Приглашаем членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей к участию в Литературных конкурсах на премии МСП и других конкурсах с призовым фондом.
Валерий Рыбалкин в проекте критики "Мнение"
Бал у кадетов
Читаем и критикуем!








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Конкурсы для членов МСП
и авторов, желающих войти в его состав
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Клуб Красного Кота
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместо с проектом
"Буфет. Истории за нашим столом"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Регистрация на портале
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Регистрация на портале
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Евгений Ткаченко
Объем: 16035 [ символов ]
ДИССИДЕНТ
Большая часть жизни прожита за «железным занавесом». С этим понятием у нас в России знакомы, к сожалению, все. Мне этот занавес в советское время представлялся какой-то физической занавеской на границе, через которую и не проехать, и не посмотреть. Мы, «самые добрые», «самые лучшие», «самые прогрессивные» люди на Земле, не очень-то и расстраивались. «Родная коммунистическая партия» - конечно, она «совесть эпохи», как написано на всех плакатах по всей стране. И «Верной дорогой идете, товарищи» - везде натыкаешься на эти слова Ленина. Но больше всего плакатов, на которых славит власть сама себя,- «Слава КПСС», «Слава КПСС», «Слава КПСС»…
Был, конечно, некоторый перебор, но не все его замечали, и в общем цели своей они добивались. Ведь весь эфир был забит новостями. Приходишь в кинотеатр посмотреть фильм, и даже там перед фильмом обязательны так называемые «Новости дня». И все-то новости по одной схеме: сначала покажут все ведущие капиталистические страны - и все-то у них не так, где самолет упал, где народ бастует из-за «тяжелой жизни», и все такие злые, вооружаются и грозят нам, и сопровождает эту часть демонстрации суровая музыка; но вот музыка резко становится радостной и бодрой – это начинаются новости страны: тут уж мы видим, как широко и красиво шагаем, как радостно и много даем стране угля и стали и как бьемся за урожай. А какое счастливое население! Все улыбаются, смеются, все ударники Коммунистического Труда, все принимают на себя обязательства и встречные планы и все это с честью несут. И мы, как старшие братья, щедро помогаем, и учим, как надо жить, своих младших братьев - болгар, чехов, поляков, венгров и т.д.
Но этого мало. Раз в неделю советский человек должен услышать «проповедь». Называется она политической или экономической учебой. В какой-то определенный день недели гонят нас, инженеров, после работы в Красный уголок. Голова за день так забивается техническими проблемами и чертежами, что ничего не желает воспринимать, да ведь это и не интересно. Не раз я так глубоко проваливался в сон, что падал со стула, но до пола, ни разу не долетел – друзья ловили вовремя.
Все вышеописанное было тогда нашей жизнью, а представлялась она нам нормальной и естественной. Ведь другой мы не знали, и сравнить было не с чем. Однако чем дальше мы жили, тем больше появлялось информации и людей, которые говорили не то и не так, как говорила нам власть. Это был маленький ручеек другой информации, как оказалось в дальнейшем, правды, который набирал постепенно силу и пытался сопротивляться мощному потоку, льющемуся все время на нас. И вот уже в сознании сформировалось понятие, что есть люди, которые что-то знают, чего не знаем все мы, не приемлют нашу жизнь и жестко критикуют ее. Власть доказывает народу, что это ненормальные, и увозит их на «лечение» в «психушки». Время от времени об этих людях в газетах появлялись статьи, и всегда оказывалось, что мало того, что у них не все в порядке с головой, а еще при обыске у одних находят наркотики, у других порнографию, а у третьих доллары. Если это люди известные, например Солженицын, Ростропович, то их лишают гражданства и навсегда высылают из страны. И называют таких людей – «диссиденты». В словаре написано, что так называют людей, мыслящих иначе, чем большинство в государстве. По-русски - это инакомыслящие.
Много в тогдашней жизни было странного и непонятного, у многих явлений не сходились концы с концами, и мучили меня постоянно сомнения и подозрения, но стойкий ручеек правды в душе появился только осенью 1974 года.
Весной родилась у меня дочь. Жена, конечно, не работала, моей зарплаты инженера на жизнь не хватало, и материально мы бедствовали. Тогда я был готов поменять работу, но держало то, что оформлены были документы в командировку, в Югославию, и ждал я вызова. И вот однажды в рабочее время, собирают нас, молодежь отдела главного конструктора, в актовом зале. В президиуме один главный конструктор, а выступает перед нами молодой человек, представившийся инструктором райкома комсомола. Рассказывает он нам, что, мол, в очень тяжелую ситуацию попал Ленинградский Металлический завод, летом там был пожар и сгорело несколько больших цехов. Обком ВЛКСМ принял решение создать молодежный строительный отряд и помочь Металлическому заводу построить новые цеха. Отряду нужны физически здоровые молодые люди. Работа предстоит тяжелая - нулевой цикл, то есть работа с бетоном и в ночную смену. Отряд формируется на два месяца. Сохраняется оклад на основном месте работы и обком обещает хорошо заплатить на строительстве.
Из шестидесяти человек, присутствующих в зале, в отряд записался я один.
И вот в первых числах сентября, поздно вечером, появляюсь я с рюкзачком за плечами, в котором собрана всякая рвань в качестве рабочей одежды, на Металлическом заводе. В большом коридоре всех встречает бойкая девушка, которая находит меня в списке, заявляет, что я в бригаде Коли Михайлова, и, показывая в конец коридора, говорит:
- Идите, вон они там сидят.
Иду. Действительно сидят вдоль стенки на скамейках человек семь парней, кое-кто курит. Знакомлюсь с каждым, у Коли спрашиваю:
- Мне садиться или уже идем?
- Какое идем, вон иди в кабинет, индивидуальное собеседование. Мы уже были, а потом будем ждать, четырех человек еще нет.
Захожу. За столом со строгим начальственным видом сидит круглолицый молодой человек в костюме и галстуке. Предлагает сесть. Спрашивает фамилию, кем и где работаю, а затем минуты две рассказывает, какую честь мне оказал комсомол, что я должен ее не посрамить и работать, как работал Павка Корчагин. Затем, после небольшой паузы, продолжает, но уже совсем другим голосом:
- Вам повезло, вы попали в очень хорошую бригаду. Все парни – настоящие комсомольцы, кроме одного. Это человек случайный. Он и комсомольцем никогда не был, в общем, не наш человек. Я говорю о Павлове. - Инструктор выдержал паузу и продолжил, уже с некоторой угрозой в голосе:
- Мой вам совет - не поддерживайте с ним никаких отношений, а желательно вообще не общайтесь. Вы поняли?
Я сказал, что понял, и вышел за дверь. Сел на скамейку и тут же до меня дошло, что все это индивидуальное собеседование затеяно ради этой последней фразы. Инструктор меня заинтриговал, и я быстро вспомнил, что среди тех, с кем познакомился, Павлова не было.
Уверенной походкой по коридору в нашу сторону идет молодой человек с сумкой в правой руке. Подходит к нам, здоровается и обращается ко всем:
- Это бригада Коли Михайлова?
Отвечаем положительно. Парень ставит на пол сумку и представляется, начиная с первого, сидящего на скамейке:
- Павлов, Володя…Павлов, Володя …Павлов, Володя…..
Я сижу в ряду последним и внимательно рассматриваю его. Где-то моего роста, слегка сутулый, светло-русые волосы, зачесанные назад, пшеничные усы. В лице и фигуре ощущается одновременно и доброжелательность, и уверенность в себе. Подходит ко мне, пожимаем друг другу руки, знакомимся. В его руке ощущается сила и какая-то особая энергия. Энергия настолько явная и мощная, что я не припомню человека, пожимая руку которому что-то подобное мог ощутить. Конечно, пожимали мне руку и люди физически более сильные, но эта энергия другого свойства, совсем не связанная с силой физической. Сначала я подумал, что это мне показалось, из-за того что изначально были у меня ожидания чего-то необычного. Буквально через пару дней выяснилось, что ощущение меня не обмануло. Излучал Володя мощное поле лидера, и в этом поле присутствовали и сильный дух, и интеллект.
Через пару дней именно он стал нашим реальным бригадиром, абсолютно ничего для этого не делая. Интересно, что не было никаких разговоров, решение для каждого было ясным и однозначным. Поскольку Коля был назначен бригадиром райкомом, формально он им так и остался, реально же бригадой руководил Володя. Ситуация была интересной. В бригаде 12 человек и девять из них с высшим образованием, у многих амбиции. Очень хорошо, что разрешилось все естественно, само собой. И не было у нас за два месяца работы не только конфликтов, но даже и трений.
Также естественно получилось, что уже через пару дней были мы с Володей в приятельских отношениях. Главное, что нас объединяло – очень схожее мировосприятие и еще на то время у нас одинаково складывалась жизнь. Родились в одном году, в одном году поступили и в одном году окончили я - институт, он - университет. В одном году женились, и у него тоже родилась дочь и была старше моей всего на месяц. Отличие было очень «маленьким» - вырос он в профессорской семье и сильно превосходил меня и знаниями, и интеллектом. Понять это я смог, конечно, намного позже. А тогда отношения наши складывались по-товарищески. Ведь он совершенно спокойно относился к моему примитивизму и неосведомленности почти по всем вопросам - и философским, и бытийным. Я благодарен Володе, что он не пытался открывать мне глаза раньше времени и учить правде жизни. Должно быть он понимал, что не созрел я еще для этой информации.
Низший интеллект не в состоянии адекватно оценить высший, только сейчас я осознал, с каким интересным человеком столкнула меня жизнь, и как мало я этим случаем смог воспользоваться. За эти два месяца о многом мы говорили и много проблем обсудили. Все темы и уровень их обсуждения соответствовали моему тогдашнему уровню развития. Инициатива всегда исходила от меня. Володя доброжелательно слушал и также доброжелательно отвечал, при этом ответ был всегда в рамках поставленного вопроса. Думаю, понятно каждому, каким был мой первый вопрос к нему, когда мы познакомились поближе? Все правильно, вопрос был такой:
- Володя, на хулигана ты совсем не похож. Что ж ты такого мог натворить, что комсомольские вожаки не велят нам с тобой даже общаться?
Павлов ухмыльнулся и тут же ответил:
- Да, конечно, ничего не натворил. Просто думаю не так, как все.
- Так ведь каждый думает, как хочет, и как они узнают, о чем, например, я думаю, – возразил я.
Очевидно, что вопрос этот Володя ждал и ответил быстро, ясно и четко:
- Ну, во-первых, это только, кажется. На самом деле думают почти все одинаково. И, во-вторых, о чем ты думаешь, кому надо, очень хорошо знают.
Я несколько опешил и возразил не сразу, но возразил:
- Не может быть, они не могут знать, о чем я думаю.
Володя ухмыльнулся:
- Могут, Женя, и не только могут, а наверняка знают. Ну, вот на работе вы же в перерывах что-то обсуждаете, и ты же своих мыслей, наверное, не скрываешь?
- Нет, не скрываю, – ответил я.
- Вот видишь, ты с доверием относишься к окружающим. А зря. Слушай внимательно. У меня ситуация была наверняка надежнее твоей. У нас в институте все работы делаются маленькими коллективами. В моем коллективе всего три человека, и работали мы в отдельной комнате, и, конечно, во время работы некоторые проблемы, не связанные с работой, обсуждали. В конце августа возвращаемся с женой из отпуска. Прихожу в институт: я уволен, а оба моих сотрудника под следствием - одного обвиняют в распространении наркотиков, а другого порнографии.
- А причем же здесь ты? – искренне удивился я.
- Не только я, но и ребята, ни при чем. Наркотики и порнографию им подбросили оперативники, когда делали обыск.
- Так, а зачем все это? – спросил я.
- Ну вот, Женя, мы приплыли к тому, с чего начали. Мне непонятно, как это могло получиться, но разговоры наши и на магнитофонную ленту записаны. Существуют записи даже годичной давности, но за разговоры не посадишь, не тянет это на уголовную статью. А они почему-то очень захотели посадить… Вот и подбросили и порнографию, и наркотики.
- И как же ты оказался здесь? – задал я уже совсем неумный вопрос.
- Да вот так и оказался. После отпуска, без денег, и без работы, а семью кормить надо. Ты, Женя, не думай, что на эту стройку стоит очередь. В нашем институте желающим оказался я один.
Я засмеялся, заметив очередное совпадение в наших жизнях:
- Да я и не думаю. Я тоже желающий в единственном числе.
- Стой, стой, стой, а у тебя почему не было обыска? – вдруг спохватился я.
- Так ведь я был в отпуске, а квартира закрыта. Думаю, здесь они прокололись. Если бы я был на рабочем месте, то наверняка был бы под следствием.
В дальнейшем узнал, что, кроме того, что Володя хороший математик, окончивший факультет прикладной математики университета, он еще и профессиональный историк. Увлекается историей с юности. Интересуют его гунны и история религиозного раскола на Руси, история старообрядчества. На удивление этот кабинетный человек оказался и качественным управленцем. Быстро разобрался, кто из нас что умеет делать и кому с кем хорошо работать вместе. Был с хорошо развитым чувством юмора, знал бесконечное количество интересных баек и историй, и, может, поэтому на тяжелую ночную работу все ходили с удовольствием.
При расчете обещанных денег комсомол нам, конечно, не заплатил. Неприятно было всем, но несколько человек были возмущены до крайности и рвались разбираться в райком комсомола. Володя успокоил их, доходчиво и убедительно доказав, что кроме дополнительных неприятностей для себя ничего они не добьются.
Для меня же самое неприятное и обидное было то, что отказался Володя обменяться со мной телефонами и поддерживать дальнейшие отношения, ничего при этом не объяснив. Причина прояснилась сама собой спустя два года.
Май, 1977 год. Вместе с семьей я только что приехал из Польши, где год находился в командировке. Через месяц я должен снова вернуться в Польшу, но уже без семьи. Еду в переполненном трамвае с работы. Маршрут от Балтийского вокзала вдоль Обводного канала в сторону порта. Остановка «Красный треугольник», садятся несколько человек. Во внешности одного рабочего, севшего с задней площадки, замечаю что-то знакомое. Внимательно смотрю - и не верю своим глазам. Павлов, Володя. Пробиваюсь поближе. Володя стоит, держится рукой за верхний поручень и смотрит на улицу с тупым безразличием. Боже мой, как же он изменился за эти два с половиной года! Постарел, ссутулился, одежда на нем несколько несуразная и не совсем чистая. Подхожу ближе:
- Володя!
Он поворачивается, узнает меня, лицо светлеет. Мы обнимаемся прямо в трамвае. Спрашиваю:
- Ты откуда?
- С работы. Работаю грузчиком на «Красном треугольнике».
- Я тоже с работы. Володя, я живу здесь, рядом, на Степана Разина. Предлагаю прямо сейчас зайти. Пообедаем, обстоятельно поговорим.
- Не возражаю. Только зайдем в магазин, возьмем бутылку. Какой разговор без бутылки?!
Купили мы бутылку водки и проговорили до самой ночи.
Как же быстро жизнь может изменить человека! Прошли чуть больше двух лет, и сидит за столом совсем не тот Павлов. Куда-то пропала сдержанность, да и природная интеллигентность Володи сильно трансформировалась. В разговоре все время прорываются и грубые слова и выражения. Видно, что его руки хронически не отмываются, и что Володя стал выпивать - уж больно отработанным движением руки он опрокидывает рюмку. И ведь не мудрено, такая жизнь может сломать любого. Оказывается, работу он так и не нашел. Усугубило положение Володи то, что его отец поехал в творческую командировку в Канаду и остался там. На работу его не брали - при поступлении документы в то время обязательно проходили через Первый отдел, и Первый отдел запрещал его брать. Уже два года живет Володя один, жена ушла. Друзья и знакомые его сторонятся. Кто-то сам догадался, а кого-то вызвали куда надо и что надо сказали. Все это время пытается Володя уехать из Союза, но пока ничего не получается. Однако надежды он не теряет, говорит, что благодаря отцу о нем знают правозащитные организации и в США, и в Канаде.
Провожаю его до трамвайной остановки, даю рабочий телефон, прошу, чтобы звонил, если нужна какая помощь. Володя ухмыляется и говорит:
- Женя, ну ты как ребенок, проговорили целый вечер, а ты так и не понял, что в этой стране я прокаженный. Власть уверена, что от меня исходит зараза, и я совсем ни хочу кому-то, и особенно тебе, ломать жизнь. Так что спасибо тебе и прощай.
Время от времени Володя вспоминается, и каждый раз с ощущением и даже уверенностью, что уехать ему все-таки удалось и жизнь сложилась.
Copyright: Евгений Ткаченко, 2011
Свидетельство о публикации №266662
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 16.10.2011 18:10

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместно с Клубом Красного Кота
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов