Приглашаем членов МСП и авторов, желающих вступить в наш Союз писателей к участию в Литературных конкурсах на премии МСП и других конкурсах с призовым фондом.
Валерий Рыбалкин в проекте критики "Мнение"
Бал у кадетов
Читаем и критикуем!








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Конкурсы для членов МСП
и авторов, желающих войти в его состав
Конкурс на премию "Золотая пчела - 2020"
Конкурс на премию "Серебряная книга"
Конкурс юмора и сатиры имени Николая Гоголя
Клуб Красного Кота
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместо с проектом
"Буфет. Истории за нашим столом"
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Регистрация на портале
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Регистрация на портале
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Очерки, эссеАвтор: Евгений Ткаченко
Объем: 10275 [ символов ]
О памяти
Музыка жизни умолкнет, если оборвать струны воспоминаний
 
Джером К.Джером
 
Почему так? Человек, достигший зрелого возраста, порой с
трудом вспоминает события, которые были недавно, но почти всегда
легко вспоминает то, что было в его детстве и юности. Причем
картинки того давнего времени видятся так ярко, как будто события
происходили вчера. Хорошо помню день, когда я впервые обратил
внимание на это явление. Праздновали пятидесятилетие отцу.
Собралась теплая компания из друзей и родных. Все друзья отца -
украинцы, которых, как и его забросила война на берега Невы. Было
уже поздно, наговорились, напелись, но расходиться почему-то не
хотелось. Отец начал вспоминать забавные эпизоды школьной и
довоенной студенческой жизни. Рассказывал выразительно, подробно,
так тепло и проникновенно, что все затихли и внимательно слушали.
Лицо отца помолодело, на нем появилось что-то детское. А потом
наступило как раз то, что меня особенно удивило и даже потрясло.
После небольшой паузы он начал читать стихи:
Кохайтеся, чернобровi,
Та не з москалями,
Бо москалi – чужi люди,
Роблять лихо з вами.
………………………
И так «Катерину» Тараса Шевченко отец прочитал до конца, ни разу
не сбившись. Сразу после наступила очередь «Думки»:
Тяжко, важко в свiтi жити
Сиротi без роду:
Нема куди прихилиться,-
Хоч с гори та в воду!
……………………….
Все сидели тихо, внимали, мягкому, округлому, музыкальному
украинскому языку. Одно стихотворение плавно переходило в другое.
Это длилось минут двадцать. Когда он закончил, кто-то захлопал от
избытка чувств.
Я же был буквально шокирован. Не предполагал, что отец, этот сухой
технократ, когда-то увлекался поэзией. И не представлял, что у
человека может быть такая память.
Потом не раз я приставал к нему, чтобы почитал украинские стихи.
Отец откликался, но уже никогда у него не получалось так, как это
было в день юбилея. Сбивался, то забывал середину, то конец.
Прошло много лет. Вот и я достиг зрелого возраста, и у меня в памяти
начали совсем не последовательно, но очень ярко высвечиваться
фрагменты жизни. И, удивительное дело, - самые светлые были те,
которые связаны с Украиной. Странно то, что я, в отличие от отца, там
не родился и не жил. Правда, в детстве каждое лето бывал на родине
отца. До шести лет почти ничего не помню. Вот он - первый
фрагмент, который выплывает из памяти ясно и отчетливо.
Мы с отцом едем поездом из Днепропетровска в Новомарьевку. Я сижу у
окна и, не отрываясь, смотрю. Все здесь другое, не такое как на
севере: и дома, и вокзалы, и природа, и погода. Домики точно как на
картинках - белые и крытые соломой. Поезд летит мимо этих домиков и
мимо бескрайних полей в светлом, светлом пространстве, наполненном
неумолкаемым стрекотом цикад, затягивая в свои открытые окна
раскаленный воздух, наполненный непривычными ароматами, а
временами и дымом паровоза. Вот, наконец, он останавливается, и мы,
счастливые и радостные, выходим на маленькой станции с красивым
названием - Незабудино. Станция не только имеет красивое название,
но и представляет собой зеленый оазис в желтой степи. Это
одноэтажное красное кирпичное здание, вокруг которого растут
высоченные пирамидальные тополя. У вагона нас встречает родной
папин брат, усаживает в свой мотоцикл с коляской, и мы, поднимая
клубы пыли, едем по дороге, по обеим сторонам которой поля: то
пшеницы, то кукурузы, то подсолнечника.
Не прошло и четверти часа, как нас, со слезами радости на глазах, уже
встречают во дворе родового отцовского дома. И тут же во дворе
бабушка знакомит меня с соседским мальчиком, которого звать Петя, но
все зовут его Петро. Мальчик такого же возраста, как и я, и в нашем
дворе был не случайно, ждал он, оказывается, моего приезда. Мы с
таким интересом отнеслись друг к другу, что отказались идти за стол
обедать и пошли гулять через огород по направлению к саду. Мы
наперебой делились своими глубокими познаниями и хвалились друг
перед другом своими умениями, сгоряча не очень-то обращая
внимание на то, что языки наши, мягко говоря, не совсем стыкуются. На
первых порах главное было рассказать, а не выслушать. Идиллия
длилась недолго. Минут через десять мы чуть не подрались и
прибежали оба к бабушке жаловаться. Я, на правах гостя, начал
первым:
- Бабушка! Бабушка! А чего он кривляется и выдумывает всякую ерунду?
Бабушка села на лавку:
- Ну, так что случилось?
- А мы идем по огороду, я и говорю:
- Петро, смотри какой маленький арбуз. А он засмеялся и говорит, что
это не арбуз, а кавун. Потом показал на тыкву и сказал, что это арбуз.
Бабушка слушает меня с улыбкой, а я раскрываю кулачек и показываю
бабушке. На моей ладошке сидит божья коровка. Видя поддержку, я
продолжаю:
- Вот, бабушка, божья коровка, а он говорит, что это солнышко, а
солнышко, вон оно. – Я показал пальцем вверх и замолк, довольный
своей четкой аргументацией.
Воспользовавшись паузой, начал делиться своими впечатлениями
Петро:
- Баба Фима! Во брешэ, во брешэ. Чi там у Лэнiнградi усi такi брехуны.
Бабушка засмеялась и, обняв нас, сказала мне:
- Женя ты говоришь все правильно.
Потом посмотрела на Петра:
- И ты, Петро прав. Просто люди в разных местах одно и то же
называют по-разному. В Ленинграде говорят арбуз, тыква, а у нас в
Марьевке это кавун, гарбуз. Ты, Женя, приехал в гости к нам, в
Марьевку, и должен учиться называть вещи так, как принято у нас. А
когда Петро приедет в гости к вам в Ленинград, то будет учиться
говорить так, как говорите вы. Так что, Женя, ты учись говорить по-
нашему, а Петро тебе будет помогать.
Бабушка встала и пошла к обеденному столу, а мы с Петром побежали в
сад. Целый месяц мы гуляли вместе, и за все это время ни разу не
поссорились.
«Женя! Фасолевый суп любишь!» - кричит бабушка в сторону сада.
Я стою у любимого сливового дерева и угощаюсь желтыми сахарными
сливами.
«Люблю» - отвечаю. «Тогда иди ко мне».
Захватив несколько штук про запас, бегу к бабушке. Она,
улыбаясь, протягивает мне кошелку:
- «Раз любишь, то вот тебе кошелка. Иди в огород и набери в нее
стручков. Фасоль уже созрела. А на столе, вон видишь, лежит холщовый
мешочек. Сколько фасоли наберешь в мешочек – все твое. Зимой в
Ленинграде мама сварит твой любимый фасолевый суп, будешь есть, и
вспоминать Украину».
Да! Украина вспоминается, как сказка из «Тысячи и одной ночи», как
что-то очень светлое и жаркое, но с темными-темными ночами,
абсолютно черным бархатным небом с яркими звездами и четко
обозначенным Млечным путем. И озвучена эта красота круглосуточным
стрекотом цикад. Вспоминается она своими пирамидальными тополями,
безбрежными, как моря, полями, лесополосами из колючего глядыча, и
обилием вкусностей в виде разнообразных фруктов, винограда, арбузов
и дынь.
И, конечно, какая же там была интересная мальчишеская жизнь,
большая часть которой проходила рядом с водой. Вода в ставках
всегда очень мутная, и совсем неожиданным было обилие живности,
которая в этой грязи водилась: и карпы, и караси, и раки. А какие там
лягушки! Это настоящие великаны, и название у них интересное –
скрекотень. Размерами эта лягуха раза в три превосходит лягушку
северную. Идешь с удочками, а они с крутого берега прыгают от тебя в
воду и летят по воздуху метра по три-четыре.
Жить тогда на Украине было интересно, но очень непросто. В
сельских магазинах продукты практически не продавались, не было
даже хлеба. В нашем селе жила женщина, которая выпекала его два
раза в неделю и сразу на все село. Хлеб был одного сорта – серый
пшеничный, а по форме – круглый. Основная часть зарплаты
выдавалась в виде трудодней, а это было зерно или кукуруза. Иногда
выдавали арбузы, и тогда, как это ни странно может показаться, их
солили на зиму. Продукты питания приходилось добывать. Я с шести лет
был страстным рыбаком, и мой улов на ставке карасей и карпов
воспринимался совсем не как баловство и развлечение, а как добыча
продуктов питания.
Много радостных моментов помнится из того времени. Но есть такие,
которые стоят особняком, когда вспоминаются – невольно появляются
слезы на глазах от вновь переживаемой радости и невозвратности
этих прекрасных минут жизни.
Украинцы на берегах Невы жили как родственники, одной семьей.
Встречались часто; дни рождения, посылки с родины. Посылку мы
получали всегда к ноябрьским праздникам. Ее я ждал с особым
нетерпением. Это событие обозначало интересный и радостный день,
который выходил за рамки одной семьи и начинался всегда так.
Все стоят вокруг стола и, как завороженные, смотрят за действиями
отца, который с помощью молотка и стамески неторопливо и аккуратно
вскрывает волшебный фанерный ящик. Первое, что всегда достается из
него – это письмо, как правило, длинное, начинающееся приветами
каждому персонально, и со многими подробными бытовыми описаниями.
Оно с умилением и комментариями зачитывалось тут же вслух. Дальше
из посылки извлекались поочередно: сало, семечки, сухофрукты и
всегда мешочек муки, в котором, вперемешку с мукой - отборные
куриные яйца. Но самый главный продукт, которому все радовались
особенно – колбаса, сделанная из кабана, которого резали там в
октябре. Главным продуктом она была не случайно – более вкусной
колбасы на свете просто не существует.
Сейчас я чаще вспоминаю Украину, наверное, еще и потому, что
все мое детство было расцвечено яркой краской встреч нашей
украинской диаспоры. Встречи эти - всегда красивый и веселый
праздник: сочный выразительный язык, неподражаемый юмор и
удивительные по красоте застольные песни. Жалею об одном, что мои
дети и внуки никогда не увидят это чудо, а те, кто его создавал, уже
ушли в мир иной.
Это моя жизнь, и моя память. У каждого жизнь своя, и даст Бог
дожить до зрелых лет, откроется своя память у каждого. И, очевидно,
по этой же схеме - самое светлое и чудесное будет вспоминаться из
детства. Должно быть, Господь так устроил для того, чтобы не
забывали, ценили мы прошлое, и понимали, что без памяти о нем не
может быть здорового будущего.
Copyright: Евгений Ткаченко, 2012
Свидетельство о публикации №261503
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 01.07.2012 15:19

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Конкурс "Пишем стишки-порошки". Совместно с Клубом Красного Кота
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Справочник литературных организаций
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Атрибутика наших проектов