
За джигу в грязных кабаках,
За силу добрую в руках,
За то, как ищет Одиссея
Его сварливая жена!
Благославенны времена
Моей недолгой одиссеи
Прервал безжалостный вердикт.
В нём медицина говорит,
Что отгулял Синбад по свету, -
«Мотор не тянет»! Эстафету
Тебе, сынок, передаю
У ойкумены на краю!
Керчь, 1989
Copyright (с): Израиль Рубинштейн. Свидетельство о публикации №273604
Дата публикации: 31.12.2011 13:46
Предыдущее: В реанимацииСледующее: Помолчать вдвоём

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Константин Рыбаков[ 27.05.2012 ]
   Жизненная история... Отлично написано, с удовольствием ставлю пять, Израиль. С балтийским приветом, Константин.
 
Израиль Рубинштейн[ 27.05.2012 ]
   Спасибо, друг! Узнай, что эту поэму я тогда же, в 1989 году
   отправил "говорящим письмом" к Южной Георгии, где на траулере
   Керчьрыбпрома в должности моториста-мукомола подвизался мой
   сынок. Это был его первый рейс. Помполит зачитал "письмо" по
   судовой трансляции всей команде . Сынок рассказывал, что среди
   слушателей были и плачущие. Они знали эту историю. Ну а сынуля
   "вернулся весь в друзьях". Три дня назад один из них пришёл на
   керченском сухогрузе в наш порт Ашдод. Сынуля сгонял за другом,
   привёз к себе в Петах-Тикву. Представь, как же хорошо им было за
   воспоминаниями. Да... мы разбрелись по всему миру...
   но он тесен. Удачи тебе, Константин, и ещё раз спасибо!
Константин Рыбаков[ 27.05.2012 ]
   Замечательное время! Я в 89-м на "Бармалее"­ в сев. Атлантике работал (Клайпедская БТФ), Флемешкап, Лабрадор. Говорящие письма ... Ребята как-то записали мои песни на кассетник, в 4-хместную каюту человек 15 набилось, а потом кассета "гуляла" по судам; отец через пару лет услышал кассету в одном из рейсов, гордо так мне рассказывал потом :) Есть что вспомнить. И такой флот на иголки пустили...


Буфет.
Истории за нашим столом
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов
Сейчас на Литературном портале
2 авторов
98 гостей