Литературный конкурс "Явление Мастера" представляет
Владимир Бобов
Былое превративши в вечность...









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискусии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Возвращаем дежурство по порталу
Наши хроники и ваши вопросы
Явление Мастера. Положение о конкурсе
Заявка на признание
Открытие года
Буфет. Истории
за нашим столом
ЧТО БЫ ЭТО ЗНАЧИЛО?
Смеяться право не грешно
Семен Губницкий
К практике литературы: культурные мемы и словесные клише
Союз писателей представляет
Николай Риф
Счастье как воздух
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Фонд содействия новым авторам имени Надежды Сергеевой
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Михаил Басс
Объем: 66046 [ символов ]
Пятый пункт
П Я Т Ы Й ПУНКТ.
 
П О В Е С Т Ь
 
Владимир Фёдорович - участник войны. На фронте он узнал настоящую мужскую дружбу, взаимовыручку и поддержку в трудные минуты, со стороны своих фронтовых товарищей. Среди них были люди разных национальностей, но все они были гражданими одной страны, солдатами одной армии, у них была одна цель - очистить родную землю от фашистской сволочи и их пособников. Им нечего было делить - они всебыли в равных условиях. Если что и делили то делили всё поровну - это был и табак, или сухари припрятанные одним из солдат на потом.
Одно время, под влиянием определённой категории людей, он тоже с некоторым подозрением смотрел, как сейчас говорят, на лиц еврейской национальности. С другой стороны, он понимал, что фашистская зараза, как заноза, проникла в гнилые души некоторых людей и свои беды и несчастья они списывают на евреев. В силу того, что он был человеком справедливым и рассудительным, он пришёл к выводу, что все росказни людей высказывающихся отрицательно о евреях - плод их воспалённого сознания. "В своих бедах всегда ищут козла отпущения" - этим "козлом" выбрали евреев" - думал Владимир Фёлорович.
... Владимир Фёдорович жил в однокомнатной квартире с женой, дочкой с её мужем, внучкой. Много лет он добивался улучшения жилищныхусловий. Ему всегда обещали, он верил обещаниям и ждал. Недавно, наконец-то, он получил трёхкомнатную квартиру, в котрой жила еврейская семья, которая уехала то ли в Америку, то ли в Израиль. Освобождаясь от некоторых вещей оставленных бывшими жильцам, он наткнулся на ученическую тетрадь исписанную твёрдым почерком. Он хотел бросить её в мусор, но что-то его сдержало. Сидя на корточках, он раскрыл тетрадь и стал читать. Чем больше он читал, тем интересней ему было узнат, что будет дальше. Записи начинались так: - " Генеральному секретарю ЦК КПСС".
…Всё было хорошо. Гриша, Шура и их сын Гера жили в двух комнатной квартире. На первом этаже этого дома располагалась организация, в которой работал главным инженером Гриша. Шура работала в проектном институте, руководителем группы. Трёхлетний Гера ходил в детский сад. Вскоре должна была родиться Рита. Рождение Риты родители ждали с большим волнением. Они не знали, кто родится, а им очень хотелось, чтобы родилась девочка. Роды прошли хорошо, и вскоре, счастливые родители, привезли малышку домой. Но, как назло, дверь в квартиру не открывалась, сломался замок. Шура с малышкой, вынуждены были пойти к соседям, пока Гриша взламывал дверь своей квартиры. Гриша мало верил в приметы, но этот случай зародил в души обоих родителей безотчётную тревогу. Им казалось, что какая-то неведомая сила не хочет впускать в квартиру только, что родившуюся крошку. И что эта сила как бы предупреждает о том, что в этой квартире ей будет плохо.
…Прошла суровая сибирская зима, с её трескучими морозами, пургой. Незаметно пролетели весна и лето. Риточке исполнилось одиннадцать месяцев.
-Я больше не могу сидеть дома, - однажды сказала Шура. Хочу пойти на работу.
-Но, Риточке ещё только одиннадцать месяцев, а в детский сад берут только с года.
-Ты сможешь договориться, и её возьмут, - настойчиво ответила Шура.
-Попробую, - без особого энтузиазма, ответил Гриша.
Грише пришлось просить многих своих знакомых, и они помогли определить малышку в ясли.
..В тридцатиградусный мороз, закутанную во всевозможные платки, рано утром, крошку несли в ясли. Но, несмотря на холода, она росла здоровой девочкой. Прошла зима, весна, наступило лето. Казалось всё нормально, девочка благополучно ходила в ясли. Но, в один из дней, конца июня месяца, у Риты поднялась высокая температура, появился сухой кашель. Вызванный домой врач, дал направление в больницу. Вручая родителям направление, он сказал:
-Срочно везите ребёнка больницу, у неё двустороннее воспаление лёгких.
Как потом оказалось, что девочка, скорее всего, не заболела бы, если бы воспитательница, после прогулки, не помыла ей ноги холодной водой. Рита ещё несколько раз болела воспалением лёгких. Когда её в очередной раз положили в больницу, болезнь приняла очень тяжёлую форму. Только спустя месяц её здоровье стало понемногу улучшаться. Но выписывать её домой не спешили. Каждый раз, когда родители посещали лечащего врача и начинали разговор о выписке девочки домой, в ответ они слышали:
-Она ещё не совсем здорова. Нужно её ещё лечить. Потерпите ещё немного.
Прошло несколько дней. Грише позвонили на работу из больницы и попросили придти к лечащему врачу.
-Дела, папаша, у вашей дочери неважные.Дело в том, что у неё после неоднократных воспалений лёгких проявилась бронхиальная астма.
Гриша слышал, что есть такая болезнь. Но совершенно не представлял себе всю её тяжесть.
-Ну и что?- легкомысленно ответил он. Разве её нельзя вылечить?
И добавил:
-Если не здесь, то в другой больнице или в другом городе. Если нужно повезём в Москву.
-Это очень тяжёлая болезнь. Трудно, а чаще невозможно её вылечить. Иногда помогает изменение климата. Но найти местность, где ей подойдёт климат, на это, как говорят, нужно большое везение. Одно могу сказать, ей, возможно, подойдёт тёплый, сухой климат.
-Понял,-озобоченно ответил Гриша.
-Но всё-таки, неужели эта болезнь не лечится?-упорствовал он, не до конца веря врачу и не желая смириться с жестокой действительностью. И как бы бросая вызов судьбе, он почти прокричал:
-Не может такого быть. Мы её обязательно вылечим.
-Если вы её вылечите, то вам при жизни нужно поставить памятник,-сказала доктор.Золотой памятник-добавила она.
Вскоре Риту выписали из больницы. Выписывая сказали, что несколько дней у неё не было приступов. Но она всё время принимала лекарства. Есть маленькая надежда, что, по крайней мере, какое – то время у неё приступов не будет. С еле теплившейся надеждой на лучшее, родители привезли крошку домой. Выглядела она не очень хорошо - это было серьёзное, почти взрослое существо – бледное, с впалыми щёчками лицо, не здоровый блеск глаз, всё это говорило о том, как много пришлось ей страдать. Сердце родителей разрывалось от боли и жалости. Одно успокаивало – наконец это маленькое создание дома, вместе с ними, под их родительским оком. Они на неё смотрели и не могли насмотреться. И, казалось, никакая сила больше не сможет их разлучить. Но… Буквально, через несколько часов, у неё начался тяжёлый приступ астмы. Только теперь Гриша убедился, что эта за страшная болезнь. Риточка начала удушливо кашлять. Кашель сопровождался хрипом, переходящим в свист. От недостатка воздуха, лицо приняло синеватый оттенок и она начала задыхаться. Со слезами на глазах, она судорожно дёргалась, издавая короткие крики, и казалось, что ребёнок сейчас кончится. Шура хватала её на руки, Гриша быстро открывал окно и Шура, дрожащими от волнения руками, впрыскивала ей в рот специальную аэрозоль. Приступ постепенно проходил, чтобы через короткое время вновь повториться. Особенно часто астматические приступы были ночью. И каждую ночь приходилось по много раз вставать и часами переносить, вместе с ребёнком, астматический приступ.
. Днём приступы были реже и Шура, (Гриша был на работе) вынуждена была справляться сама.
Приступы девочки, отцом и матерью, переносились очень тяжело. Даже если бы это было только один раз. Но эту пытку приходилось переносить много раз за сутки. Ночью после очередного приступа Риточка засыпала и родители опускали свои отяжелевшие головы на подушку. Но через короткое время, вновь раздавался кашель, который становился всё чаще, из горла опять раздавались хриплые, свистящие звуки и ребёнок, в который раз, начинал задыхаться. С тревожно бьющимся сердцем, родители подхватывались с постели и всё начиналось сначала: ингалятор, стояние с ней у открытого окна, будь то летом или зимой (балкона не было). Со временем, у Гриши выработался, своего рода, страх на кашель дочурки. Ложась в кровать, после очередного приступа у ребёнка, он долго, впрочем, как и Шура, долго не мог уснуть и со страхом ждал очередного приступа. Но приступ дочери, всегда начинался для него неожиданно – он вздрагивал, внутри у него всё напрягалось и он вместе с женой, мчался к кроватке…
Утром, не выспавшийся, с тяжёлой головой, он шёл на работу.
В больнице девочка проводила больше времени, чем дома. Каждый раз, после возвращения домой, буквально через несколько часов у неё вновь начинался приступ и родители вынуждены были опять отправлять ребёнка в больницу. На удивление, ей там становилось лучше, иногда даже без лекарств.
Длительное пребывание в больнице привело к тому, что она перестала узнавать родителей. Однажды, после работы, испытывая острое желание увидеть свою малышку, Гриша и Шура пошли в больницу. Приём родителей был давно закончен. Палата, в которой лежала Рита, находилась на втором этаже. Что делать? Зайдя во двор больницы, они нашли лестницу с одной «ногой». Под недостающую «ногу» подставили кирпичи и осторожно полезли на второй этаж. Лестница опасно подрагивала, грозя вот, вот, упасть. Но родители упрямо поднимались выше и выше. Стоя на этом ненадёжном сооружении, они заглянули в окно и, среди других детей, увидели худенькую фигурку своей малышки. Они стали стучать в окно и звать её по имени, стараясь привлечь её внимание. С ещё несколькими детьми, она подошла к окну и также как и другие, безразлично смотрела на жестикулирующих и громко кричащих родителей. Не проявляя к ним никакого интереса, она отошла от окна. Она их не узнавала, она забыла своих родителей. Для Гриши и Шуры это было большим потрясением. Шура тихо плакала, а Гриша, как мог, успокаивал её.
Родители Риты решили, что так дальше жить нельзя. Посоветовавшись, они приняли решение, – Шура увольняется с работы и вместе с дочкой уезжает в город, где живут родные Гриши. Хотя город расположен далеко не на юге и климат там, скорее сырой, чем сухой, решили попробовать – может этот климат подойдёт. Перед их отъездом было решено, что если Риточке будет хорошо, то в письмах об этом ничего не писать. За время болезни дочери они стали суеверными.
...Каждый раз вскрывая конверт с письмом от Шуры, Гриша испытывал большое волнение - но к большой его радости в письмах ничего не было. Прошло более двух месяцев и Гриша понял, что приступов астмы у малышки не было. "Может болезнь прошла",- радостно думал он. Вскоре Гриша в аэропорту встречал своих девочек. Шура радостно сказала:
-Всё хорошо. Мы там даже купались, почти каждый день, а у Риты даже насморка не было.
В приподнятом настроенииони приехали домой.Время приближалось к полудню, когда родители стали замечать, что девочка начинает подкашливать. Встревоженные они бросились к ней. С каждой минутой кашель усиливался и опять начался тяжёлый приступ астмы, который ничем нельзя было остановить. Вызвали "Скорую" и опять положили её в больницу.
Если раньше они не видели выхода из этого положения, то теперь выход был очевиден - надо уезжать всей семьёй. Решение тяжёлое и не так просто это сделать - поменять квартиру в Сибири на квартиру на Западе. Трудно срываться с работ. Но они понимали, что другого выхода нет - надо спасать ребёнка, чего бы это ни стоило. И решение было принято. Года полтора искали обмен квартиры. После множества вариантов, нашли тройной обмен, то есть в обмене участвовало три города. Города находились в трёх республиках: - России, Украине и Белоруссии.
... Трёхкомнатная квартира, была расположена на втором этаже девятиэтажного кирпичного дома. Квартира была не большой площади, но из-за того, что в ней отсутствовала мебель, она казалась большей, чем была в действительности. В широкие окна ярко светило осеннее солнце. При входе в квартиру, Гриша Львов, вместе с женой Шурой остановились у порога и с интересом стали рассматривать своё новое жильё. Потом медленно прошли на кухню. Кухня была квадратной и по размеру выгодно отличалась от стандартной «хрущевки». Не широкий, но длинный коридор, тоже обрадовал новых жильцов. Пройдя в конец коридора, они открыли одну из дверей и оказались в просторной комнате. Увидев дверь ведущую на балкон, Гриша открыл её и они с женой ступили на длинную, широкую лоджию. Гриша обеими руками опёрся о её металлическое ограждение. Несмотря на то, что ярко светило солнце, на улице было прохладно, дул порывистый, освежающий ветер. От порывов ветра, с деревьев сквера, который рос перед домом, радужным дождём срывались листья и, медленно кружась, тихо ложились на землю, устилая её разноцветным ковром. Но на большинстве деревьев ещё оставались жёлто-красные листочки, грустно трепетавшие на ветру. На оголённой «голове» одиноко растущей стройной рябины, блестели освещенные солнцем гроздья пламенеющих ягод. Где-то в глубине сквера раздавалось громкое, одинокое чириканье воробья. Гриша с удовольствием вдохнул свежий, осенний воздух и посмотрел в даль. За неширокой дорогой в беспорядке стояли ржавые, металлические гаражи. За ними простиралось бугристое поле с многочисленными болотами из которых, несмотря на дневное время, изредка слышалось ленивое, но довольно протяжное кваканье лягушек. Гриша знал, ведь это был его родной город, что за этим болотистым полем, примерно через километр, течёт широкая, полноводная и судоходная река.
-Хорошо - сказал он, обращаясь к жене. Летом будем ходить на речку купаться, удить рыбу. А дома, вечерами, будем наслаждаться лягушечьим хором. По крайней мере, здесь тихо, - удовлетворённо заключил он.
-Ну, что? Теперь, наверное, можно сказать, приехали – сказала Шура, присаживаясь на единственный стул, стоящий в коридоре.
-Конечно, - уверенно ответил Гриша, опершись спиной о стену коридора.
Он грустно посмотрел на лежавшие в беспорядке узлы и чемоданы.
–Хватит, наездились, намучили детей и сами намучились. Квартира у нас здесь не плохая, устроимся на работу и, как говорится, жизнь продолжается. Главное, чтобы мы все были здоровы.
На некоторое время воцарилось молчание. Каждый думал о сложностях освоения нового места жительства. Из дальней комнаты были слышны голоса детей - восьмилетнего Геры и пятилетней Риты. У находившихся в коридоре Гриши и Шуры, как в быстром кино, перед глазами прошли картины лишений, которые им пришлось пережить, в связи с болезнью маленькой Риты. Это было неимоверно трудное время для всей семьи - последние четыре года перед отъездом.
…И вот они стоят в своей новой, пока ещё пустой квартире, где им предстоит жить дальше. Прошло несколько дней, после приезда на новое место жительство и Гриша решил – надо устраиваться на работу. У Гриши два диплома – он специалист по газовому хозяйству и экономист. В газовом хозяйстве проработал много лет. Последняя должность была - главный инженер, на которой работал бессменно девять лет, вплоть до отъезда. За работу у него было много поощрений и он, естественно, решил: - "Надо продолжить работу по специальности".
С давних пор у него в городе были знакомые и через них Гриша узнал, что газовому объединению требуются: заместитель начальника объединения, начальник производственно – техническим отделом, главный инженер и начальник одной из служб в городском газовом хозяйстве. Надо сказать, что на должность начальника этой службы, из работающих в системе этого объединения, никто не хотел идти – это был очень сложный участок работы, - служба обслуживала газовое оборудование города и района. Запасных частей к оборудованию и транспорта не было, заработная плата низкая. В результате чего не хватало специалистов и население, недовольное обслуживанием, жалобами засыпали многие инстанции. Эта служба была головной болью не только объединения но и городской власти. В начале рабочего дня Гриша пришёл в приёмную начальника объединения. Настроение было тревожно -волнительное. Другим оно и не должно было быть. Любой человек, устраиваясь на новое место работы, скорее всего, испытывает такие же чувства. Больших сомнений Гриша не испытывал думая, что с его большим опытом работы в газовом хозяйстве, при наличии стольких свободных вакансий, не должны отказать в приёме на работу. Прождав в приёмной около получаса, секретарь начальника пригласила Гришу в кабинет шефа.
Навстречу Грише, из – за стола, встал небольшого роста худощавый человек. Фамилия его была Бугай. Но он скорее был похож на телёнка с красноватыми глазами взрослого быка. Из- под выцветших бровей, на Гришу смотрел серьёзный, можно даже сказать, злобный взгляд. Он молча пожал Грише руку и жестом пригласил его сесть. Узнав о цели прихода, он попросил дипломы, трудовую книжку. Внимательно просмотрев их, он одобрительно помахивая головой, сказал:
-Хорошо. Идите в отдел кадров, возьмите необходимые бланки, заполните их и завтра утром приходите ко мне. Что ни- будь, придумаем.
Гриша поблагодарил и пошёл в отдел кадров.
Домой он шёл в приподнятом настроении, ободрённый словами начальника. - «Тип, конечно, не из приятных - подумал он про начальника. Но, как говориться, детей мне с ним не крестить».
Не откладывая в долгий ящик, дома он сел за стол и стал заполнять бланки, старательно выписывая из трудовой книжки данные.
На утро, с настроением ожидания хороших вестей, он направился к Бугаю. Тот встретил его довольно приветливо. Пожав руку, сказал:
-Садитесь.
Потом с улыбкой, которая не очень вязалась с его злобными глазами, справился у Гриши:
-Как устраиваетесь на новом месте?
-Спасибо. Относительно нормально. Вот только с работой…
-Ну, за это не беспокойтесь. У вас профессия нужная нашему объединению, так что…
Здесь он замолчал. Молчание длилось, до неприличия, долго. В кабинете повисла напряжённая тишина. Он застыл, только его кровью налитые глаза, неотрывно смотрели на личный листок, словно он там увидел совершенно необычное. С его лица медленно сходило подобие улыбки, оно стало светло-буроватым, почти как его глаза.
-Та-ак - проговорил он тихо, как бы про себя. И обдав Гришу ледяным взглядом, добавил:
- Дело в том, взять вас на работу здесь в городе не можем. Но могу предложить должность начальника горгаза в городе М. Езжайте туда.
-Почему я должен ехать опять куда-то, когда здесь моя родина, мои родные. Я поменял квартиру сюда из Сибири. У вас ведь есть вакансии здесь. Я работал главным инженером газового управления, по территории во много раз превышеющей ваш трест. Почему бы не использовать мой опыт здесь?
На это он ничего не ответил, потом сказал:
Попробуйте обратиться в городское управление к Черняеву. Может быть он вам, что-нибудь предложит.
-Но, позвольте, - ответил Гриша. Я не прилетел с Луны. А работал в другом городе нашей страны. Перед вами документы по которым можно судить, как человек работал. В конце концов, можно позвонить на старое место работы, оно находится не за границей и узнать обо мне любые подробности.
Говоря это, Гриша понимал, что все эти разговоры ни к чему не приведут. Он сразу понял причину отказа и в его душе поднялась целая буря негодования, возмущения.
-Понимаю, почему отказываете в приёме на работу. Вам не нравится моя национальность. Вы, наверное, возьмёте на работу любую бездарь, только, чтобы он был не еврей. А если так, то вам как руководителю, всё равно как будет работать объединение. Это кажется абсурдом, но получается так. Я бы вам посоветовал пересмотреть это и набирать людей по их деловым и профессиональным качествам, это было бы на пользу и объединению и стране в целом.
Бугай ничего не ответил, а Гриша повернулся и вышел из кабинета.
Гриша медленно шёл по длинному коридору, стараясь успокоиться. Он был оскорблён, унижен. Но, подумав, решил всё-таки зайти к Черняеву. Вообще, он уже не надеялся работать в этой системе, где проработал, на разных должностях, много лет. Кабинет Черняева находился в этом же здании.
-Меня к вам направил Бугай – сказал Гриша, подавая бланк по учёту кадров.
-Да, я знаю - ответил он.
Хозяин небольшого, полутёмного кабинета, как и Бугай, был маленького роста, с редкими, выцветшими, совершенно белыми волосами на голове, с причёской «а ля Гитлер». Над бесцветными глазами нависли совершенно белые брови. Один глаз смотрел холодно прямо на собеседника, другой косил куда-то в сторону.
Он бегло посмотрел бланк и сказал:
-Я могу вас взять мастером в службу внутридомового газового оборудования.
- А какой там оклад? - спросил Гриша.
-Девяносто рублей.
-Дело в том, что у меня больная жена (к этому времени Шура тяжело заболела) и двое маленьких детей, поэтому меня такая зарплата не устраивает.
-Больше ничего предложить не могу - холодно ответил Черняев.
Не надеясь получить положительного ответа, Гриша всё же спросил:
-Я знаю, что у вас есть вакансия начальника службы. И что никто из работников газового хозяйства не соглашается идти работать в эту службу.
-Пока, я вам предлагаю то, что предлагаю - ледяным тоном ответил Черняев.
В глубокой задумчивости вышел на улицу Гриша. Если сказать, что он был очень огорчён, то это будет слабо сказано. Он был до глубины души возмущён. Бывает, что человек по тем или иным причинам, не подходит к той или иной должности. Это можно понять и принять. Но его, почти откровенно, не взяли на работу из-за того, что он еврей. Это очень обижало. Гриша шёл и думал:
-«Как ничтожны эти людишки. Государство вытащило их из глухих, Богом забытых деревень, дало им образование. Они занимают руководящие посты. Но по своей сути, остались дремучими националистами, антисемитами. В их убогом сознании ничего не изменилось, несмотря на декларируемые в стране равенство всех национальностей. Они не далеко ушли от фашистов. Одним словом, сволочи».
«-К сожалению, я не в силах это изменить » - подумал Гриша. - А семью надо кормить. И лечить, теперь уже, жену. Что же делать дальше? Чёрт с ними. Буду искать работу не по специальности - решил он. Другого выхода у меня нет. Начну с окраины города и буду заходить во все организации и предприятия, которые встретятся на пути. Не может же быть, чтобы все были Бугаями и Черняевыми. Хотя я не исключаю и такое».
Гриша сел в троллейбус, который шёл до конечной остановки «химзавод».
…Много дней ходил Гриша в поисках работы. Обычно всюду было одинаково. Руководитель или начальник отдела кадров, спрашивали какое образование, кем работал и удовлетворённые ответом, просили показать документы. Гриша показывал, заранее заготовленный листок по учёту кадров. Сразу лицо такого « руками водителя» менялось, глаза становились «холодными» и с извинениями следовал отказ, типа: - " Нам инженерно-технические работники не нужны». После такого отказа, Гриша спрашивал:
-Если вам работники не нужны, то почему вы не сказали об этом сразу? А попусту тратите своё рабочее время? Да и мне моё время дорого.
- Ну, мало ли - отвечали.
- То есть, если я вас правильно понял, вам нужны такие люди, у которых внешний облик, по вашему мнению, соответствовал всем пунктам листка по учёту кадров – пятому пункту? ( Гриша внешне мало походил на еврея).
-Примерно так – с издевательской улыбкой, отвечали некоторые из них.
После этих «хождений по мукам», в какой – то момент, Гриша отчаялся найти работу.
Конечно, встречались и такие руководители, которые сразу говорили, что им работники не нужны. И это хоть и огорчало Гришу, но обиды не было. После этих «хождений по мукам» Гриша, в какой – то момент, отчаялся найти устраивающую его работу.
В один из дней, Гриша шёл по городу и встретил своего давнего, хорошего знакомого. Встреча была, с обоих сторон, радостной, - они не виделись много лет.
После того как обменялись - «Ну, ты как?», «Ты где?» Гриша вкратце рассказал ему все последние события и о том, что он ищет работу. Знакомый рассмеялся и сказал:
-Считай, что ты уже работаешь. На радиозаводе работает мой очень хороший друг, начальником отдела кадров. Я сегодня с ним поговорю и вечером сообщу тебе результат.
Они попрощались и Гриша, ободрённый этим разговором, с волнением стал ждать вечера. Вечером знакомый позвонил и радостным голосом сказал:
Старик. Для тебя есть хорошая новость - завтра, в десять утра, мы должны быть с тобой на заводе. Он сказал, что раз я прошу, что мои друзья, это его друзья, поэтому он постарается помочь. Так, что с тебя причитается.
…Хозяин кабинета встретил их радушно. Крепко пожал Грише руку, пригласил сесть. Поговорили на разные темы. Начальник и знакомый, обменялись анекдотами, после которых громко смеялись. Кадровик вёл себя так, как будто встретились старые, добрые друзья. Потом, продолжая улыбаться, как бы просто выполняя формальность, с видом, будто вопрос принятия Гриши на работу решён, он сказал, обращаясь к Грише:
- Ну, что? Показывай документы.
В глубине души, понимая, что национальность спрятать вряд ли удастся, всё-таки решил без крайней необходимости паспорт не показывать. Он подал трудовую книжку, дипломы. Так себя вести, его вынуждало очень тяжёлая семейная ситуация: - тяжело- больная жена, не вполне выздоровевшая дочь, плохое материальное положение.
- Так, посмотрим - проговорил он, рассматривая документы. Так, хорошо…не плохо поработал. Молодец.
Гриша напрягся, ожидая как удар молнии, показать паспорт. В голове мелькнула мысль: - « Может он не попросит паспорт». Но, кадровик сказал:
- Теперь покажи паспорт, сибиряк.
Гриша прикусил нижнюю губу и не решительно протянул паспорт.
-Так прописка есть, фотография на паспорте твоя, - сказал он улыбаясь. Вдруг, с его лица мгновенно ушла улыбка, оно стало строгим и серьёзным. Он вглядывался в открытый паспорт, словно не верил, тому, что там было написано. Он медленно поднялся из-за стола, заложил руки за спину, подошёл к окну. Несколько минут в кабинете стояла настороженная тишина. Гриша сразу понял причину столь резкого изменения настроения в поведении кадровика. Наконец, столоначальник, медленно повернулся и коснувшись рукой своего лба, сказал:
-Да-а. Я чуть не забыл. Дело в том, что у нас на заводе, на рабочих местах работают двадцать шесть инженеров.
"Назвал цифру равную двадцати шести бакинским комиссарам" ,- с горькой улыбкой подумал Гриша.
-Поэтому ничем помочь не могу,-закончил он.
Гриша вышел за дверь , ожидая когда выйдет его знакомый.
-Слушай, а я не знал, что ты еврей,-сказал он подойдя к Грише.
-А что, это имеет какое-то значение-с вызовом сказал Гриша.
-Да нет.
- Это по этому он не взял меня на работу-утвердительно произнёс Гриша.
Негодование переполняло всё его существо. На душе стало горько, больно и обидно. В который раз его оскорбили, унизили.
С окраины города, где находился завод, Гриша пошёл к остановке троллейбуса.. Сидя в троллейбусе, он смотрел в окно и стал размышлять:
"Получается, что надо скрывать, стесняться, боятся своей национальности. Чем она хуже других? А может наоборот? Её считают лучше других? Возможно евреев действительно считают умнее себя? Поэтому ненавидят? Но тогда правы в Прибалтике. Там говорят, что к евреям относятся так же, как ко всем остальным народам. Потому, что не считают евреев умнее себя. Неужели дело только в этом? Вряд ли. Может у евреев есть черты характера, которые востанавливают другие народы против них? Но тогда какие черты? Думаю в основном своём большинстве все люди одинаковы. Нет плохих народов, есть плохие люди, которых меньшинство, но часто, именно они, являются той самой ложкой дёгтя. Каждый народ заслуживает уважение.
Может еврей и народ в целом, более эгоистичен, чем другие? И эта аура эгоизма отрицательно влияет на других людей? Это вызывает ненависть к евреям? Или евреи более высокомерны, чем другие? Но, думаю, что евреи не более эгоистичны и высокомерны, чем другие народы. Или, может, евреи излучают отрицательную энергетику, которая воздействует на людей и вызывает отрицательное отношение к ним? Или евреи окутаны такой аурой, которая несёт им всякие беды и несчастья? А если допустить, что просто срабатывает, отрицательное отношение к «чужестранцам». Но тогда, почему нет такой ненависти к другим национальностям, живущим, как и евреи, среди коренного народа? Вопросы, вопросы… - А где ответы?»
Гриша посмотрел, на прижатых друг к другу пассажиров троллейбуса и продолжал размышлять:
-« В мои школьные годы, рядом с нашим домом, жили соседи-белорусы. Мои родители поддерживали с ними хорошие отношения. В конце войны, они с глухой деревни перебрались в районный центр. Заняли пустующий дом расстрелянной еврейской семьи. У соседей семья была многодетной и очень бедной. Их мать была безграмотной, невежественной женщиной. Отец же, напротив, был грамотным и во время войны был в армии политруком. Казалось, его взгляды по национальному вопросу, должны были быть более прогрессивными. Но…
...Часто Гаврилович, как его называли отец и мать, заходил к нам на «огонёк». Родители жили бедно, да кто после войны жил лучше, но были очень гостеприимными и хлебосольными людьми. Однажды, после хорошей выпивки, неожиданно прервав разговор о политике, раскрасневшийся Гаврилович, скрипнув зубами и сверкнув глазами, ударил кулаком по столу, проговорил:
-Ох, жиды! Во время войны, в армии, я их…
Оборвав фразу на полуслове, он осоловелыми глазами, посмотрел на отца и мать и пьяно опустив голову, замолчал. Отец и мать от неожиданности застыли на месте и удивлённо посмотрели друг на друга. Им стало как - то не по себе, словно это они сделали, что-то не так.
После его ухода, мать сказала:
-Сколько волка не корми, а он всё равно...
-Что у трезвого в уме, то у пьяного на языке - добавил отец.
На следующий день, протрезвев, он пришёл извиняться. Это говорит о том, что дремучая, трудно объяснимая ненависть к евреям, глубоко сидит в душе таких индивидуумов.
Гриша вспомнил и другой случай. Девушка влюбилась в еврейского парня. Их любовь была взаимной. Когда её мать узнала об этом, то категорически запретила дочери встречаться с ним, сказав:
- Доченька не мешай нашу кровь с кровью Ирода.
Конечно, – очень многие русские парни и девчата женились и выходили замуж за еврейских парней и девчат, несмотря ни на что. Моя сестра замужем за белорусом. Моя тётя, по отцу, замужем за русским. Все они очень хорошо прожили жизнь, родили и вырастили прекрасных детей. Но, к сожалению, в большинстве случаев, существует предубеждение к евреям, души людей отравлены ядом антисемитизма».
Гриша прервал свои размышления, так как троллейбус остановился и Грише пора было выходить. Идя по направлению к своему дому, он продолжал размышлять.
«Конечно, проблема, над которой я думаю, сложна и её нельзя объяснить однозначно. Кроме того, есть много других причин. Нельзя исключить ЗАВИСТЬ. Если следовать Библии, из всех народов, Бог избрал еврейский народ - своим народом. Но, всё- таки, несмотря ни на что, Библию писал человек. И разве нельзя предположить, что этот писарь, написали это от себя
Если же Бог, действительно избрал еврейский народ, своим народом, что и было отражено в Библии, а тот, кто писал, желал добра евреям и не отступил от правды, то не зря говорят, что «благими намерениями, вымощена дорога в Ад».
Может евреи, как избранный народ, не выполняют тех надежд, которые возложил на них Бог? Недовольный этим, Бог наказывает евреев. Но какие надежды и какую роль возложил на евреев Бог? Кто скажет об этом ВСЕМ евреям, а не кому-то одному, или кучке людей? А может, как до всемирного потопа, Бог, теперь уже через избранный народ, через его вселенские страдания, предупреждает человечество, о порочности пути которым оно идёт? Но понимает ли человечество это? НЕТ, НЕ ПОНИМАЕТ! Оно полно ненависти, не справедливости, зависти и жестокости. Это ещё больше отдаляет людей от Бога, от идеалов добра и справедливости, любви к ближнему и совершенству духа.
…Может быть, за этим кроется какой-то тайный смысл, неподдающийся человеческому пониманию? Может, как Иисус «в Новом Завете», еврейский народ избран Богом для того, чтобы взять все грехи человечества на себя и испытав унижения, страдания и мучительную смерть, тем самым искупить все пороки людей и в последствии возвысится и быть вознаграждённым за перенесённые мучения? Но пороки людей не уменьшаются, а даже наоборот, увеличиваются, принимая всё более извращённые формы. Значит ли это, что конца бедам, которые сыплются на головы еврейского народа не видать. Значит что? Быть еврейскому народу вечным искупителем чужих грехов? Вряд ли. Ведь терпение Бога не беспредельно. Однажды Бог уже насылал на людей потоп, когда увидел, что человечество погрязло в пороках и не собирается идти по пути правды и благочестия. Даст ли Бог ещё шанс человечеству выжить, или случится
АПОКАЛИПСИС, который уничтожит всё живое? Захочет ли Бог кого-то спасать, будет ли «второй Ной» и если да, то кто? Напрашивается вывод, что это будет часть людей «избранного народа». Но хочется верить, что это будут люди бедные, обездоленные, не имеющие ни баранов, ни любой другой живности. А всяких животных, птиц и других живых существ, Бог найдет способ спасти.
…Следуя Библии, Бог сделал еврейский народ своим народом. МАТЕРЬЮ СВОЕГО СЫНА он сделал не женщину другого народа, а еврейку Марию. Иисусу, сыну еврейки и еврейке Марии, поклоняется не меньше половины людей Земли. Думаю, этот факт тоже вызывает Зависть и не любовь к евреям. …Если еврейский народ Богом избранный, то - есть находится под покровительством Бога, то те, кто унижает евреев, оскорбляет по национальному признаку, проявляет ненависть (делами или в душе), покушается на их жизнь, тот совершает большой грех перед Богом, так как идёт против его воли. Думаю, что большинство христиан, делают это по своему не знанию. Но, конечно, есть и такие люди, которые делают это преднамеренно. Зная истину, они скрывают её, совершая не простительный грех перед своей совестью, паствой, Богом.
…Никто, кроме Бога, не может отпустить грех, его совершившему. Люди, присвоившие себе право отпускать грехи от имени Бога (по моему мнению) совершают большой грех перед ним. Считаю, отпустили на земле грех или нет - Божье наказание неотвратимо. Это произойдёт, только в известное Богу, время.
… Если всем людям рассказать историю еврейского народа (по Библии), рассказать, что Иисус и его мать Мария, евреи, я уверен, что постепенно антисемитизм исчезнет, уступив место, по крайней мере, уважению евреев и осознанию того, как много дал человечеству еврейский народ. Когда это произойдёт, возможно, только тогда на Земле будет царствовать справедливость, милосердие и всеобщий мир. Возможно, это одно из условий Бога, при выполнении которого на Земле настанет полная гармония человеческого разума и духа. Возможно, еврейский народ, по отношению к нему других народов, избран Богом, чтобы быть той лакмусовой бумагой, которая покажет, наступила ли у человечества гармония человека и Бога? Но власть имущие и «представители Бога на Земле» замалчивают факты, изложенные в Библии, тем самым грешат против истины, против Бога, в которого на словах верят и следуют его заповедям. Этим самым, они тормозят, наступлению райской жизни на Земле, взамен жизни души, после смерти тела…
…Конечно, если исходить из чисто человеческих, житейских позиций, то напрашивается вопрос – если еврейский народ Богом избранный, то почему, кроме
всего прочего, он дал евреям землю, состоящую из песка и камня? Как говорится,
(может я богохульствую?) спасибо за такую избранность. Она оплачена, на протяжении столетий (да и теперь тоже) горем, страданиями, реками крови…еврейской крови. Если же Бог дал евреям такую землю, чтобы испытать на выживаемость и твёрдость духа, то это испытание евреи выдержали с честью, превратив пустыню в прекрасный, цветущий оазис, напоенный любовью людей и животворящей силой благодатной природы…
Гриша подошёл к своему дому, вошёл в стоящую во дворе беседку и тяжело опустился на скамейку. Он вытянул ноги и на минуту прикрыл глаза.
«Всё-таки, почему нас не любят, – подумал он. Почему не любят евреев?
Почему не любят меня? Не зная меня как человека и специалиста, «они» заранее относятся ко мне с предубеждением и «знают?», «что такой им не нужен». ПОЧЕМУ?
…С какой целью, если это была воля Бога, евреи были рассеяны по всему миру? Может для того, чтобы народам Земли привнести что-то такое, чего им не хватает, чтобы все народы Земли, в последствии стали, для Бога, избранными? В изгнании евреям пришлось перенести много трудностей и часто невозможно было сохранить свою самобытность, свою религию, свою культуру. Или это просто трагическое развитие истории еврейского народа?
… В Советском Союзе, да и в других странах, заслуги евреев неоценимы. И это
несмотря на то, что был ограничен приём евреев в высшие учебные заведения, более или менее престижную работу. Евреи внесли огромный вклад в развитие науки, культуры, искусства, не только в Советском Союзе, но и всего мира. Не имеет смысла называть их имена, они навечно вписаны золотыми буквами в историю земной цивилизации. После русских, украинцев и татар, в процентном отношении к численности населения, по Героям Советского Союза, евреи занимают почётное четвёртое место. Это полностью опровергает лживость антисемитов, о якобы трусости и не патриотичности евреев.
Всё это так, Но я должен, обязан устроиться на работу».
Гриша прервал свои размышления. Он встал и пошёл к газетному киоску. Купив несколько газет, он медленно пошел к дому, на ходу развернув одну из них, там где были опубликованы объявления о работе. Пробежав глазами несколько объявлений, он заинтересовался одним из них. В нём сообщалось о том, что на завод металлоконструкций требуется начальник планово – производственного отдела. Гриша подумал:
-«Почему на такую, довольно высокую и ответственную работу, приглашают через газету? Очень странно».
Тем не менее, Гриша поспешил домой и позвонил по указанному в газете телефону. Мужской голос ответил:
- Да. Нам нужен начальник отдела. Возьмите документы и приезжайте.
И назвали адрес. Гриша не мешкая поехал по указанному адресу. Он не надеялся, что его примут на работу. Но, не желал упускать любую возможность решить жизненно важный для семьи вопрос.
После недолгого разговора с директором завода, Гриша был принят на эту должность. Домой он возвращался в хорошем настроении. Но сомнения его, всё же, одолевали.
«Почему, без лишних слов, они взяли меня на работу? Не может быть, чтобы они были большими интернационалистами. На их лицах, такое же настороженное выражение лица, как и на других, которые отказывали мне. Здесь, что-то не так. Ладно, поработаю, а там видно будет»-решил он и несколько успокоившись поспешил домой.
Поработав несколько недель, от работников завода Гриша узнал, что за один год, здесь сменилось три начальника этого отдела. Причиной этого, являлось то, что завод хронически не выполнял план. Директор завода вместо того, чтобы принять меры по нормальной работе цехов и отдела снабжения, в конце каждого месяца вызывал к себе в кабинет начальника этого отдела и заставлял его приписывать в выполнение плана, не существующую готовую продукцию. Узнав об этом, Гриша проанализировал ход выполнения плана текущего месяца и письменно доложил директору о том, что в виду срывов в поставке металла отделом снабжения, выполнение плана под угрозой. Директор на докладную записку ни как не отреагировал. Так прошло три месяца. К концу их, по привычке, вызвал Гришу и предложил ему составить квартальный отчёт о стопроцентном выполнении плана, в то время что план фактически был выполнен на восемьдесят процентов. Спокойным голосом он сказал:
-У нас всегда так было. Но, обычно, к середине месяца следующего квартала, мы всегда успеваем перекрыть не выполненный объём предыдущего квартала.
Гриша отказался заниматься припиской и отчёт подписал о фактическом выполнении плана. Вскоре директор собрал партийное собрание, с отчётом Гриши. Итог – за непринятие мер по выполнению плана, ему был объявлен выговор. Надо отметить, что на заводе работали одни родственники директора завода. Главным бухгалтером работала сестра жены директора. Старшим экономистом, её дочь. Секретарём партийной организации завода, отставной подполковник, двоюродный брат директора. В райкоме партии, вторым секретарём, работала двоюродная сестра. Взвесив все обстоятельства, с учётом такой родственной круговой поруки, он в любом случае окажется виноватым. Да и при таком положении, не долго и загреметь в тюрьму за чужие грехи. Не проработав и девяти месяцев, Гриша подал заявление об уходе с работы.
…Гриша сидел на кухне и думал о трудностях выпавших на его долю. – «Почему в Сибири, где меня совершенно не знали, я за три месяца «вырос» от мастера до начальника производственно – техническим отделом, а потом, несмотря на еврейское происхождение, я стал главным инженером управления, где проработал достаточно много лет, вплоть до отъезда на родину. Всё-таки там меньше, по крайней мер тогда, обращали внимание на национальное происхождение, а больше на профессиональные и деловые качества. А здесь, так получается, им наплевать на дело. Главное для них это, чтобы ты был «свой человек», пусть даже этот «свой" ничего не понимает в порученном ему деле. Конечно, не плохо, что встречаются еще места и люди, для которых национальность не играет большой роли, а главное для них, на что человек способен, что он может дать конкретной работе и в целом государству. Но таких, по моему наблюдению, становится всё меньше и меньше и вскоре, таких людей можно будет вносить в специальную книгу, подобно Красной. Хотя и в Сибири, зловредные ростки антисемитизма тоже проявлялись. Проработав много лет в должности главного инженера управления, в какой – то момент Гриша почувствовал, что «перерос» на этой должности. Когда сняли с работы очередного начальника Гриша, без ложной скромности, обратился к начальнику объединения с предложением поставить его на эту должность. Так как, фактически, последние пять лет он руководил управлением, а начальники занимались личными делами, - один снимал
людей с работы и строил себе дачу, другой – был сексуально озабочен, склонял, не безуспешно, к сожительству многих работниц управления, чем часто занимался прямо в своём кабинете, на рабочем столе.
-А кого мы поставим на должность главного инженера? – спросил начальник объединения.
-У меня есть, кого поставить. Хотя – бы начальника производственного отдела.
-Нет, нет. Вы лучший главный инженер в нашем объединении, поэтому продолжайте работать в этом качестве.
-Спасибо за хорошие слова, но вы знаете, что нет незаменимых людей. Тем более, за всё, в управлении, отвечал бы я.
Гриша понимал, что причина банальная и до оскомины избитая – не нравится национальность. Он пришёл к такому выводу потому, что случайно слышал разговор начальника объединения (он тогда ещё не был начальником) с несколькими руководителями объединения. Он рассказывал о евреях, называя их «жидёнками», и со смаком искажая слова, с особой интонацией передразнивал евреев. Надо сказать, что из многотысячного коллектива объединения, Гриша был единственным евреем. Начальником управления поставили родственника одного из руководителей облисполкома, не имеющего малейшего представления о газовом хозяйстве.
«Так, что если в Сибири, возможно, имелись единичные язвы национализма, то
здесь это приняло всеобъемлющий характер, или выражаясь медицинским языком, всё покрылось метастазами нетерпимости и ненависти к евреям. А это неизлечимо. Хотя в редких случаях, при своевременном, хирургическом вмешательстве, наступает выздоровление. Но где тот хирург, который вырежет эти протухшие, сочившиеся гноем и кровью болячки? Пока его нет. Хотя это пока, длится не год и не два, а тысячелетия. Значит больной, в данном случае такое государство, должно умереть. Тем более, что больной, (государство) болеет другими серьёзными недугами».
Здесь мысли Гриши возвратились к концу шестидесятых годов. Он вспомнил то время, когда проработал в должности главного инженера, примерно, полгода, вращаясь среди всякого рода руководителей, увидел какие недалёкие люди, аморальные, стоят у руководства организаций и власти. Интересы этих людей, не шли дальше забот о том, как и когда выпить, закрутить дешёвый роман с женщиной, больше украсть у государства. Конечно, встречались и порядочные, достойные люди, но их было, по наблюдению Гриши, меньшинство.
Гриша с детства очень болезненно воспринимал несправедливость, ложь. Однажды, делая вывод из наблюдаемых им явлений, он с юношеской горячностью в голосе, сказал своему хорошо знакомому:
-Если во всей стране такие же порядки, какие мы наблюдаем здесь, то наша страна будет уничтожена нами самими.
Наверное, об этом думали и многие другие люди. Это был 1971год.
Гриша же, говоря это, не претендовал на роль пророка. Он, это говорил с болью, возмущением, всеми своими чувствами и сердцем противясь такому развитию событий. (Последующие события подтвердили этот прогноз).
Гриша прервал свои воспоминания и стал думать о своём настоящем положении. К этому времени тяжело заболела Шура, да и малышка еще не полностью оправилась от болезни.
«Что делать? – думал Гриша. Почему я специалист по одной специальности, должен искать работу неизвестно где. Конечно, в этой стране часто так и бывает. Но я хочу работать там, где смогу принести больше пользы и сам буду иметь моральное удовлетворение. Я буду добиваться этого, чтобы мне это не стоило, – решил он.
На завтра полный решимости, Гриша пошёл в обком партии. Принял его начальник строительного отдела обкома. Посмотрев документы Гриши, он сказал:
-А что здесь думать. Вы долгие годы проработали в газовом хозяйстве, на разных должностях. Сам Бог велел вам работать там же. Вы были у Бугая? – спросил он.
-Да. Я у него был. Но он мне ничего не предложил, а отправил к Черняеву. Черняев предложил мне должность мастера. А у мастера оклад девяносто рублей в месяц. У меня больная жена, дочь и есть сын. Поэтому я вынужден был отказаться. У них до сих пор, есть вакантные должности
начальника производственного отдела объединения, должность главного инженера
управления и начальника одной из служб, где зарплата выше и меня это могло – бы устроить, так как я работал много лет главным инженером более крупного управления, чем это.
Он молча набрал номер телефона Бугая и сказал:
-Здесь у меня находится Львов. Он у тебя был? Слушай, он же ваш кадр. Что ты можешь ему предложить? Да. Хорошо, я его сейчас направлю к тебе. Реши вопрос.
У обкомовца по лицу пробежала полуулыбка и он, посмотрев на Гришу, сказал:
-Ну, вот. Все и решилось. Он вас принимает на работу на должность мастера.
-Я же вам говорил - ответил возмущённый до глубины души, Гриша – о моём бедственном семейном положении. Поймите, я не гонюсь за большим портфелем, но помогите мне с работой, которая соответствует моим деловым и профессиональным качествам. Чтобы я мог нормально содержать семью. Неужели, после многих лет работы на довольно ответственных постах, в знакомой мне до мелочей сфере, мне в моём родном городе, нельзя поручить должность, с приемлемой зарплатой?
-Вот и хорошо. Поработайте мастером, зарекомендуйте себя и вас повысят.
- Я переехал сюда, в связи с тяжёлой болезнью дочери. Я давно уже прошёл все ступени в газовом хозяйстве, а вы предлагаете мне начать всё сначала. Я это понять не могу.
-Хорошо – смягчился он. Контроль, за вашим продвижением по службе, я передам в горком партии.
После нескольких дней тяжёлых
раздумий, Гриша понял, что больше сидеть без работы он не может и вынужден был согласиться на должность мастера. Он, как и много лет назад, стал мастером ремонтного участка. На участке было пять слесарей, которые выполняли ремонт газовых котлов, колонок и плит, установленных в домах и квартирах жильцов. Запасных частей не было и то, что поддавалось ремонту на месте, ремонтировалось, а что нет, снималось и выбрасывалась на склад металлолома, который находился в подвале одного из домов, для выполнения плана сдачи цветных металлов. Люди на долгое время оставались без так необходимых им удобств. Гриша в течении нескольких дней ознакомился с положением дел на участке и начал организовывать работу. Как уже говорилось, подвал одного из домов был буквально забит вышедшим из строя газовым оборудованием. На этом оборудовании было много исправных запасных частей. Кроме того, вышедшее из
строя оборудование подлежало реставрации в условиях ремонтных мастерских.
В короткий срок Гриша организовал ремонтную мастерскую и всё, что раньше выбрасывалось, поступало в эксплуатацию, к радости людей. Но руководство объединения и управления, как будто ничего не замечали. Гриша решил много других организационных и технических вопросов.
В горкоме партии, куда Гриша ходил раньше, ему сказали:
-Поработайте мастером. Должность главного инженера мы вам обещать не можем, но должность начальника службы будет за вами.
Прошло полгода работы мастером. Однажды утром, на участок приходит Черняев с высоким, белобрысым человеком. Как позже Гриша узнал, этот человек, окончил кулинарный техникум, где директором была жена Черняева. Он в техникуме работал заместителем директора техникума по хозяйственной части.
Черняев подвёл этого «кулинара» к Грише и сказал:
-Знакомься, Львов. Это начальник вашей службы. Введи его в курс дела.
Гриша ничего не ответил. Пришедшие постояли несколько мину и, как говорится, «не солоно хлебавши», ушли. После «визита» нежелательных, для Гриши, гостей он пошёл в горком и рассказал, что несмотря на их заверения, начальником службы назначили другого, по сути, человека с улицы. Начальник строительного отдела горкома партии оказался человеком принципиальным и, на удивление Гриши, сказал:
-На эту должность горком не давал согласие на приём кого бы то ни было. Поэтому, идите спокойно работать. Начальником службы будете вы.
-Да. Но,…не веря в это, сказал Гриша. Они уже издали приказ о приёме на работу начальника службы.
-Я сегодня вечером вызову Бугая и Черняева, и они отменят приказ. Сейчас идите, а завтра утром придёте ко мне.
Утром Гриша счёл неудобным идти в горком партии и он позвонил. Горкомовец ответил:
-Ваш вопрос решён положительно. Они вас вызовут и назначат начальником службы. Ждите.
Прошло несколько дней, но никаких новостей из объединения и городского управления не было. Гриша не выдержал и позвонил в горком. Ему ответили:
-Они, можно сказать, в шоке. Поэтому ждите. Они вас обязательно вызовут и назначат начальником службы.
Прошло ещё несколько дней тягостного, для Гриши, ожидания. На конец из объединения позвонил начальник отдела кадров и сказал:
-Приносите заявление.
-Какое заявление – в первую минуту не понял Гриша.
-Заявление о назначении вас начальником службы.
В тот же день был подписан приказ. Из руководства никто Гришу не вызывал, как это обычно принято, не рассказывал с чего начать, какие «узкие места», не представлял коллективу. Гриша был готов к такому отношению и поэтому ничуть не был удивлён. В его душе, с одной стороны, было удовлетворение тем, что он доказал этим сволочам – не только они решают, кого брать на работу, а кого не брать. С другой
стороны он понимал, что работать ему будет неимоверно трудно. И не только потому, что служба хронически не выполняла своих функций по эксплуатации газового оборудования, но и наверняка, с предвзятым отношением к нему, со стороны руководства и возможно чинимых, с их стороны, подлостей.
Получив приказ о своём назначении на эту должность, Гриша собрал коллектив службы, зачитал приказ и поставил стоящие перед коллективом задачи на ближайшее время. Работу этой службы, да и всех остальных служб управления, он хорошо знал. Работа службы была, как говорится, запущена до невозможности. За все годы своего существования, она всегда была самой отстающей среди всех служб области. Не буду утомлять читателя всеми подробностями, но скажу – через полгода после вступления Гриши в должность, служба по основным показателям вышла на второе место среди служб области. А по итогам года, к всеобщему удивлению, служба заняла первое место по основным показателям. У службы не было конкурентов по рационализации, резко сократилось количество жалоб от населения. В адрес управления, объединения, областной газеты, стали поступать благодарности работникам службы. Но успехи службы, как ни странно, не вызывали радости у руководства управления и объединения. За застарелые проблемы, имеющиеся в службе, а чаще по надуманным нарушениям Грише периодически объявляли выговор, а то и строгий выговор. Гриша непосредственно подчинялся руководству управления, а приказы о наказании шли за подписью начальника объединения, без объяснительной записки наказываемого. Не смотря ни на что, Гриша проработал на этой должности более шести лет. Ему пришлось выносить прямые издевательства, придирки, трепать нервы, гробить своё здоровье, только ради детей, семьи. Иногда, ему хотелось плюнуть в морду, этим свиноподобным существам и уйти. Но испытания Гриши на этом не закончились. На фоне вышесказанного выше, Гришу ждало большое горе. Шура тяжело болела и её направили в столицу на консультацию. С больницы она периодически писала письма. Некоторое время от неё писем не было и Гриша позвонил в больницу, узнать о самочувствии жены. Оттуда ответили, что ей сделали операцию. Гриша знал, что ей нельзя делать не только операцию, а надо быть осторожной, чтобы случайно не сделать царапины, так как у неё не свёртываемость крови. Встревоженный таким сообщением, Гриша пошёл к Черняеву, чтобы отпроситься на несколько дней и срочно посетить в больнице жену, так как ей сделали операцию и она находится в тяжёлом состоянии. На что Черняев ответил:
-У меня сыну тоже сделали операцию аппендицита – я же не еду к нему.
-Это аппендицит, а у жены очень тяжёлая болезнь и ей нельзя делать операцию.
-Я не разрешаю уезжать – с каменным лицом ответил он.
-Вы не разрешаете, так в объединении разрешат,– сказал, возмущённый таким бездушием Гриша.
Он знал, что Бугай в отпуске, а его замещает главный инженер, который не плохо относился к Грише. Услышав это, Черняев, испуганным голосом, закричал вслед быстро идущему по коридору Грише:
-Иди сюда. Ладно, езжай.
Гриша уехал, но жену живой не застал.
…Спустя несколько дней, после похорон жены, Гриша, убитый горем, вышел на работу. Примерно через час, после начала рабочего дня, Грише позвонила секретарь Бугая и сказала, что Бугай вышел из отпуска на работу и вызывает к себе Гришу. Надо отметить, что за все годы работы, он ни разу не вызывал Гришу, а тут…
«Наверное, он хочет выразить соболезнование» – подумал Гриша, и в его душе шевельнулось чувство благодарности.
В такое время, когда теряешь близкого человека, когда всё твоё существо объято горем, сочувствие окружающих очень важно. От многих работников управления и объединения, то по телефону, то лично, Гриша принимал соболезнование, за что
был этим людям благодарен до слёз. Поэтому он не мог себе представить ничего другого.
…Бугай сидел за столом, читая или делая вид, что читает какие – то бумаги. В кабинете кроме него, никого не было. Он бесстрастно поднял глаза на Гришу и не пригласив сесть, сказал:
-Почему у тебя в службе балаган? Вот пришла жалоба из областной газеты. Люди два часа прождали слесаря, а он не пришёл. В чём дело?
Гриша от неожиданности, на какое – то время, потерял дар речи. Кровь прилила к его лицу. Он стиснул зубы и с негодованием прокричал:
-После похорон жены, я сегодня первый раз вышел на работу. Понимаете. У меня умерла жена…- сказал он, ещё надеясь на то, что может Бугай не знает о постигшем его горе. Но то, что он услышал в ответ, рассеяло его сомнения в этом:
-У многих умирают жёны, но это не значит, что мы должны забыть о работе – сказал он, повысив голос.
У Гриши перехватило дыхание. Не помня себя, он закричал:
-Слушай, ты. Чёрствый, бесчувственный, бездушный, карликовый бугай. Ты, подлец! Я, не желаю больше работать с неандертальцем, сидящим на руководящем месте, надувающем щеки, чтобы показать свою значимость. Ты мерзкая мокрица, которую хочется раздавить.
С этими словами, Гриша вышел из кабинета. В приёмной он написал заявление об уходе с работы. «Мокрица», с раскрасневшимся лицом, не раздумывая, резкими движениями подписал заявление.
Гриша вышел на улицу. Его просто распирало от негодования.
«К евреям всегда относились плохо, – думал Гриша. Но как рассказывал отец, до войны «худо-бедно», в этой стране евреи работали директорами крупных заводов, евреи были военно - начальниками, министрами, крупнейшими учёными, артистам, писателями, политическими деятелями. Работали в партийных органах. Мой дядя работал вторым секретарём райкома. А где сейчас увидишь еврея, работающего в партийных органах? Евреи вынуждены менять свои фамилии и имена на русские, потому, что они "«не благозвучны» для уха приспособленцев, сидящих «на верху». Лучшую часть преданных этой власти людей, в том числе и евреев, поглотили кровавые довоенные и послевоенные репрессии. На фронтах Отечественной войны погибли лучшие люди. Они первыми бросались в атаку и, погибая, верили, что отдают свои жизни за лучшую долю своих родных, своей страны. После войны, постепенно к власти пришли те, кто прятался в тылу, кто всякими путями уходил от призыва на фронт, те, кто за свои преступления и предательство были осуждены и, отбыв срок наказания, вернулись домой. Эти предатели, как были
пропитаны ненавистью к евреям и этой власти, так и сохранили её на всю жизнь. Они передали эту ненависть своим детям. При помощи этой же власти, эти недоросли, закончили учебные заведения и заняли самые высокие посты в государстве, но свою ненависть сохранили в себе. Долгие годы существовавший бытовой антисемитизм, они превратили в государственную политику. Вряд ли, в учебных заведениях, они усвоили даже азы наук, но ненавистью к евреям, они пропитаны насквозь – с головы, до пят».
Гриша вспомнил школьные годы. Сколько раз он слышал от некоторых своих одноклассников, которые были в фашисткой оккупации, оскорбительные слова по поводу своего происхождения. Хотя он не понимал, до поры, до времени, разницу между людьми. Иногда ему говорили, особенно носатый, карликового роста, Женька Горбачёв:
-Кггиша- преднамеренно искажал он имя - уезжай отсюда в свою Палестину. Окончив школу, через несколько лет, вспоминая это, Гриша тогда подумал: - «Пройдут годы. К власти придут вот такие Женьки, которые с детских лет пропитаны ненавистью к евреям. И тогда евреям будет, ох как, тяжело».
Ведя диалог с самим собой, Гриша разнервничался. - «Вот и пришли они к власти. Вот и «результат» их властвования.
Гриша шёл по улице быстрым шагом, его глаза метали молнии. В какой-то момент, ему захотелось, чтобы его размышления слышали люди, Люди всей Земли. И пускай кто-то бы ответил:
ЗА ЧТО? ЗА ЧТО И ПОЧЕМУ СУЩЕСТВУЕТ ЭТА НЕНАВИСТЬ?
Гриша был возмущён до глубины души, в нём всё кипело. Чтоб как-то вылить своё негодование, чудовищной несправедливостью, он продолжал думать на эту тему. - «Если бы такое отношение было только к отдельным людям еврейской национальности. Если это было бы единичными случаями, тогда это можно было бы понять. Но такое отношение к целому народу. И всё-таки это трудно объяснить. Но это факт! Трагический для евреев факт…
…И всё-таки Зависть» Главной причиной ненависти к евреям, считаю Зависть - решил Гриша. Почему7 - Да потому, что кроме религиозных причин, есть чисто человеческие. Объективно, евреи далеко не идеальны. В большинстве своём, впрочем, как и многие другие народы, евреи корыстны. Вид у большинства из них такой, будто они знают то, что другим не ведомо. Глаза смотрят с насмешливой хитрецой, и одновременно, в них видна вселенская тоска. Иногда проскальзывает брезгливая надменность. Но несмотря на многие свои недостатки, евреи, в своём большинстве, талантливы, предприимчивы, изобретательны, трудолюбивы, любознательны и умны. Не терпят рутины. Евреи, всегда стремятся к
чему-то новому, к изменению устоявшихся взглядов и устоев. Часто бывают во главе социальных потрясений, во имя лучшей жизни для людей. Но, взяв власть, те, ради которых они добивались лучшей жизни, отстраняли их от власти. Но, не умея и не зная как справедливо властвовать, погрязли в пороках, в пьянстве и разврате и доводили страну и народ до нищеты. Не зная как оправдать свою преступную деятельность, в конечном счёте, во всём обвиняли евреев.
Задумав что-то, евреи настойчиво идут к намеченной цели и чаще других, добиваются её. Всё это вызывает Зависть. Она, в свою очередь, трансформируется в неудовлетворённость собой, показывает ничтожность завистника и вызывает ненависть к тем, кто умнее тебя, удачливее в достижении успеха…
Конечно, на руку еврейским недоброжелателям, играет разобщённость евреев, их рассеянность по всему миру. Но и собравшись под одно знамя, приехав с
разных стран исхода, в виду разности культур, обычаев и языка, к сожалению, ещё долгие десятилетия евреи не будут целостным, монолитным народом,
Сволочи! Слепая ненависть к евреям, не даёт им понять, что не будь антисемитизма, а в полной мере будь равенство всех народов, о котором они постоянно трубят, как много выиграла бы страна. Сколько ещё полезного, могли бы дать евреи людям. Уверен! Жизнь здесь, была бы во сто крат лучше. Но,…увы!..».
Гриша встал со скамейки и медленно пошёл к своему подъезду. В его голове мелькнуло - «Я не претендую на истину в последней инстанции. Просто размышляя, возможно несколько хаотично, я пришёл к таким выводам. Надеюсь, они верны. Как большинство людей, я больше не знаю, чем знаю, но уверен, что мои аргументы отвергнуть трудно. Их можно многократно умножить. Любой человек, будь он (как говорят), хоть «семь пядей во лбу», не знает, да и не может знать всеобъемлющую истину нашего бытия.
Её (ИСТИНУ) ВОИСТИНУ, МОЖЕТ ЗНАТЬ ТОЛЬКО ТВОРЕЦ.
Закончив читать, Владимир Фёдорович глубоко вздохнул и задумчиво произнёс: - Да-а-а.
 
М. Басс.
Copyright: Михаил Басс, 2009
Свидетельство о публикации №217077
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 29.07.2009 23:55

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Блиц-конкурс
Можно ли судить женщину...
Представляем нового члена МСП "Новый Современник"
Ольга Рогинская, Израиль
Чемодан. Рассказ
Приглашаю в мою клинику!
Любовь, любовь...
Любовь Пивник
Такая боль, такая жалость...
Представляем наших новых авторов
Ольга Патракова
Перевоплощение
Надежда Сверчкова
Наизнанку
Мы на YouTube
Владимир Мурзин
Офицерская рать.
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Наталья Килина
Разговор с душой
Читаем и критикуем.
Сайты наших авторов
Татьяна Ярцева
Презентации книг
наших авторов
Илья Майзельс.
Демоверсии. Занимательное чтение у райских врат
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
 
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Коллективные члены МСП
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России