Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" представляет








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Фантастика и приключенияАвтор: Boris Nikitenko
Объем: 367420 [ символов ]
ПРОИСШЕСТВИЕ В БРЕДБЕРИ
КИНОПОВЕСТЬ
 
Глава 1. Неожиданное знакомство.
 
Прекрасное летнее утро. С высоты птичьего полета видна голубая чаша озера в зеленом море лесов. Между деревьями выглядывают плоские крыши новеньких заводских корпусов и аккуратные, словно игрушки, коттеджи, с зелеными заборами из кустарников.
 
В отдалении – небольшой городок, старые постройки которого говорят, что он был здесь всегда. Невдалеке от городка проходит большая автотрасса, огибающая лесной массив, в котором находятся и заводские корпуса и поселок.
 
От трассы протянулась новенькая дорога, как стрела, рассекающая лес и соединяющаяся с основной трассой на другом конце массива.
 
В лесу у озера – тишина. С большого зеленого листа, на котором сидит крупный зеленый кузнечик, медленно скатывается хрустальная капля росы. На неуловимый звук ее падения – чутко вздрагивает и поднимает голову от воды у озера – олень, косит взглядом филин с дерева, поднимает желто-полосатую головку из травы – уж.
 
И над всем этим великолепием звучит птичий хор, в который вплетается счастливая мелодия большого оркестра.
 
Небольшой уютный дворик, в центре, которого стоит симпатичный коттедж, обрамленный зеленой кустарниковой оградой. Повсюду ярко зеленая подстриженная трава и небольшие свежевскопанные грядки с цветами.
 
Звучит бодрая мелодия «Аллилуйя» и камера упирается во флаг США на мачте перед домом.
 
В нижней части коттеджа, около крыльца, вырезано отверстие, крышка которого открывается в обе стороны. Внезапно она приоткрывается и в проеме появляется взъерошенная собачья голова с лукавыми хулиганскими глазами.
Голова осматривается по сторонам, чихает, и на лужайку выбирается пес по кличке, Бим. Он присаживается на задние лапы с интересом смотрит на кружащую невдалеке муху, прицеливается, прыгает вверх, лязгает зубами, промахивается и удивленно-печальным взглядом провожает победно жужжащую и улетающую добычу. Недовольной походкой Бим трусит к крыльцу, останавливается и начинает внимательно изучать обстановку.
 
Слева, от двери, которая ведет в дом, стоят садовые инструменты: грабли, лопаты, садовые ножницы для подстрижки газонов. Древко граблей, довольно внушительных размеров, съехало вправо, и уперевшись в верхний дверной косяк, перегородило входные двери в коттедж.
 
Бим поднимается на крыльцо, долго приноравливается, затем захватывает зубами нижний конец граблей с железными зубьями и подтягивает его к середине двери. При этом древко граблей выравнивается, и его верхняя часть упирается в середину двери. Удовлетворенно осмотрев свою работу, Бим скатывается с крыльца, и прячется за кустом.
 
Между тем из дома начинают доноситься голоса, звуки музыки, которые говорят о том, что его обитатели проснулись. Рывком отрывается входная дверь и появляется хозяин дома по имени Джон Бивер, мужчина средних лет, в шортах, майке и шлепанцах. В ту же минуту, на его, уже начинающую лысеть голову, падает древко граблей. Раздается глухой удар, сдавленный возглас и неразборчивая фраза, без сомнения, означающая крепкое выражение. Джон резко отталкивает древко, и оно с шумом падает на крыльцо, причем зубьями вверх.
 
- Какой идиот оставил здесь грабли! – кричит Джон, потирая ушибленное место, на котором явственно растет лиловая шишка.
 
- Милый, что случилось?
 
В дверях появляется его жена Маргарет. Она уже одета, поверх платья традиционный передник и в руках кухонное полотенце.
Маргарет встает перед Джоном на цыпочки и тянется рукой с полотенцем к его голове. Внезапно она теряет равновесие, наступает правой ногой на зубья граблей и… получает хлесткий удар древка по своей спине. От неожиданности и острой боли Маргарет замирает.
 
- О, Господи! Что это? – Маргарет пытается дотянуться рукой до спины, затем отдергивает ногу, и грабли с шумом летят с крыльца.
 
- С тобой все в порядке, дорогая? – теперь уже спрашивает Джон, держась рукой за лоб.
 
- Как и с тобой, дорогой! – кривясь от боли, отвечает, Маргарет. – БОЖЕ! И ЭТО В ТАКОЙ ДЕНЬ!
 
- Кто поставил здесь грабли, я, спрашиваю!? – грозно вопрошает Джон и осматривается вокруг. – Действительно, только в такой день не хватало мне еще ходить с фингалами…
 
Ухмыляющаяся морда Бима, наблюдающего эту сцену, тут же исчезает в кустах. Он начинает осторожно, по-пластунски, на животе и согнутых лапах пробираться вдоль кустарника, к своему входному отверстию в дом. Через минуту он неслышно скрывается в нем.
 
На шум появляются на крыльце дети Биверов – Тони и Барбара. Тони – высокий, стройный, симпатичный парень 17-ти лет, со спортивной фигурой и короткой спортивной прической. Он в шортах и голый по пояс. Во рту у Тони торчит зубная щетка. Барбара – 16-летняя девчушка со всеми атрибутами ангелочка: роскошными белокурыми волосами до плеч, огромными голубыми глазами и точеной фигуркой. Она с полотенцем, которым продолжает вытирать лицо. Брат и сестра с недоумением смотрят на родителей.
 
- Чья это работа? – спрашивает у них отец.
 
- А что, собственно, случилось? – неразборчиво, из-за щетки во рту, спрашивает Тони.
 
- Во-первых, вынь щетку изо рта, когда разговариваешь с отцом, а во-вторых, признавайтесь, кто из вас устроил эту пакость и поставил грабли к двери?
- МЫ?! ГРАБЛИ?! – в один голос восклицают Тони и Барбара. – Как вы себе это представляете? – Тони, вынимает щетку изо рта. – Мы все находились внутри дома, да и спали уже, когда вы поздно вечером закончили убирать во дворе. Барбара согласно кивает головой, полностью солидаризируясь с братом.
 
- А ведь дети правы! – говорит Маргарет. Джон только пожимает
плечами.
 
- Послушайте! А где же Бим? – вдруг с озарением спрашивает Джон. – Не его ли эта работа? Учитывая его то способности…
 
В этот момент из глубины дома торжественно выступает Бим. Его глаза выражают неподдельную радость при виде хозяев и полную лояльность к ним.
 
- И этот хулиган дома, - бормочет Джон. – Наверное, таки не он…
 
- Ветер! Это ветер! – вдруг кричит Барбара.
 
- Ну, точно ветер. Как это мы не догадались? – поддерживает сестру Тони.
 
- Ветер? – озадаченно произносит Джон. Он с сомнением смотрит на угол, где стоят инструменты.
 
- Ладно, Джон, - примирительно говорит Маргарет. - Пусть будет ветер, только инструменты нужно ставить на место. Пошли на кухню, я сделаю тебе компресс, а Тони уберет инструменты в контейнер.
 
Джон и Маргарет уходят, а Тони, и Барбара присаживаются на корточки около Бима.
 
- Твоя работа, бродяга? – вопросительно спрашивает его Тони.
 
- Думаешь это он? – Барбара обнимает Бима за шею.
 
- А кто же еще! – и Тони щелкает Бима по лбу.
 
- Ой! Ему же больно, - жалобно восклицает Барбара и прижимает голову Бима к себе.
 
- Ничего, родителям было больнее от его художеств, - отвечает Тони. Он собирает садовый инвентарь на крыльце и уносит его за угол дома, где находится небольшой контейнер.
В соседнем коттедже, как две капли воды, похожего на коттедж Биверов, тоже проснулись. Звучит вихревая мелодия «Казачок» и камера упирается в мачту перед домом, на которой развеваются флаги СССР и ООН.
 
Здесь живет русская семья Майских. Во дворе, мать семейства Марина, крупная женщина 30 лет, развешивает для сушки белую рубашку мужа и его парадный черный костюм для проветривания.
 
За этой операцией внимательно следят: с крыльца – черный кот Майских, по имени Прохор, и с карниза крыши коттеджа – крупная, черно-глянцевая ворона.
 
- Ребята! Подъем! – басом кричит Марина.
 
Она заходит в дом и оттуда сразу слышится возня и крики, поднимаемых с постелей мужчин, а затем и громкая мелодия детской песенки о зеленом кузнечике.
 
Ворона, между тем, внезапно планирует на землю, прямо к развешанному белью и костюму. Вероятно, ее привлекла блестящая пряжка на ремне брюк.
В тот же момент кот Прохор делает молниеносный бросок в ее сторону. Но ворона не была бы вороной, если бы не ожидала от жизни любого подвоха. Взмахнув крыльями, она тяжело, но вовремя взлетает, а Прохор, брезгливо отряхивая лапы, как это умеют делать только коты, степенно возвращается к крыльцу.
 
Ворона что-то гневно кричит с высоты, потом постепенно снижается, начинает делать круги над местом недавних событий и, вдруг, на белой рубашке и черном костюме, заботливо, развешанных Мариной, появляются одно за другим белые пятна… Ворона издает победное карканье и с торжеством улетает.
Всю эту картину наблюдает из окна Питер Майски, среднего роста, 16-летний паренек, хорошо сложенный, с бугрящимися узлами накачанных мускулов. Он быстр в движениях, смешлив и большой любитель подурачиться. От удивления он даже приседает, а потом начинает громко хохотать.
 
- Мама! – кричит он, обернувшись в глубину дома. – Скорей сюда,
полюбуйся!
На шум и крики Питера из дверей появляется Марина, а за ней хозяин дома Эдуард Майски, мужчина средних лет, по исконной советской привычке в тренировочном трикотажном костюме, который пузырится на коленях и на локтях. На спине и на груди костюма, надписи белыми буквами – СССР.
 
- Посмотрите на папины доспехи! – давится от смеха Питер.
 
Родители подходят к испорченным вещам, о чем-то горячо спорят,
поглядывая по сторонам и на небо. Доносится лишь одна фраза:
- И ЭТО В ТАКОЙ ДЕНЬ!
 
А в третьем коттедже, на фоне развевающегося израильского флага и мелодии песни: «Хэвэну шалом алейхэм», все спокойно. На зеленой лужайке возле дома, за накрытым белым летним столом и на таких же белых стульях, чинно восседает за завтраком еврейская семья Леви. Они уже при полном параде в черно-белых тонах, а на головах у отца Ицхака и сына Арье – вязаные кипы. Жена Ицхака – Эстер, хрупкая, тридцатилетняя женщина, с тонкими чертами лица, наливает мужу и сыну кофе с молоком.
 
Рядом с Арье, семнадцатилетним, небольшого роста, худым пареньком в очках с толстыми линзами, лежит ноутбук готовый к действию, куда он постоянно бросает взгляд и непроизвольно тянется рукой.
 
- Арье! – строго бросает отец. И сын послушно занимает позу, соответствующую поведению за столом.
 
- КАКОЙ СЕГОДНЯ ДЕНЬ, ДОРОГИЕ МОИ, КАКОЙ ДЕНЬ! – Эстер восторженно смотрит на своих мужчин. И все помимо воли поворачивают головы в сторону завода.
 
И ЭТОТ ДЕНЬ НАСТУПИЛ! Утро взорвалось веселыми звуками оркестров, хлопками петард, гомоном людей. Стайки птиц, вспугнутые непривычными для этих мест звуками, стремительно, из стороны в сторону, носятся над кронами деревьев.
 
С высоты видно, как по лесным тропинкам, аллеям и по дороге, ведущей, к заводским корпусам, идут нарядно и ярко одетые люди, группами и поодиночке.
Все людские потоки стекаются к уютной, празднично украшенной, площади, перед административным центром завода. В центре площади, возвышается подиум для почетных гостей, по сторонам – разноцветные киоски: с сувенирами, мороженным, сладостями и прохладительными напитками. В разных концах площади играют небольшие оркестры самых разнообразных направлений – от джаза, до кантри.
 
За подиумом – огромная эмблема компании: круг, обрамленный золотисто-черной лентой, напоминающий цвета отличия гвардейских полков русской армии, а в середине круга, на голубом фоне – скрещенные молнии, с золочеными буквами «ШАНТЕЛ».
 
По одной из аллей к площади идут соседи: Биверы, Майские и Леви.
В руках у родителей небольшие флажки с эмблемой компании и флажки, определяющие национальную принадлежность.
У Джона Бивера это флаг США, у Эдуарда Майского – флаг СССР, у Ицхака Леви – флаг Израиля, а у Марины Майской – флаг ООН… Дети просто несут фирменные флажки компании «ШАНТЕЛ».
 
Взрослые о чем-то оживленно переговариваются, а в компании детей пока чувствуется скованность. Продолжается процесс недавнего знакомства и притирки друг к другу. Наконец, Тони прерывает молчание:
 
- Ну, как устроились? – спрашивает он у Питера.
 
- Нормально. Устраиваемся понемногу. А как у вас?
 
- По всякому. Бывает, что и шишки набиваем…, - с иронией отвечает Тони.
 
- Послушайте, - тоненьким голоском спрашивает Барбара, - а правда, что коттеджи не наши, а принадлежат компании?
 
- Правда, - отвечает ей Питер, но пока наши родители будут щелкать на компьютерах для фирмы «ШАНТЕЛ» и не поднимут до уровня этот завод – дома наши.
 
- Ой! Как здесь мне нравится! – мечтательно пропела Барбара. – Никуда бы отсюда не уезжала. А учиться будем в Брэдбери?
 
- Другой школы поблизости не предвидится, так что будем ездить в этот забытый богом и людьми городишко, - солидно подтверждает Тони.
 
- Питер! А почему тебя дома зовут Петя, я это сама слышала?
 
- Питер по-русски будет Петр или Петя, а мы русские и мое имя тоже русское. У нас в истории был царь, так его имя было тоже Петр, и называли его Петром Великим. Такой он был знаменитый, - подробно отвечает Питер.
 
- А вы из самой России? – наконец, подает голос Арье.
 
- Родители из Советского Союза, а я американец, - неожиданно отвечает Питер.
 
- Это как понимать? – Тони вопросительно смотрит на Питера.
 
- А все очень просто. Еще когда существовал Советский Союз, мои родители работали в США, в советской внешнеторговой организации, а потом родился я, между прочим, на территории США и по закону стал стопроцентным американцем. И вот когда СССР развалился и перестал существовать, я забрал в Америку своих ближайших родственников – отца и мать. – Питер лукаво смотрит на своих новых приятелей и загадочно улыбается.
Компания молчит и задумчиво осмысливает сказанное Питером
 
- Как интересно! – нарушает молчание Барбара. – А скажи, пожалуйста, почему твой отец несет флажок государства, которого уже нет, а мама флажок ООН?
 
- Видишь ли, мой отец очень принципиальный и упрямый человек. Когда у власти были коммунисты, он их нещадно ругал, конечно, на кухне, иначе в Америку его бы не пустили. А вот когда коммунистов разогнали, и великая страна развалилась на куски, он стал принципиальным противником этого развала и продолжает считать себя гражданином СССР, а мама считает, что все люди братья и хочет, чтобы все жили одной семьей, а потому признает только флаг ООН.
 
- Значит, твой отец империалист? – вмешивается Арье. - Нам еще в школе говорили, что Советский Союз это империя.
 
- Может и так, - легко соглашается Питер. – Но лично мне все это по барабану.
 
- По какому барабану? – интересуется Тони.
 
- Да по любому. Это так говорят русские, когда хотят сказать, что им наплевать на все, но поскольку я по рождению стал американцем: «ГИП-ГИП-УРА! ЮНАЙТИД СТЕЙТС ОФ АМЕРИКА!». – Питер заливисто смеется и поднимает флажок США, который он запасливо нес с собой, над головой.
 
- А вот мы любим свой Израиль и считаем его самым лучшим в мире, - тихо говорит Арье.
 
- Так чего же приехали сюда? – резонно спрашивает Тони.
 
- «ШАНТЕЛ» - огромная компания. Моего отца командировали из израильского отделения, как лучшего специалиста, для помощи новому заводу. Наладится дело, мы и уедем назад. У нас там теплое море, много зелени и …
 
- И террористов…, - заканчивает за Арье Питер.
 
- И их тоже, - печально соглашается Арье. – Но все равно я люблю свою страну и свой дом на берегу моря.
 
- Вот за это ты молодец, - Тони с уважением смотрит на Арье. – Родину надо любить каждому, и скажу я вам, что лучше наших Штатов нет страны во всем мире. А насчет зелени, то видите сами, - Тони широким взмахом руки показывает вокруг. – Главное, что бы это зеленое царство ни погубили двуногие особи, у которых мозги с извилиной в одном экземпляре.
 
- Тони у нас гринсписовец, - победно возвещает Барбара. – Борец за природу, хотя кроме синяков и шишек эта борьба ему пока ничего хорошего не приносила.
 
- Молодец Тони! – Питер с уважением жмет ему руку. Арье немного помедлив, присоединяется к нему.
 
- А вот послушайте, что было, когда мы жили в Оклахоме…, - вмешивается Барбара.
 
- Подожди сестричка, помолчи немного, - прерывает ее Тони. – Что было то прошло. Вот что будет здесь, это вопрос?
 
- А что здесь может быть? – Удивляется Арье. – Новый завод высоких технологий, вокруг интеллигентные, высокообразованные люди. Неужели они могут причинить вред природе?
 
- Образования у них хватает, даже может и в излишке, - отвечает Тони. – А вот какие они люди, природа нам скоро расскажет сама. Ведь это место, где с вами находимся и где построен завод, было отделено от цивилизации непроходимыми болотами, да еще и малярийными. Болота осушили, малярию ликвидировали, построили новую трассу. Теперь жди сюда аборигенов и туристов. Боюсь, что эту непуганую природу они здорово попугают…
 
- Прекращай Тони! У тебя всегда только одно на уме. – недовольно прерывает брата Барбара. – Вот ты, Арье! Расскажи нам, что ты больше всего любишь на свете?
 
- Я? - Арье задумывается. – Наверное, родителей и компьютер. Люблю заниматься программированием. Вот и все.
 
- Какая скучища! – Морщится Барбара. – Лично я, обожаю животных. И кошек и собак и птиц. Все живое. И буду их лечить, когда выучусь.
- Ну, в этих местах тебе пациентов будет предостаточно, можешь практиковать уже с сегодняшнего дня, - замечает брат.
 
- И еще мне папа обещал купить говорящего попугая, - сообщает Барбара.
 
- Ага! И наш кот Прохор, по-соседски им и позавтракает, – ехидничает Питер.
 
- Ничего. Они подружатся. Это я вам обещаю. – С улыбкой отвечает Барбара. – А вот ты сам. Чем увлекаешься и кем хочешь стать? – обращается она к Питеру.
 
- Я? – Питер машинально лезет рукой к затылку. – Может быть юристом, но больше всего мне нравится работа полицейского. А люблю я, борьбу каратэ, да и вообще все восточные единоборства.
 
- Все восточные единоборства знать невозможно. Жизни на это не хватит, - замечает Тони.
 
- А я и не говорю, что знаю их. Просто они мне интересны, а конкретно я занимаюсь боевым каратэ. Совмещаю приятное с полезным.
 
- Наш Тони тоже занимается восточной борьбой, туквандо, называется. И чемпионом стал!
 
- Во-первых, борьба называется – тхэквондо, а во-вторых, никакой я не чемпион, просто победил один раз на соревнованиях среди школ этого вида борьбы. Вот и все чемпионство.
 
- Чемпион всегда чемпион, - примирительно замечает Питер. – Все начинают с малого. А кем ты собираешься стать? Может тоже полицейским?
 
- Нет. Это не мое. Люблю биологию и уже занимаюсь в семинаре при университете.
 
- Видите, какие мы разные. Это же замечательно! – смеется Барбара. – Представляете себе, как было бы скучно, если бы у всех были одни интересы и все об одном и том же говорили? А так будет веселее и интереснее!
 
- А ты Арье спортом не занимаешься? – вновь спрашивает Барбара у бедного Арье, который уже считал, что с его допросом покончено.
 
- Занимаюсь, - с вздохом говорит Арье, - и тоже восточным единоборством. Ушу, называется.
- Что-то ты мало похож на спортсмена, - говорит Питер, скептически, оглядывая тщедушную фигуру Арье.
 
Внезапно, Питер делает резкий выпад в сторону Арье, и… как подкошенный летит в траву, после мгновенной реакции Арье и блистательно проведенного контрприема.
 
Несколько раз, перевернувшись в траве, Питер замирает, а его глаза ошалело смотрят на Арье, стоящего, как ни в чем, ни бывало.
 
Минутную паузу прерывает победный крик Барбары:
 
- Арье – чемпион! Арье – чемпион! Арье – чемпион! – Она бросается к Арье и поднимает его правую руку.
 
Арье смущенно освобождается от этого неожиданного чествования, подходит к еще лежащему и потрясенному Питеру, подает ему руку, помогает подняться и виновато спрашивает:
 
- С тобой все в порядке?
 
- Ну, ты и даешь! – Все еще с изумлением отвечает Питер. – А с виду такой хиляк! Поздравляю! Просто не ожидал…
 
- Я с восьми лет занимаюсь Ушу. Отец заставляет, но сам я этого не люблю. Не люблю ни бороться, ни бить людей. Отец говорит, что в нашем мире без этого нельзя. В особенности еврею. Говорит, что нужно уметь постоять за себя, а при случае, прищемить хвост злу.
 
- Ага! Как говорят русские, твой папаша так же считает, что добро должно быть с кулаками, - говорит Питер. – И правильно считает.
 
- Отдельных особей, как их называет Тони, может привести в чувство только сила. Вот поэтому я и хочу стать полицейским. А тебе за реакцию честь и хвала! – и Питер крепко жмет руку Арье.
 
К поздравлению присоединяется и Тони.
 
- А знаете, парни? – вдруг говорит он. – Смотрю я на вас и думаю, что вы ребята то, что надо. Совсем, такие как в нашем отряде «зеленых» в Оклахоме. Я просто кожей чувствую, что без «зеленых» в этих краях не обойтись. Уж слишком хороша здесь природа, чтобы ее оставили в покое. И потом у нас каникулы. Может, стоит, нам создать отряд, по защите местной флоры и фауны? Организуем, походы в леса, на озеро, сами получим удовольствие, а когда надо, то и встанем на их защиту. Как вы на это смотрите?
 
- Вот это дело! – Сразу загорается Питер. – Чего дома киснуть? И дело, возможно, найдется, и мускулы разомнем. Я за организацию отряда «зеленых», или какого другого цвета. Как ты, Арье?
 
- Можно, конечно, и в походы…, - с сомнением отвечает Арье, но по всему видно, что это время провождение ему не улыбается.
 
- Какие могут быть разговоры?! – вихрем врывается в обсуждение Барбара. – Конечно, путешествия и, конечно, приключения, как в «Следопыте» у Купера. Завтра же и пойдем, без разговоров и обсуждений!
 
Все смеются, а Питер и Арье поднимают вверх руки под таким напором.
 
- Между прочим, Арье, так и не дали досказать, кем он хочет стать? - вспоминает Барбара.
 
- Это у меня давно решено. – Отвечает Арье. – После школы я иду в Армию Обороны Израиля, где у нас проходят службу все, а потом поступлю в университет и стану как отец, программистом. Очень интересное это дело.
 
- Хочешь стать израильским Гейтсом? – спрашивает Тони.
 
- Он станет! – преисполненный уважения к Арье, после его блистательного отпора, говорит Питер.
 
- А у вас и девушки служат в армии? – интересуется Барбара.
 
- Служат. Страна у нас небольшая, а врагов много и все они хотят столкнуть нас в море, а попросту уничтожить.
 
- Так у вас море теплое, как-нибудь выплывите, - шутит Питер.
 
- Мы, евреи, за тысячелетия привыкли ко всему, - тихо и серьезно говорит Арье, но выжили и выживем! – голос у него становится твердым и взгляд суровеет. Все с невольным уважением смотрят на Арье.
 
- Хватит, мальчики умных разговоров. Ведь какой сегодня день! Открывается новый завод. Вокруг сплошное счастье. Зеленый мир вокруг. И КАНИКУЛЫ! КАНИКУЛЫ! ГИП-ГИП-УРА! – звонко кричит Барбара.
- УРА! УРА! УРА! – внезапно для себя, скандируют остальные и весело смеются.
 
- Вот уже и есть у отряда боевой клич: и в радости и в горе, - подводит итог Тони.
 
А в это время площадь заполняется людьми. С высоты видно, как вдалеке, около городка Брэдбери, где новая дорога примыкает к основной трассе, что-то происходит. Видна большая толпа и большое скопище машин. Внезапно, там взмывают в воздух ракеты. Теперь уже ясно видно, как два человека разрезают фирменную ленту компании, протянутую через новую дорогу. Толпа кричит, размахивает руками, в небо вонзаются все новые и новые ракеты. Люди рассаживаются по машинам и первая, самая разукрашенная цветами, медленно трогается с места. За ней следуют и остальные. Кортеж движется по новому шоссе в сторону завода.
 
А на заводской площади разгорается веселье. Внезапно, из громкоговорителей раздаются призывные звуки фанфар. На площадь въезжает головной, белый, весь в живых цветах, автомобиль. Из машины выходит президент компании «ШАНТЕЛ», Бэн Макгроверн, 75-летний, высокий и представительный мужчина, спортивно сложенный, с коротким ежиком седых волос, которого никак нельзя назвать стариком. Рядом с ним, его внучка Мэгги, крепкая по виду и симпатичная девушка семнадцати лет. С кряхтением вылазит из машины и мэр городка Брэдбери, Джозеф Линн, маленький, тучный, багроволицый, лет пятидесяти мужичок, уже принявший праздничную дозу, отчего его лицо приобрело кирпичный оттенок. Они поднимаются на подиум, где их встречает директор нового завода Эрик Браун и куча важных лиц. Идет процедура знакомств и рукопожатий. Фанфары смолкают, и к микрофону подходит директор завода Эрик Браун.
 
- Дамы и господа! Сегодня в жизни каждого из нас незабываемый день. Еще одно предприятие всемирно известной компании «ШАНТЕЛ» вступает в строй и начинает свою деятельность. Пусть этот день останется в нашей памяти навсегда! – Эрик Браун поднимает в приветствии над головой скрещенные руки. Звучат дружные аплодисменты.
 
- А сейчас я с удовольствием предоставляю слово основателю и бессменному президенту нашей компании, мистеру Макговерну. Браун поворачивается в сторону президента и аплодирует. Оркестр дает музыкальный проигрыш и Макговерн подходит к микрофону.
 
- Господа! Только что, мы с мэром города Брэдбери мистером Линном, открыли новую трассу, соединившую город с новым шоссе и новым заводом. Это, скажу я вам, событие не менее важное, чем постройка самого завода. Значительно сократился путь для автотранспорта, а что самое главное, люди, наконец, увидят дивную, первозданную природу, которую местные жители никогда не видали, хотя многие из них, здесь, прожили целую жизнь. Мы осушили эти проклятые малярийные болота, дали комарам отставку и теперь леса и прилегающее к ним озеро в распоряжении людей. Я уверен, что и горожане, и сотрудники нашей компании в полной мере насладятся красотами природы, дарованными нам свыше, полюбят и, будут оберегать эти прекрасные места…
 
- Полюбят! Полюбят! – бурчит в толпе Тони. – Так полюбят, что ни бревнышка, ни веточки не оставят…
 
Барбара шикает на брата, толкает его в бок и Тони замолкает.
 
- Так вот, - продолжает президент. – Скажу откровенно, что просто очарован здешними местами и очень рад, что наша компания именно здесь построила новый современный завод высоких технологий. Мы пригласили сюда лучших специалистов компании «ШАНТЕЛ» из других родственных предприятий, которые находятся в различных странах мира. С их помощью мы быстро запустим в оптимальный режим новое предприятие. Возможно, многие из них захотят здесь и остаться, другие подготовят себе замену и уедут домой, но я уверен, что дни, проведенные здесь, они запомнят навсегда. Да и местных жителей пора приобщать к современному производству, - продолжает Макговерн, и обращается к мэру города:
- Не правда ли мистер Линн!
 
Мэр, услышав свое имя, мучительно напрягается, поскольку речь президента не слушал. Он неопределенно шевелит своими короткими пальцами у виска и что-то неразборчиво мычит. Маковерн с улыбкой кивает головой и заканчивает:
 
- Так что будем жить как добрые соседи и как будущие коллеги. А сейчас приглашаю гостей осмотреть наше производство и отпраздновать вместе с нами открытие завода. Прошу! – Президент делает приглашающий жест в сторону заводских корпусов. Звучит бодрая музыка и люди, начинают подтягиваться в сторону проходных.
 
- Видал внучку? – спрашивает Питер у Тони. – По-моему классная девчонка!
 
Тони молча пожимает плечами и, вдруг, почему-то краснеет, что не ускользает от проницательного взгляда Арье, который как мудрый еврейский цадик, понимающе покачивает головой.
Реагирует на замечание Питера Барбара:
 
- И ничего особенного! Наверняка кривляка и задавака…
 
- Ну, зачем ты так? – Тони укоризненно смотрит на сестру. – Ведь ты же не знаешь человека…
 
- Подумаешь, человек! Она еще половина человека…
 
- Между прочим, ты тоже еще половина человека, а с учетом вашего одинакового возраста, вместе вы как раз и потяните на полноценного индивидуума. Еще подружитесь, подожди! – вещает Питер.
 
- Очень мне надо дружить с президентскими внучками! – презрительно бросает Барбара.
 
- А почему бы и нет! – вдруг, раздается мелодичный голос из-за спины Барбары.
 
Все разом оборачиваются и видят перед собой, улыбающуюся президентскую внучку, Мэгги.
 
- Не такая уж я и плохая, хотя и президентская внучка. Извините, ребята! Я тут никого не знаю, а человек я компанейский и без общества не могу. У деда свои дела, а я увидела вас и дай, думаю, подойду. Но если нельзя – извините! – Мэгги разводит руками и делает шаг назад.
 
- Да, что ты?! – Тони бросается к ней и берет за руку, как бы задерживая, ее уход. – Это Барбара, моя сестра. Она остра на язычок, но девчонка добрая и сердечная. Барбара! Немедленно, извинись!
 
Барбара, насупившись и опустив голову, молчит. Обстановку разряжает Мэгги. Она подходит к Барбаре, обнимает ее за плечи и говорит:
 
- Ничего, мы с тобой поладим и если надо, сложим свои, по полчеловека в единое целое и утрем мальчишкам носы! Идет?
 
Все рассмеялись, а лицо Барбары мгновенно просияло и она уже с обожанием смотрит на новую подругу.
 
- Идет! Ну, конечно, идет! – восторженно кричит Барбара.
- Вот и порядок, - умиротворенно заключает Мэгги. – Готова к следующим знакомствам!
 
Она обходит всех ребят и пожимает им руки. Чувствуется, что Мэгги, человек волевой и это сразу притягивает более мягкие, поддающиеся влиянию натуры. Вот и добрая душа Барбары сразу растаяла и она уже старается держаться рядом с Мэгги.
 
- Так, нашего полку прибыло, - говорит Питер, оценивающее разглядывая президентскую внучку. – Начинает формироваться целое подразделение.
 
- А вы что? Начинаете войну? Позвольте полюбопытствовать против кого? – спрашивает Мэгги.
 
- Войны пока не предвидится, но все возможно. А мы – «зеленые», любители и защитники природы и всего живого в ней. И командир у нас уже имеется, - отвечает Питер, показывая рукой на Тони. Тот, в свою очередь, делает протестующие жесты…
 
- Тони с малых лет борец за природу. Он, у нас, «гринсписовец», - уточняет Барбара.
 
- Ну, что же. Воевать за правое дело – как раз по мне, а за природу, тем более. Только вот с кем?
 
- Была бы природа, - вступает в разговор Тони. – А уж жестокие руки, наверняка найдутся. Проверено опытным путем.
 
- Тогда решено. – Мэгги отдает честь Тони и рапортует. – Боец «Гринсписа» к выполнению задач по защите природы и всего живого в ней – готов! Когда приступать к боевым действиям?
 
- Думаю, что, к сожалению, скоро. Поздравляю вас, боец, с вступлением в наш боевой отряд! – Тони, подыгрывая Мэгги, жмет ей руку и отдает честь. Остальной народ аплодирует и смеется.
 
- Подожди-ка! – Спохватывается Питер. – Но после торжеств, вы с дедом уедете?
 
- Нет проблем! – парирует Мэгги. – Деду нужен отдых и я позабочусь, чтобы он прошел здесь.
 
Питер смотрит на Тони, и оба с сомнениями покачивают головами. Одна Барбара ничуть не сомневается в словах новой подруги.
 
- Вот и хорошо и просто отлично! – восклицает она. – Мы все здесь славно проведем время, ведь каникулы только начались. Послушай, Мэгги! Мы сами недавно познакомились и сегодня кое-что про себя прояснили. Очередь за тобой. Кем, к примеру, ты хочешь стать?
- Мне, по правде, нечего сказать, - отвечает Мэгги.
 
- Как же так? – С удивлением спрашивает Барбара. Смотри. Тони у нас собирается стать биологом, Питер – полицейским, Арье – программистом, я – буду лечить зверей и птиц. Неужели ты до сих пор не определилась?
Мэгги грустно улыбается.
 
- Меня все почему-то об этом спрашивают. А я просто не знаю, что и ответить. Да, и ни к чему меня пока не тянет.
 
- Заметив, как иронически улыбается Питер, она говорит:
 
- Наверное, думаете это потому, что дед богатый! Вовсе не потому.
Просто пока не определилась, вот и все. Хочу, правда, что бы у меня была большая и дружная семья.
 
- Это, в смысле, замуж и много детей? – Вновь встревает Питер.
 
- А что? И это тоже. Конечно, со временем. А пока хочу семьи сегодня. Отец у меня на Востоке и возвращаться не собирается, мать в Париже, там у нее модельное агентство, вот мы с дедом и вся семья.
 
Несколько мгновений все молчат, потом Барбара обнимает Мэгги и прижимается к ней, а Тони говорит:
 
- Ну, ладно. Поговорили, и будет. Как бы нас не опоздать на осмотр завода. Другого случая может и не быть, а у нас у всех там работают родители, да и самим интересно. Вперед бойцы «Гринсписа»! – Тони, смеется и призывно вскидывает вверх руку.
 
- Вперед! – Кричат Питер и Барбара, и вся компания, сорвавшись с места, вливается в одну из групп гостей, идущих к проходной завода.
 
Экскурсанты проходят через величественный холл, отделанный светлым мрамором, и поднимаются на специальную галерею, откуда просматриваются производственные залы. Там, вдоль технологических линий, где все операции выполняют роботы, неспешно передвигаются люди, облаченные в белую, стерильную одежду с фирменными знаками на груди. Они контролируют действия роботов, что-то исправляют, склоняются над компьютерами.
 
В одном из залов выделяется группа людей, по виду важных гостей. В центре возвышается фигура президента компании Макговерна, которому, что-то с жаром доказывает директор завода. Макговерн поднимает глаза на галерею и видит внучку в окружении ребят. Он оживляется, поднимает в приветствии руку, а Мэгги энергично машет ему в ответ. Она обнимает за плечи Барбару и Арье и делает жест, который показывает, что у нее все в порядке и появились новые друзья. Макговерн ободряюще кивает и улыбается. Экскурсия движется дальше.
 
Видны залы, где над компьютерами склонились инженеры и разработчики программ. Среди них родители новых друзей. Они в белых халатах, внимательны и сосредоточены. Своих детей, взирающих на них сверху, не видят. Экскурсанты перемещаются в места отдыха персонала, спортивные залы и, наконец, попадают в столовую, величиною с футбольное поле. Здесь для гостей накрыты столы, а на стульях лежат фирменные майки с эмблемами компании и такие же кепи.
 
Все устремляются к столам на ходу, разбиваясь на группы. Ребята занимают ближайший столик и, не мешкая, приступают к угощению, предварительно разобрав подарки и водрузив на головы фирменные кепи. К их столику подходит президент Макговерн в окружении свиты.
 
- О, я вижу, что ты уже обзавелась друзьями? – Обращается Макговерн к внучке. – Приветствую вас, молодые люди! Рад, что вы посетили наше предприятие.
 
Ребята дружно встают и здороваются за руку с президентом, которую он первым, подает каждому из них. Мэгги сходу берет инициативу в свои руки:
 
- Знакомься, дед! Это все мои новые друзья: Тони, Питер, Арье и Барбара, кстати, уже моя лучшая подружка! А это ребята, мой дедушка, он же – моя мать и мой отец - и самый дорогой, мой человек!
 
Макговерн багровеет от удовольствия, однако с подозрением поглядывает на внучку.
 
- А теперь скажи мне честно, хитрюга, ты этакая, что ты задумала, и что от меня понадобилось?
 
Окружение президента деликатно посмеивается.
 
- Лично мне – ничего! – Парирует Мэгги. – А вот тебе очень даже нужен хороший отдых. Сегодня ты сказал в своей речи, что очарован здешними местами и здешней природой. Это так? - Макговерн согласно кивает головой.
 
- Так, что мешает нам здесь отдохнуть, а не мотаться по Канарам или Багамам?
 
Из свиты президента раздаются одобрительные восклицания и аплодисменты.
- Ну, и хитрюга, ты Мэгги! Ну, и хитрюга! – Изумляется такому повороту дела Макговерн. – Вспомнила о здоровье деда, предварительно найдя здесь друзей!
 
- Не без этого, конечно. – Лукаво отвечает Мэгги. – Но главное, все-таки, это твой отдых и твое здоровье. Итак, я приняла решение. Мы остаемся и точка.
Макговерн, шутливо возмущенно разводит руками:
 
- Ну, что поделаешь с этой маленькой чертовкой?!
 
- Растет новый президент «ШАНТЕЛЯ», - вклинивается в разговор мэр города Линн. – Не замечаешь, как наша смена уже подросла. – И мэр рукой показывает, как именно подросла смена.
 
- А что! – говорит Макговерн. – Все может быть! – Он притягивает к себе внучку и нежно целует ее. – Время быстротечно, а у моей внучки характер наш – Макговернов!
 
Мэгги, внезапно, гордо, вскидывает голову, и взгляд у нее становится решительный и твердый. Свита президента, стряхнув с лиц умилительные выражения серьезно и оценивающее, смотрит на нее.
 
- Хорошо, дед! Но все это будет потом, а, сейчас, мы остаемся здесь?
 
- Что же? Если у мистера Брауна найдется лишнее местечко, мы можем задержаться здесь. – Макговерн хитро смотрит на внучку и переводит взгляд на директора завода, Эрика Брауна.
 
Директор тут же делает жест, который может означать лишь одно:
«Какой может быть разговор!»
 
- Ты все-таки лучший дед в мире! – И Мэгги целует Макговерна в щеку. – А теперь, дайте нам попробовать фирменного угощения, надеюсь, бесплатного? Я, правильно поняла, мистер Браун?
 
- Правильно, мисс Макговерн, правильно. Угощайтесь, сегодня у нас великий день!
 
Маковерн, довольный и благодушный, кивком прощается с ребятами и вместе со свитой двигается по залу, радушно приветствуя знакомых и незнакомых гостей.
 
- Ну и как? – Ни к кому, не обращаясь, спрашивает Мэгги.
Ребята сначала молчат, потом Барбара взвизгивает, бросается к подруге на шею и восхищенно кричит:
 
- Это был высший класс! – И все довольно смеются.
 
- ГИП-ГИП-УРА! – вдруг, кричит Питер.
 
- УРА! УРА! УРА! – Хором отвечает команда.
 
Люди с соседних столиков с улыбками смотрят на развеселую компанию, а Макговерн, восседая за почетным столом, шутливо и счастливо грозит им пальцем.
 
- Раз все так благополучно закончилось, - говорит Тони, разрезая большущий ананас, стоящий в центре стола, - тогда не откладывая, начинаем действовать. Я предлагаю, сегодня день на подготовку и сборы, а завтра с 9.00, начнем исследование окрестностей. Нет возражений? Нет! Тогда встречаемся на поляне, за нашими домами, у дуба, все его уже, наверное, видели. А Барбаре персональное задание – показать место встречи, Мэгги, которая местности еще не знает.
 
Тони машинально протягивает руку к блюду с разрезанным ананасом, но там уже пусто. Ребята оглушительно смеются и только Мэгги, протягивает Тони, прибереженный для него ломтик ананаса.
 
Утро следующего дня. Работающие цеха завода. Дымка над озером. Густая чаща зеленого леса и начало трудовой деятельности его обитателей: муравьев, бурундука, крота, сусликов, оленя и птиц.
 
На небольшой поляне, около огромного дуба с громадной кроной, сидит Тони, рядом с ним верный Бим, который лениво рассматривает окрестности и летающих мух, которых он, впрочем, уже не собирается ловить. Перед Тони карта, которую он рассматривает через небольшую лупу.
 
Тони хорошо экипирован. На нем темно-зеленая униформа и такого же цвета панама. Брюки заправлены в высокие армейские ботинки. На ремне у пояса нож, в кожаном чехле. На руках походные часы и компас. Рядом, короткоствольное ружье в чехле и аккуратный рюкзак. Тони отрывается от карты, смотрит на часы и говорит Биму:
 
- Пора бы им всем быть на месте. Что скажешь, Бим? Бим внимательно смотрит на Тони и соглашается, вильнув хвостом.
- И Барбары почему-то нет, хотя я ее самолично разбудил. А ну-ка, Бим, давай за Барбарой! – И Тони подталкивает Бима в сторону дома Биверов, который виден невдалеке.
Бим поняв задачу, срывается с места и устремляется вперед, путаясь в густой траве.
 
Тони вновь углубляется в изучение карты, но тут появляется Арье. Он тоже в походной форме, но без компаса и без ножа, а в руках у него видеокамера. Обменявшись с Тони приветствием, поднятием руки, он сбрасывает с плеч рюкзак и усаживается возле Тони, рассматривая карту.
 
- Достал карту местности? – спрашивает он у Тони.
 
- Достал. Но уж очень она общая, сойдет разве только для школьного учебника, но уж никак не для похода.
 
- Надо достать кое-что получше, - вздыхает Арье.
 
- А ничего не надо доставать, - вдруг, раздается мелодичный голос Мэгги. – Все уже есть. Доброе утро джентльмены! А остальные где? Еще спят?
 
С этими словами Мэгги сбрасывает с плеч свой походный рюкзак и достает из него карту. Тони и Арье, застигнутые врасплох, вскакивают с травы.
 
- Доброе утро, Мэгги! – В унисон здороваются они и разом улыбаются, после чего восхищенно разглядывают Мэгги.
 
А выглядит она действительно впечатляюще. Одета Мэгги, в зеленоватый с искоркой, походный костюм, сшитый точно по фигуре. На ногах легкие полусапожки, в которые заправлены брюки. На широком поясе удобно и хорошо закреплены: охотничий нож в простых, но добротных ножнах и дорогой походный компас. На фоне леса и восходящего солнца она выглядит словно амазонка, сошедшая с картины и ребята с минуту-другую, не могут оторвать от нее восхищенных взглядов.
 
- Ну, ладно ребята! – Мэгги обводит их понимающим взглядом. - Поглазели на меня и довольно. Займемся делом. Я принесла карту местности, и скажу я вам, она очень подробная, поскольку ее я реквизировала у деда, а он курировал строительство завода и новых дорог и эта карта – новейшая, выполненная по заказу компании.
 
Мэгги разворачивает карту, раскладывает ее на траве, и все склоняются над ней.
 
- Да! – После недолгого рассмотрения изрекает, Тони. – Лучшего подарка ты нам сделать не могла!
 
- Тут, каждый пень отмечен, не говоря уже о детальной разбивки местности по квадратам. Просто фантастика! – Невозмутимый Арье - в восторге.
 
- Мэгги! Спасибо тебе! Ты сняла массу проблем. Кстати, как вы с дедом устроились?
 
- Довольная похвалами, Мэгги одаривает ребят улыбкой.
 
- Как устроились? Прекрасно. Тут у них есть гостевая вилла, которая носит название президентской, вот и заселились туда по принадлежности. – Смеется Мэгги. – Подозреваю, что мой хитрован, дед, конечно, сам все это и спланировал, что бы не только остаться отдохнуть, но и проконтролировать работу своего нового детища. Ведь сейчас самый ответственный период. А тут и я подвернулась со своими предложениями. Желания совпали и факт, что мы на лето остаемся здесь и я с вами!
 
- И очень даже прекрасно! – слышится голосок Барбары.
 
Вместе с Питером, они незамеченными подошли к ребятам. Впереди гордо бежит Бим, всем своим видом, показывающий, что задание хозяина он с честью выполнил.
 
Внезапно наступает тишина. Тони, Мэгги и Арье с удивлением смотрят на прибывшую пару. А удивляться действительно есть чему. Барбара, в легком, нарядном платьице, открытым со всех сторон, в туфельках на каблучках, с маленькой, изящной корзиночкой для грибов и сачком для ловли бабочек. Питер, в подаренных вчера на праздновании, фирменной майке, кепи, шортах
и пластиковых шлепанцах на ногах. Он и прерывает, затянувшуюся паузу:
 
- Всем привет! Что вы нас так рассматриваете? Встретились с Барбарой на подходе к месту сбора и немного опоздали. В будущем не повторится. Что-то еще не так?
 
Ребята переглядываются, а затем изумленный Тони спрашивает:
 
- Вы куда, собственно, собрались?
 
- Как это куда? На прогулку, в лес! – Бесхитростно отвечает Барбара.
- Прогуляться, прошвырнуться по лесным угодьям, - поддерживает ее Питер. – А в чем дело, друзья?
 
- А дело в самом малом, - отвечает Тони. Дело в том, что природа, кроме свойства прекрасного, обладает еще и свойствами – кусаться, щипаться и колоться. И для того, чтобы все это испробовать на себе, ваша экипировка – в самый раз.
 
- Если дело только в этом, то для меня нет проблем. – И Питер, уверенно посмотрев на ребят, с уханьем повалился на мягкую траву.
 
- Дело, конечно, твое, - отвечает Тони. – А вот ты, сестренка, сейчас же, немедленно бегом домой и переоденься в спортивный костюм и кроссовки. Барбара открыла рот, готовая вступить в перепалку с братом, но тут к ней подходит Мэгги.
 
- Барбара! Тони прав. Иди переоденься, а мы подождем. Договорились?
 
Барбара уже всецело подчинена новой подруге, а потому оставляет намерение сцепиться с братом. Она молча поворачивается и убегает в сторону дома. Следом за ней бежит вприпрыжку верный Бим.
Посмотрев вслед сестре, Тони обращается к остальным:
 
- Ребята! Давайте обсудим, чего мы хотим? Устраивать увеселительные прогулки? Пикники?
 
- А что? Мы и впрямь на войну собрались? – И Питер кивает на зачехленное ружье Тони.
 
- Подождите, подождите! – Чувствуя, что атмосфера накаляется, вмешивается Мэгги. – Насколько я поняла вчера, речь шла не о войне. У всех нас каникулы и все мы хотим провести их интересно.
Я достала подробную карту этих мест, из которой видно, что здесь
еще не ступала нога человека, а потому надо быть готовым ко всяким неожиданностям. Так почему бы нам ни исследовать эти места? А поскольку мы все борцы за сохранение природы, то и будем ее защищать, если возникнет необходимость.
 
Тони благодарно смотрит на Мэгги.
 
- Я за такую программу, - говорит он. – Кто думает иначе?
 
- Так и я не против, - уже примиренчески соглашается Питер.
- Я – «ЗА» – коротко реагирует Арье.
 
- Значит с основным вопросом покончено. Барбара, наверняка, такого же мнения. Теперь нужно определиться с нашими маршрутами, а, имея такую карту это не трудно сделать. Прошу! - и Тони жестом приглашает всех к карте, расстеленной на траве.
 
Все рассаживаются, вокруг карты, и склоняются над ней.
 
- Вот посмотрите, - Мэгги обводит веткой район лесного массива и озера. – Всего этого нам, конечно, не осилить. Каникул не хватит.
Но первоначально маршруты можно проложить – здесь, здесь и здесь. Потом можно перейти и к озеру. Видите! Каждый маршрут заканчивается поляной, от которой к новому шоссе идут просеки. Это очень удобно, в случае чего, всегда можно выйти на шоссе.
И так понемногу, каждый день. Думаю, что нас ждет немало интересного.
 
Все внимательно изучают карту, водят по ней пальцами, что-то горячо обсуждают, спорят…
 
- Без меня начали?! – Раздается раздосадованный голос Барбары. Тяжело дыша, она подбегает к ребятам вместе с веселым Бимом. – Так я и знала! – В голосе Барбары звучит обида и слезы.
 
Взглянув на сестру, Тони чуть не застонал. Теперь вместо платьица, на Барбаре, ослепительно белый спортивный костюм, бело-красная шапочка и в тон к костюму, белые кроссовки. В ее руках та же корзиночка и сачок для ловли бабочек. Она словно сошла с первой страницы журнала мод для подростков.
Озвучив свое негодование, Барбара намеревается плюхнуться на траву рядом с Мэгги, но та вовремя пресекает ее желание.
 
- Ты что? Хочешь, что бы тебя дразнили «зеленой задницей», - вполголоса, чтобы не слышали остальные, говорит ей Мэгги.
 
Но народ уже все слышит и тихо потешается. Барбара озадаченно смотрит на зеленую траву, на свой белый костюм и понимает, что вновь попала впросак. Тони неопределенно хмыкает и безнадежно машет рукой в сторону своей безалаберной сестрички.
 
- Ладно! – Говорит он. - Завтра экипируем ее, как следует. Лично прослежу, а сейчас уже нет времени на все эти переодевания.
 
- Будем надеяться, - Мэгги с улыбкой смотрит на сестру и брата, потом наклоняется к рюкзаку и вынимает небольшую клеенчатую накидку.
 
- Возьми! – Обращается она к Барбаре. – На этом ты сегодня будешь сидеть во время привалов.
 
- Ой! Спасибо! – И вновь повеселевшая Барбара целует Мэгги в щеку и присаживается на накидку рядом с ней.
 
- А должности вы уже тоже распределили без меня? – Интересуется она.
 
- Какие должности? – удивляется Тони.
 
- Как это, какие? – В свою очередь удивляется Барбара. – Раз есть отряд, то должен быть командир, его заместитель, не знаю уж, кто там еще, но я, например, могу быть отрядным врачом. Я уже и аптечку взяла. – Барбара вынимает из корзиночки аптечку и показывает ее ребятам. – У меня здесь все, что нужно для первой помощи и людям и зверям…
 
- Ты и зверей собираешься лечить?! – С неприкрытым изумлением спрашивает Питер.
 
- Обязательно! Всем, кому нужна помощь, она будет оказана! – С вызовом и задорно отвечает Барбара.
 
- А Барбара права, - вдруг, говорит Арье. Раз у нас есть отряд, то должен быть и его командир, и заместитель командира, и кто-то должен отвечать за техническое обеспечение отряда, кстати, могу это дело взять на себя. Должна быть твердая дисциплина, иначе анархия и конец нашим начинаниям.
 
- Правильно! – поддерживает его Питер. – Лично я могу взяться за дело обеспечения безопасности отряда. В походе все может случиться. Командир у нас уже есть. – Питер, рукой показывает на Тони. – А в заместители ему, очень даже подойдет, Мэгги.
 
- Питер! Командиром меня никто не назначал, я уже раз об этом говорил, - смущенно говорит Тони.
 
- А вот мы сейчас и назначим, - вступает в разговор Арье. – Причем самым демократическим путем – голосованием. Нет других предложений? Тогда, кто за то, чтобы назначить Тони Бивера командиром нашего отряда, «зеленых», прошу поднять руки.
Все ребята, кроме Тони, дружно поднимают руки. Почувствовав важность момента, Бим, встает на задние лапы, а передние поднимает вверх. Взрыв хохота, аплодисменты, Барбара целует верного Бима, а Арье торжественно сообщает:
 
- Выборы прошли без нарушений, «ЗА» - пятеро, включая Бима, «ПРОТИВ» – нет. Таким образом, Тони Бивер, избран единогласно командиром нашего отряда. ГИП-ГИП-УРА!
 
- УРА! УРА! УРА! – Как эхо, отвечает отряд. Все смеются и поздравляют Тони. Наконец, шум и поздравления улеглись, и Тони обращается к ребятам:
 
- Спасибо всему отряду за доверие, которое постараюсь оправдать, -
сквозь некоторую ироничность, в голосе Тони слышны серьезные
нотки. - Мэгги! Как ты смотришь на предложение стать заместителем командира?
 
- Я смотрю на это серьезно и очень положительно. Постараюсь быть тебе достойным помощником.
 
- Значит, будет взаимопонимание? – Тони, испытывающее смотрит на Мэгги.
 
- Надеюсь, всегда! – Твердо отвечает она и серьезно смотрит Тони в глаза.
Они пожимают друг другу руки, и довольный личный состав аплодирует, и поздравляет Мэгги. Бим высоко подскакивает из травы и оглушительно лает, создавая дополнительное шумовое оформление. Тони поднимает руку и шум стихает.
 
- Слушай приказ номер один! Первое. Заместителем командира отряда назначаю Мэгги Макговерн. Второе. Начальником разведки и службы безопасности назначаю Питера Майски. Третье. Начальником технической службы назначаю Арье Леви. Четвертое. Начальником медицинской службы назначаю Барбару Бивер. Приказ окончательный и обжалованию не подлежит. ГИП-ГИП-УРА!
 
- УРА! УРА! УРА! – Все так же дружно отвечает отряд.
 
- Вот так всегда! – сквозь шум и гвалт слышится голос Барбары. Шум утихает, и все прислушиваются к ней.
 
- Вот так всегда! Все стали начальниками, а Бима забыли!
 
Шум и смех возобновляются с новой силой. Каждый пытается погладить и приласкать, оставшегося без должности четвероногого члена отряда.
- Но хотя бы один рядовой должен быть в отряде! – Кричит Барбаре Питер.
 
- Он будет у меня адъютантом, - решает Тони. – Все равно, кроме меня он никому не починится.
 
- Послушайте! А как будет называться наш отряд? – Задает вопрос Мэгги. – «Зеленые», «Гринспис», это не названия. Надо, что-то свое, отличное от других.
 
Все задумываются.
 
- Смотрите, смотрите! – внезапно, кричит Барбара и показывает рукой на ближайший куст.
 
Там, на знакомом большом листе, сидит уже знакомый большой зеленый кузнечик и, так же как и ранее с зеленого листа стекает, освещенная солнцем хрустально-прозрачная капля росы. Все зачарованно смотрят на эту картину.
 
- Давайте назовем наш отряд «Зеленый кузнечик», - прервав молчание, предлагает Барбара.
 
После паузы, Мэгги говорит:
 
- А что? Мне нравится! Нестандартно. Необычно. И просто.
 
- И с природой, напрямую связано, - поддерживает ее Арье.
 
- А может, придумаем что-то устрашающее, например, «Аллигатор» или «Гризли», на крайний случай? – Предлагает Питер.
 
- Медведей-гризли в наших краях нет, а тем более крокодилов-аллигаторов, - говорит Тони. – Я думаю, что как символ, зеленый кузнечик, для нашего отряда в самый раз. Нам некого и незачем пугать. Мы любители природы и через кузнечика будем с ней контактировать, - с улыбкой заключает он. – Какие будут еще предложения? Как ты смотришь на это, Питер?
 
- А я что? Я, как все! – Питер явно сдает свои позиции.
 
- Тогда голосуем, - включается Мэгги. – Кто за кузнечика?
 
Все, включая Питера, поднимают руки.
 
- С этого момента мы являемся отрядом «Зеленый кузнечик», - подводит итог Тони. – Так будем величать его и впредь!
 
- А я нарисую эмблему отряда, - сразу откликается Барбара.
 
- У нее это получится, - подтверждает Тони. – Рисует она хорошо.
 
- А я обеспечу лейблы на одежду по эскизу Барбары, - обещает Мэгги.
 
- Предлагаю сделать татуировку на левом плече с этим символом, -
говорит Питер. – Можно, не вечную, а переводную, что бы удалить ее, когда расхочется носить. Это будет тайным символом нашего братства.
 
- Это по примеру японских бандитов из «якудзи»? – Смеясь, спрашивает Тони. – Что же! Кто хочет пусть наводит татуировки постоянные или временные на плечи или куда пониже…
 
Тут все начинают смеяться, - а Питер с обидой говорит:
 
- Вы как хотите, а я себе сделаю, настоящую, да еще и цветную татуировку кузнечика на плече, что бы на всю жизнь!
 
Арье недоуменно пожимает плечами и замечает:
 
- Мне это не по душе. Пусть каждый решает этот вопрос для себя сам.
 
- Я тоже за такой подход, - говорит Мэгги.
 
- Так. И с этим вопросом решено. – Тони оглядывает ребят. – Теперь, вот о чем я бы хотел вам рассказать. Как будущий биолог, кое о чем, связанным с нашими местами, что должно нам помочь в походах. Нет возражений?
 
- Послушаем. – Отвечает за всех Питер, и ребята рассаживаются вокруг Тони.
 
Леса в наших местах из породы хвойно-широколиственных, - начинает Тони. – Растут здесь: сосны, ели, пихты, платаны, клены, липы. Есть и дубы, под одним из которых мы, кстати, и сидим. Растет здесь и тюльпановое дерево, которое мы, может быть, и увидим. Есть много кустарников и крапивы. Тони выразительно посматривает на голые ноги Питера и его шлепанцы. Питер беззаботно лежит на спине и на намеки Тони не реагирует.
Что касается животного мира, то здесь представлены и хищники и травоядные. Из крупных хищников имеется бурый медведь и красная рысь. Из травоядных – виргинский олень и живность помельче: кроты, бурундуки, белки, мыши. С обитателями озера, разберемся позднее.
Со многими из этих обитателей леса у нас будут контакты. На всякий случай я захватил ружье отца. Оно заряжено солью и дробью, но думаю, что до его применения дело не дойдет, разве что пальнем в воздух для острастки.
В лесу обязательно нужно иметь нож, лопатку и топорик. И нужна крепкая дисциплина. Это не нравоучение. Лес – это тот же океан, только зеленый, но такой же опасный. Откололся от группы, не экипирован должным образом - жди проблем! Надо будет поднимать сотни людей, совершать героические подвиги, чтобы спасти одного разгильдяя.
Я не сгущаю краски, говорю из собственного опыта, прежних походов. Поэтому дисциплину в отряде будем держать строго.
Движение в походе будет раз и навсегда по одной схеме. Идти по лесу будем цепочкой. Первым иду я, за мной Мэгги, далее Барбара, за ней Арье и замыкающим, будет наш начальник службы безопасности – Питер. В необходимых случаях он будет выдвигаться вперед, и производить разведку. Это приказ и обсуждать его не будем.
 
- А змеи здесь водятся? – Испуганно спрашивает Барбара.
 
- Есть и змеи, но больше ужей, а они безвредны. К тому же змеи первыми на человека не нападают, пока на них не наступишь, поэтому в пути надо быть предельно внимательными и смотреть почаще себе под ноги. Рекомендую ходить в закрытой обуви, лучше в сапогах или горных ботинках. Теперь давайте уточним районы сегодняшнего и завтрашнего рейдов. Думаю, что сегодня у нас будет пробное путешествие, а завтра начнем работать по плану.
 
- Работать?! – С удивлением переспрашивает Питер.
 
- Может, я несколько и преувеличил, - поправляется Тони, - но вы сами увидите и почувствуете, что лесные походы это не только развлечение, а порою самая настоящая работа. К тому же лично я, получил задание от биологического факультета, в семинаре которого я занимаюсь, описать флору и фауну здешних мест глазами наблюдателя. Попутно буду вести и дневник отряда.
 
- Вот это правильно! – Одобряет Арье.
 
- Наш Тони будет большой ученый! – С гордостью за брата сообщает Барбара. – Он уже получал медали на конкурсах работ по биологии среди старшеклассников.
 
- Хватит ненужных разговоров, - смущенно говорит Тони, а заметив
заинтересованный взгляд Мэгги, он смущается еще больше, и лицо его покрывается румянцем.
 
- Итак, уточняем сегодняшний маршрут. – Поспешно говорит он и ребята, окружив Тони, склоняются над картой.
 
Споры, уточнения и, наконец, совещание заканчивается. Ребята поднимаются с травы, разбирают рюкзаки и начинают выстраиваться в цепочку.
 
Тони протягивает карабин Питеру, с учетом его новой должности – начальника службы безопасности. Не ожидавший такого жеста со стороны Тони, Питер просто онемел от счастья. Наконец, все готовы и небольшой отряд начинает втягиваться в лес.
 
Отряд движется по лесной пуще. Тони на ходу, оборачиваясь к остальным, что-то объясняет, показывая рукой на кроны различных видов деревьев и кустарников, иногда останавливается возле муравейников и ребята с интересом городских жителей наблюдают эту непонятную для них жизнь маленьких обитателей леса.
 
Барбара, видимо, помня о змеях, опасливо смотрит себе под ноги, но вскоре это ей надоедает, и она как остальные с интересом вертит головой по сторонам. Бим с воодушевлением носится вдоль цепочки ребят, то, отбегая в стороны, обнюхивая деревья и муравейники, то вновь бросаясь к ребятам.
 
Неожиданно тропа, по которой следует отряд, упирается в лесной завал. Все останавливаются и после короткого совещания Питер и Арье устремляются влево и вправо от завала, искать свободные проходы. У Питера от быстрой ходьбы поочередно слетают с ноги то один, то другой шлепанец. Видно, что он крайне раздражен, губы его шевелятся, произнося давно забытые им русские национальные выражения, соответствующие такому случаю…
 
Внезапно, он поджимает левую ногу и остается стоять на правой. Глаза его округляются, и Питер издает звук, который по губам, читается как «ОЙ!»… И валится в траву.
 
Видно, как стремглав, к нему бежит начальник медслужбы Барбара,
на ходу, расстегивая аптечку.
 
Питер и Барбара рассматривают ступню левой ноги, из которой торчит здоровенная колючка. Барбара достает из аптечки пинцет и долго примеривается, что бы захватить колючку. У нее это неважно получается, поскольку видно, что она сама боится этой хирургической операции. Наконец, Питеру это все надоедает и он сам, резким движением руки вырывает колючку из ступни. Барбара враз успокаивается и достает йод, вату и пластырь.
 
Издалека, за этой процедурой наблюдают Тони и Мэгги. Тони иронично улыбается. Его предупреждения начинают оправдываться. Питер, посмотрев в сторону Тони, отводит глаза и тут же со злостью сбрасывает шлепанец со здоровой ноги. Барбара тут же подбирает его и подает Питеру обратно, при этом, что-то серьезно и сердито ему, выговаривая и показывая на траву. Питер дурашливо складывает руки у груди и просит прощения…
 
С противоположной стороны появляется Арье, что-то кричит и призывно машет рукой. Тони подает команду и отряд, выстраиваясь в цепочку на ходу, устремляется в сторону, где стоит Арье и где, по всей видимости, имеется свободный проход.
 
И вновь картины первозданной природы сменяют друг друга. Отряд, то пробирается сквозь чащобы, то пересекает широкие прогалины, то обходит лесные завалы. Внезапно, Тони поднимает руку. Отряд останавливается. Тони показывает подбежавшим ребятам муравьиную тропу, по которой лесные трудяги снуют в обе стороны, совершенно не мешая, друг другу. Посмотрев на умелую организацию дорожного движения, ребята осторожно переступают муравьиное шоссе, и идут дальше.
 
И вновь отряд продолжает движение. И вновь чащобы и буйные заросли. Видно как начальник службы безопасности, замыкающий цепочку, то и дело дергается от контактов с природой, не щадящей его оголенных частей тела. Продираясь сквозь густые заросли, он ежеминутно округляет глаза, а его губы застыли в стационарном восклицании «ОЙ!», после чего Питер долго скребет и почесывает ужаленное или поцарапанное место.
 
По ходу маршрута Тони показывает ребятам норы кротов, из одной, вдруг, даже появляется голова хозяина, которая мгновенно скрывается при виде непрошеных гостей. В траве то и дело мелькают головки любопытных сусликов, стоящих столбиком на задних лапках. Бим при их появлении визжит и рвется с поводка, на который его предусмотрительно взял хозяин. Тони так же, как и ребятам, пытается внушить городскому псу, правила лесного поведения и, кажется, постепенно, до Бима они начинают доходить.
 
На очередной полянке, к вящему ожиданию, вконец растерзанного природой Питера, организуется привал. По правде сказать, устали все, хотя внешне бодрятся, но, однако после команды Тони все быстро и с удовольствием валятся в густую траву и с наслаждением вытягивают гудящие ноги.
Несколько минут все молча лежат, наслаждаясь тишиной и покоем. Угомонился и Бим. Он лежит, закрыв глаза, но уши его, чуть подрагивая, сторожко слушают тишину.
 
Первым поднимается Тони. Он обходит вместе с Бимом полянку, находит небольшую прогалину, где не растет трава, достает из своего рюкзака выдвижную треногу и небольшой котелок. Установив треногу на земле, он наливает в котелок воду из пластиковой бутылки, цепляет котелок к треноге и идет по полянке, собирая хворост.
 
Собрав небольшую охапку, Тони созывает ребят, и начинает священнодействовать, подготавливая топливо для костра. Собравшись вокруг него, ребята с интересом наблюдают, как Тони ломает ветки и особым образом укладывает их под котелком. Снизу, под хворост, он закладывает сухой мох.
Достав коробок и вынув одну спичку, выразительно показывает, что она единственная. Тони зажигает спичку и, спрятав огонек в ладонях, подносит его к сухому мху. Мох разом вспыхивает и так же дружно загорается сухой хворост, сложенный шалашиком. Тони пристально сморит на ребят. Понятны ли его действия? Понятны. Все дружно выражают свой восторг.
 
- Что будем варить? – спрашивает Барбара.
 
- Будем кипятить чай. Найди, пожалуйста, в моем рюкзаке пачку чая и принеси ее сюда, – просит Тони.
 
- Не мешало бы испечь картошечку! – Мечтательно говорит Питер.
 
С собой у Питера ничего нет, и он вопросительно смотрит на Арье. Тот только разводит руками.
 
- У меня кроме бутербродов и кофе в термосе – больше ничего нет.
 
- Бутерброды это тоже неплохо, но печеная картошечка в лесу… - И Питер артистично изображает на лице такое наслаждение, что все весело смеются.
 
- Ну и кто тебе мешал захватить картошку с собой? – Сходу, вступает в бой, подошедшая с чаем Барбара.
 
- Виноват, исправлюсь! – Наклоняет повинную голову Питер.
 
Мэгги молча идет к своему рюкзаку, что-то ищет и приносит к костру пять сырых картофелин, по числу едоков в отряде.
- Держи! – Она вываливает картофель перед Питером. – Я знала, что картофель пекут на костре, только сама не пробовала, но на всякий случай захватила.
 
Питер страшно обрадовался.
 
- Эх, расцеловать бы нашего заместителя, да субординация и командир не позволят! Мэгги! Огромное мужское спасибо, а мне еще один урок, - туманно изрекает он.
 
Но все его прекрасно понимают и помимо воли бросают взгляды на исцарапанные и покрасневшие от крапивы ноги Питера.
 
- А как ты будешь жарить картошку? – Спрашивает Барбара.
 
- Как раз прямо под костром. Это традиционный русский способ приготовления этого блюда и называется он просто: «печеная картошка», - это название Питер произносит по-русски.
 
Вода в котелке закипает и Тони высыпает в нее пачку чая, а Питер, разворошив огнедышащую золу, закладывает туда сырую картошку и засыпает ее сверху.
 
- Барбара! Найди у меня в рюкзаке стаканчики и сахар, - вновь просит Тони сестру, снимая с огня заварившийся чай.
 
Пока Барбара роется в рюкзаке у Тони, Арье и Мэгги выкладывают свои припасы: бутерброды, консервы, овощи, фрукты и термос с кофе. Все это раскладывается на просторной и тонкой накидке, которая не занимает в рюкзаке много места, и которую захватила с собой предусмотрительная Мэгги. Питер тем временем, колдует над костром, переворачивая палочкой картошку в золе.
 
- Питер! Ну, что же ты? – Нетерпеливо кричит Барбара.
 
- Сейчас, сейчас, - сосредоточенно бормочет Питер и выкатывает из золы первую картофелину.
 
Он пробует ее готовность, тыкая в нее палочкой и, увидев, как мягко она входит в клубень, удовлетворенно кивает и начинает доставать остальные.
Черные, обугленные клубни так и пышут жаром. Барбара с отвращением глядит на этот, с ее точки зрения, черный кусок грязи и с нескрываемым отвращением спрашивает:
 
- И это, можно есть?!
 
- Даже нужно, - весело отвечает Питер. – Еще будешь просить добавки!
 
Однако весь вид Барбары говорит о том, что не только просить добавку, но даже пробовать это экзотическое блюдо она не собирается. Однако Питер, не обращая внимания на эту обструкцию, хватает картошку и, перебрасывая ее с руки на руку, кладет перед Барбарой. То же самое он проделывает перед каждым едоком. Заметив, что никто не делает попытки попробовать его изделие, Питер берет в руку свою картошину и говорит:
 
- Есть печеную картошку, можно двумя способами Очищенной и неочищенной. Барбара не делай большие глаза! Повторяю, можно очистить ее от первозданной шкурки, а можно есть целиком, в так называемой, шубе, которую создал костер. Смотрите!
 
Питер ловко очищает до половины картофелину Барбары и через несколько мгновений белоснежная сердцевина, в черно-золотистом обрамлении «шубы», лежит на зеленом листе перед Барбарой. Картофелина дымится, распространяя до головокружения аппетитный запах. Питер круто солит ее белую сердцевину и жестом предлагает Барбаре попробовать, предварительно воткнув в нижнюю часть клубня, веточку, чтобы начальник медслужбы, не дай бог, не обожгла свои ручки…
 
Свою картофелину, Питер густо солит прямо поверх обугленной «шубы» и с хрустом откусывает первый кусок. Рот его становится черным, а под носом и на подбородке появляются черные усы и борода. Ребята хохочут, а Питер не обращая внимания, вкусно похрустывая, уписывает свою картошку. Глядя на него, приступают к своим порциям и ребята. Арье, пытается очистить клубень от «шубы», а Тони и Мэгги по примеру Питера солят картофелины сверху и начинают ими хрустеть, как и их создатель.
 
Барбара, заражается общим настроением, правда, с опаской, но все же пробует небольшой кусочек, очищенный Питером. Проглотив его и немного помедлив, она уже без всяких увещеваний начинает быстро откусывать и жевать кусок за куском, без «шубы» и с «шубой», дуя на дымящиеся кусочки и перекатывая их во рту…
 
- Ну и как?! – С видимым торжеством спрашивает Питер.
 
- Никогда в жизни не ела такую прелесть! – Искренне отвечает Мэгги.
Взглянув на Мэгги все, вдруг, начинают смеяться. Ее лицо измазано черной сажей от «шубы» и выглядит она просто уморительно. Мэгги, в свою очередь, показывает пальцем на лица ребят, измазанных не меньше ее, тоже заливается смехом. Все начинают разглядывать друг друга, и смех усиливается. Отсмеявшись, приступают к бутербродам и чаю. Попивая чай, Тони исподволь,
продолжает просвещать свою команду:
 
- Для привалов, - говорит он, - необходимо искать места близкие к источникам воды: ручьям или ключам, которые бьют прямо из-под земли. На нашей карте они кое-где указаны, но далековато от нашего маршрута. Надо искать новые, и мы станем первооткрывателями, - шутит он. – Так, что будьте внимательны во время движения. Все новое будем заносить на карту. Кстати, после окончания нашей трапезы, все ненужное и остатки еды, надо собрать в пакеты и закопать. Это не просто борьба за чистоту леса, это профилактика против возникновения инфекций. А костер нужно обязательно залить водой или забросать землей и убедиться в его полной ликвидации. Лесной пожар – это смерть лесу и всему живому в нем. Вот таким элементарным азам поведения «зеленые» по всему миру учат людей. Но чтобы до всех доходило, я как-то не замечал…
 
- В русской армии говорят так – «Не можешь, научим. Не хочешь, заставим!», - смеясь, говорит Питер. – Так что Тони не беспокойся, ЗАСТАВИМ!
 
- А по мне, лучше научить, чем заставлять, - откликается Мэгги.
 
- Вот жизнь нам и подскажет, что лучше, - усмехается Тони. – Хотя моя практика подсказывает, что придется применять и те, и другие методы.
 
Завтрак закончен, и отдохнув на траве, где Питер умудрился всхрапнуть, ребята приводят в образцовый порядок место стоянки в полном соответствии с рекомендациями своего командира и отряд вновь движется в путь.
 
Глава 2. Схватка.
 
И вновь пейзаж за пейзажем проходят перед глазами ребят. Все новые и новые виды животных и птиц привлекают их внимание. Арье снимает и снимает увиденное своей кинокамерой, попутно обучая съемке Барбару, которая внезапно, проявила к этому большой интерес. Тони на ходу часто делает пометки в толстом клеенчатом блокноте, видимо выполняя задание, полученное на биологическом факультете университета.
 
Красота природы сливается с красотой музыки леса. И, вдруг, эту пасторальную идиллию внезапно обрывают хлесткие выстрелы.
 
Они звучат как удары пастушьего бича: один, другой, третий! Идет беспорядочная стрельба, перерастающая в канонаду. Все живое вокруг замерло и затаилось.
 
Тони, что-то отрывисто командует, и все одновременно пригибаются. Головы ребят исчезают за высоким кустарником, и только качающиеся ветки, которые они задевают при движении, выдают, что отряд скорым маршем направляется в сторону выстрелов.
 
Тони, идущий впереди, вдруг, останавливается, втягивает носом воздух. Нет сомнения. Чувствуется запах гари от костра. Он поднимает руку и показывает, что надо присесть, а сам осторожно выглядывает поверх кустарника. Так и есть. В метра сорока от них виден большой столб пламени. Именно оттуда и несутся звуки выстрелов, магнитофонный рев и громкие голоса.
 
- Вот наше и первое боевое крещение, - с нескрываемой горечью говорит Тони.
 
- А, может, это просто охотники? – Делает предположение Мэгги.
 
- Никакой охоты здесь нет и быть не может, - отвечает Тони. - Эти места имеют статус заповедника, уж это я знаю точно. Но сейчас вопрос не в этом.
 
Тони забирает у Питера карабин, расчехляет его, вынимает из рюкзака пачку патронов и заряжает стволы.
 
- Теперь сделаем так, – говорит он. – Я, Питер и Арье – подбираемся к логову этой братии. Мэгги и Барбара идут за нами с интервалом в 10 метров. Выясняем обстановку и на месте принимаем решение.
 
- Мэгги! Возьми карабин. В левом стволе дробь, в правом, соль. Если надо – стреляй. Рюкзаки оставляем здесь. Арье, отдай видеокамеру Барбаре. А ты Барбара, снимай все, что произойдет. Это будет важный документ. Все. Вопросы потом. Вперед!
 
Тони с Бимом на поводке, Питер и Арье неслышно скользят сквозь кусты вперед. Мэгги с ружьем и Барбара с видеокамерой, немного помедлив, следуют за ними.
Рев магнитофона и громкие голоса слышны уже рядом. Тони первый осторожно высовывает голову поверх кустарника. Осматривается, берет на руки Бима, чтобы и он видел обстановку, и жестом приглашает посмотреть Питера и Арье.
 
Картина, открывшаяся перед ними – удручающая. На большой поляне, местами солнечной, местами тенистой, стоят вразброс три мотоцикла. В тенистой части поляны, лежит на траве большое одеяло, на котором в изобилии разбросаны бутылки, консервные банки и остатки еды. Невдалеке от места пиршества пылает огромный костер, искры от которого тянутся в сторону леса. Около костра груда недавно срубленных молодых деревьев и канистра с бензином.
 
На складном стуле, около одеяла сидит неопрятного вида парнюга с грубыми чертами лица, плотного телосложения, голый по пояс и в шортах. На коленях у него ружье, которое в данный момент, он перезаряжает. За его спиной стоит мотоцикл с коляской доверху набитой картонными ящиками с припасами. На вид парню, лет 17, и его рыбий взгляд тускл и безразличен. Время от времени он издает какие-то неопределенные возгласы.
 
В левом углу поляны, в тени под деревьями стоит другой мотоцикл, в правом, еще один, около которого возится совсем голый парень, в одних лишь плавках.
 
На траве, вокруг одеяла в разных позах, на спине и на животе расположились еще двое парней. Они, как и «снайпер», тоже не хилого сложения, но изрядно поддатые, а потому утомленные и кайфующие… Все парни одного возраста и все отмечены одной неуловимой печатью – городской шпаны.
 
По всей поляне, в разных местах, помимо мусора, лежат убитые «снайпером» птицы, маленькие зверьки, по виду похожие на сусликов и бурундучков. Некоторые из них еще дергаются в агонии, другие лежат неподвижно.
 
Над поляной и окрестностями несется рев и вой, который извергает
огромный магнитофон, похожий на черный обрубок бревна, и который, наверняка, служит допингом и добавочным стимулом к тем спиртным порциям, какие они уже успели принять на грудь.
 
- Билл! Кончай канонаду! Дай послушать музыку, - хрипит парень, лежащий на спине. Он в грязной безрукавке, на голом теле, с цветными наколками на руках, изображающих китайских драконов.
 
- Уже…, - лениво отвечает Билл, отрываясь от бутылки, которую он тут же отбрасывает на середину поляны, целясь и, попадая, в еще дергающегося зверька. Он небрежно, и не глядя, забрасывает ружье за спину там, где стоит мотоцикл и его ствол упирается в край коляски.
 
Третий парень лежит недвижимо, уткнувшись лицом в траву, видна лишь разрисованная татуировками голая спина.
Несколько минут ребята оценивают обстановку. Потом Тони снимает поводок с ошейника Бима и показывает ему рукой на ружье около мотоцикла.
 
- Ружье, Бим, ружье! – Шепотом говорит Тони Биму на ухо и показывает ему обходной путь к цели.
 
Бим внимательно смотрит на поляну, уморительно, как это умеют делать только собаки, наклоняет голову, то в одну, то в другую сторону, затем делает порывистое движение вперед.
 
- Понял, Бим? – Спрашивает Тони и, погладив его по голове, опускает на землю. Несколько секунд Бим стоит на месте, потом как заправский разведчик, неслышно исчезает в густой траве.
 
Тони оглядывается назад. Невдалеке он видит Барбару и Мэгги.
Барбара, выставив камеру поверх кустов, ведет непрерывную съемку поляны, а Мэгги перехватив взгляд Тони, понимающее кивает головой. Арье и Питер вопросительно смотрят на Тони.
 
Одними губами, Тони беззвучно произносит имя – «БИМ», и показывает рукой в сторону коляски с ружьем. Арье и Питер, поняли и согласно кивают головами. Все напряженно смотрят на поляну.
 
В этот момент, слева от ребят, на одной линии, с гуляющей троицей
появляется из чащи леса взъерошенная голова Бима. Он замирает, внимательно смотрит на осовевшего Билла и его лежащих собутыльников, затем по-пластунски, маскируясь в густой траве, ползет к мотоциклу. При подозрительных движениях Билла и его приятелей, Бим останавливает движение, замирает в траве, и, выждав, снова ползет.
 
Наконец, Бим у цели. Он осторожно берет в зубы ремень, ближе к прикладу, и, дождавшись, очередного громового раската магнитофона, тянет ремень на себя. Ружье мягко падает на траву.
 
Бим вновь замирает, но сидящий невдалеке Билл ничего не слышит, он открывает новую бутылку с пивом и дергается в такт магнитофонному реву. Бим вновь хватает зубами ремень и задним ходом, тянет ружье к лесу. Несколько передышек и Бим с ружьем скрывается в лесу.
 
Питер восхищенно поднимает вверх большой палец правой руки – высшая степень похвалы, и, показывает его Тони. Тони удовлетворенно кивает головой. Несколько секунд на размышление и он поворачивается к ребятам.
 
Жестом показывает, что сидящего на стуле берет на себя, лежащего на спине, предназначает для Питера, а уткнувшегося лицом в траву, для Арье. Призывно махнув рукой Мэгги, он показывает ей на четвертого парня в дальнем углу поляны, который продолжает заниматься с мотоциклом. Убедившись, что все роняли его правильно, Тони рукой подает команду и первым выходит на поляну. На мгновение позже, за ним выходят Питер и Арье, а Мэгги идет лесом вдоль кустарника в сторону полуголого противника у мотоцикла.
 
Первым увидел ребят Билл. От удивления он округлил глаза, потом взглянул по сторонам и удостоверился, что больше никого нет.
 
- Тэдди! К нам, кажется, гости! – Обращается он к парню, лежащему на спине. Тэдди садится на траву и с удивлением рассматривает, приближающихся ребят. Чуть помедлив, он толкает ногой спящего лицом вниз, соседа.
 
- Подъем, Седрик! Сейчас будет представление! – И в этот момент он замечает, как всегда, не вовремя высунувшуюся из-за кустов, Барбару с видеокамерой.
 
- Вот это да! – Гнусаво кричит он. – Они еще и бабу привели с собой, а может и не одну! – Тэдди крутит головой по сторонам. – Ничего, и с одной повеселимся! Погуляем на славу! Слышишь, Билл!
 
- И вижу и слышу, - отвечает Билл.- Щас, разберемся… - И на его лице появляется похотливая улыбка.
 
Третий из компании, пробудившись от толчка ногой Тэдди, приоткрывает один глаз, но положение тела не изменяет, предоставляя приятелям самим разобраться в ситуации. Четвертый, в плавках, у мотоцикла, так и остается в неведении, сидя к костру спиной и ничего не слыша из-за магнитофонного рева. В этот момент ребята подходят к костру.
 
- Убери звук! – Кричит Тони, показывая рукой на магнитофон.
 
Билл страшно удивляется приказному тону просьбы. Он протягивает руку к магнитофону и еще громче увеличивает его звучание.
Тони молчит несколько мгновений, потом подходит ближе и кричит:
 
- Вы нарушаете правила поведения на территории заповедника. Немедленно загасите костер и выключите магнитофон!
 
У Билла от удивления отвисает челюсть. Он чуть приглушает звучание магнитофона, видимо для того, чтобы слышать самого себя и спрашивает:
 
- Вы в своем уме парнишки? Вы хотя бы представляете, с кем сейчас разговариваете?
 
Его мутные глаза сузились, мышцы тела начинают подрагивать. Билл даже не спрашивает ребят кто они такие. Ярость животного, которого вокруг все боятся, заволакивает остатки сознания.
 
Тут его взгляд упирается в Арье. Невзрачный вид Арье и кипа на его голове, удесятеряют ярость Билла. Лицо его наливается кровью.
 
- Евреи недорезанные! – хрипит он. – Щас, мы вас обрежем и кое-что отрежем…
 
- Гы! Гы! Гы! – Восхищенный каламбуром главаря и его находчивостью, регочет Тэдди.
 
Билл сгребает с раздвижного стола армейский нож с зубчатой тыльной стороной, тяжело поднимается и так же тяжело двигается прямо на Арье. Тони делает шаг вправо, как бы заслоняя Арье, но тот тихо и твердо произносит:
 
- Оставь! Он мой! Бери другого. – И выходит из-за спины Тони навстречу Биллу.
 
В следующий момент происходит нечто подобное смерчу. Тело Арье делает молниеносный оборот в воздухе, и Билл почти одновременно получает стопой Арье удары в голову, грудь и солнечное сплетение. На секунду, застыв с открытым ртом и выпученными глазами, он безмолвно, как сноп, валится на траву и застывает в бесспорном накауте.
 
Несколько мгновений обе стороны ошеломленно смотрят на бездыханное тело Билла, но лишь на мгновения, затем оба парня пружинисто вскакивают с травы и бросаются на ребят.
 
Тэдди успевает лихорадочным взглядом взглянуть на место, где еще недавно стояло ружье и не найдя его, подхватывает рукой бейсбольную биту и напрямую несется на Арье.
Но тут уже Тони молча отстраняет Арье и выдвигается навстречу Тэдду. А Питер уже вышел лицом к лицу с третьим противником, Седриком.
 
Схватка начинается почти одновременно. Два удара бейсбольной битой, которые проводит Тэдди, приходятся в землю. Тони грамотно, без особых усилий уходит от них. Третьего удара произвести Тэдди уже не удается. Он получает сильнейший удар в челюсть концом армейского ботинка Тони, потом без всякого промедления, удар в запястье руки, в которой держит биту и она оказывается в стороне, потом повторяет путь Билла и со стоном валится на траву.
 
Третья схватка несколько затянулась. Седрик оказался более подготовленным к рукопашному бою, чем его незадачливые приятели. Его ноги несколько раз проносятся над головой Питера, который, однако, успевает своевременно уйти от этих ударов. Наконец, Питер молниеносно проводит подсечку и Седрик стремительно летит на землю, но еще в падении, Питер добавляет ему удар ребром ладони по шее, что сразу отключает Седрика от дальнейшего созерцания действительности
 
За время схватки противниками не было произнесено ни слова, только магнитофонный рев и сопровождал этот быстротекущий поединок. Тони, с плохо сдерживаемой яростью, резко поворачивает регулятор громкости и пещерная бодяга, разрывающая нежное тело этого чуда японской радиотехники, замолкает.
 
Четвертый парень, который возится с мотоциклом на краю поляны, поворачивается на внезапно, наступившую тишину. Он вскакивает, затравленно и злобно крутит головой, потом хватает, лежащий рядом топор, которым еще недавно рубил на дрова молодые деревца и дергается в направлении ребят. В ту же минуту за его спиной появляется Мэгги с карабином наперевес.
 
- И не думай! – Строго говорит она.
 
Парень останавливается, оглядывается, злобно усмехается, в полной уверенности, что девчонка не выстрелит, и… поднимает топор.
 
В ту же минуту раздается выстрел и он, как подкошенный, летит на землю. Уже на лету парень начинает выть, причем громко и пронзительно.
 
А около, лежащих во временном беспамятстве недавних противников колдует Питер. Он выдергивает из штанов Седрика длинный и узкий ремень, заводит его руки назад и связывает их узлом. Другим концом ремня он захлестывает лодыжки ног и подтягивает их к рукам.
Тело Седрика выгибается, словно дуга, без всякой возможности даже пошевелиться. Удостоверившись в прочности узлов, Питер подходит к Тэдди, и проделывает то же самое. У Билла на шортах ремень отсутствует. Питер склоняется над ним, щупает пульс, приоткрывает веко, потом говорит:
 
- Этот пролежит в отключке до самого дома. Потом, не удержавшись, хвалит Арье.
 
- Вот, так, Арье! От него одни сюрпризы!
 
Арье смущенно опускает голову. А то же время он и Тони с интересом смотрят на профессиональные действия Питера по полной нейтрализации противников. Тони порывается что-то спросить, но вопли подстреленного парня заставляют их бежать к новому месту событий.
 
- Солью? – Подбежав, сразу спрашивает Тони.
 
Мэгги кивает головой и отвечает:
 
- Кажется, попала точно. – Несмотря на сдержанный тон, Мэгги явно волнуется. Оно и понятно, Не каждый день приходится стрелять в человека, хотя бы и солью…
 
- Точнее не придумаешь, - смеется Питер. – Идеальная мишень! – Он со смехом показывает на голую задницу, воющего противника, которая испещрена темными точками солевого заряда. Питер поднимает топор и качает головой, пробуя пальцем его острие.
 
- Ну, ты! Придурок! Перестань выть! Получил, что заслужил. Будь, благодарен даме за науку…
 
- Могло быть и хуже, - замечает Тони.
 
- Могло. – Соглашается Мэгги. – Если бы он попал в меня топором или успел добежать до вас…
 
- Ничего бы не случилось! – Легкомысленно машет рукой Питер. – Успокоили бы и его.
 
Но лицо Тони мрачнеет. Он подходит к Мэгги, благодарно и в то же время обеспокоено смотрит на нее, потом ласково дотрагивается до ее плеча.
 
- Ты молодец, Мэгги! Отвела большую беду. Спасибо!
 
Мэгги, внезапно краснеет, а у Питера от внезапного прозрения открывается рот, куда немедленно залетает жирная муха…
 
Под смех ребят Питер с отвращением плюется, а потом спрашивает:
 
- А, где Барбара?
 
- Ты, что? Хочешь, чтобы она вытащила тебе муху из горла? – со смехом спрашивает Арье. – Давай, я тебе помогу!
 
Все пришли в себя и обстановка разрядилась. Тони кивает на поляну, где бегает Барбара с видеокамерой и как заправский кинооператор снимает все с разных точек. Питер тут же успокаивается и внезапно резко бьет своей босой ногой, шлепанцы он давно потерял в бою, воющего парня.
 
- Ты замолчишь, наконец, сморчок! Ничего с тобой не случилось. Отмокнешь в ванне и все дела. Соль у тебя в заднице, жаль, что не свинец…
 
После столь энергичного разъяснения парень замолкает и на его туповатом, прыщавом лице появляется осмысленное выражение.
Мэгги же делает протестующий жест.
 
- Не надо бить лежачего. Это не по правилам.
 
- А с ножами, битами и топорами кидаться на людей – это по правилам?! – Гневно спрашивает ее Питер. – Им что, после этого, надо правила хорошего тона разъяснять? Эта мразь понимает только язык кулака, все остальное на них не действует.
 
- И все же, Питер, не надо так, не будь таким как они! – Увещевает его Мэгги.
 
Питер угрюмо молчит, видимо, не соглашаясь с мягкотелой позицией Мэгги. Потом он обращается, к поверженному противнику:
 
- А ну, вставай, голозадый. Нечего здесь прохлаждаться. Работать надо!
 
Парень поспешно вскакивает. Он понял, что шутки с Питером плохи и за словами сразу последуют действия.
 
- Как тебя зовут?
 
- Том…, - еле слышно отвечает парень.
 
- Громче, не слышу! – рявкает Питер. - Том! Том! – Уже внятно и громко спешит ответить парень.
 
- Откуда вы взялись, здесь, подонки? – продолжает допрос Питер.
 
- Из Брэдбери…
 
- И чем вы там занимаетесь?
 
- Так …, - неопределенно пожимает плечами Том.
 
- А школу вы хотя бы посещаете? – интересуется Мэгги.
 
Парень молчит и только почесывает пораженное место.
 
- Какую школу? – отвечает за него Питер. – Обычная городская шпана, наверняка, наводящая страх на всю округу.
 
- Вам это так не пройдет! – Вдруг злобно шипит сквозь зубы Том. – Вы еще не знаете, кто такой Билл!
 
- Видите, как заговорил? – Обрадовался Питер. – Я эту породу хорошо знаю.
 
Питер резким движением руки хватает Тома за нос, крепко сжимает его, и начинает водить ошалевшего от нестерпимой боли парня по кругу. Том, растопырив руки, следует за Питером и истошно орет.
 
- Питер! Прекрати, немедленно! – В голосе Тони слышны стальные, командирские нотки.
 
Питер с сожалением опускает нос Тома. У того из глаз текут слезы, а нос покраснел и распух.
 
- Это тебе вместо лекции о правилах хорошего тона, - невозмутимо заявляет Питер. – Надеюсь, усвоил? А сейчас я тебе покажу, как ее усвоили твои друзья. Очень впечатляет, скажу тебе… Пошли! – и Питер толкает Тома в сторону недавней битвы.
 
- Подожди Питер. – Скрывая улыбку от такой действенной педагогики, говорит Тони. – Скажи, Том! Как вы сюда проехали на мотоциклах?
 
- Вон там, по просеке. – И Том кивает в сторону едва видную в чаще леса, просеку.
 
- И, наверное, такая просека не одна. – Уточняет Арье. – Придется их всех точно обозначить на карте.
 
- Да. Это будут места массового посещения любителей природы, потому как уж очень удобно, повернул с трассы и прямо в центре леса. – Вслух рассуждает Тони.
 
- Любителей? – Иронично переспрашивает Питер. – Губителей! Это будет точнее.
 
- К сожалению, и их тоже. – Соглашается Тони. – Так что работы будет у нас невпроворот.
 
- Да, кто вы такие? – Вдруг, заинтересовано спрашивает Том.
 
- Ударный отряд «зеленой армии», под кодовым названием «Зеленый кузнечик». Не слыхал? – Отвечает с усмешкой, Питер.
 
- Неа…, - мычит Том. – Что, есть такая армия?
 
- Есть. Специально создана для борьбы с такими поганцами как ты, и твои вонючки-приятели. И спуску вам не будет. Ответите за каждый погубленный кустик, за каждую веточку, не говоря уже про все живое, которое вы лишили жизни, просто так. Передай своей шпане, что мы шутить с вами не будем, притом сделаем это гораздо больнее, чем вы природе. Уяснил? Или продолжить лекцию с практической демонстрацией правил поведения?
 
Том испуганно отодвигается в сторону от Питера.
 
- Все, командир. Он уяснил. Воспитательная работа закончена! – Обращается Питер к Тони. – Можно приступать к работе по ликвидации последствий дурного воспитания…
 
- А, где же Бим? – Доносится с поляны голос Барбары.
 
- Вот он, наш герой! – Показывает рукой Арье в направления леса.
 
Все поворачиваются в эту сторону и видят, как Бим, который почувствовав перемену в обстановке уже трудится, вытаскивая из кустов похищенное ружье. Зубами он держит ремень и, упираясь в землю всеми четырьмя лапами, упрямо продвигается к центру поляны. Барбара стремглав бежит к Биму, присаживается на корточки, обнимает и целует его прямо в черный нос.
 
- Нашему лучшему воину, - кричит Питер, - ГИП-ГИП-УРА!
 
- УРА! УРА! УРА! – Скандирует отряд.
 
Бим, понимая, что это в его честь, по-своему, по-особому, улыбается и встает в стойку на задние лапы.
 
- Так как, Барбара! Ветер сдул грабли? – кричит ей Тони.
 
В ответ Барбара только машет рукой.
 
- Какие грабли? – недоумевает Мэгги.
 
- А это наша семейная тайна. Когда-нибудь расскажу. – Все еще смеясь, отвечает Тони. – Сейчас не до этого. Ребята! Сделаем так. Мы с Арье разбираем и заливаем костер. Питер со своим «крестником» убирает с поляны всю дрянь и мусор и закладывает все это в пакеты и ящики этих пришельцев. Оставлять в лесу мы эту гадость не позволим, и все они увезут с собой. Кроме того, Питер соберет все трупы животных, а Барбара снимет это на видеокассету. Отдельно надо снять все оружие, которое у них имеется. Мэгги ищет любые документы этих…, ладно, не буду повторять, как их называл Питер. Когда управимся, составим настоящий акт о происшедшем. А сейчас посмотрим на их состояние и за работу.
 
- Что будем делать с ними потом? – спрашивает Мэгги.
 
- Решим. – Коротко отвечает Тони и направляется в сторону поверженных противников. Все устремляются за ним.
 
Арье, сразу подходит к Биллу. По всему видно, что состояние бывшего противника волнует Арье больше всего.
 
- Еще не очнулся! – С тревогой констатирует Арье.
 
- Не переживай, Арье! Действовал ты по всем правилам самозащиты от вооруженного хулигана. Скоро он очнется. – Успокаивает его Мэгги. Она присаживается около Билла, щупает ему пульс, приоткрывает глазное веко и вновь говорит. – Успокойся, все будет в порядке…
 
Таким же путем она осматривает и остальных. Те уже полностью пришли в себя, но стянутые ремнями хитроумным способом Питера, не могут и пошевелиться без того, чтобы не вызвать острую боль во всем теле.
 
- Развяжите гады! – Хрипит Тэдди. Седрик молчит, только тяжело дышит и поминутно сплевывает кровь из разбитой губы.
 
- Еще одно твое слово, и я заткну твой грязный рот! Только будет очень больно, больнее, чем сейчас. Ты, надеюсь, меня понял? - И Питер свирепо смотрит Тэдди прямо в глаза.
 
Тэдди кожей понимает, что это не просто угроза, он замолкает и отводит свой взгляд в сторону.
 
- Вот так-то! – удовлетворенно замечает Питер. – А в отношении этого козла, - Питер кивает на Билла, - то ему все-таки надо поставить предохранители. Рот у него еще грязнее, чем у этих сусликов, а вокруг девочки. Эй, ты! – обращается он к понуро, стоящему Тому. – Ищи кусок веревки и давай сюда. И быстро!
 
- Не думайте, что мы такие нежные! – Вдруг пропела Барбара.
- Кое-что знаем и кое-что повидали…
 
- Ах ты, козявка! – Изумляется брат. - Это где и когда, ты, что-то успела повидать?!
 
- Ладно, не спорьте, - подходит к ним Питер. – Барбара, посмотри, пожалуйста, в аптечке, мне нужен кусок широкого пластыря.
 
Он берет у подбежавшего Тома веревку и наклоняется над беспамятным Биллом, ловко связывая ему руки и ноги. Барбара протягивает Питеру кусок пластыря, и он тут же залепляет им рот Билла.
 
- Ты, где этому всему научился? – Спрашивает Тони с интересом и восхищением, наблюдая за работой Питера.
 
- У своего деда, - отвечает Питер. – В годы войны мой дед служил в «Смерше». Была такая организация в Красной армии, которая расшифровывалась, как «Смерть шпионам». Мой дед был «волкодавом», так называли тех, кто ловил и давил немецких шпионов. Он меня многому научил. И тому, что сегодня уже позабыли, а напрасно…
 
И Питер с презрением сплевывает в сторону пленников.
 
- Неплохо, что бы ты поделился и с нами дедовым опытом. – Замечает Тони.
 
- Посмотрим, посмотрим, - неопределенно обещает Питер и еще раз проверяет узлы на конечностях Билла.
 
- Ну, хорошо. А сейчас заканчиваем разговоры и к делу. Времени у нас мало, дело идет к вечеру. Начинаем! – Командует Тони, и работа закипела.
 
Тони и Арье растаскивают палками горящие и тлеющие поленья из костра. Находят в коляске бутыль с водой и заливают огонь. Мэги и Барбара ищут в одежде парней и мотоциклах, их документы и, найдя, начинают раскладывать на столе. Питер весьма своеобразно решает проблему уборки поляны. Понукаемый его энергичными возгласами Том, ходит по поляне, собирает мусор и бутылки по кучкам, потом сортирует их по коробкам, мешкам, целлофановым пакетам и относит к мотоциклам.
 
Закончив с мусором, Том по приказу Питера, собирает убитых зверьков и птиц, раскладывает их в одну линию перед лицами пленников. Сюда же Питер приносит, захваченное в бою оружие: ружье, топор, армейские ножи и бейсбольную биту. Питер жестами подзывает Барбару, и предлагает ей снять все это.
 
Увидев убитых птиц и зверьков, Барбара расстраивается и, начинает плакать, так что снимать, приходится Арье, а Мэгги утешать подругу. Ярость ударяет в голову и Питеру. Он как волк в клетке быстро ходит туда-сюда, за спиной снимающего Арье и так глядит на связанных виновников, что они, чувствуя, что он вот-вот взорвется, отводят глаза и вжимаются в землю.
 
Наконец, съемки закончены. Питер дает команду Тому, и тот собирает трупы в пакеты. Они идут на край поляны, роют яму и закапывают убитых животных. Тони, закончив дела с костром, уже сидит у стола рядом с Мэгги, и рассматривает найденные документы парней, а Арье закончив съемку еще раз проверяет пепелище костра.
 
Бим тоже не теряет времени даром. Проследив процедуру обхода пленных ребятами, он начинает свой обход.
 
Вначале Бим походит к Тэдди, справедливо посчитав его одним из наиболее активных противников. Бим останавливается перед ним, смотрит на искаженное от злобы лицо Тэдди, потом, вдруг чихает, чуть ему не в лицо, выказывая свое собачье презрение к этому существу в человеческом обличье. Надо только увидеть лицо Тэдди в этот момент…
 
Но этим дело не кончается. Бим обходит тело Тэдди, которое изогнуто дугой, примеривается, поднимает заднюю ногу и орошает его вначале с одной, потом с другой стороны. Тэдди просто заходится от злобы и ненависти, рвется, стремясь, освободится от пут, но ничего не достигает, кроме нестерпимой боли от ремней, врезающихся в тело еще сильнее. Слезы злобы и отчаяния текут по его щекам. Такого унижения он еще не испытывал.
 
Такую же процедуру Бим проделывает и с остальными двумя участниками пикника на лужайке. Закончив экзекуцию с ними, Бим крутит головой, разыскивая четвертого, и натыкается взглядом на Питера.
 
Тот давно уже наблюдает за этой собачьей местью и заходится от хохота, лежа на траве и мотая от восторга руками и ногами. Встретив взгляд Бима, он, давясь от смеха, показывает рукой на Тома, стоящего к нему спиной на коленях и собирающего остатки мусора.
 
Увидев последнего врага, Бим неспешно трусит к нему через поляну. Подбежав к Тому со спины, Бим вначале чихает на его задницу, потом оперативно поливает ее, задрав ногу.
 
Том резко оборачивается и, поняв в чем дело, злобно, словно шакал, оскаливает зубы. В ответ получает такой же оскал от Бима.
 
Затравленно взглянув в сторону, веселящегося Питера, Том встает на ноги и понуро уходит. А Бим с чувством выполненного долга спешит к хозяину.
 
Между тем, дела у ребят подошли к концу, и отряд собирается вокруг стола, за которым Тони и Мэгги, что-то заканчивают писать.
 
Потом они вслух читают написанное, по всей видимости, документ о происшествии. Все горячо его обсуждают, показывают руками в сторону пленных и мотоциклов, затем гурьбой идут к ним. Там крепят все пакеты и мешки с мусором к мотоциклам, заталкивая часть груза в коляску, с таким расчетом, что бы хватило места и для одного человека, а после этого подходят к связанным парням.
 
Билл все еще не пришел в себя, но остальные уже в порядке и молча ждут решения своей участи.
 
- Поступим так. - Обращаясь к недавним своим противникам, спокойно говорит Тони. – В том, что вы здесь натворили, пусть разбирается полиция. Все документы и оружие будут переданы туда.
От нас вы получили предметный урок, но у меня большое сомнение, что он пойдет вам на пользу. Будущее покажет, но знайте, что пощады вам не будет. Сейчас мы вас освободим. Перенесете своего главаря в коляску и двинетесь по домам. Мусор выбросите только в контейнер. Они расставлены вдоль нового шоссе. Мы пойдем следом и проверим. Пеняйте на себя, если вы этого не сделаете. Мы его приберем, но зафиксируем это на пленку, что усугубит ваше положение. Надеюсь, что в лесу мы больше не встретимся. Все.
 
Тэдди, Седрик и Том, молча выслушивают Тони.
 
- Хочу добавить, - с угрозой в голосе вмешивается в разговор Питер. - Сейчас мы вас развяжем, но если вы сделаете попытку начать все сначала или откроете свои поганые рты то…
 
- Ладно, Питер, - перебивает его Тони. – Все и так ясно. Развязывай.
 
Питер, сплюнув от омерзения, но довольно быстро и ловко освобождает пленников. Несколько мгновений они лежат неподвижно, потом осторожно начинают двигать затекшими от ремней руками и ногами и, наконец, поднимаются, кряхтя от боли.
 
Вместе с Томом, в сопровождении ребят, они подходят к главарю, развязывают его и несут тело к коляске мотоцикла. Там долго пытаются втиснуть отяжелевшее тело в коляску, пока потерявший терпение Питер, грубо отталкивает их и одним махом заканчивает дело. Билл безжизненно полусидит, полулежит в коляске, и его голова безвольно висит на груди. Ясно, что он вывалится на первом же повороте.
 
Под энергичным руководством Питера, парни начинают привязывать своего главаря, а, закончив, по его же разрешающему знаку, садятся по мотоциклам и начинают выруливать к просеке. Перед самым въездом в нее, Тэдди, оборачивается и что-то злобно кричит. Мотоцикл на миг, оставшись без управления, попадает передним колесом в ямку, и челюсти Тэдди лязгнув, прикусывают язык… Боль, гнев, ярость, бессилие – все это в одно мгновение отражается на его лице.
 
Между тем, мотающаяся взад и вперед голова Билла, сидящего в коляске, со всего маху врезается в большой котел, привязанный впереди него. От этого удара Билл приходит в себя и, ничего не соображая, таращится мутным взглядом по сторонам.
 
Арье, же сразу веселеет. Упал камень с души, а ребята тихо веселятся, глядя на этот бесславный финал. Вид отступающего противника действительно жалок и смешон. Мотоциклы, обвешанные пакетами и мешками с мусором, напоминают доисторических чудовищ, а сами полуголые мотоциклисты, пигмеев среди отбросов на свалке. Мотоциклы, ревя, втягиваются на просеку, и Тони, проводив их взглядом, говорит:
 
- Не время подводить итоги, но первый поход был результативным во всех отношениях. Все отличились, и все были героями. ГИП-ГИП-УРА!
 
- УРА! УРА! УРА! - Радостно и звонко отвечает отряд.
 
- Сейчас разобрать вещи и трофеи, через пять минут выступаем.
 
Еще раз, проверив поляну и разобрав вещи и оружие побежденных,
отряд скрывается на просеке, ведущей к шоссе. Выйдя на трассу, ребята под удивленными взглядами из пролетающих машин, походной цепочкой двигаются по обочине. Около первого мусорного контейнера ребята останавливаются и убеждаются, что «их мусор» на месте. Они переглядываются, довольно улыбаются и продолжают движение дальше.
 
Наконец, знакомая лужайка, знакомый дуб и крыши уже родных домов. Все валятся с ног от усталости и с наслаждением падают в густую траву. Конечно, не Барбара. Она достает накидку Мэгги, аккуратно расстилает ее на траве только потом, чинно на нее садится. Все замечают это, и устало улыбаются. Кроме Питера. Он ничего не видит, а лежит, подняв израненные в боях с природой голые ноги, и поочередно их массирует.
 
Постепенно дрема охватывает всех и перед глазами каждого, проносятся фрагменты этого необычного путешествия.
 
Питер делает подсечку Седрику и наносит ему, решающий удар ребром ладони по шее. Седрик летит в траву и замирает…
 
Арье склоняется над потерявшим сознание Биллом и безуспешно тормошит его. Он и в дреме волнуется за здоровье этого подонка…
 
Барбара плачет над убитыми зверьками и птичками. Она вздрагивает и открывает глаза…
 
Бим лежит с полузакрытыми глазами и вновь переживает картины своей мести и торжества над поверженными противниками. На морде у него блаженное выражение…
 
Только Тони и Барбара не дремлют. Они лежат голова к голове и о чем-то шепчутся, едва слышно, что бы ни потревожить ребят…
 
Постепенно все пробуждаются. Питер вопросительно смотрит на командира:
 
- Что будем дальше делать, Тони?
 
- Думаю, что надо идти в полицию. Рассказывать, предъявлять документы и видеозапись. И хотя мы все смертельно устали, делать это надо сегодня.
 
Все молчат. Никому не хочется никуда идти. Это видно по лицам ребят. И тут раздается голос Мэгги:
 
- Послушайте. У меня есть другое предложение. Я предлагаю показать кассету сначала своему деду. Поверьте! Он у меня мудрый старик и худого не посоветует. А завтра, часиков в десять утра, соберемся у меня и решим, что делать дальше. Как вы на это смотрите?
 
Ребята переглядываются и снова видно, что это предложение им явно по душе. Даже командир повеселел, и его лицо утратило сосредоточенное выражение.
 
- А удобно нам идти в дом к такому человеку, как твой дед? – На всякий случай интересуется он у Мэгги.
 
- Во-первых, в гости вы приходите ко мне, а не к моему деду.
А во-вторых, вы просто не знаете, что за человек мой дед, вот когда узнаете, то оцените сами. Ну, а в третьих, это просто свинство, обсуждать идти или не идти в гости, когда тебя приглашает девушка…
 
Обстановка сразу разряжается. Все довольны, улыбаются и смеются и даже Бим, несмотря на усталость, вскакивает на ноги и громко лает.
 
- Значит ровно в десять. На президентской вилле. Кто не знает, где она, могу показать сегодня. Есть такие? - Звонким голосом спрашивает Мэгги, страшно довольная, что ее предложение принято.
 
- Все знают. Как не знать! – отвечает Питер.
 
- Тогда до встречи. И без опозданий. Я буду ждать! – И Мэгги со значением смотрит на Тони. Последнее слово осталось за ней, а Тони только улыбается, глядя на своего задорного и боевого заместителя.
 
Утро следующего дня. Президентская вилла стоит несколько поодаль от коттеджей, в глубине небольшой природной рощи. Вместо забора, как и у всех, зеленый высокий кустарник, за которым увидеть, что делается за ним, невозможно. Во дворе много цветов, деревьев и зеленых лужаек. Позади дома, хозяйственные постройки, а в стороне от крыльца, небольшой бассейн с вышками разной высоты, для прыжков в воду.
 
Около зеленых ворот виллы собирается отряд. Мэгги по хозяйски радушно встречает друзей. Около нее уже стоят Тони, Барбара и Арье. Ждут Питера и, наконец, появляется и он. Все празднично приоделись, даже Питер. Все-таки, в гости к президенту! Это обязывает, волнует и сковывает. Видно, что ребята, чувствуют себя не в своей тарелке. Это замечает и Мэгги, стараясь развеселить и приободрить ребят. Она приглашает всех зайти, и сразу ведет всю компанию на большую террасу.
 
Навстречу ребятам выходит Макговерн. Он в простой белой рубашке с короткими рукавами, которая подчеркивает ровный золотистый загар его лица и рук. Рубашка не заправлена в брюки и верхние ее пуговицы расстегнуты. Президент явно желает подчеркнуть дружеский и домашний характер встречи с друзьями своей внучки, показать свою полную раскованность и доброжелательность.
 
Свежевыбритое лицо Маковерна и подтянутая фигура, говорят о его неуемной энергии, несмотря на почтенный возраст. Только глаза уже выдают налет усталости, которая накапливается у людей, проживших долгую и порою нелегкую жизнь. Макговерн, широко, как это умеют делать только американцы, улыбается и подходит к ребятам. Здоровается с ними, обменивается крепкими рукопожатиями и к восторженному ужасу Барбары, целует ей руку.
 
- Прошу рассаживаться, - приглашает он ребят.
 
Те, смущенно занимают плетеные кресла, стоящие вокруг такого же плетеного стола, на котором уже стоят бутылочки с напитками, фрукты и сладости.
 
- Угощай хозяйка, друзей! – Обращается Макговерн к внучке.
 
А Мэгги уже без подсказки начинает хозяйничать. Она понимает, что смущенные ости вряд ли, что-нибудь возьмут со стола сами и поэтому без разговоров нагружает небольшие подносы доверху и расставляет перед каждым из ребят.
 
Макговерн со своей стороны тоже старается преодолеть смущение
гостей. Он с видимым удовольствием пьет сок и поглощает одно за другим пирожные.
 
- Значит, все ваши родители работают на новом заводе? – Начинает разговор Маковерн. Все согласно кивают головами, но молчат.
 
- И какие же у них первые впечатления?
 
- Наши с Барбарой родители очень довольны. И условиями работы и домом, - первым нарушает молчание Тони.
 
- Мои родители тоже, - подтверждает Питер
 
- И моим родителям, здесь очень нравится, - говорит Арье.
 
- Это хорошо! – Макговерн удовлетворенно кивает головой. - Передайте им, пусть остаются здесь навсегда. А подрастете, смените своих родителей. Или у вас иные планы? – Хитро прищурившись, спрашивает он.
 
- Я, например, готовлюсь стать биологом, - после некоторой паузы сообщает Тони.
 
- А я – полицейским, - коротко информирует Питер.
 
- Мое призвание, компьютеры! – Сказал, как отрезал Арье.
 
- А я хочу стать ветеринарным врачом, лечить зверей и птиц. – Смущенно говорит Барбара.
 
- Так. Значит, из всей компании лишь один продолжатель дела родителей. – Задумчиво говорит Макговерн. – Правда моя дорогая внучка еще не определилась. Будем надеяться, что она не подведет деда! – И он лукаво смотрит на Мэгги.
 
Та только смеется, продолжая ловко наполнять и раздавать подносы, поскольку ребята помаленьку и потихоньку начали их опорожнять. Лед тронулся…
 
- Ну, что же? Каждый в жизни выбирает свою тропу. По мне, так лучше было в старые, добрые времена, когда дети наследовали ремесло родителей и вместе с этим, их мастерство, которое передавалось из рода в род. Но времена меняются, меняются и традиции, правда, все изменчиво, особенно в молодости. Я это к тому, что многие из вас, может, еще пойдут, по стопам родителей!
Что может быть интереснее и перспективнее, чем область высоких технологий?
 
Заметив протестующий взгляд Мэгги, Макговерн поднимает руки.
 
- Я ничего не навязываю и агитацию прекращаю, но хочу заметить, что мне очень импонирует мечта вашего товарища Арье и еще больше его поведение во время вашего первого путешествия. Он просто герой! – И Маковерн жмет руку страшно смутившемуся Арье.
 
Ребята сразу напрягаются. Разговор начинается по существу. Все перестают жевать, и все взгляды устремляются на президента.
Он замечает это и с радушием хозяина говорит:
 
- Не обижайте хозяев! Пейте и кушайте! Это единственно, что я могу от вас потребовать на правах хозяина, – шутит Макговерн, но, чувствуя ожидание ребят, переходит на деловой тон.
 
- Мэгги рассказала мне о вашем путешествии, к тому же я просмотрел видеозапись. Скажу сразу, что цель у вас благородная и тут я ваш верный союзник.
 
Ребята не в силах сдержать эмоции, радостно аплодируют. Маковерн поднимает руку и когда наступает тишина продолжает:
 
- Это первое, что я хочу сказать. Теперь, второе. Неожиданно ваше путешествие стало просто опасным и это сильно меня тревожит. Конечно, не только Арье, вы все были на высоте положения. И ваш командир, - Макогверн, дружески похлопывает по колену, сидящего рядом Тони, – и Питер, который надо надеяться со временем будет хорошим полицейским и этот ангелочек, – Маковерн, перегнувшись через стол, целует Барбару в лоб. – А уж от своей внучки я никак не ожидал такой решительности и такой меткости!
 
- Так мишень была очень привлекательная! – Под общий смех вставляет Питер.
 
- А если серьезно, - продолжает Маковерн, - то сегодня у меня уже побывал начальник местной полиции, по моей просьбе. Мы с ним просмотрели вашу кассету и обсудили создавшуюся ситуацию. Эта компания, с которой вы повстречались, давно известна полиции и они очень рады получить в свои руки такие достоверные доказательства их безобразий. НО! Есть некоторые нюансы.
 
Все настороженно смотрят на президента.
 
- Да, молодые, мои друзья. Есть нарушения и с вашей стороны. Лица у ребят вытягиваются.
 
- По нашим законам, несовершеннолетние, а вы таковыми и являетесь, не имеют права на хранение, ношение и уж, конечно, применение огнестрельного оружия. А вы его не только взяли с собой в поход, но еще и применили в реальной ситуации. - Заметив протестующий жест Питера, Макговерн поднимает руку и, предупреждая возражения продолжает:
 
- Не имеет значения, что в качестве заряда была соль. Существо дела от этого не меняется.
 
Тут уже враз начинают говорить все. Обиженно, горячо, а потому непонятно. Макговерн вновь поднимает руку.
 
- Спокойно ребята, спокойно! И я, и начальник полиции по человечески всецело на вашей стороне. И мы оба были просто в восторге, что эти подонки получили от вас хороший урок. И с юридической точки зрения, ваши действия были вынужденной самообороной. Но закон есть закон, И в будущем нарушать его не рекомендую. Кассету я передал начальнику полиции, копию для истории оставил вам, - Маковерн передает кассету Тони.
 
- Все доказательства и взятые трофеи необходимо сегодня же отвезти в полицию и дать соответствующие показания. Думаю, что все и всем понятно?
Несколько мгновений все молчат. Тони первый нарушает тишину.
 
- Все правильно. Есть, конечно, нарушения и с нашей стороны. В частности, моей. Отцовский карабин я взял с одной целью, обеспечить безопасность отряда при встрече с хищниками, больше для их отпугивания, правда, не учел, что хищниками могут стать и двуногие и тоже вооруженные. Но все равно, в будущем мы это исправим, и поскольку я вошел в возраст, когда можно оформить разрешение на ношение охотничьего оружия – это будет сделано.
Закон нарушать не будем, учитывая, что сами пытаемся стоять на его страже. Спасибо Вам, господин президент за помощь. Сразу же после встречи, мы отнесем в полицию все захваченное оружие и дадим нужные показания.
 
- Что скажут остальные? – Спрашивает Макговерн.
 
- Это наше общее мнение, - отвечает Питер, а Барбара, Арье и Мэгги
согласно кивают головами.
 
- Вот и чудесно! – С облегчением говорит Макговерн, довольный, что нет необходимости доказывать ребятам их неправоту. - А к начальнику полиции не спешите, он вас ждет после обеда. Сейчас расслабьтесь и отдыхайте. Правильно я говорю внучка?
 
Мэгги молча обнимает деда и целует его в поседевшие волосы.
 
- Да! Еще забыл сказать об одном. Вернее попросить всех вас и командира в частности. Возьмите меня в следующий поход, в качестве рядового участника, поскольку у вас все должности уже распределены… Слово старого охотника на львов и тигров – не подведу! – Улыбается Маковерн.
 
Все, включая Мэгги, поражены этой необычной просьбой. Воцаряется недоумевающая тишина. Маковерн смотрит на ребят, ребята на Макговерна.
 
- Не знаю… Удобно ли это будет для Вас?! – С запинкой отвечает Тони.
 
- А почему мне будет неудобно? – Вопросом на вопрос отвечает Маковерн. – Вот спросите у Мэгги, в какой физической форме находится ее дед? Я, как и вы, сейчас на отдыхе, так почему не совершить лесное путешествие, да еще в такой компании? Все отрядные законы обязуюсь свято выполнять. Или есть возражения?
 
- Дед! Ты чудо! – Мэгги вновь бросается к нему и целует Маковерна в обе щеки. – Какие могут быть возражения против такого известного охотника. Ребята! Он и впрямь хороший охотник! И про тигров и львов все, правда!
 
После такой рекомендации ребята почти с благоговением смотрят
смотрят на старого охотника.
 
- Были и тигры, были и львы, а сейчас у старого охотника в руках будет одно лишь фоторужье. – Целуя внучку, говорит Макговерн. -Так как, берем деда в поход? – Под оглушительный хохот и аплодисменты ребят спрашивает он.
 
- ГИП-ГИП-УРА! – Кричит Питер.
 
- УРА! УРА! УРА! – Дружно отвечает отряд.
 
- Значит, разрешение получено! – Маковерн встает с бокалом сока и серьезно чокается с ребятами.
 
А за воротами внезапно слышится возмущенный лай забытого Бима. Все оборачиваются и сквозь ветви зеленого забора видят, как Бим, стоя на задних лапах, барабанит передними о калитку, с требованием вспомнить о нем и немедленно пустить его в дом.
 
Мэгги и Барбара под дружный смех и выкрики остальных срываются с места и виновато бегут исправлять общую оплошность.
 
Бим радостно врывается в открытую, наконец, для него дверь и стрелой несется на террасу. Там он резко тормозит всеми четырьмя лапами и мгновенно оценив обстановку солидно подходит к Маковерну, сразу признав в нем главное действующее лицо. Останавливается перед ним. Пристально изучает президента и, наконец, с достоинством подает ему лапу. Маковерн, так же серьезно и даже несколько торжественно, пожимает ее.
 
- Очень рад знакомству еще с одним героем похода! – Говорит Макговерн и протягивает Биму, взятый из вазы бисквит.
 
Бим деликатно берет его в зубы и отходит в сторону.
 
- Когда собираемся в поход? – Обращается Макговерн к Тони.
 
- Завтра суббота. - Тони мельком бросает взгляд на Арье. – Я предлагаю сегодня и завтра всем отдохнуть, подогнать снаряжение, - Тони в упор смотрит на Питера Барбару, и те смущенно опускают головы. – Обсудить маршрут. – Тони смотрит на Мэгги, и та согласно кивает головой, - а сегодня еще закончить дела с полицией.
 
Думаю, что в воскресенье в 8.00 можно будет выступать. Встреча на прежнем месте. У дуба.
 
- С моей стороны возражений нет, а уж внучка подскажет деду, что взять с собой в поход. – Любовно, но с долей иронии говорит Маковерн, обнимая Мэгги.
 
Все улыбаются, глядя на нее, и Мэгги не успевает дать деду соответствующий отпор, как он, предупреждая ее праведный гнев, спохватывается:
 
- Мэгги! Не забывай, что ты хозяйка! Почему не приглашаешь гостей в бассейн? Им нужны не только разговоры! Всем купаться! А я, простите, откланяюсь. Самое время вздремнуть и набраться сил перед походом. К этому нас призывал командир!
 
Ребята смеются и провожают его аплодисментами, после чего все снова, рассаживаются по местам.
 
- Спасибо, командир, - говорит Арье. – Суббота или шабат, у евреев святой день, - объясняет он ребятам. – Вряд ли я смог бы пойти в поход, а теперь мне уже очень хочется.
 
- Я тоже все понял, и главное прочувствовал, - говорит Питер и под смех остальных задирает штанину, показывая сплошь исцарапанную
кустарником ногу, с ожогами от крапивы.
 
- Все ребята! – поднимается с места Мэгги. - Дела и разговоры потом. Слышали, что скомандовал дед? А он два раза объяснять не будет. Все в бассейн! Купальные принадлежности в раздевалках. Вперед! – И она срывается с места, а отряд, словно преследуемый роем лесных пчел, мчится за ней.
 
Глава 3. Президентский поход.
 
Воскресное утро. Знакомые окрестности. В лесу на зеленом листе тот же зеленый кузнечик. На лужайке около знакомого дуба собирается отряд. Питер в настоящем камуфляжном армейском костюме и высоких подкованных ботинках. Барбара в костюме, как и у Мэгги. Это ее подарок, который она придирчиво осматривает, решая, что еще нужно подогнать по изящной фигурке Барбары.
 
Макговерн одет в легкий, но прочной ткани охотничий костюм. На голове у него тропическая шляпа-панама. За спиной, охотничий ранец, а на ремне свисает с плеча, фоторужье.
 
Все извлекли уроки из прошлого похода, в том числе и Маковерн, после просмотра видеокассеты снятой Барбарой и Арье. Питер держит перед собой выполненные трафаретным способом объявления на фанере, которая крепится к палкам-держакам, с заостренными концами, чтобы было удобнее воткнуть их в землю. На фанере надписи:
 
«Заповедная зона. Стрелять, оставлять мусор и не погашенные костры
ЗАПРЕЩЕНО! Люди! Жалейте природу! Мы ее дети!»
 
Макговерн читает объявление, потом задумчиво говорит:
- Неплохо, неплохо. В особенности ее вторая часть. Я бы ее только бы и оставил.
 
Питер в ответ замечает:
 
- Вторая часть объявления, мистер Макговерн, для людей, у которых еще осталась хоть капля совести. А первая, для тех, кто о ней давно позабыл и вспоминает тогда, когда ему усиленно об этом напоминают.
 
- Резонно, - улыбается Макговерн.- Только сдается мне, что читать будут те, у кого, как вы думаете, эта капля осталась. Ну, ладно. Так, где мы эти объявления-призывы будем размещать?
 
- На полянах, в местах предполагаемого скопления людей на въезде-выезде из просек, - отвечает Тони.- Вчера мы с Мэгги проехали на велосипедах по новой трассе. Так вот. Строители оставили после себя три большие просеки, которые ведут к трем большим полянам. Мы их занесли на карту, можете посмотреть, – и Тони показывает карту президенту.
 
Тот наносит изменения на собственную карту. Мэгги в это время, стоя на коленях перед Барбарой, что-то подшивает ей на поясе, подгоняя свой бывший костюм ей по фигуре.
 
- Ой, как ты меня выручила! – Щебечет Барбара. – И надо же, чтобы у тебя был второй комплект. Я так завидовала, увидев, как тебе идет этот костюм, и какой он удобный для походов. Теперь мы с тобой как сестры-близницы. Не правда ли?
 
- Правда, правда, дорогая! - С улыбкой отвечает Мэгги, сосредоточенно работая иглой. - Это тебе мой подарок. В нем ты будешь неотразима. Ты еще это почувствуешь! – Многозначительно говорит Мэгги, бросая лукавый взгляд вначале на Питера, а потом на Барбару.
 
Лицо Барбары вмиг становится пунцовым, а из приоткрытого рта она не может выдавить ни звука, столь велико ее возмущение внезапным предположением подруги.
 
Питер, об этом разговоре, касающимся непосредственно его, ничего не подозревает. Подняв голову от карты, которую он рассматривает,
вдруг, натыкается на колючий взгляд Барбары и смеющиеся глаза Мэгги. Он так и застывает, открывши рот, изображая на лице полнейшее недоумение, поскольку понимает, что речь идет о нем.
 
Вскоре Мэгги и возбужденная Барбара, закончив свои дела, присоединяются к ребятам, столпившимся у карты, и начинается окончательное обсуждение маршрута.
 
- Вчера, мы с моим заместителем, - говорит Тони, кивая на Мэгги, - прикинули следующий маршрут.
 
Незаметно для себя он подражает манере разговора Маковерна.
 
- Первое. Пройти форсированным маршем все поляны, а их три, на которые выходят просеки с шоссе. Учитывая воскресный день, там наверняка появятся любители лесного отдыха и надо с первого же дня, показать всем, что территория контролируется, и нарушений по отношению к лесу и его обитателям мы не допустим. Там же установим и наши воззвания.
Второе. Поскольку все это надо сделать до наступления темноты, привалы будут краткими, без костров и с легкой закуской. Большой привал с костром предлагаем сделать в конце маршрута, перед выходом на шоссе.
Третье. План командования принять без лишних обсуждений и приступить к его выполнению немедленно. – Уже шутливо заканчивает Тони.
 
- Нет возражений. – Соглашается Арье.
 
- Нет! Нет! – Как эхо откликаются Питер и Барбара.
 
- А я уж тем более «ЗА»! – разводит руками Макговерн.
 
Отряд разбирает рюкзаки, закидывает их за спину и строится в походный порядок. Макговерна, Тони ставит в цепи между Мэгги и Барбарой. Движение руки Тони и поход начинается. Бим, как и прежде носится вдоль цепочки, частенько задерживаясь около президента, словно опекая его как новичка.
 
Через несколько минут, после того как отряд скрывается в лесу, на поляну въезжает микроавтобус. Из него выскакивают два крепких на вид парня, в камуфляже, полной походной амуниции, с рациями в руках. На правой стороне груди их униформы эмблема компании «ШАНТЕЛ» и надпись: «ОХРАНА ПРЕЗИДЕНТА». Махнув рукой водителю, который сразу начинает разворачивать автобус, они углубляются в лес, следуя за отрядом. Видно, как автобус выезжает на шоссе, водитель докладывает по рации и, получив команду, двигается по шоссе параллельно движению отряда.
 
А перед глазами путешественников вновь калейдоскоп картин природы, жизни леса, больших и малых событий в жизни его обитателей.
 
Отряд долго сопровождают две сороки, сварливо обсуждая с высоты, как вторжение в лес незваных пришельцев, так и их внешний вид, в особенности тех, в чьей экипировке их что-то раздражает. Например, блеск расчехленного объектива фоторужья Макговерна, который держит его наготове.
 
Одна из птиц постоянно планирует, чуть ли не около лица президента. А ее напарница облюбовала своим объектом Барбару, которая приколола к груди брошку, смахивающую на орден какого-то восточного, экзотического государства. Солнечные лучи, преломляясь в стекляшках броши, имитирующих драгоценные камни, выводят сороку из себя.
 
Своим наглым поведением сороки до того надоели отряду и самому Макговерну, что он, сняв с плеча фоторужье, открывает по ним фото огонь блиц вспышками. Что подумали сороки под дулом фотообъектива неизвестно, но они одновременно взмыли вверх, и не переставая трещать, скрылись из вида.
 
Правда, скоро они наткнулись на охранников президента, следующих за отрядом. Но тут им сразу не повезло. Охранники, боясь обнаружения, вопрос с сороками решают быстро и эффективно. В них летят палки и комья земли и еще больше расстроенные неблагодарностью людей, сороки окончательно улетают.
Макговерн на происшествие с сороками отреагировал следующими словами:
 
- И все-таки для путешественников и для охотников эта птица бывает полезна. Во всяком случае, она предупреждает о появлении на пути посторонних. Хотя и воровата. На привалах за ней нужен глаз да глаз.
 
Тони молча кивает и оглядывается в сторону, куда улетели сороки и где слышится их верещание, а Барбара испуганно ощупывает брошь на груди, как будто сорока успела уже стянуть ее, на ее же глазах.
 
Питер, замыкающий цепочку, уловив это движение, прыснул в кулак, на что, не оглядываясь, Барбара показывает ему свой кулачок, подняв его над головой.
 
В этот раз Тони уверенно ведет отряд по знакомым местам, обходя уже известные лесные завалы и препятствия, что экономит немало времени. По пути он показывает Макговерну уже виденные ранее муравейники и муравьиные маршруты, норы зверьков, колонии пернатых, прыгающих с ветку на ветку белок. Он часто обращает внимание Макговерна на разные породы деревьев, кустарников, лесных цветов и трав. Президент с неподдельным интересом слушает командира-биолога.
Но вот отряд прибывает на знакомую поляну. Сегодня она пустая. О недавних событиях здесь почти ничего не говорит. Разве кое-где, оставшиеся клочки бумаги, который проглядел нерадивый уборщик Том, да куча золы и полуобгоревших веток на месте костра. Ребята снимают рюкзаки и садятся на траву.
 
А Питер с воззваниями и небольшим топориком сразу идет к просеке и, выбрав удобное для обзора место, вбивает держак в землю. Потом переходит в другой конец поляны, проделывая тоже.
 
Тони рассказывает Макговерну, где и как все происходило. Тот сокрушенно качает головой, потом нагибается и поднимает с травы стреляную гильзу.
 
- Это гильза их главаря, по имени Билл, - говорит подошедший Питер.- Палил по всему живому, что попадалось на глаза.
 
- Кстати, - отвечает Макговерн. – Ваши «крестники» из города скрылись, в тот же день. Мне звонил начальник полиции, сказал, что скоро их возьмут. Ружье, которое было с вами, принадлежит твоему отцу? – Обращается он к Тони.
 
- Да, конечно. – Смущенно говорит Томи.
 
- Думаю, что можно ускорить получение разрешения, учитывая, что это связано с патрулированием леса.
 
Тони радостно кивает головой, даже забыв поблагодарить президента, а Питер, вдруг, глубоко задумывается, словно что-то хочет вспомнить и не может ухватить оборванную в памяти нить.
 
- Ну, хорошо ребята, - говорит Макговерн. – До темноты времени у нас немало, но и путь наш не близок. На этой поляне люди если и появятся, то позже. Она самая дальняя от города. Посмотрим, как они ведут себя на остальных.
 
Все садятся на траву, наливают из термосов чай, в темпе пьют и закусывают бутербродами. Блиц завтрак закончен, и отряд в боевом порядке следует дальше.
 
Как только ребята с президентом скрываются в лесу, на поляну выходят охранники президента. Они на ходу жуют и запивают из пластиковых бутылок. У них свой завтрак. Один из охранников замахивается, пытаясь выбросить, пустую бутылку, другой тут же перехватывает его руку, показывая на воззвание Питера, и кивает в сторону, куда ушел отряд. Охранник с бутылкой чертыхается, однако бутылку засовывает в рюкзак за спиной.
 
Присутствие людей на второй поляне чувствуется уже издалека.
Слышны звуки музыки, гул голосов, запахи костров и жареного мяса.
 
Отряд подходит к поляне и, не выходя на нее, останавливается и осматривается. Народу на поляне 15-20 человек, три небольших костра, рядом с ними жаровни, на которых, распространяя дурманящий аромат, доходит отборное мясо. У Питера даже желваки заходили под кожей от желания пообщаться с этой продукцией. Тони, взглянув на него, только отрицательно качает головой, на что Питер, тяжело вздохнув, комически разводит руками.
 
Люди лежат на траве, на надувных матрасах, сидят на раскладных стульях и креслах. Около каждого костра стоят импровизированные столы с закусками и напитками. Готовое мясо с жаровен подается безостановочно.
 
Однако уже по всей поляне в разных ее местах раскидан мусор, консервные банки, пустые бутылки, обрывки упаковок и бумаги.
По всему видно, что никаких поползновений к уборке мусора ни у кого нет. Более того, его количество растет в геометрической прогрессии, а возле ближайшего к ребятам костра уже лежит свежесрубленное молодое деревцо, которое с пыхтением рубит на дрова тучный мужчина в шляпе, шортах и темных очках.
 
Ребята переглядываются, и по взмаху руки командира отряд вступает на поляну. На них никто не обращает внимания. Ребята и Макговерн располагаются у края поляны, снимают рюкзаки и осматриваются. Питер сразу же, не теряя времени, берет воззвания и идет к кострам. Там он выбирает позиции и начинает вколачивать держаки в землю.
 
Закончив работу, Питер оглядывается, ждет, когда кто-либо обратит внимание на его творчество. Долго не обращают. Но вот перед одним воззванием останавливается мужчина. Он заметно «поддатый», а потому долго читает текст, шевеля губами и напряженно пытаясь понять прочитанное. Питеру это надоедает и он, в сердцах плюнув, идет к ребятам. Между тем к воззваниям уже подходят люди, читают, начинают что-то обсуждать, показывают
руками на спину Питера и на ребят. От группы отделяются трое мужчин и идут к отряду.
 
Подойдя, они с некоторым удивлением, а затем и с насмешкой смотрят на старика и нескольких подростков. Мужики они как на подбор – здоровые, краснорожие и явно навеселе. Разговор сразу же принимает напряженный характер.
 
- Так это вы ребятишки хотите здесь устанавливать свои правила? – С места в карьер, угрожающим тоном спрашивает первый из них.
 
Двое других, помоложе, презрительно оглядывают ребят, останавливая цинично оценивающие взгляды на Мэгги и Барбаре.
 
Питер, успевший сесть около них, мгновенно закипает и вскакивает с места. Поднимаются с травы и Тони с Арье, а Барбара, как ни в чем не бывало, привычно достает видеокамеру и начинает съемку.
 
Маковерн властно поднимает руку и тоже встает.
 
- Здравствуйте, господа! – Приветливо говорит он. – Надеюсь, что вам понятно содержание плаката, который вы прочитали? Там нет ничего обидного, а просто сообщается, что мы все находимся на территории заповедной зоны, с еще нетронутой природой, которую надо беречь и соблюдать при этом простые общечеловеческие правила.
 
- Так, старичок! Значит, вы собираетесь с помощью этого детского сада мешать нам, отдыхать и диктовать, что нам следует, есть, пить и как проводить время? – Все больше распаляясь, и повышая тон, говорит второй мужик.
 
- И бегать за каждой бумажкой! – ехидно подхватывает третий.
 
- Слушай, старик! Я вас щас всех одной рукой… - взвивается первый, и внезапно обрывает фразу на полуслове.
 
Его лицо, вдруг, становится вначале удивленным, а потом испуганным и задумчивым. Такая же метаморфоза происходит с двумя другими собеседниками Макговерна, и он вновь, еще с большим воодушевлением продолжает свою воспитательную проповедь.
 
- Уважаемые, господа! Вы видимо неправильно поняли смысл объявления. Никто не желает ущемлять ваши права. Мы все, просто любим природу. И все мы хотим одного – сберечь ее от уничтожения, поскольку люди не всегда правильно относятся к тому, что получили от Господа! Зачем губить молодые деревья? Зачем раскидывать и оставлять мусор, который может вызвать инфекции? Почему не затушить после своего ухода костер, который вызовет пожар, и все вокруг погибнет?! Мы призываем, вас любить природу в себе и себя в природе!
 
От последних своих слов на Макговерна повеяло чем-то возвышенным и философским, при этом внимание со стороны собеседников было величайшим, и он сам умилился своему красноречию. Макговерн с торжеством оглянулся на ребят, и все его благостное состояние испарилось.
 
За его спиной, как выросшие из-под земли, стояли его же охранники, сжимая в руках готовые к употреблению резиновые дубинки, и весь их вид не предвещал ничего хорошего. Их взгляды скрестились на последнем выступающем, и тот за одно мгновение превращается из самоуверенного хама, в паршивого, нашкодившего котенка.
 
- Мы все прекрасно поняли господин президент! – пытается разрядить обстановку язвительный противник «подбирать бумажки».
 
Он, как и остальные, прекрасно понял, кто стоит перед ним и пытается выйти из положения, куда загнал сам себя.
 
- Простите, небольшое недоразумение. Ха-ха! Хм-кха! – Смешком и кашлем пытается выкрутиться автор «детсадовского» определения отряда.
 
Макговерн оборачивается к ним. Лицо его стало непроницаемо.
 
- Я все сказал господа. Желательно, чтобы вы поняли все это сами и объяснили своим друзьям. И еще. Этот «детсад», как вы изволили выразиться, недавно разоружил и примерно наказал группу таких же «любителей природы», как и вы, а сейчас их делом занимается полиция. Мы вскоре будем возвращаться и посмотрим, в каком состоянии вы оставили поляну после себя. Арье! Ты записал номера всех этих машин? – внезапно спрашивает Макговерн.
 
- Записал господин президент! – И Арье показывает блокнот, который оказался в его руках.
 
Макговерн полностью потерял интерес к своим бывшим слушателям и повернулся к ним спиной, а один из охранников делает в их сторону красноречивый жест, предлагающий им немедленно убраться, что и незамедлительно выполняется.
 
И в тот же момент ребята не в силах сдержаться дружно расхохотались, да так, что уже не могут остановиться. Маковерн, до глубины души обиженный провалом своей воспитательной работы, вначале хмурится, потом, заражаясь общим весельем, тоже начинает смеяться.
 
- Ох, дед! – стонет от смеха и поминутно вытирает слезы Мэгги. - Где ты был в прошлый раз со своим красноречием. Билл и его компания просто бы растрогались и сразу бы вступили наш отряд!
 
Смех постепенно стихает, и все в изнеможении, падают на траву. Стоят только Маковерн и его охранники, которые не смеют, открыто смеяться над своим шефом и только скрывают свои ухмылки, справедливо считая, что успех в проведении воспитательной работы принадлежит, конечно, им.
 
- Ну, а вы откуда взялись? – Уже благодушно спрашивает их Макговерн.
 
- Получили приказ от начальника охраны и выполняем его. – Рапортует старший из охранников.
 
- Хорошо. Приедем, разберусь, - говорит Маковерн.
 
- Дед! Они ведь просто выполняют приказ, причем добросовестно
и вовремя. Чего с ними разбираться? – Вступается за охранников Мэгги.
 
Макговерн улыбается и ласково треплет волосы внучке, разрушая ее прическу.
 
- Об остальном ваш шеф, надеюсь, позаботился? - Загадочно спрашивает Макговерн.
 
- Все будет сделано, как приказано, - отвечает старший охранник.
 
- Ну, раз вы уже здесь, то нечего прятаться. Пойдете с нами. Куда мы их определим, командир, в походной колонне? Наверное, замыкающими?
Тони утвердительно кивает головой.
 
- А сейчас прошу на ланч! - Вновь обращается Макговерн к охранникам и приглашает их к накидке на траве, где Мэгги и Барбара уже раскинули свои припасы. - Ланч, походный, легкий. Поосновательнее заправимся на третьей поляне. Давайте, давайте! Без стеснения! – торопит Макговерн, заметив нерешительность охранников.
 
А у костров, всеобщее оживление. Все уже знают, кто находится на противоположной стороне поляны. Оживленно переговариваясь, смотрят даже в бинокли, пытаясь разглядеть президента могущественной компании «ШАНТЕЛ».
Мужиков побывавших в «гостях» у президента, окружают, расспрашивают, бегут читать воззвания Питера. Некоторые начинают прибирать за собой раскиданный по поляне мусор.
 
- Сейчас осмелеют и попрут сюда глазеть на живого президента и попутно разглядывать наш «детсад», – угрюмо и пророчески вещает Питер.
 
Тони оценив обстановку и увидев, что охранники уже успели подзаправиться, дает команду собираться. Через несколько минут отряд в походном строю, с охранниками президента в арьергарде, скрывается в лесу.
 
И вот, наконец, последняя третья поляна. Здесь отряд ожидает большой сюрприз. Уже привыкшие передвигаться бесшумно, ребята и к этой поляне подошли осторожно. И не прогадали. Тони, идущий впереди, вдруг поднял не одну, а даже две руки! Сигнал о том, что происходит что-то из ряда вон выходящее…
 
Все замерли. Тони приложил палец к губам и сделал для всех приглашающий жест, подойти к нему тихо. Когда все осторожно подошли, он показывает глазами на поляну.
 
Там, в самом ее центре, стоит пара виргинских оленей. Самка с маленьким олененком. И столько красоты и грации в фигурках этих животных, в их отточенных природой движениях, что оторвать от них взгляд было просто невозможно.
 
Мэгги просто впилась глазами в эту фантастическую картину, прижав руки к груди, вся, подавшись вперед. И выглядела она сама при этом не менее грациозно, чем олени, что и отметил Тони, бросив на нее мимолетный взгляд.
Барбара, чтобы не запищать закрыла себе рот ладошками и напрочь забыла про видеокамеру. Арье потянулся, было за ней, но Тони уловив его движение, отрицательно покачал головой и Арье с вздохом, убрал от камеры руку.
 
Макговерн, как встал, очарованный открывшимся видом животных, так и стоял, не шелохнувшись, совершенно забыв о своем фоторужье.
 
Так бы все стояли еще долго, но со стороны отряда подул легкий ветерок и мать сразу почувствовала опасность. Один грациозный прыжок! И две фигурки, одна большая, другая маленькая, как бы повисли в хрустальном воздухе, пронизанные солнечными лучами.
 
Но именно это мгновение и не прозевал Макговерн. Реакция старого охотника не подвела его и в этот раз. Молниеносное движение руки! Щелчок спуска фоторужья! И уже нет оленей, но есть фото!
 
В том, что снимок получился, в этом старый Бэн не сомневался. У него всегда все получалось.
 
- Это будет лучший снимок в моей жизни! – прошептал Макговерн, забыв, что уже нет оленей и можно говорить громко
 
Но еще несколько мгновений все так и стоят, не шелохнувшись, затем переглядываются светло и радостно улыбаются друг другу.
 
Выйдя, на пустую поляну, ребята быстро, с учетом уже приобретенного опыта, разбили лагерь. Макговерн с одобрением смотрит, как спокойно, без суеты и шума каждый делает свою работу.
 
Вскоре запылал небольшой костер и забулькал котелок с кипятком.
Питер начал колдовать над своим фирменным блюдом, печеной картошкой, а на походной скатерти появилась походная закуска, которая уже до конца опустошила все рюкзаки и ранцы.
 
Все, включая президента заметно устали. Сегодняшний марш-бросок по сравнению с предыдущим, был нелегок: вдвое больше и по расстоянию и по времени. Все изрядно проголодались. Легкие завтраки на привалах, конечно, в счет идти не могли. Да и день же клонился к вечеру, так что навалились на еду дружно.
 
Потом, измазавшись картошкой Питера, так же дружно смеялись, как и в первый раз, а, напившись, чаю, просто разомлели. Уже не хочется думать об обратном пути, и каждый с невольным содроганием представляет, что вновь придется повторять нелегкий маршрут.
 
Макговерн благодушно пьет чай и видит по глазам ребят, переполняющие их молодые души светлые чувства, навеянные встречей с прекрасными обитателями леса, видит и радость зарождающей дружбы, радость того, что они молоды и что у них еще все впереди.
 
И видит еще Макговерн, что ребята элементарно устали и что на обратный путь у них осталось мало сил. Поэтому, выждав момент, он дипломатично говорит:
 
- После такого марша, который мы совершили сегодня, по всем охотничьим законам, необходима ночевка. Но она у нас, кажется, не предусмотрена планом. Не так ли, командир? - Тони обречено кивает головой. – Значит, нет ни палаток, ни спальных мешков. Поэтому у меня предложение. Сегодняшний поход считать завершенным, а поставленные задачи выполненными. Признаюсь вам по секрету, что мне уже не по силам повторить пройденный путь. В ваших возможностях я не сомневаюсь. Сейчас за мной придет автобус и коль поход завершен, надеюсь, что вы не оставите старого Бена трястись одного в автобусе?!
 
Вот этого подарка судьбы уже никто не ожидал. Барбара и Мэгги не в силах сдержать радости и того, что им не придется топать в темноте по завалам и пущам, радостно кричат, подпрыгивают и хлопают над головой в ладоши.
 
Мужская часть отряда принимает предложение более сдержано, хотя по всему видно, что у всех камень упал с души. Мэгги отпрыгав и откричавшись, прижимается к деду и тихонько говорит ему на ухо
 
- Ну и хитрюга ты, старый Бэн!
 
Макговерн довольно улыбается и дает знак охране. Старший охранник, что-то говорит в свою рацию и вскоре уже слышно ворчание микроавтобуса, дежурившего поблизости. Переваливаясь с боку на бок, по рытвинам лесной просеки, он въезжает на поляну и подруливает к костру.
 
В душе Тони в это время борются противоречивые чувства. Он понимает, что они с Мэгги просчитались, планируя поход. Не рассчитали ни времени, ни расстояния, ни сил отряда. Макговерн исправил их ошибку и превратил поход из изнурительного марша, в интересный, насыщенный впечатлениями праздник. И главное, сохранил у ребят желание вновь и вновь участвовать в дальнейших походах. А с другой стороны ему все же обидно за свой промах, в котором он винит только себя. Он виновато смотрит на Мэгги, разводит руками, но она его понимает и негромко говорит:
 
- Все в порядке Тони! На ошибках учатся!
 
- Лучше, конечно, на чужих – эта истина общеизвестна.
 
- Почему? На своих гораздо доходчивее! – задорно отвечает Мэгги и
оба смеются.
 
- Жаль, что не получится проконтролировать этих «друзей леса». Все ли они за собой убрали? – вспоминает Тони.
 
Маковерн с хитрецой смотрит на Тони, потом на Арье и отвечает:
 
- А вот мы с Арье, знаем номера их машин, потому если понадобиться, то быстренько их разыщем. Не так ли Арье?!
 
Арье весело смеется:
 
- Не понадобится мистер Макговерн! Они с перепугу уберут все, даже то к чему не имели отношения. Ведь они просто не знают, что я никаких номеров не записывал, а просто вовремя подыграл Вам.
 
Теперь уже смеются все.
 
- Да! А если серьезно, - когда все отсмеялись, задумчиво говорит Макговерн, – обстановка не такая уж и веселая. Сегодня я лично убедился, что эти прекрасные места в большой опасности и вместе с ними наш новый завод. Те, с кем вы встречались раньше, а я уже сегодня, предвестники большой беды, которая может здесь произойти. Поджечь лес легко, потушить трудно. Сегодня эта территория оказалась как бы ничьей. Нет ни охраны, ни контроля.
Со своей стороны я попытаюсь кое-что предпринять через соответствующие департаменты…
 
- Ага! – Перебивает его Мэгги. – А там тебе расскажут о фондах, сметах и финансах. И что в этом году, в связи с внезапностью, с которой свалился на них этот кусок природы, его финансирование не предусмотрено. Ведь так?
 
- А наши «знакомые» аборигены так постараются, что к будущему финансовому году, охранять уже будет нечего, – вторит ей Питер.
 
- Действительно. Нам одним здесь не справится, - подтверждает Тони. – Но, сложа руки, мы сидеть тоже не будем!
 
- А еще и озеро! – восклицает Арье. – Ведь это Клондайк для браконьеров! Там и рыба, наверное, непуганая и звери, живущие около воды тоже. Не сомневаюсь, что костры запылают и там!
 
- Да, ребята. - Вновь вступает в разговор Макговерн. - Это действительно большая проблема, но, как известно, ничего неразрешимого в жизни не бывает. Встретимся с мэром города Брэдбери, начальником полиции, редакторами местных газет, радио и телевидения – пусть проведут разъяснительную работу среди населения. Глядишь, и будет толк.
 
- Мы уже убедились на примере Билла и его банды, какое разъяснение им требуется! – с горячностью отвечает Питер. – Вы сегодня сами видели, мистер Макговерн, результаты своей разъяснительной деятельности. Извините, конечно, я не хочу вас обидеть. Это не Ваша вина…
 
- Не надо Питер обобщать, - спокойно говорит Макговерн. – Далеко не все такие, как эти люди. Но реальная опасность пожара, о которой вы все говорите, действительно существует. И здесь уже затронуты интересы нашей компании, безопасности наших людей и вас в том числе. Думаю, что меры мы примем и в стороне не останемся. Но дело это общее и для нас и для жителей этой округи. Во всяком случае, я благодарен всем вам за сегодняшний поход!
 
- Я своему деду верю больше чем себе! – говорит Мэгги. – Раз сказал, значит сделает! Будьте спокойны, ребята!
 
Воодушевленные таким эмоциональным выступлением, ребята не менее эмоционально аплодируют. Макговерн поднимает руку, хочет что-то сказать, но его неожиданно перебивает Барбара:
 
- А давайте зачислим мистера Макговерна, почетным членом нашего отряда! Со всеми правами…
 
- И обязанностями! – Добавляет Мэгги. Все сочувственно смеются…
 
- Это хорошая идея! – загорается Тони. – Сегодня мистер Макговерн доказал, что многим из нас до него еще далеко и есть у него чему поучиться. Так что я –«ЗА». Какое будет мнение у остальных?
 
В ответ весь отряд одновременно поднимает вверх руки. Барбара толкает в бок замешкавшегося Бима и тот, спохватившись, садится на задние лапы, поднимая вверх, обе передние. Общий смех и шум… Растроганный Макговерн целует Барбару и внучку, треплет по голове Бима.
 
- Теперь я полноправный «кузнечик», - шутливо говорит он. – К тому же еще и «зеленый», хотя прямо скажем, несколько подержанный…
 
Питер громовым голосом возвещает:
 
- Почетному члену отряда «Зеленый кузнечик» мистеру Макговерну - ГИП-ГИП-УРА!
 
- УРА! УРА! УРА – слажено и четко скандирует отряд, под непрерывный аккомпанемент лая Бима.
 
Макговерн с серьезным видом прикладывает руку к виску, отдавая воинскую честь отряду и, конечно, с ним рядом сразу пристраивается Бим, стоя на задних лапах по стойке смирно…
 
И вот уже автобус мчится по шоссе в сумерках угасающего дня. Вечерний лес пронизывают последние лучи заходящего солнца, но эту красоту видят только президент, водитель и охрана. Ребята спят в разных позах, положив головы на спинки сидений, и на плечи друг друга. Уморились…
 
Глава 4. Гоминоид по прозвищу Сэм
 
Позднее утро следующего дня. В заводских корпусах кипит работа. Давно проснулся лес и его обитатели. Зеленый кузнечик все также созерцает каплю росы, а на поляне мирно щипают траву знакомая пара виргинских оленей.
 
Барбара еще спит, разметавшись по своей постели в утреннем, самом сладком сне. Тони, в ближайшем продовольственном магазинчике, заполняет коляску продуктами. Бим, оставшись за хозяина, озабоченно обходит двор, обнюхивая углы дома.
 
Во дворе коттеджа семьи Майских, Питер раскачивается в кресле-коляске, что-то сосредоточенно обдумывает. Кот Прохор, как всегда, сидит на перилах крыльца, зевает и умывается, поглядывая на ворону, которая с карниза внимательно следит за его действиями.
 
Арье сидит во дворе своего коттеджа. Он всецело углублен в созерцание экрана своего компьютера, забыв, что надо убрать со стола посуду, которая осталась после завтрака семьи Леви.
 
В бассейне президентской виллы, Мэгги уже в который раз пересекает его от борта до борта спортивным кролем. За ней с улыбкой наблюдает дед, сидящий на террасе за утренним кофе.
Со стороны магазина появляется Тони, толкая впереди себя коляску с продуктами. Питер, увидев его сквозь листву зеленого забора, сразу встает, выходит из дома и идет навстречу.
 
- Тони! Я тебя давно поджидаю. Есть деловой разговор.
 
- Ну, если деловой, то я к твоим услугам. Доброе утро, между прочим!
 
- Доброе, доброе, - машинально повторяет Питер, занятый своими мыслями.
 
-Подожди немного, - говорит Тони. Сейчас разгружу продукты, подниму Барбару, потом и поговорим. Посиди пока.
 
Увидев нетерпение на лице Питера, он добавляет:
 
- Не торопись! Это минутное дело…
 
Одной минутой, конечно, не обошлось. Из дома слышится шум, возня, недовольные восклицания поднимаемой с постели Барбары, потом шипение яичницы на сковородке, звон посуды и звуки бодрой детской песенки о зеленом кузнечике.
 
Питер не выдержав ожидания, уходит к себе во двор и в нетерпении начинает мерить его шагами из одного конца в другой. Вскоре на крыльце появляется Тони. Увидев, что Питер в своем дворе, направляется к нему. Они садятся за летний стол, под большим разноцветным зонтом, который защищает их от утренних лучей солнца, и сдвигают головы.
 
- Ну? – Тони вопросительно смотрит на Питера.
 
- У меня из головы не выходит вчерашний разговор с президентом, –
начинает Питер. – То, что предлагает мистер Макговерн – правильно, но мало результативно. И когда это все еще будет? Меры надо принимать немедленно. У меня есть конкретные предложения.
 
- Какие же?
 
- А вот какие. Первое. Надо закрыть новую трассу для проезда любых машин, кроме заводских. Второе. Огородить колючей проволокой все места подхода к просекам и сами просеки. Третье…
 
- Поставить на въезде и выезде бронебойные пушки и в упор расстреливать всех нарушителей, а всю территорию заминировать! – слышится из-за забора саркастический голос Арье и вслед за этим над забором появляется его смеющаяся физиономия.
 
- Извини Питер! Но ты так громко озвучиваешь свои мысли, что их слышно даже у меня. – С улыбкой говорит Арье. – С добрым утром!
 
- Сейчас не до зубоскальства! – с необычной для него серьезностью, отвечает
Питер. – Давай к нам! Есть о чем поговорить.
 
Через минуту Арье уже сидит рядом с друзьями.
 
- Конечно, думать и предпринимать что-то надо, – продолжает разговор Тони. – Извини Питер, но тебя всегда куда-нибудь заносит. Послушать тебя, то всех надо посадить под стеклянный колпак.
 
- Это у него советские, имперские гены пробиваются! – Шутит Арье.
 
Питер сразу набычивается и мрачнеет.
 
- Я пошутил Питер! – Арье обнимает его за плечи. – Неудачно. Извини.
 
- Подожди обижаться! – продолжает Тони. – Кое-что в его предложении есть рационального. Пока не будет решен вопрос с охраной территории, можно временно запретить движение большегрузного транспорта по новой трассе.
Будут пользоваться старой. Именно со стороны транзитного транспорта надо ожидать самых больших неприятностей.
 
- Но пока отличались лишь жители Брэдбери! – возражает Арье.
 
- Это пока… Я сегодня уже выходил на новую трассу. Приглашаю и вас полюбоваться на то, как ведут себя водители и пассажиры автобусов и грузовиков, – отвечает Питер.
 
- Работать придется и с теми и другими. – Тони задумчиво смотрит на друзей. – Только вот как?
 
- А теперь послушайте меня, – с загадочным лицом говорит Питер. - И только не отвергайте сходу мою идею. Договорились?
 
- Давай, дружище, мы тебя слушаем! – Арье пытается загладить свою неудачную шутку, насчет имперских ген Питера.
 
- Так вот. Начну со вчерашних слов президента. Когда он вчера обмолвился, что никто не знает, что и кто в этих местах водится, меня словно молотком по голове ударило!
 
При этих словах губы Арье растягиваются в улыбке. Он помимо воли, хочет что-то сказать, но, встретив упреждающий взгляд Тони, придает лицу серьезное выражение. И таким оно уже и остается по мере повествования Питера.
 
- Так вот. – Продолжает Питер. – А ведь и вправду, никто этого не знает, кроме Тони, который вычитал это в учебнике. Тут никогда не ступала нога человека. Места неизученные. Местные никогда сюда не ходили из-за болот и боязни подцепить лихорадку. Так что к здешнему живому миру можно подселить кого угодно…
 
- И кого же нам угодно? – вдруг слышится голосок Барбары из-за забора и одновременно с ним появляется ее голова.
 
- Доброе утро Барбара! Заходи скорей! – приглашает ее уже распаленный своей идеей Питер. Выждав, когда Барбара зайдет и сядет около стола, он продолжает.
 
- Только не перебивайте меня, пожалуйста! Сначала выслушайте. Проблему, которую мы собираемся решить мерами воспитательного характера или карательными мерами, решить в этой ситуации невозможно. Человек останется все равно таким, каков он есть. Он будет творить добро и зло одновременно. И страх возмездия вряд ли его остановит.
 
- Это что-то новенькое в твоих рассуждениях, - не удерживается Барбара. – Недавно ты говорил обратное…
 
- Я просил меня не перебивать! - обижается Питер.
 
Барбара молча поднимает руки вверх.
 
- Я предлагаю лишь дополнение к теории возмездия, которое основано на элементарном и дремучем человеческом страхе перед непонятным, мистическом для него явлении в природе. Короче. Я предлагаю подселить в здешний животный мир нашего представителя, «снежного человека» - ЙЕТИ, а по научному гоминоида. Правильно я его называю, Тони?
 
- Правильно-то, правильно. Только, где мы этого гоминоида возьмем? – улыбается Тони.
 
- А сами и сделаем! – выпаливает Питер. – Своими силами изготовим эту зверюгу по описаниям, которых в журналах полно, как снега! С озвучиванием, с децибелами не меньше чем на дискотеке, и начнем являть народу, который поганит природу, пока президент не наведет здесь порядок. А потом, Йети, испугавшись цивилизации, уйдет в другие леса. Думаю, эта идея хороша, конечно, наряду с физическими мерами воздействия, от которых я никогда не откажусь. Ну и как?
 
Все молчат, осмысливая услышанное. Потом Арье, порывисто протягивает руку Питеру.
 
- Молодец! Идея изумительная. Расчет психологически точен. Я просто ошеломлен простотой и эффективностью этого решения.
 
- Фу, мальчики! Где вы так научились замысловато выражаться? – Тут же вступает в разговор Барбара. – Попроще надо, попроще! Питер молодец! Все будет очень даже интересно, если мы сделаем эту «Етю»… Уверена, что Мэгги будет - «ЗА», бесповоротно! ГИП-ГИП-УРА! – На подъеме заканчивает свою нехитрую речь Барбара.
 
- Устами ребенка глаголет истина! – философски замечает Арье. – Между прочим, я могу взять на себя программирование этого Йети. – Арье мечтательно пощелкивает пальцами. – Будет почище голливудского Кинг-Конга! Что скажешь, Тони?
 
Тони молча смотрит на друзей, потом говорит:
 
- А ведь это ноу-хау в нашем деле! Не правда ли «кузнечики»? Идея просто блестящая. Питер! Жму твою руку!
 
Тони обнимает вконец растерявшегося Питера, ожидавшего возражений и насмешек. Арье, дружески похлопывает его по спине, и только Барбара снисходительно наблюдает этот триумф Питера.
 
- Ну, а ты, что же не поздравишь нашего гения? – Обращается к ней Тони.
 
- Так уж и гения?! – Я сказала, что Питер молодец. И хватит с него. Гений! «Ха» и еще раз «ха»…
 
- Видали? – С иронией спрашивает у друзей Тони. – И достанется кому-то такое «счастье» в жены. Вот уж кому не позавидую! – поддразнивает он сестру.
 
А Питер и Барбара, вдруг, одновременно густо краснеют, и это не укрывается от Арье. В нем вновь просыпается мудрый, все понимающий еврейский цадик, который качает голову Арье из стороны в сторону. Все эти детали проходят мимо брата. Тони весь во власти новой идеи.
 
- Барбара! Давай сюда Мэгги! Звони! Беги! Разыщи! И как можно скорее!
Питер! Неси сюда бумагу и ручки. Пусть каждый, не теряя времени, набросает, что с его точки зрения нужно сделать для рождения Йети. Барбара! Чего ты ждешь? Беги за Мэгги!
 
- Успею. – Отвечает Барбара. – Послушайте! Что за противное имя, придумали журналисты «снежному человеку». Я считаю, что раз мы будем создавать этого человечка, то и имя должны дать ему сами. Вот так!
 
Все поднимают головы и заинтересованно смотрят на Барбару.
- А ведь Барбара права, - чуть помедлив, говорит Тони. – Права уже в том, что, повторяя имя Йети в самом процессе работы по его созданию, мы рано или поздно, дадим посторонним ключ к нашей тайне. А это провал всей идеи.
 
- Правильно! – Поддерживает Питер. Давайте дадим ему имя сами.
 
- Предлагаю написать имена на листках бумаги, - вносит предложение Арье. - А самый молодой из нас, - Арье показывает глазами на Барбару, - какой листок с именем вынет, хотя бы из этой вазы, - он поднимает вазу со стола, - таким именем и наречем. Это будет демократично.
 
- Нет! Я не согласна! – Барбара встает со стула и косо глядит на Арье.
 
- Ты Арье, со своей демократией, забываешь о справедливости. Ведь эта идея Питера, вот и пусть он сам вытаскивает листок с именем. Тогда будет и справедливо и демократично.
 
Этот искренний детский протест Барбары вызывает полное одобрение отряда и благодарный взгляд Питера.
 
- Решено! – подводит итог Тони. – Барбара! Давай за Мэгги и быстро!
 
- Я мигом! - кричит Барбара.
 
- Отставить! – доносится мелодичный голос из-за забора и в калитке появляется Мэгги.
 
- Здравствуйте, ребята! Я как чувствовала, что меня только и не хватает. И вот я здесь! – радостно улыбается она, обнимаясь с Барбарой.
 
- Здравствуй, Мэгги! – Тони с теплотой смотрит на нее. Именно тебя и не хватало на нашем стихийном сборе. Садись, сейчас мы кое-что тебе расскажем.
 
Мэгги вместе с Барбарой подходят к столу, все рассаживаются, сидят тесно, сближают головы, говорят тихо, но эмоционально. Мэгги крутит головой от одного рассказчика к другому и вскоре ее голова начинает двигаться в убыстренном темпе, как в старом кино. Приходит момент и Мэгги театрально взмахивает руками и падает грудью на стол.
 
- Все! Уморили! Убедили! Уговорили! Я «ЗА»! – кричит она.
 
- Вы с Тони одинаково заговорили телеграфным стилем, - замечает
Барбара. – Тот тоже: «звони», «беги», «разыщи»! Это, кстати, он
о тебе, - бесхитростно сообщает она подруге.
 
- В России говорят: «Каков поп – таков и приход». Или так: «Муж и жена - одна сатана», - внезапно вспоминает русские пословицы Питер. – Вот так и у нас, каков начальник – таков его и зам…
 
Питер, не подозревая того, начал делать опасные обобщения. Лица командира и его заместителя вытягиваются и начинают медленно краснеть. И вновь в Арье просыпается мудрый еврейский цадик, и он вновь, понимающе покачивает головой. Чтобы скрыть смущение Тони начинает усиленно кашлять, а затем, с, лицом, багровым, то ли от кашля, то ли от смущения, стараясь не смотреть на Мэгги, говорит:
 
- Значит так. Пока Мэгги отсутствовала, каждый из нас набросал, что, по его мнению, необходимо для создания «снежного человека». Давайте обсудим и взвесим наши возможности, а Мэгги внесет свои предложения в процессе обсуждения. Договорились?
 
- Подождите! А имя? – вновь напоминает Барбара.
 
- Да, совсем позабыли. Слушай, Мэги! – обращается к ней Тони. - Мы тут решили в порядке конспирации переименовать имя Йети, которое на слуху у всех, в другое, которое дадим ему сами. Напиши на бумажке свой вариант, а автор идеи Питер, вытащит на удачу имя из вазы.
- А с почетным членом отряда, мистером Макговерном, как быть? – вновь ставит всех в тупик Барбара.
 
Все смотрят на Мэгги.
 
- Он будет солидарен с моим мнением в этом вопросе, - улыбаясь, отвечает Мэгги, разряжая обстановку.
 
И все успокаиваются. Мэгги быстро пишет имя на бумажке и бросает ее в вазу. Питер поднимается, торжественно запускает туда руку, предварительно перемешав все бумажки скатанные в шарики, и вынимает один из них. Он разворачивает бумажку и бледнеет…
 
- СЭМ, - упавшим голосом произносит Питер.
 
И лицо его при этом становится разнесчастным.
 
- Сэм, хорошее имя, а для конспирации в самый раз. К тому же чисто американское, вспомните «Дядю Сэма», как величают нас во всем мире. И кто его предложил? – спрашивает Том.
 
- Я и предложил, - тихо говорит Питер.
 
- И чего ты не радуешься? – удивляется Арье.
 
- Боюсь, что вы подумаете, что я достал этот листок не случайно…
 
- Ох, Питер! – Барбара просто заходится от возмущения. – Сказать тебе после этого, кто ты такой?!
 
- Не надо Барбара! – Предостерегающе поднимает руку Тони.
 
Но Барбару уже не остановить.
 
- Нет! Вы посмотрите на него! Он стесняется и думает, что мы можем его обвинить в мошенничестве. Не понимает, что этим унижает нас. Не понимает, что есть все-таки Бог на свете и поступает он всегда по справедливости. Кто все это придумал, тому сам Бог и дал право присвоить имя. По-моему это должно быть ясно, даже самому тупому из будущих полицейских! – и Барбара победоносно и торжествующе заканчивает свою речь.
 
Все сразу загомонили, заулыбались, дружеские удары посыпались на спину и плечи Питера и он, пропустив мимо ушей «будущего тупого полицейского», благодарно смотрит на ребят и Барбару.
 
- А теперь давайте все-таки решать: как и из чего, мы будем создавать Сэма? – возвращает ребят к реальной действительности Тони.
 
Головы ребят склоняются над столом. Каждый начинает высказывать свои соображения. Питер, что-то горячо доказывает Арье и Барбаре. Мэги спокойно говорит с Тони, потом их разговор накаляется, и они начинают что-то возбужденно доказывать друг другу, используя для аргументов листы бумаги, изображая что-то и на них. В их диалог вклинивается Арье. Он разворачивает набросанный на бумаге небольшой чертеж и начинает давать свои объяснения. Ребята затихают, и все слушают Арье. Когда он заканчивает, Тони с уважением смотрит на Арье и говорит:
 
- Здорово! Ты, Арье просто молодец! – Но многое из того, что ты нам тут рассказал понятно тебе и специалистам, но суть мы ухватили. Я правильно говорю, ребята?
 
- В принципе ухватили, - дипломатично говорит Питер.
 
- А я поняла одно, – делает вывод Барбара. – Сэм должен быть таким же человеком, как и мы. Только побольше нас и немного пострашнее… Уф! Мне уже самой стало страшно!
 
Все смеются, но Тони не дает ребятам отвлечься
 
- Послушайте! Нам сейчас надо решить целый ряд организационных вопросов. Без этого дело не пойдет. Я имею в виду – распределение обязанностей, кто за что отвечает, где достаем материалы, где будем работать и тысячу больших и малых вопросов. Начнем!
 
Дело пошло живее. Тони собирает все письменные предложения и зачитывает их поочередно. Мэгги берет лист бумаги и записывает после обсуждения, все, что может быть приемлемо для дела. Барбара бегает в дом за чаем и бутербродами, которые ребята поглощают почти машинально, не чувствуя ни вкуса ни запаха, настолько все увлечены.
 
Изредка, то один, то другой отрываются от дела, отвечая на звонки мобильников. Это звонят, обеспокоенные отсутствием детей дома, родители с работы, сам Макговерн, желающий узнать о местонахождении внучки, которая вышла на минутку к подруге…
Ребята торопливо отвечают, желая скорее закончить ненужные, с их точки зрения, разговоры. Для них время сейчас летит незаметно.
 
А в центре стола, прислоненный к вазе, уже стоит портрет гоминоида Сэма, с большой дубиной в руках и залихватской улыбкой от уха до уха. Это постаралась Барбара, слушая умные рассуждения друзей, из которых вырисовывался портрет будущего защитника природы.
 
Наступили сумерки. Измочаленные члены отряда уже не могут ни смотреть на свои расчеты и предложения, ни говорить о Сэме. Устали.
 
- Предлагаю на сегодня закончить, - говорит Мэгги. – Приглашаю всех в бассейн. На большее мы сегодня не способны.
 
- Удобно ли? – осторожно спрашивает Тони.
 
- Тони! Мы уже говорили на эту тему. Своих друзей приглашаю в гости я сама. И давайте, раз и навсегда закроем эту тему. До заводского бассейна не близко, а озеро мы еще не освоили. Так что вперед ко мне в бассейн! И без разговоров!
 
- Все бегут за купальниками, и через минуту собираемся у ворот! – безапелляционно заявляет Барбара.
 
Ребята смеются и разбегаются по домам.
 
Президентская вилла. В бассейне резвится отряд. Смех, визг, шум…
Тони и Мэгги еще мокрые от купания полулежат в креслах, возле бассейна. Сзади к ним подходит Макговерн.
 
- Как отдыхается командиры?
 
- Прекрасно, мистер Маковерн! – вскакивает с кресла Тони.
 
- Сиди, сиди, - машет рукой Макговерн. – Верно, ноги болят после вчерашней прогулки?
 
- Уже отдохнули и готовы к новым походам, – бодро рапортует Тони.
 
- А я вот, устал, – просто говорит Президент. – Годы уже не те…
 
- Держались в походе вы замечательно. Это я Вам говорю искренне…
 
- Не показывать своих слабостей – мое основное жизненное правило. – Усмехается Макговерн. – Иначе успеха никогда не добьешься. Но годы берут свое, и с этим уже ничего не поделаешь. Как бы не храбрился и не обманывал себя и окружающих.
 
Маковерн присаживается на свободное кресло и с любовью смотрит на внучку.
 
- Ты что это дед? – говорит Мэгги. – Никак захотел на покой? Слишком хорошо я тебя знаю, чтобы поверить этому.
 
- Хорошо, хорошо моя всезнайка, - Макговерн перегнувшись через кресло, целует Мэгги. – Лучше расскажите, что нового задумали? Может я, что и присоветую, или сгожусь на что-нибудь, - смеется Маковерн.
 
Мэгги и Тони переглядываются и в замешательстве молчат.
 
- О чем это вы задумались отцы-командиры? Может, не хотите посвящать меня в свои планы? Тогда я вам напомню, что являюсь почетным членом отряда. Так как? – хитро прищуривается Маковерн.
 
- Какие могут быть от Вас тайны? - мистер Макговерн. – Вы полноправный участник всех наших дел, только вот не знаем, как Вы отнесетесь к нашей новой идее? – осторожно начинает Тони.
 
- Понимаешь, дед! Новое дело действительно намечается и оно настолько необычно и не совсем нами еще продумано, что мы решили посоветоваться с тобой, когда у самих все прояснится окончательно.
 
- Так. Ну, если вы мне полностью доверяете, и моя должность не является только почетной, то излагайте. Я пойму идею на любой стадии ее развития. Не сомневайтесь!
 
- Одну минуту, мистер Макговерн! Я сейчас вернусь. Я быстро. – Тони срывается с места бежит к раздевалке и тут же возвращается с портфелем в руках, откуда на ходу достает бумаги.
 
Он отдает Макговерну бумаги с предложениями ребят и говорит:
 
- Я думаю, что будет легче рассказывать, после того, когда вы ознакомитесь с нашими набросками.
 
Макговерн не спеша, достает очки, берет у Тони бумаги, что-то хочет сказать и застывает с открытым ртом… С первой страницы на него смотрит развеселый Сэм с дубиной на фоне леса. Полюбовавшись на портрет и прочитав внизу фамилию автора, Макговерн смотрит на Тони и Мэгги, и так ничего больше не сказав, углубляется в чтение.
 
Постепенно отрядный народ вылезает из воды и группируется позади Макговерна. Садятся прямо на траву. Молчат и ждут. Тут же бродит мокрый Бим, иногда он останавливается, встряхивается, орошая всех каскадами брызг. Все молча терпят, лишь бы не отвлекать президента от чтения.
 
Переворачивая страницы, Макговерн поверх очков бросает короткие взгляды на ребят и видит их напряженные лица. Особенно долго он рассматривает чертеж Арье. Закончив чтение, он с минуту сидит молча, и вдруг разражается сочным молодым смехом. На миг все обомлели. Лица у ребят вытянулись и стали просто несчастными.
 
- Ты чего это, дед?! – с тревогой спрашивает Мэгги. – Не понравилась идея?
 
- Как раз наоборот, - отвечает Макговерн и, сняв очки, вытирает платком заслезившиеся от смеха глаза.
 
- Я только на минуту представил себе картину, если бы к вчерашним нашим знакомым вышел на переговоры Сэм. Дорого бы я дал, чтобы посмотреть на их лица…
 
Ребята облегченно вздохнули и заулыбались.
 
- Напугал ты нас, дед! Даже сердце у меня зашлось. Думала конец нашей идеи, – с вздохом облегчения говорит Мэгги.
 
- Нет, идея у вас хороша и главное, с учетом ситуации, своевременная. Кто автор? – обращается он к ребятам.
 
Все головы поворачиваются к Питеру.
 
- Он, он – Питер! – звонко подтверждает Барбара.
 
Макговерн подает Питеру руку и крепко ее жмет. Питер, который сразу же вскочил с травы, стоит взволнованный и красный от счастья.
 
- Молодец, Питер! Просто и эффективно, впрочем, как и все гениальное в мире. Ну, а Барбара! Кто бы мог подумать? – Макговерн поднимает над головой портрет Сэма. - Так метко схвачено. И веселый и страшный, просто настоящий лесной царь.
Талант! Настоящий талант! – Макговерн обнимает, стоящую рядом Барбару и целует ее в голову. - Смотрю на вас и не могу налюбоваться. Сплошь таланты и гении! Вы просто молодцы и я искренне поздравляю вас всех. Как вы его назвали – Бим?
 
- СЭМ!!! – Хором поправляют президента ребята.
 
Макговерн смеется и видно, что «забыл» он имя Сэма специально, что бы снять напряжение с ребят. Тут же к президенту, услышав свою кличку, примчался Бим и Макговерн ласково треплет его по голове.
 
- Я вот что еще хочу сказать. Посмотрел я чертеж Арье. Ты над этой проблемой работал раньше?
 
- Нет. Просто как-то получилось сразу, – смущенно отвечает Арье. - Хотя идея сама по себе вызревала давно, только не было случая применить ее к конкретному объекту.
 
Макговерн внимательно смотрит на Арье.
 
- У тебя большое будущее, сынок. Это же принципиально новое решение. Ну, ладно. Мы с тобой поговорим отдельно, а теперь расскажите мне, как практически вы собираетесь реализовать свою идею?
 
- Мы распределили обязанности, - начинает рассказывать Тони. – За скелет, например, отвечает Питер. За голову и лицо – Барбара. За шкуру – Мэгги. За механизм движения и звуковое оформление – Арье, а за координацию работ и снабжение отвечаю я.
 
- Значит, моя внучка отвечает за шкуру? Мэгги! Надеюсь, ты не предложишь для этого шкуру старого Бэна? Хотя она еще и может послужить! – Под громкий смех ребят спрашивает Макговерн. – Но сказать по правде, она мне дорога как память…
 
Когда веселье пошло на убыль, Макговерн помолчав и поразмыслив, продолжает разговор.
 
- Судя по вашему настроению, вы знаете, где достать не только шкуру, но и все остальное?
Повисает томительное молчание, из которого Макговерн делает вывод, что именно этого не знает никто.
 
- Да! – Огорченно говорит Тони. Денег на оборудование пока нет. Но мы думаем, где их достать. Что-то заработаем. Что-то разыщем в отходах. Пока есть главное – наши руки и мозги.
 
- Этого, конечно, у вас не отнимешь, – соглашается Макговерн. –
И деньги вы заработаете, и материалы из отходов найдете, и план свой реализуете. В этом сомнения нет. Вопрос когда? Фактор времени в этой ситуации работает против идеи.
 
- «Дорога ложка к обеду». – Есть такая русская пословица, – вставляет Питер.
 
- Именно так, Питер. Пословица точно обозначает наше положение.
За время поисков материалов и создания робота, закончатся ваши каникулы, а природе будет нанесен непоправимый ущерб. – Макговерн серьезно и внимательно смотрит на реакцию ребят.
 
Наступает тяжелое молчание. На ребят жалко смотреть. После эйфории от взрывной идеи Питера, похвал президента, реальная действительность оказалась жестокой и беспросветной. Мэгги и Барбара жалобно смотрят на Макговерна и в глазах у Барбары уже стоят слезы.
 
Макговерн переводит взгляд с одного лица на другое и везде видит только отчаяние. Выждав паузу, он говорит:
 
- Но выход есть. Сейчас я с вами говорю как лицо, заинтересованное в проекте для нашей компании. Правомерен ли ваш проект или это детская шалость? Пока не будем вдаваться в подробности. Ясно одно. Пока власти будут решать вопрос об охране этого «куска природы», по выражению моей внучки, надо сделать все возможное и невозможное, чтобы ни природе, ни заводу ничто не угрожало. Раз такая опасность есть, то для ее ликвидации все средства хороши. А у меня в этом деле двойная заинтересованность. И как «кузнечика» и как президента компании, – закончив свою речь, Макогверн с улыбкой смотрит на ребят.
 
Все облегченно переводят дух. Спасение пришло. И вовремя! Мэгги и Барбара от избытка чувств целуют Маковерна в щеки с обеих сторон.
 
- Сделаем следующим образом, – продолжает Маковерн. – Сегодня все договариваются со своими родителями, что бы они вас отпустили в небольшую экскурсию на целый день. Экскурсоводом буду я. Уверен, что она вам понравится, да и мне не помешает повстречаться со старыми приятелями, один из которых большой мастер по изготовлению чучел животных и птиц.
 
- Мистер Макговерн! – вклинивается в монолог президента Тони. - Мы понимаем, что Вы практически спасаете наш проект и нашу идею. Понимаем, что для Вас нет ничего невозможного. Но мы не хотели бы получить сделанное кем-то чучело «снежного человека», мы хотим его сделать сами. Простите, но думаю, что и другие того же мнения.
 
Макговерн смотрит на взволнованное лицо Тони и напряженные лица ребят, понимая как нелегко им отказываться от такого заманчивого предложения. Он наклоняет голову, поднимает руку, призывая к спокойствию и вниманию, и говорит:
 
- Вы не дослушали меня. В распределении обязанностей по изготовлению Сэма, так теперь мы его и будем называть, есть один существенный пробел. Там нет фамилии еще одного члена отряда, Бена Макговерна, и нет его обязанностей. Я предлагаю этот пробел заполнить.
 
Все дружно рассмеялись, и напряжение заметно снимается.
 
- Никто не говорит о том, что Сэма за нас сделает кто-то. Нарушается конспирация и идея теряет смысл. Каждый занимается тем, что ему поручено при распределении обязанностей. Я предлагаю свои услуги в помощь командиру для решения задач координации и снабжения, такие, кажется, у него обязанности. Думаю, что одному ему, решать их будет, сложновато. Так как Тони, берешь меня в свои помощники?
 
- Простите, мистер Макговерн, что не дослушал Вас. Я и мечтать об этом не мог!
 
- ГИП-ГИП-УРА! – вдруг кричит Питер
 
-УРА! Ура! УРА! – с воодушевлением скандирует отряд.
 
- И еще, - говорит Макговерн. - Работать придется много и быстро. До следующего воскресного дня времени осталось мало. Надо успеть подготовиться и встретить «любителей природы» во всеоружии…
 
Ребята смеются, Питер, что-то выкрикивает, поднимая кулаки вверх, Бим громко лает и носится вокруг ребят, а Тони успокаивает разбушевавшейся отряд.
 
- Тогда готовьтесь. Для экономии времени полетим на моем самолете, а сейчас получайте разрешение родителей и завтра в семь ноль-ноль, встречаемся здесь у виллы, где нас будет ждать автобус. Не проспите! – заключает Макговерн.
 
- УРА! – тоненьким голоском кричит Барбара. – Ну, конечно, не проспим!
 
Она видит насмешливый взгляд брата и с воодушевлением показывает ему язык…
 
Ранее утро следующего дня. Макговерн и ребята в салоне небольшого, реактивного самолета президента. Самолет делает короткий разбег и дает большой круг над землей. Ребята приникли к иллюминаторам, ищут знакомые ориентиры, сверяются с картой, но скоростной самолет через несколько мгновений ложится на курс.
 
Макговерн видит разочарованные лица ребят, не успевших рассмотреть досконально арену их будущей деятельности. Он берет трубку, что-то говорит летчикам и самолет идет на второй круг. Сейчас уже все, включая президента, сверяются с картой, делают на ней пометки, показывают друг другу интересующие их места. Из кабины показывается пилот. Он вопросительно смотрит на Макговерна и тот, оглянувшись на ребят, кивком разрешает продолжить путь. Благодарный отряд аплодирует Макговерну и летчикам.
 
Вскоре под крылом показывается огромный город. Самолет идет на посадку и к трапу подъезжает автобус и дорогой длинный, как сигара, лимузин. Макговерн с ребятами сходят по трапу, и все вместе садятся в автобус. Водитель и охранник президентского лимузина недоуменно переглядываются, но лишних вопросов не задают.
 
На такой же недоуменный взгляд Тони, Макговерн отвечает:
 
- Но ведь они не знают, что я один из «кузнечиков»!
 
Отрядный народ благодарно и с гордостью улыбается, а Мэгги признательно обнимает деда. Автобус трогается и за ним следует лимузин президента. За окном мелькают картины большого города.
 
Первая остановка у здания антропологического музея. Величественный зал. Возле экспозиции изображающей эволюцию человечества собрался весь отряд. Смотрят, что-то обсуждают. Барбара держит наготове большой альбом и сразу же начинает делать наброски. Постепенно переходят к другим экспонатам.
Разом застряли у фигур обезьян. Здесь все виды: от макак до горилл. Барбара с альбомом переходит от одной фигуры к другой и делает наброски.
Арье снимает все на видеокамеру, с опаской оглядываясь, на служителей зала. Но все проходит благополучно.
 
Наконец, добираются до стенда с изображением «снежного человека», каким его представили художники по описаниям «очевидцев», встречавшихся с ним. По виду Барбары можно понять, что такой «снежный человек» ей никак не нравится.
 
Большая мастерская по изготовлению чучел животных и птиц. Здесь Макговерна сердечно встречает хозяин. Они дружески обнимаются, о чем-то долго говорят, рассматривают фотографии на стене с видами охоты, с изображениями охотников в различных частях света, в том числе и молодого Макговерна, стоящего возле убитого льва. После долгой разлуки встретились друзья, которым есть о чем вспомнить. Ребята, тем временем осмотрев готовые экспонаты, наблюдают за работой мастеров, восхищаются их профессиональным мастерством, кое-что берут себе на заметку.
 
Огромный зал фабрики по изготовлению макетов и декораций для театральных постановок и кинофильмов. Глаза у ребят разбегаются от обилия невиданных ими прежде чудес. Здесь и миниатюрные моря, и корабли и целые города и, наконец, фигуры гигантских обезьян и доисторических чудовищ. Тут все останавливаются как вкопанные. Это именно то, для чего они сюда и приехали.
 
К группе подходит специалист по изготовлению обезьяньих фигур.
По всему видно, что он предупрежден об этой экскурсии и лишних вопросов не задает. Начинается подробный рассказ о тонкостях изготовления макетов. Ребят ведут к уже разобранной модели Кинг-Конга, показывают его начинку. Каждый крутится возле интересующей его части «тела», соответствующей его заданию.
 
На специалиста сыпется град вопросов, на которые он едва успевает отвечать. Арье вновь снимает все на видеокамеру. Макговерн стоит чуть поодаль, в окружении руководства фабрики и в действия ребят не вмешивается, как не вмешивается и само руководство, когда снимают «святая святых» их работы. Президент сумел, договорится и тут. Когда все, наконец, выходят, Тони спрашивает у Маковерна:
 
- А чем Вы обосновали наше нездоровое любопытство?
 
- Организацией своими силами школьного музея, - усмехнувшись, отвечает Маковерн. – Думаю, что не сильно погрешил от истины. Рано или поздно, быть Сэму в школьном или ином музее. Как ты думаешь?
 
- Думаю, что так и будет. – улыбается Тони.
 
Когда все вновь расселись в автобусе, Макговерн сообщает:
 
- Сейчас мы отправляемся в исследовательский центр нашей компании. Увидите много поучительного. А твои идеи, Арье, отдадим на суд специалистов. Только не сильно переживай. Идеи твои интересные, возможно наши специалисты что-то и подскажут.
 
Какое там не переживай! Арье сидит как в столбняке, не смотря на интенсивную поддержку ребят, которая выражается, в основном, дружескими шлепками по разным частям его тела…
 
И вот, наконец, весь отряд в залах исследовательского центра компании «ШАНТЕЛ». Ребятам показывают последние разработки нового поколения роботов. Они видят то, что еще не видел никто. Полные благоговения перед человеческим разумом, ребята с изумлением рассматривают творения человеческих рук. Перед их глазами проходят десятки машин, выполняющих умопомрачительные операции, о которых они читали только в фантастических романах.
 
Арье, как в беспамятстве ходит по этому кибернетическому царству, о котором раньше не мог и мечтать.
 
Макговерн подзывает Арье и представляет ему щуплого, черноволосого человека в больших, не по моде, роговых очках, за сильными линзами которых, скрыты умные, пытливые глаза. Он чем-то неуловимо напоминает самого Арье, конечно, в пожилом варианте.
 
- Познакомься, Арье! Это мистер Шварц, наш ведущий специалист. Он любезно согласился посмотреть твои предложения и дать соответствующую консультацию. Учти, что мнение мистера Шварца многого стоит! – говорит Макговерн, чем окончательно доканывает и так перепуганного Арье.
 
Шварц замечает состояние Арье, дружески берет его за плечи и обращается к Макговерну:
 
- Благодарю за столь высокую оценку моей скромной особы. Она того не стоит, а вот с молодым человеком я бы хотел поговорить наедине.
 
И откланявшись, Шварц увлекает Арье за собой.
 
- Ну и как, молодые люди, понравилось? – походит к ребятам Макговерн.
 
- Это настоящее путешествие в сказку! – восторженно отвечает Тони.
 
- Ну-ну! Продолжайте сказочное путешествие, – говорит довольный Макговерн и пытливо смотрит на Мэгги.
 
По всему видна еще одна тайная цель деда – приобщение внучки к делу его жизни. Мэгги, кидает мимолетный взгляд на него, загадочно улыбается и, обняв Барбару за плечи, идет вслед за экскурсоводом. Пройдя несколько шагов, она, вдруг, оборачивается и кричит:
 
- Ты все правильно сделал, дед!
 
Никто так ничего и не понял, а Макговерн просто задохнулся от счастья.
 
- Вразуми Господи, свое еще неразумное создание! – Только и мог пошептать он.
 
- Вы что-то сказали, мистер Мкговерн? – озабоченно спрашивает руководитель Центра, неотлучно находящийся рядом с президентом.
 
Макговерн молчит, задумчиво провожая внучку взглядом, потом сбрасывает с себя нахлынувшее оцепенение, и говорит, обращаясь к окружающим его сотрудникам Центра:
 
- У меня к вам будут некоторые задания и вопросы. Пройдемте в зал заседаний, – и первый идет к двери.
 
Роскошный отель «Парадиз». В трех номерах отеля идет спешное переодевание в новые костюмы и платья, которые ребята обнаружили, уже разложенные на постелях. К каждому костюму приколота бирка с номером размера и именем владельца. На лицах ребят не проходящее изумление, они пока боятся дотрагиваться до такого неожиданного подарка. Наконец, Тони решается, он отчаянно машет рукой и берет предназначенный ему костюм. Питер и Арье, немного помедлив, тоже разбирают свои новые костюмы.
 
В номере у девушек все по-другому. Мэгги быстро ориентируется и без особых разговоров начинает одевать Барбару, которая и вправду быстро выходит из шока.
 
Макговерн в номере «люкс» уже почти готов. Он в строгом смокинге и заканчивает последние приготовления к выходу.
Стрелки на огромных часах в вестибюле отеля останавливаются на цифре три. Время, оговоренное для встречи. По широкой парадной лестнице спускается Маковерн и с последним боем курантов подходит к группе ребят, которые, боясь опоздать, прибыли сюда загодя. Девушек, конечно нет. Маковерн, что-то шутливо говорит ребятам, видимо по этому поводу, поскольку все смеются и смотрят на парадную лестницу. И тут появляются Мэгги и Барбара.
 
Их выход, сходни королевскому. На фоне лепной лестничной позолоты, восточных ковров на мраморных ступенях, они выглядят не менее импозантно, чем члены королевского двора. Другого сравнения просто ни у кого не приходит в голову, насколько великолепен их вид – белоснежный у Барбары и строгий, в багрово-золотистых тонах, у Барбары. Макговерн смотрит на внучку и его глазах стоят слезы, которые он, впрочем, незаметно для ребят быстро вытирает, отвернувшись к окну.
 
Ребята встречают девочек восхищенными возгласами, а те, покупавшись в лучах славы, снисходительно выражают свое удовлетворение внешним видом ребят, что видно по их жестам.
 
Макговерн обращается уже ко всем:
 
- Как самочувствие?
 
- Спасибо, мистер Макговерн! Самочувствие прекрасное! – отвечает
за всех командир. – Только непонятно все это! – Тони обводит руками вестибюль и показывает на костюмы ребят.
 
Макговерн усмехается.
 
- Я обещал вам интересную экскурсию. Главную ее часть, деловую, мы с вами уже выполнили. Настало время культурной программы, а эта часть требует своей, соответствующей экипировки, равно как и походной. Не так ли Питер?
 
Питер только смущенно кряхтит. Все знает президент…
 
- А костюмы и платья мой личный подарок. Думаю, что я могу сделать что-либо приятное друзьям своей внучки и членам отряда, в рядах которого теперь состою и я. Как вы считаете?
 
Пока Тони подыскивает соответствующий обстановке ответ, Барбара без долгих церемоний подбегает к Макговерну и обняв его за шею, крепко целует. Следом за ней подбегает к деду Мэгги и проделывает ту же процедуру.
 
Скульптурная группа с Макговерном в центре настолько хороша и блистательна, что разных концах вестибюля вспыхивают блицы фотовспышек Люди без разрешения, стремятся запечатлеть такой красивый эпизод. В отеле все знают, кто такой Макговерн и весь персонал преданно смотрит на него, готовясь выполнить его любое поручение. Наверное, это зависит не только от богатства, но и от личных качеств человека. И ребята это сразу понимают, они с обожанием и гордостью смотрят на Макговерна.
 
- Так, ребята! Попозировали и хватит! – Говорит Макговерн. - Культурную часть мы начнем с обеда в центре кулинарного искусства Америки – ресторана «ПАРАДИЗ». Прошу! – и он делает широкий жест в сторону двери ресторана.
 
Взяв под руки юных красавиц, Макговерн торжественно пересекает вестибюль, и подходит к огромной, резной, в старом стиле, ресторанной двери, около которой уже его встречает величественный метрдотель с бакенбардами. Он склоняет голову в поклоне, и обе половины массивной двери бесшумно отворяются.
 
Метрдотель приветливо приглашает пройти всех в зал и идет впереди, чтобы усадить столь блестящую группу дорогих гостей.
 
Зал производит на ребят потрясающее впечатление. Уже сервированные белоснежные столы стоят стройными рядами и скрываются где-то вдали. Мраморные колонны с золоченой лепкой, огромной высоты потолки и стены, обтянутые шелковой материей, с картинами в тяжелых золоченых рамах – просто подавляют ребят. Такого из них еще никто не видал.
 
Это стиль моего века! – отвечает Макговерн на безмолвный вопрос, стоящий в глазах ребят. – Стиль моей молодости. Теперь такого стиля придерживаются редко, и скоро он вообще может исчезнуть. В его словах чувствуется откровенное сожаление.
 
- Поэтому смотрите сегодня, что любили ваши деды, а то завтра уже будет поздно, с усмешкой, в которой проскальзывает некая грустинка, говорит он.
 
- А разве это может кому-то не нравиться? - лепечет пораженная всем увиденным великолепием Барбара.
 
- Меняются времена, меняются и вкусы, но не для меня, - отвечает Макговерн. – Вот мы и пришли. Прошу рассаживаться.
 
Все останавливаются около большого стола, вокруг которого стоят наготове официанты. Они помогают ребятам, смущенным вдвойне от такой помощи, занять места в удобных старинных креслах. Усевшись, ребята сталкиваются с новой проблемой.
 
Питер с ужасом уставился на десяток ножей, вилок и ложек, лежащих перед ним. По исконной русской привычке он потянулся рукой почесать затылок, но, вспомнив, где находится, отдергивает руку. Он смотрит на соседей и видит такой же ужас и в их глазах.
 
Макговерн как бы не замечает замешательства ребят. Оглядев их и тепло, улыбнувшись, он замечает:
 
- Итак, друзья! Сейчас мы с вами хорошо пообедаем. Это будет первая часть культурной программы, к которой я, надо сказать, отношусь очень трепетно, – смеется Макговерн, а вместе с ним, приободренные его шуткой ребята.
 
- Второе. До восемнадцати ноль- ноль, у нас будет свободное время. Это на усмотрение каждого. Лично для меня – послеобеденный отдых или адмиральский час, как я его называю. Третье. И самое главное. В девятнадцать часов тридцать минут нас ждут места в опере. Мы все, без исключения, едем слушать великого Верди, а конкретно его оперу «Травиата». Надеюсь, все слышали об этом великом произведении великого музыканта? – Макговерн с хитринкой смотрит на ребят.
 
Все молчат, обдумывая внезапное предложение.
 
- Хорошо, - говорит Макговерн. – Обменяемся мнениями во время обеда, а сейчас прошу заказывать блюда.
 
Официанты тут же раздают ребятам карточки меню в дорогих тяжелых обложках. Все углубляются в его изучение, но вскоре все как один, жалобно глядят на Макговерна, взывая о помощи. Тот все понимает и усмехается. К его голове склоняется метрдотель, происходит короткий разговор, и вот уже официанты подкатывают к столу коляски с блюдами, быстро и сноровисто расставляют закуски перед каждым
 
- Я так понимаю, что у многих затруднения в выборе блюд, - говорит Макговерн, когда официанты отходят. – Потому предлагаю довериться моему знанию здешней кухни, а если будут персональные пожелания, то постараемся их исполнить. Нет возражений?
 
- Нет! – радостно выдыхает Барбара, и все облегченно смеются.
- Вот, что еще, друзья мои! – продолжает Макговерн. – Я вижу, что многих из вас смущает обилие сервировки на столе. Что я вам скажу? В вашей долгой и насыщенной событиями будущей жизни, будет многое, в том числе и трапезы в самых неожиданных местах: от портовых харчевен до парадных обедов в званном обществе. И во всех случаях действует одно правило – быть самим собой и соблюдать элементарные правила человеческого общения. И тогда все будет в порядке. А уж, какими приборами пользоваться – эта наука несложная. Смотрите на Мэгги, ее специально обучали таким премудростям. Надеюсь, ты эти правила не позабыла, дорогая? – обращается он к внучке.
 
Та смеется и говорит ребятам:
 
- Ничего сложного. Смотрите, какой прибор я беру к каждому блюду, и поступайте так же. Пока не надоест…
 
Официанты, стоящие чуть поодаль, внимательно и настороженно следят за гостями, готовые выполнить их любое пожелание. Ребята под их взглядами еще больше теряются и бодрые напутствия деда и внучки пока не производят на них должного впечатления.
 
Сейчас все внимание ребят приковано к Мэгги. Все синхронно повторяют ее действия и движения. И когда у Мэгги зачесался кончик носа, и она машинально провела по нему черенком ножа, весь отряд повторил это движение. Мэгги замерла с открытым ртом, а ребята, сообразив, что произошло, грохнули таким смехом, что половина зала с интересом повернулась к ним, а метрдотель, несмотря на свою солидность, резво побежал к их столу, из другой части зала.
 
Макговерн разобравшись в причине смеха, тоже смеется вместе со всеми, да так, что даже поперхнулся и Мэгги приходится колотить его по спине.
После этого вся скованность и стеснительность у ребят ушла сама собой, и дальнейший обед проходит превосходно. Однако нет-нет, да и посматривают ребята на Мэгги, в особенности при смене блюд…
 
Вдоволь повеселившись, и вкусно пообедав, Макговерн откидывается на спинку кресла, и сообщает:
 
- И еще хочу вам сказать, что все необходимое по вашим первоначальным заявкам и расчетам, кстати, и советам специалистов, будет выполнено, и мы захватим все это с собой.
Остался нерешенным лишь один вопрос. Где вы планируете производить все свои работы?
 
За столом повисает молчание. Тони откладывает вилку и неуверенно говорит:
- Мы уже ломали над этим голову и мнения у нас разделились. Питер предлагает устроить подобие бункера в лесу. Я предлагаю начать работы в контейнере во дворе нашего дома. Но в обоих случаях тайну проекта нам не соблюсти, да и места будет явно не хватать.
 
- Я предлагаю третий вариант, – говорит Мэгги. – Хозяйственные пристройки президентской виллы пустуют. Не так ли господин Президент? – Мэгги испытывающее смотрит на деда. - Все они спрятаны за виллой и с парадного входа не видны. Да и никто там не бывает, а места в этих пристройках предостаточно. Так что самый оптимальный вариант, сдать их в аренду отряду «кузнечиков»!
Как вы смотрите на это предложение господин президент и почетный «кузнечик»?
 
Макговерн только широко разводит руками, показывая, что предложение безоговорочно принимается.
 
- Решено, командир! – Обращаясь к Тони, звонко рапортует Мэгги.
 
- Принято, заместитель. Благодарю за инициативу! – в том же ключе отвечает ей Тони, а ребята с облегчением негромко аплодируют.
 
Внезапно посмотрев на Арье, Макговерн говорит:
 
- Я встречался с господином Шварцем из нашего исследовательского Центра. Так вот, он поддерживает мою точку зрения, что в предложениях Арье есть не только рациональное, но и «золотое зерно»! Что вы решили Арье с господином Шварцем?
 
Побагровевший от неожиданной похвалы Арье, чуть слышно
отвечает:
 
- У нас с ним назначена встреча после обеда. Пока он обдумывает наши предложения.
 
- Не наши, а твои! – Смотрите на него какой скромник? – восстанавливает справедливость Барбара.
 
- Это точно! – поддерживает ее Питер. – Мне бы до этого никогда не додуматься, хотя я и сейчас не совсем понимаю, что там придумал Арье?
 
- Тебе это не дано! – победоносно заявляет Барбара. – Молодец Арье! Трижды ему - ГИП-ГИП-УРА!
- Успеем Барбара, успеем, крикнуть свое «УРА!» – тревожно говорит Тони, хорошо зная характер своей сестры. – Не то место для лозунгов.
 
- Ладно, подождем, – милостиво соглашается Барбара.
 
- Значит у Арье проблема послеобеденного времени решена. А как у других? – спрашивает Маковерн.
 
- Просто погуляем. Познакомимся с городом. – Отвечает за всех Тони.
 
И Макговерн удовлетворенно кивает головой. К столу подвозят на тележках десерт и ребята, не теряя времени, наседают на сладкую продукцию, начисто позабыв о сложной столовой сервировке. Макговерн блаженно потягивает кофе и с улыбкой наблюдает за ребятами.
 
Шумная улица большого города. Возле отеля, Тони, Мэгги, Барбара и Питер ловят такси для Арье. Сам Арье, запыхавшись, выбегает из дверей отеля с папкой в руках, на ходу тревожно поглядывая на часы.
 
- Привет господину Шварцу и успехов тебе! – кричит Питер, открывая дверцу подъехавшего такси.
 
Арье виновато и взволнованно улыбается.
 
- Не опоздай в оперу! – Кричит ему вслед Барбара.
 
После отъезда Арье все собираются в кружок. Молчат. И, вдруг,
не договариваясь, разделяются по парам: Тони с Мэгги и Питер с Барбарой. Тут же пары разбегаются в разные стороны…
 
Пробежав несколько шагов, они останавливаются, оглядываются, весело смеются. Мэгги кричит, перекрывая уличный грохот:
 
- Не забывайте в шесть часов в отеле! Иначе у деда случится инфаркт!
 
Питер и Барбара машут руками и растворяются в толпе.
 
Мелькают витрины улиц большого города. Тони и Мэгги взявшись за руки, идут по океанской набережной. Питер и Барбара уже в парке аттракционов. Вот они на взлете в тележке «русских горок». Видно как отчаянно кричит Барбара, и не поймешь, то ли от страха, то ли от удали…
 
Тони и Мэгги - голова к голове, сидят в открытом кафе на берегу океана. О чем-то чуть слышно говорят.
 
Питер и Барбара уже на шумной улице. По обыкновению спорят. Питер показывает рукой на дверь мастерской, на витринах которой демонстрируются цветные виды татуировок. Наконец, Барбара обречено машет рукой, и оба скрываются за этой дверью.
 
Часы у отеля показывают шесть вечера. С разных сторон появляются знакомые пары, несколько утомленные прогулкой, но по виду, довольные. Они о чем-то совещаются, смотрят на часы, потом дружно бегут через дверь отеля, к лифту. Конечно, потолкавшись и подурачившись…
 
И сразу в номерах закипела работа. Непрерывно шумят душевые струи. Из ванных выскакивают мокрые отрядники в простынях или белых халатах с эмблемами отеля «ПАРАДИЗ». Мелькают белоснежные рубашки ребят, платья девушек, украшения, косметика…
 
В последние минуты в номер заходит Арье. По его отрешенному лицу видно, что он еще там, в царстве кибернетики и умных машин.
 
Взглянув на него, ребята хором кричат:
- АРЬЕ!?
 
От этого вопля Арье сразу же приходит в себя, быстро, на ходу сбрасывает одежду и пулей летит в душ.
 
Вестибюль отеля. Ребята в парадных костюмах собираются около великолепной, отделанной золотом, парадной лестницы.
Что-то неуловимое изменилось в их облике, хотя костюмы те же, что и на обеде. В их осанке проскальзывает нечто незнакомое, может и для них самих…
 
При виде Мэгги, которая плавно, словно королева, спускается по шикарной лестнице, столбенеют не только ребята, но и все окружающие. А Барбара, как яркий хорошенький цветочек только оттеняет величественную красоту подруги и, понимая это, нисколько не завидует, а показывает всем свою очаровательную улыбку и свои белоснежные зубки.
 
Последним спускается Макговерн. Он внимательно смотрит на ребят, понимая их душевное состояние пред выходом в «свет».
Глядя на внучку, Макговерн впервые открывает для себя, что его ребенок давно превратился в восхитительную женщину, Это радует старого Бена и пугает. Наверное, все родители одинаковы.
А то, что именно он родитель своей внучки со всеми вытекающими последствиями из этого, Макговерн никогда и не сомневается.
 
- Давно не видел тебя такой! – говорит он Мэгги, целуя ее в лоб.
 
- Да! С утра прошло много времени! – старается пошутить Мэгги, но благодарно улыбается деду, не забыв при этом, метнуть взгляд на Тони. Ох, уж эти женщины…
 
Макговерн еще раз оглядывает свое войско, удовлетворенно хмыкает, и широким жестом приглашает всех к выходу.
 
Ребята выходят, из широко распахнутых, услужливым швейцаром, дверей отеля и садятся уже не в автобус, а в длинный, сигарообразный автомобиль, встречавший президента в аэропорту.
 
Он настолько вместителен, что места хватает всем, причем Питер, сразу же усаживается рядом с водителем, а Макговерн располагается на заднем сидении со своими очаровательными спутницами по бокам. Арье и Тони садятся напротив них. Довольны все и блистательное авто с блистательными пассажирами мягко трогается с места.
 
Оперный театр. Блеск театральных лож, огромных люстр и нарядной публики. Одну из лож полностью занимают наши знакомые. Девушки сидят впереди и, как и положено, в таких случаях, обмахиваются веерами, сохраняя при этом, величественные выражения лиц. Немало биноклей и взглядов направлено в их сторону. Полный успех. И Макговерн довольно жмурится, хотя Питер и Тони не разделяют его состояния.
 
- Прилизанные хлыщи! – Бормочет Питер, злобно поглядывая на
особо нахальных, с его точки зрения, театралов с биноклями.
 
- Наглецы! – Соглашается с ним Тони.
 
Арье обнимает их за плечи и что-то говорит. Доносится лишь одно слово: «ревность»… Ребята буреют лицом и замолкают.
 
Звучат божественные звуки оперы Верди. Перед глазами ребят проходит история трагической любви куртизанки и аристократа. Барбара и Мэгги только и успевают вытирать влажные от слез глаза.
 
Заключительный аккорд и вспыхивают люстры. Все встают и долго аплодируют актерам, музыкантам и бессмертной музыке!
Благодарные Мэгги и Барбара обнимают Макговерна и целуют его.
Не меньше потрясены и ребята этой великой силой искусства.
 
И вновь аэродром. В самолет президента вносят последние ящики и пакеты. Подъезжает автобус с ребятами и машина президента. Ребята уже в повседневной одежде, а в руках у каждого пакеты с подарками и парадным одеянием, в котором Макговерн выводил их в «свет». Арье сразу же уединился с поджидающим его Шварцем из Центра исследований. Тот передает ему папку с бумагами и, обняв его за плечи, что-то долго говорит. Наверное, идет инструктаж. Затем Шврц подходит к Макговерну и кратко сообщает что-то и ему.
 
Макговерн довольно улыбается и тепло кивает Арье. Несомненно, что это успех Арье. Ребята обступают, и наперебой тормошат и поздравляют его, несмотря на занятые пакетами руки. Первая победа! Несчастный Арье, от смущения не знает, куда ему и деваться… Все садятся в самолет, и он взмывает в небо уже полное звезд.
 
Поздний вечер. Ярко светятся окна в коттеджах Биверов, Майских и Леви. У Биверов за столом сидят родители и Тони. Барбара в подарочном платье крутится перед ними на каблучках, поминутно заглядывая в зеркало. Вокруг нее бесится Бим. Тони, о чем-то рассказывает отцу и матери.
 
В доме Майских Питер оживленно повествует родителям о впечатлениях дня. Он то и дело вскакивает с места, и по его энергичной жестикуляции можно понять, где он побывал и что повидал. Рядом с матерью сидит кот Прохор. Он с презрением смотрит на ужимки и прыжки молодого хозяина и лениво поворачивает голову вслед за его перемещениями по комнате.
 
Семья Леви сидит во дворе. На белом столе ярко горит переносная лампа. Арье обстоятельно рассказывает матери и отцу о событиях дня. Вместе с отцом они рассматривают чертеж Арье и документы, переданные Шварцем. Эстер, с глазами полными счастливых слез, смотрит на мужа и сына, смиренно сложив на коленях руки.
 
Глава 5. Рождение Сэма.
 
Ранее утро. Кузнечик на зеленом листе. Легкий ветерок шевелит кроны деревьев. Лесные жители: белки, бурундуки, ужи и муравьи, начали свой трудовой день. Продолжается он и в цехах компании «ШАНТЕЛ», работающей круглосуточно.
 
По новому шоссе мчатся машины. Заметно, что их число явно выросло. Из кабины огромного, как динозавр, грузовика, вырывается пещерный рев очередного молодежного идола, а затем на мостовую летят пивные банки, и еще долго с грохотом катятся по шоссе.
 
С высокого холма Питер видит эту картину. Он яростно грозит кулаком вслед грузовику и выразительно плюет в его сторону.
 
Скорым шагом Питер начинает спускаться с холма в сторону виллы президента.
 
Большой зал подсобного помещения президентской виллы. Видимо здесь планировалась столовая и кухня. Все помещение заставлено ящиками и пакетами, доставленными на самолете. Отряд почти весь в сборе. Отсутствуют лишь Питер и Макговерн. С шумом открывается дверь и в зал заходит злой и взъерошенный Питер.
 
- Послушайте! Давайте накидаем на шоссе шипов из стальной проволоки, как это делали партизаны в России в годы войны. Пусть у этих скотов все скаты разлетятся в клочья! – с места в карьер кричит Питер.
 
- Спокойно Питер! Сначала поздоровайся и успокойся. Какие скоты? Какие скаты? – остужает его воинственный порыв Тони.
 
- Здравствуйте! – уже поспокойнее, но также угрюмо отвечает Питер.– Летят по шоссе через лес грузовики, ревут, пакостят, отравляют атмосферу, пугают животных. Что касается скотов, то они за рулем, а о стальных шипах, так это метод моего деда-контразведчика и колес, как не бывало.
 
- Ага! И ты предлагаешь нам устроить партизанскую войну на шоссе по методу твоего боевого деда? – Вкрадчиво спрашивает Мэгги.
 
- А почему бы и нет?! – Горячится Питер.
 
- И первой машиной, у которой скаты будут разорваны в клочья, станет машина твоих родителей! – под общий смех заключает Мэгги.
 
У Питера рука автоматически тянется к затылку.
 
- Как-то не сообразил… - смущенно бормочет он.
 
- Закончим с боевым опытом деда Питера и переходим к нашим делам. - Начинает совещание Тони. – Первое, что мне хотелось у всех узнать, как прошла встреча с домашними. Никто не сболтнул лишнего?
 
- У меня все в порядке. – говорит Питер. – Сказал, как и договаривались, что компания благодарит нас за экологическую деятельность, потому и подарки…
 
- Я сказал то же самое, - подтверждает Арье.
 
- Так, ребята! Мистер Макговерн свое дело сделал. Теперь наша очередь. Сейчас начинаем разбирать ящики. Каждый знает, за что несет ответственность. Распределим столы и помещения. У Барбары – вот этот угол. У Питера, пространство вдоль всей той стены. Мэгги, работает со шкурой – здесь, а для Арье с его тонкой механикой, выделим соседнюю комнату. Мой стол будет тут, – показывает свое место Тони. - И еще. Рабочий день у нас не нормированный, будем трудиться, пока не упадем или нас не попросят хозяева. Вопросы? Нет вопросов! Разбираем материалы по принадлежности. Вперед!
 
Все подступают к пакетам и ящикам. Начинается разборка материалов. Шум. Возгласы восхищения находками. Перебрасывание материалов друг другу.
Питер вскрывает большой картонный ящик и испуганно вздрагивает. Прямо на него смотрят шесть свирепых глаз, с не менее свирепого вида голов, напоминающих то ли лица обезьян, то ли каких-то животных каменного века.
 
- Сюда! – Громко кричит он. – Смотрите!
 
Вначале его крика никто не слышит. Все заняты своим делом, и шум стоит невероятный. Барбара, мельком взглянув на Питера, видит странное выражение его лица. Она подходит к нему и Питер жестом показывает ей на ящик.
 
- О, Господи! – Только и может произнести Барбара и прячется за спину Питера.
 
Тут уже сбегаются все. Отряд молча изучает головы, а головы – отряд. Бим, который до этого резвился среди всеобщего бедлама, примчался сюда и тоже заглядывает в ящик, встав на задние лапы. Он тут же ощетинивается и, зарычав, дает задний ход.
 
- Да! – Нарушает молчание Тони. – Приснится ночью такое…
 
Он не заканчивает фразу и качает головой.
 
Все как по команде смотрят на Барбару. Ведь это ее парафия.
И вместо испуганной девчонки, вдруг, видят совершенно другого человека. Специалиста, который оценивает свою будущую работу. Барбара стоит, твердо сжав губы и в ее глазах лишь деловой интерес и никакого страха. Она бесстрашно подходит к ящику, берет самую большую голову и несет к своему столу. Все с немым уважением глядят на ее действия, а Питер с выражением произносит:
 
- Вот она, великая сила искусства!
 
Полюбовавшись еще немного на мрачные лица, выглядывающие из ящика, ребята расходятся по своим делам, а Мэгги подходит к Барбаре.
 
- Не страшно тебе, дорогая? – спрашивает она, обнимая Барбару за плечи.
 
- Только сначала, а сейчас! – Барбара беспечно машет рукой. - Смотри! Вот тут уберем, здесь усилим, - она вертит голову во все стороны.
 
- Художник ты мой, дорогой! – Мэгги целует Барбару и идет к своим ящикам.
 
- Мэгги! – окликает ее Тони. – Посмотри, что это такое?
 
Он показывает ей на открытый ящик с пакетами с яркими наклейками.
 
- А я их как раз и искала. Прошу их пока не вскрывать. Лучше помоги мне вынести их в соседнюю комнату. Это по моей части! – По лукавому взгляду Мэгги видно, что она что-то темнит…
 
- На шкуру что-то не похоже, - бормочет Тони, но поднимает вместе с Мэгги ящик, и они несут его к открытой двери, ведущей в соседнюю комнату.
 
Стрелки на часах показывают полдень, а не разобранных ящиков и пакетов еще не счесть.
 
- Перерыв! – громко объявляет Мэгги. – Сейчас всем в бассейн, потом за стол и без лишних разговоров. Я приготовила сэндвичей на всех.
 
Ребята с облегчением расправляют спины. Никто и не думает возражать.
 
- Вперед! – вдруг громогласно кричит Питер и первым бросается из зала.
 
Остальные гурьбой бегут вслед. Шум и гвалт в бассейне! С мокрыми волосами, еще не обсохшие, ребята с «волчьим» аппетитом уплетают сэндвичи Барбары, прямо около бассейна, на траве. Питер, управившись с едой одним из первых, уже похрапывает под кустиком. После еды все разомлели, и Тони дает ребятам время отдохнуть. Но недолго.
 
- Подъем! – казарменным голосом возвещает он и расталкивает Питера.
 
Ребята поднимаются и гуськом идут, теперь уже к постоянному, месту работы. Из окна дома за всем этим с улыбкой наблюдает Макговерн. Он так и не вышел к ребятам, давая тем самым им полную свободу действий.
Макговерн подходит к столу и снимает трубку телефона.
 
- Здравствуйте господин директор! Да, просил вас позвонить. Дело в следующем. Трассу, которую проложила наша компания, на арендованной нами земле, начали активно использовать фирмы по перевозке грузов, экономя, таким образом, во времени и расстоянии.
Но их люди ведут себя так, что не исключена возможность пожара, я уже не говорю о загрязненности природы, и уничтожении всего живого. Я думаю, что все выиграют, если грузовой транспорт будет следовать старым маршрутом, конечно, за исключением нашего.
Как вы смотрите на это предложение? Вот и я так думаю. Хорошо.
А как идут дела по нашим запросам в лесном и природоохранном ведомствах? Ах, засуетились! И сколько они будут суетиться? Подключите юристов компании. Передайте им, чтобы ускорили дело. Это мое личное распоряжение. Я сам проконтролирую его выполнение. Усильте противопожарные меры. Да! Лучше подстраховаться, чем лишиться всего! Что? Уже глушат рыбу на озере? – лицо Макговерна багровеет.
 
Он еще недолго слушает своего директора, потом с раздражением кладет трубку. Макговерн ходит по кабинету, постепенно успокаивается, потом подходит к окну и смотрит на хозяйственные постройки, где работает отряд.
 
- Давайте ребятишки, давайте! – негромко говорит он сам с собой и неожиданно улыбается.
 
Поздний вечер. Большинство ящиков и пакетов уже разобраны.
Ребята собирают мусор, пустые ящики, складируют детали и части будущего гоминоида. На сегодня работа завершена. Усталые отрядники выходят на улицу и садятся на скамью возле стены здания. Молчат. Льется легкая воздушная музыка тихого вечера.
 
А комнатке выделенной Арье еще горит свет. Он склонился над чертежом, что-то пишет, пересчитывает, исправляет, иногда задумчиво ходит по комнате.
 
Утро следующего дня. Все как в старом добром кино. Ребята стремительно влетают и вылетают из дверей, перекликаются между собой пронзительными голосами Буратино, их руки, занятые работой мелькают с феерической быстротой.
 
На огромном циферблате часов над дверями стрелка вертится точно в таком же темпе. Иногда стрелка замирает, и тогда фигурки ребят оказываются около бассейна. Они смешно ныряют с вышки, стремительно плывут, так же стремительно, по чаплиновски, семеня ногами, несутся назад, на ходу сметая со стола бутерброды. Собираются в кучки, возбужденно что-то обсуждают, размахивая руками, потом снова включаются в бешеный рабочий ритм.
И, вдруг, стрелка часов замирает.
 
БАМ! – ЗВУЧИТ СТОН ОБОРВАННОЙ СТРУНЫ…
 
И мир становится прежним – осязаемым и знакомым.
Из открытой двери выходят Мэгги и Тони. У обоих усталый, но довольный вид. Мэгги глубоко вдыхает чистый вечерний воздух.
 
- Все! Иду за дедом! – решительно говорит она и, взглянув на Тони
срывается с места и бежит в сторону дома.
 
Тони смотрит ей вслед, потом что-то кричит в открытую дверь, явно предупреждая остальных.
 
Через несколько минут из-за угла виллы появляется Макговерн и Мэгги. Видно, что президента оторвали от каких-то важных дел, но Мэгги ему энергично что-то внушает, и даже подталкивает в спину.
 
- Все остальное подождет! – доносятся ее слова.
 
Тони поднимается с травы, что-то опять кричит в дверь и в ту же минуту из нее выходят ребята. Вид у всех взъерошенный, взволнованный и в какой-то мере отрешенный. Макговерн оценивающее оглядывает ребят, сразу понимая их состояние.
 
Он здоровается с каждым, пожимая каждому руку.
 
- Готово, мистер Макговерн! Можно принимать работу, – взволнованно выдыхает Тони, машинально задерживая руку президента в своей.
- Ну, что же! Посмотрим, если, конечно, ты выпустишь мою руку…
 
- Простите! – Тони отдергивает руку. – Прошу! – показывает он на открытую дверь.
 
Волнение ребят переходит к Макговерну, но он старается не показать этого. Еще раз, взглянув на ребят, и ободряюще кивнув внучке, он переступает порог.
Лицо Макговерна с поднятой вверх головой. На нем – потрясение, замешательство, удивление и даже страх…
 
- О, Господи! – непроизвольно говорит он.
 
Перед ним стоит двухметровая фигура полуобезьяны, получеловека.
Лохматая, с торчащими во все стороны жесткими волосами, со свирепым и отвратительным выражением лица, пронзительными глазами, не обещающими ничего хорошего…
 
Свирепые глаза чудовища просто впились в глаза президента. Полное впечатление, что у чудовища вполне осмысленный взгляд.
Маковерн поежился, а ребята, стоящие полукругом позади, довольно переглядываются, наблюдая его состояние.
 
Тишина. Молчание. И, вдруг, чудовище ожило и зашевелилось.
Оно наклонило голову к одному плечу, потом к другому, осмотрело президента с ног до головы и внезапно ударило себя в грудь кулаком величиной с добрый арбуз и сделало шаг навстречу Макговерну.
 
Из открытой красной пасти с большими желтыми клыками и зловонным запахом, вдруг, вырвался такой рев, что у присутствующих заложило уши, а стекла окон завибрировали.
 
Мэгги, стоящая рядом с дедом, успокаивающе кладет ему руку на плечо, но Макговерн не чувствует этого. Он заворожено глядит на чудовище не в силах сказать ни слова.
 
Внезапно рев обрывается, пасть закрылась и, вдруг, лицо чудовища
озаряет благодушная улыбка. Не стало отвратительной рожи, складки лица разгладились, и на Макговерна смотрит добродушный подгулявший морячок из портовой таверны, точь в точь, как на первом портрете Барбары. Он подмигивает президенту, тяжело делает несколько шагов вперед и неожиданно говорит хриплым густым басом:
 
- Меня зовут Сэм! – и протягивает Макговерну руку.
Макговерн машинально кладет свою руку в протянутую ему ладонь,
величиной с лопату, и замирает…
 
Сэм осторожно пожимает его руку, а затем отпускает ее, чему, как видно, президент, уже пришедший в себя, особенно рад.
 
Потом Сэм, неуклюже, но все-таки благополучно разворачивается, делает несколько шагов в глубину зала и садится на стул…
 
Тут он замирает окончательно, устремив сразу ставшие невидящими глаза, в стену.
 
Макговерн поворачивается к ребятам и сразу натыкается взглядом на Арье, который стоит прямо за его спиной с пультом управления в руках.
 
Макговерн широко раскинув руки, форменным образом сгреб всех ребят в свои объятия.
 
- Нет слов! – Только и может сказать он.
 
- А ничего говорить и не надо! – запищала из середины кучи Барбара. – Выпустите меня отсюда, а то я сейчас задохнусь!
 
Теперь зал задрожал уже от хохота ребят. Вместе со всеми смеется и Макговерн. Он немедленно разжимает руки и из хохочущей толпы вылезает помятая Барбара и почему-то тут же грозит кулачком ни в чем, ни повинному Питеру. Это вызывает новый взрыв смеха, а Макговерн привлекает Барбару к себе и целует ее в голову.
 
Когда все отсмеялись, Макговерн подходит к сидящему на стуле Сэму. Арье тут же ставит его на ноги и начинает демонстрацию его возможностей, держа пульт управления перед своими близорукими глазами.
 
Сэм встает то на одно, то на другое колено, ложится на пол, крутит головой, принимает то свирепое, то добродушное выражение лица, улыбается, колотит себя в грудь. Озвучивание, при этих манипуляциях, Арье благоразумно не включает.
 
Под занавес программы Сэму дают в руки огромную дубину с выпирающими сучьями, которой он искусно манипулирует, поднимая ее над головой и нанося удары по сторонам. Закончив демонстрацию, ребята вопросительно смотрят на Макговерна.
- Это большой успех! – искренне говорит он ребятам. – Честно признаться, такого я не ожидал!
 
- Конечно, успехи есть, - скромничает Тони. – Но Вы сами понимаете,
мистер Макговерн, от кого это зависело. И мы не заблуждаемся на этот счет.
 
- Тони! Не кокетничай! – перебивает его Макговерн. Каждый делал свое дело, а вы его сделали выше всех похвал. Кстати, мне сообщили, что подтвердилось экспериментальным путем предложение, которое сделал Арье в процессе разработки схемы Сэма. Так что теперь Арье настоящий автор изобретения, и я первый кто поздравляет его с этим.
 
Макговерн крепко пожимает руку вконец растерявшемуся Арье, на которого тут же посыпались дружеские тумаки и шлепки друзей.
 
- И еще я хочу отметить нашего ангелочка, - говорит Макговерн, глядя на Барбару. – То, что она сделала с лицом Сэма, просто бесподобно. Ты Барбара, настоящий художник!
 
- И вовсе нет! Я хочу, что бы было все по справедливости. – Живо возражает Барбара. – Без Арье я бы не справилась. Здесь все взаимосвязано и техника и художественное творчество. Вот так!
 
- Ах, ты справедливая моя! – Мэгги обнимает и целует Барбару.
 
- Мы еще не все показали Вам, мистер Макговерн, - говорит Тони.
 
- Есть у Сэма, так называемый, эффект запаха «лесного человека», о котором так часто рассказывают «очевидцы» встречи с ним.
 
- А попросту вонь! – вполголоса, но довольно четко уточняет Питер.
 
- Так вот, – продолжает Тони. – Действует этот запах в радиусе нескольких десятков метров, а в зависимости от направления ветра, может и больше. Для человека он безвреден, но вызывает вполне определенные ассоциации. Поэтому демонстрировать его мы не будем.
 
- Не проветрим этот дом никогда! – вновь уточняет Питер.
 
- А что касается шумового эффекта, то его можно довести до любого количества децибел, - поворачивается к деду, Барбара. – Сделаем так, что и глухой услышит…
Макговерн с любовью смотрит на внучку, окидывает теплым взглядом ребят, потом говорит:
 
- Спасибо и еще раз спасибо, ребятки! Просто горжусь всеми вами!
 
Он пожимает каждому руку и целует девочек.
 
- Теперь небольшой презент отряду от компании. А, учитывая, что вскорости начнутся практические дела, нужно сделать так, чтобы вы все были действительно похожи на отряд. Каждому из вас вручается комплект обмундирования, а то, что экипировка нужна, вы все, думаю хорошо поняли и так.
 
И вновь на несчастного Питера все обращают внимание. Он не теряется и прячется за Барбару. Все весело и шумно вытаскивают его оттуда, а Барбара с чувством лупит его кулачком по загривку.
 
Выручает Питера Мэгги. Она берет его за руку, кивает Тони и ведет их в комнату, где лежат пакеты с яркими наклейками, которые она там держала подальше от глаз ребят. Теперь пришло их время. Вскоре они возвращаются, неся на руках пакеты, и раскладывают их по столам.
 
Мэгги открывает один из них и вынимает комплект форменной одежды.
Это темно-зеленая куртка из легкой, но прочной ткани и такие же брюки.
Вся одежда с множеством карманов и карманчиков. Тут же широкий брючный ремень, на котором уже закреплены: мобильный телефон, компас и охотничий
нож в кожаных ножнах.
 
На предплечьях рукавов куртки яркие эмблемы с изображением кузнечика на зеленом листе, с овальной надписью: «ЗЕЛЕНЫЙ КУЗНЕЧИК» и ниже
«ЭКОЛОГИЧЕСКИЙ ОТРЯД». Такая же эмблема на кепи с длинным козырьком.
В комплект входят и высокие егерские ботинки с толстыми подошвами, и летняя майка с теми же эмблемами, и даже носки
 
Макговерн берет куртку, разворачивает ее и читает надпись на бирке, которая крепится на левой стороне груди: «ТОНИ».
 
- Мэгги! Разбирайте с ребятами все по принадлежности и примеряйте! Между прочим, хочу проинформировать, что эмблему отряда разработала Барбара. Так что она у нас опять герой дня!
 
Макговерн обнимает Барбару и целует ее, а ребята аплодируют красной от смущения и радостной от успеха Барбаре.
 
Все быстро разбирают форму и тут же начинают примерять ее.
 
- А откуда интересно компания знает мой размер? – притоптывая ботинком об пол, простодушно спрашивает Барбара.
 
- Вот об этом ты спроси у своей подружки, - отвечает ей Питер, стоящий рядом и
с интересом рассматривающий охотничий нож.
 
Тут озаряет и Барбару, и она бежит к Мэгги с объятиями и поцелуями.
Больше всех доволен, кажется, сам Макговерн, с улыбкой наблюдая за радостной примеркой.
 
- Мистер Макговерн! – обращается к нему Тони. – Мы, конечно, понимаем, что
это как бы аванс, который надо отработать, и будьте, уверены, что мы это сделаем.
 
- Очень надеюсь на вас ребята, - серьезно говорит Макговерн. – На сегодняшний день вы пока единственная реальная сила, которая может приостановить этот вандализм по отношению к природе. Вчера мне сообщили, что на озере уже начали глушить взрывчаткой рыбу. Поэтому времени у нас нет. Пока мы решим с властями все формальные вопросы, надежда только на вас. Завтра воскресный день, первое воскресенье после открытия этой природной зоны. Значит надо ждать массового похода в лес, а что могут натворить некоторые «любители природы», мы с вами уже видели. Поэтому сейчас годны все методы по ее защите, а всю ответственность я беру на себя. Можете в этом не сомневаться.
 
- Мы и не сомневаемся, мистер Макговерн, - улыбается Тони. – Ведь вы же член нашего отряда…
 
- Чем и горжусь! – на полном серьезе отвечает старый охотник. – Кстати, как вы
справляетесь с весом этого громилы? – показывает Макговерн рукой на Сэма.
 
Тони и Питер переглядываются. Они подходят к лежащему Сэму и без труда
поднимают его, а Барбара одной рукой поднимает над головой его огромную
дубину.
 
- Современные материалы, – удовлетворенно констатирует Макговерн. – Это
хорошо. Но без машины вам все равно не справиться, а потому выделяем вам фургон, в котором уместится и Сэм, и вы вместе с ним. Надеюсь, водители среди вас имеются?
- Имеются мистер Макговерн. И не один. А Вам еще раз огромное спасибо!
Без транспорта мы просто не справимся. Когда можно будет взять машину?
 
- А она уже здесь. Стоит в гараже. Мэгги вам покажет, – и с этими словами
Макговерн протягивает ключи Тони, а тот без промедления перебрасывает
их Питеру. Так без особых формальностей Питер получает еще одну должность
и по его виду не скажешь, что она ему в тягость.
 
- Так. С лесом пока определились, - задумчиво говорит Макговерн. – А вот, что
делать с озером, пока ума не приложу?
 
- Из-за этого озера господин президент и выбрал здесь место для завода, а
днями собирается туда в поход, - выдает тайну деда Мэгги.
 
- Ах ты, болтушка! – нарочито сердито реагирует Макговерн. – Вот так и тайну Сэма выдадите, и вся затея пойдет насмарку…
 
- Не выдадим, мистер президент, - с металлом в голосе отвечает Питер. – С этим
у нас строго!
 
- Разве при таком начальнике службы безопасности у нас может быть утечка
информации? – голосок Барбары звучит серьезно и Питер не понимает, издевается она над ним или нет. Поэтому на всякий случай, набычившись, он роняет:
 
- Не будет секретности, не будет и дела!
 
И удовлетворившись благожелательным кивком Макговерна, Питер успокаивается.
 
- А вот насчет озера, мы что-нибудь придумаем, - озабоченно говорит Барбара.
- Не беспокойтесь господин президент!
 
Все с удивлением смотрят на нее, а Барбара заговорщески переглядывается с Арье, и оба они при этом загадочно улыбаются.
 
- Итак, к делу, – подводит итог дискуссии Тони. – Завтра воскресный день и думаю, что для нас вместе с Сэмом будет много работы. Предлагаю сейчас, не откладывая, провести оперативное совещание с участием мистера Макговерна.
Думаю, что ему будет интересно быть в курсе возможных событий завтрашнего дня.
 
- А что? Предполагаются события? – интересуется Макговерн.
 
- Не сомневайся! Будут, да еще какие! – задорно отвечает Мэгги.
 
- Ну-ну! Послушаем. Только давайте выйдем на воздух. Душновато здесь,
а секретность можно соблюсти и там, – предлагает Макговерн.
 
Тони кивает Питеру, показывая глазами на кресло, и тот немедленно поднимает его, и вытаскивает на лужайку. Все рассаживаются прямо на траве, а Макговерн
садится в принесенное для него кресло.
 
Тони и Мэгги вынимают из папки листы с написанным ими сценарием завтрашнего дня и поворачиваются к отряду.
 
- Мы с Мэгги набросали план, - начинает Тони.
 
- Лучше сказать, сценарий, - поправляет его Мэгги.
 
- Хорошо. Пусть будет сценарий, - соглашается Тони. – Сценарий возможных событий завтрашнего дня и план нашей операции. Выглядеть это будет так.
 
Все внимательно слушают. Сначала говорит Тони, затем его сменяет Мэгги. Докладывают они просто артистично. Красочно жестикулируют. Изображают события в лицах. По мере изложения плана-сценария слушатели все больше и больше оживляются. Улыбки сменяются откровенным хохотом. Питер просто валяется в траве, дрыгая в воздухе ногами и руками.
 
Макговерн уже не в силах смеяться и только тихо постанывает, вытирая намокшим от слез платком глаза.
 
Тони и Мэгги заканчивают свое выступление. Веселье понемногу стихает
И начинается деловое осмысливание и доработка операции. Ребята активно
вносят предложения, спорят, что-то меняют в бумагах Тони и Мэгги.
Макговерн тихонько встает и незамеченным уходит к вилле, предоставляя ребятам самим решать все мелкие и крупные вопросы.
 
Наконец поток речей и предложений истощается. Бумаги и блокноты в руках
Тони и Мэгги заполнены через край и Тони понимает, что пришла пора подводить итоги.
 
- Насколько я понимаю, план-сценарий в своей основе принимается, а все изменения, которые преподнесет завтрашний день, будем решать оперативно. Нет возражений?
Одобрительный гул голосов был ему ответом.
 
- Тогда действуем следующим образом. Сейчас идем на запись. Ты готов Арье? – Арье утвердительно кивает. – Затем проигрываем ситуацию на планкартах и сразу же выезжаем на местность, как говорят военные, для рекогносцировки. Сейчас время обеденное. Жара. Вряд ли там кто будет. Питер проверь фургон. Мэгги покажи ему, пожалуйста, гараж.
 
Обсуждение заканчивается, и Тони первый направляется в хозблок. Через окно видно как Арье колдует над звукозаписывающей аппаратурой, а ребята что-то пишут на листках под диктовку Мэгги.
 
Арье дает сигнал Барбаре и делает рукой разрешающий знак. Видно как Барбара широко раскрывает рот, и что-то истошно кричит. Доходит очередь и до остальных. Кричат по одиночке и хором. Сюда же подключается и Бим. Вначале он истошно лает, потом начинает так же истошно подвывать, а Барбара с упоением дирижирует его арией. Наконец, все прекращается. Ребята умолкают и вытирают вспотевшие лица. Арье прокручивает запись и удовлетворенно кивает головой.
 
Немного подурачившись, копируя манеру исполнения, друг друга, ребята подходят к стене, на которой висят три самодельные карты всех трех знакомых по прошлому походу полян. Тони берет указку, водит ею по картам, отмечает крестиками местонахождение каждого члена отряда. Затем еще раз каждый из ребят рассказывает о своих действиях и штабная часть игры заканчивается.
 
Отряд гурьбой вываливает на улицу и во главе с Бимом движется к гаражу. Питер споро выводит автофургон, все рассаживаются, и машина неслышно урча, трогается с места.
 
Первая по счету поляна. Фургон медленно въезжает на нее по просеке. Сейчас здесь пустынно, но на траве уже видны новые следы пребывания людей. Все те же пивные банки, мусор, следы новых костров. От воззваний Питера не осталось и следа. Питер наклоняется и выгребает из золы костра обгорелый кусок своего творчества и с ироничной улыбкой показывает его ребятам. Барбара показывает рукой остатки срубленных молодых деревьев. Прогнозы ребят оправдываются.
 
Они собираются в центре поляны. Настроение подавленное, но Тони не дает времени на уныние. Он что-то говорит, помогая себе жестикуляцией, поворачиваясь, то в одну то в другую сторону, потом ведет ребят к кустарникам вокруг поляны, определяя на месте позиции каждого.
 
И вновь мчится по шоссе фургон. Ребята посещают места будущих боевых действий на второй и третьей полянах. Осматриваются, уточняют, изменяют расстановки постов и засад. Время летит незаметно. Стрелки на циферблате часов описывают круги в бешеном темпе.
 
Назад возвращаются поздно, усталые и удрученные. От былого веселья, с которым ехали на рекогносцировку, не осталось и следа. В фургоне висит молчание. Впереди появляются коттеджи, и Тони обращается к ребятам:
 
- Берем себя в руки! Выше носы! Мы что, ожидали другого? Сейчас, как правильно говорил мистер Макговерн, все зависит от нас. Надеюсь это всем понятно? Сбор на вилле в девять утра. Раньше на полянах все равно никого не будет. Форма одежды пикниковая, как у всех. Барбару одеваем особо. Каждый знает, что делать. Вопросы? Вопросов нет. Питер, развози по домам!
 
Глава 6. Вселенский переполох.
 
Утро. Автофургон с отрядом медленно идет по просеке к первой поляне.
Там уже людно. Горят костры. Вокруг сидят, лежат и стоят полуголые люди.
В разных концах поляны звонко стучат топоры. Готовят топливо для костров.
Голосят магнитофоны. Дым и запахи жареного мяса. Машины запрудили
поляну, куда ни кинь взгляд, а по просеке ползут все новые и новые авто
всех марок и размеров. Воскресный день. Вылазка на природу.
 
Фургон с отрядом, лавируя между костров и людей, пересекает поляну и останавливается на противоположном от просеки краю, как раз в том месте,
откуда в прошлый раз они вышли на встречу с бандитами Билла. Место
хорошо знакомое. Фургон медленно разворачивается и сдает задним ходом в чащу, которая примыкает к поляне.
 
Ребята выходят из фургона, вынимают рюкзаки с припасами и заготовленные дрова для костра. Потом начинают оборудовать место временной стоянки.
 
Устанавливают треногу, подвешивают котелок и разжигают небольшой
костерок. Ни одеждой, ни внешним обликом они не выделяются от отдыхающих горожан. Во всяком случае, внимания к себе пока не привлекают.
 
Арье из машины не выходит. Он налаживает аппаратуру, укрепляет на вращающемся штыре в кабине видеокамеру, потом склоняется над лежащим в проходе фургона Сэмом.
 
Ребята расположились полукругом около костра с таким расчетом, что бы была видна вся поляна и подходы к ней.
 
В отличие от остальных, Барбара одета ярко, кричаще и оттого запоминающееся. На ней коротенькое желтое, открытое со всех сторон платье, на голове яркая косынка, в руках все тот же сачок для ловли бабочек и вообще она напоминает хорошенького цыпленка, только что вылупившегося из яйца, при виде которого люди обыкновенно умильно улыбаются и сюсюкают…
 
Вода в котелке закипела. Тони призывно машет рукой Арье. Тот утвердительно кивает из кабины, заканчивает свои манипуляции с аппаратурой и присоединяется к отряду. Ему наливают кружку горячего чая
и дают сэндвич. Ребята пьют, закусывают и внимательно изучают обстановку
на поляне.
 
Завтрак заканчивается. Ребята складывают посуду, заполняют рюкзаки и
заливают костер. В соответствии с планом подошло время «Х».
 
Тони смотрит на Барбару и кивает ей головой. Она встает и тут же к ней подходит Арье. Он откидывает прядь волос у нее на виске и проверяет
закрепленный там микрофон. Удовлетворенно кивнув, он подталкивает
Барбару в сторону поляны, шепнув ей на ухо что-то ободряющее.
 
Ребята провожают Барбару обеспокоенными взглядами, а она беспечно,
как ни в чем не бывало, идет от костра к костру, заговаривая с сидящими
вокруг них людьми, игриво смеется, отвечая на заигрывание парней, словом.
как может, обращает на себя внимание. И это у нее получается.
 
С внедрением в «массы» Барбары и начинается сама операция. Тони подает сигнал, по которому все встают и идут к фургону. Питер и Тони осторожно вытаскивают завернутого в накидку Сэма, а Арье подает из фургона два рюкзака, которые подхватывают Мэгги и Питер. Потом, Тони достает из кабины фотоаппарат, готовит его к работе и вешает в расчехленном виде на шею.
 
Арье вновь проверяет у всех микрофоны и ребята, попрощавшись молчаливым вскидыванием рук, расходятся по закрепленным точкам.
 
Мэгги сразу идет вправо от центра поляны, огибая ее по закрытой кустарником лесной чаще, а Питер и Тони подняв на руки Сэма, несут его
в левую сторону. Через пару десятков метров они останавливаются, освобождают Сэма от накидки и устанавливают его на ноги.
 
Тони что-то говорит в микрофон, Арье в машине передвигает рычаги на
пульте управления и Сэм оживает. Он крутит головой, разевает свою красную пасть, поднимает вверх то одну руку то другую. Тони удовлетворенно кивает головой, что-то коротко говорит в микрофон
и Сэм вновь замирает.
 
Питер подхватывает на плечо снятый рюкзак, молча поднимает в приветствии руку и уходит дальше, огибая поляну с левой стороны. А в кабине Арье начинает перекличку:
 
- Барбара?
 
- Я в порядке! – Барбара стоит около одного из костров, а рядом с ней клеящийся парень.
 
- Ты что-то сказала? – С удивлением спрашивает он.
 
- Послышалось! – Довольно нелюбезным тоном отвечает Барбара. По всему
видно, что парень надоел ей до чертиков.
 
На линии все слышат этот диалог и улыбаются, а Питер сжимает кулаки
и зло сплевывает в сторону поляны.
 
- Питер?
 
- На позиции, – угрюмо отвечает он.
 
- Мэгги?
 
- Все в норме.
 
- Все слышал командир? – спрашивает Арье.
 
- Слышал. Внимание! Начинаем! Барбара, двигайся к Сэму! Арье, Сэма
на позицию! Вперед!
 
Арье склоняется над пультом, и Сэм делает первый шаг. И вот уже кусты сомкнулись за спиной Сэма. Он неуклюже двигается по поляне. Пока его никто не замечает.
 
Навстречу Сэму из толпы продвигается Барбара. За ней как клещ следует ухажер, худосочный, прыщавый паренек 16-17 лет, в рваных, по моде джинсах, голый до пояса. Он что-то развязано острит, поминутно хватая Барбару за руку, которую она безуспешно прячет от него.
 
Между тем, пока еще никем незамеченный Сэм, натыкается на складную кровать, стоящую на его пути. На кровати похрапывает полуголый мужчина, с заметным животиком, мерно вздымающимся при его дыхании.
 
Тони что-то предупреждающе говорит в микрофон, но Арье все и так видит. Он делает мгновенные манипуляции на пульте управления, и Сэм останавливается, затем склоняется над спящим и прикасается рукой к его
лицу.
 
Мужчина недовольно дергает носом и чуть приоткрывает глаза.
Мгновение и глаза округляются тарелками. Он остолбенело, смотрит на
нависающее над ним чудовище и, вдруг, молниеносным броском оказывается
под своей кроватью. Сэм разгибается, поднимает вверх правую руку и
мощнейший рев оглашает поляну.
 
Мужчина под кроватью выходит из столбнячного состояния и на четвереньках, по собачьи, несется через всю поляну сшибая все на своем
пути. Народ, на поляне, услышав этот рев, повернулся в его направлении
и настал черед столбняка уже для него…
 
Арье усиливает звучание, затем подключает запись криков ребят, записанных еще в мастерской, которые создают атмосферу катастрофы, крайнего испуга и паники. Сэм под эту какофонию начинает гулко на всю поляну колотить себя кулаком по груди. Эффект ошеломляющий…
- А-а-а-а! У-а-а-а! Э-э-э-э! Йети! Снежный человек! – Несутся, в записи, стоны и крики, которые раздаются со всех сторон.
 
На поляне начинается настоящая паника. К записанным голосам ребят присоединяются натуральные, живые голоса охваченной страхом толпы.
 
Толкаясь, давя друг друга и сметая все на своем пути полуодетые
мужчины и женщины бросаются к своим машинам, мечутся из стороны в
сторону, не зная, куда им скрыться.
 
У тех, кто расположился по краям поляны, первой мыслью было удариться в бега прямо в лесную чащу. Но Тони среагировал на это оперативно. Несколько слов в микрофон и над кустарником слева и справа от поляны появляются головы двух новых чудовищ, которые, открыв, свои не менее красные, чем у Сэма пасти, изрыгают тот же чудовищный рев.
 
Питер и Мэгги с разных концов поляны, скрытые кустарником вертят головами собратьев Сэма, создавая иллюзию подхода новых лесных монстров.
 
Бегущие к лесу люди на ходу разворачиваются и несутся теперь уже к просеке, поскольку все другие пути отрезаны. Арье нажимает на пульте рычаг и по поляне распространяется ужасающий запах, который идет от этих «злобных тварей»… Спасающиеся бегством люди зажимают носы и рты и прибавляют ходу.
 
А на месте появления Сэма разыгрывается другая сцена. Барбара, выйдя
на него – лицом к лицу, впадает в прострацию. Она молча, как каменное
изваяние стоит перед Сэмом и не шевелится. Сэм кладет ей руку на плечо
и начинает «тянуть» ее в лес…
 
Барбара, мелко перебирая ногами, помогает Сэму, обхватив его за туловище рукой. Со стороны это выглядит довольно правдоподобно. Звероподобный человек уверенно затягивает девушку в лесную чащу
 
Кавалер Барбары как впал в столбнячное состояние при появлении Сэма,
так из него и не выходит. Лицо его перекорежила гримаса ужаса, но ноги продолжают двигаться, и он как сомнамбулитик следует за Барбарой и Сэмом.
 
Надо спасать положение. И Барбара находит выход. Не оборачиваясь,
она неожиданно бьет кавалера ногой в живот, вкладывая в этот удар, кроме всего прочего, всю свою ненависть к опостылевшему и липучему пристава
И этот удар достигает цели. Кавалер падает на траву и тут же приходит в себя. Не поднимаясь, прямо на четвереньках, он задним ходом, как торпеда
летит через поляну и прямехонько влетает в костер… Новое ощущение, придает новый припадок сил. Он взвизгивает, перекрывая шум и гвалт вокруг, выпрыгивает из огня и, продолжая вопить, смешно подпрыгивая, мчится вдоль поляны.
 
- Барбара! Помогай Сэму! Чаще перебирай ногами и глубже голову ему под
руку! – командует Тони в микрофон.
 
Сэм, обнимая Барбару одной рукой, другой, поднятой вверх, грозит, убегающим с поляны, изредка поворачивая в их сторону голову, испуская при этом громоподобный рев.
 
На глазах десятков людей идет похищение прелестной девушки, которая
еще недавно веселилась вместе с ними. Но никто и не думает останавливаться и попытаться ей помочь. Каждый занят решением собственной судьбы. Страх подавил все остальные чувства. Идет массовое бегство, с падениями, курьезами и всеми атрибутами паники.
 
Около машин неразбериха и давка. Лезут и в свои и чужие машины.
набиваются внутрь их, что называется, под завязку. Машины оглушительно газуют, стремительно срываются с места, сталкиваются и вновь под крики и проклятия несутся к просеке под аккомпанемент трехголосого рева лесных
чудовищ, жалобных радиокриков Барбары и нестерпимого запаха, исходящих от лесных пришельцев.
 
Впереди и сзади машин несутся полуголые люди, которым не хватило там места и те, кому не удалось сесть даже в собственную машину. Их собственность, забитая до отказа посторонними людьми пролетает мимо них.
Разобиженные владельцы ревут не хуже Йети, потрясают кулаками и пытаются вернуть свое кровное, хватаясь за дверцы, бамперы и за все то,
за что можно ухватиться…
 
Хуже всего приходится тем, кто остался без обуви. Колючки и шипы впиваются в их ноги и жалят немилосердным образом. Бедняги вынимают их на ходу, прыгая на одной ноге, падают, снова бегут и снова падают.
 
Последним в глубине просеки мелькнул опаленный зад липучего кавалера
Барбары. И все стихло. Лишь отдаленный гул толпы и затихающий рев газующих машин напоминает, что здесь творилось несколько минут тому назад.
Тони поднимает голову над кустарником. Рядом стоит застывший Сэм все еще обнимающий Барбару.
 
- Отбой! - командует Тони. – Все по кострам! Быстро!
 
Со всех сторон к кострам бегут отрядники. В руках каждого огнетушители.
 
Барбара освобождается от объятий Сэма, хватает предназначенный для нее огнетушитель и тоже бежит к конкретному костру. Несколько минут и от
костров остаются дымящиеся головешки. Ребята, тяжело дыша, собираются в центре поляны. Тони бежит от костра, к костру придирчиво проверяя работу. Но все в порядке. Угрозы пожара нет.
 
- Операция заняла 12 минут, – говорит Тони, подбегая к отряду. - Все действовали по высшему классу. Молодцы! Три минуты на сборы и выезжаем. Вперед!
 
Тони с Питером вновь заворачивают Сэма в накидку и вносят в фургон.
Арье забирает у Мэгги сумку с головой Сэма-2, так он ее теперь называет, в отличие от головы Сэма-3, которая находится в ведении Питера и они вместе заносят головы в фургон.
 
Барбара подбегает к Мэгги. Подружки обнимаются, и что-то быстро-быстро говорят друг другу. Новостей столько, что сразу всего не охватишь…
 
Не минуло трех минут, как фургон медленно, покачиваясь на ухабах просеки, выезжает на шоссе. Тони поторапливает Питера, сидящего за рулем:
 
- В нашем распоряжении не более сорока минут. Это на обе поляны.
За это время полиция должна получить сообщение и прибыть сюда.
Разборки, выяснения. Еще плюс- минус, минут, двадцать, Потом они получат сигналы со второй и третьей поляны. Так что времени в обрез. Жми Питер!
 
- Наверстаем на шоссе, - отвечает Питер, выворачивая руль из стороны в сторону. – Сам видишь, что здесь за дорога.
 
Тони оглядывает ребят. Лица у всех возбужденные и откровенно счастливые. Получилось! И вышло как « по маслу», сверх ожиданий!
 
- Ну, что же! – с улыбкой говорит Тони. – Действовали неплохо. Главное не расслабляться. Сработаем, так же и дальше, тогда и будем праздновать, а пока боевая готовность номер один. Всем ясно?
- Ясно, командир! Все будет в порядке! – Уверенно отвечает Питер.
 
- А Барбара-то, Барбара! – вдруг, взрывается смехом Мэгги. – Как она
своего кавалера привела в чувство!
 
Мэгги обнимает и целует Барбару, сидящую рядом.
 
- Между прочим, Барбара, обеспечила секретность операции, – говорит
Арье. – Когда этот тип оказался вплотную к ней и Сэму, я думал, что
это конец и он сейчас все поймет. Молодец, проявила инициативу!
 
- А в нашем деле без инициативы нельзя, – подает голос Питер. – План,
конечно, нужен, но действовать надо по ситуации.
 
- Молодец, сестричка! – Тони ласково гладит Барбару по голове.
 
- Такой противный тип привязался! – по детски обидчиво вздыхает Барбара.
- Ну, словно клещ. А руки-то, руки! Липкие, мерзкие и противные…
 
Барбару даже передернуло от этих воспоминаний.
 
- Вот я ему при встрече их повырываю и спички вставлю! – Угрюмо обещает
Питер.
 
- Оставь его в покое, Питер! – смеется Тони. – Он себе так поджарил седалище, что с месяц теперь будет спать стоя. К слову сказать, кавалеры у тебя Барбара оказались неважные. Никто и не подумал помочь девушке в этой ситуации.
 
Все на мгновение задумались. Рыцарство у жителей Брэдбери оказалось
не на высоте. А только ли у них?
 
- Ладно. Воспоминания и разборки потом. Вернемся к делу. Как работала видеокамера и вся аппаратура, Арье?
 
- Нормально. Без сбоев и остановок. Я проверил
 
- Это хорошо. Будет, что посмотреть и что показать. Это тоже наш документальный отчет и он скоро пригодится. А ты, Барбара готовься к карьере звезды телеэкрана и первых страниц газет. Завтра о тебе узнают все.
 
- Конечно, узнают. И не только у нас, а и во всем мире! – смеется Мэгги.
- Где еще вы найдете человека, побывавшего в лапах Йети и оставшимся живым. А у нас есть в наличие. Вот она похищенная красавица! - Мэги со смехом тормошит Барбару.
 
Барбара презрительно машет рукой. Но по всему видно, что эта перспектива ей приятна и она то и дело украдкой смотрится в зеркальце.
 
- Надеюсь, ты не забыла, как давать интервью журналистам? – уже серьезно
спрашивает Тони.
 
- Помню, помню! – отмахивается Барбара.
 
- Смотри, сестренка! Сейчас многое будет зависеть от тебя, так что не оплошай, – говорит с озабоченностью Тони. – Между прочим, у нас не обошлось без накладок. Все, включая меня, забыли о том, что Сэм должен быть оставить на местности хоть какие-нибудь следы…
 
Питер автоматически лезет рукой в затылок, а Мэгги виновато опускает
глаза.
 
- Но спас положение сам Сэм, - хитро прищурясь, говорит Тони. – Да, да!
Не смотрите на меня так. Именно он сам. В месте, где мы его выпускали,
участок земли был глиняный и влажный. Вот Сэм там и наследил. Я это
заметил в последнюю минуту перед отъездом. Умный у нас гоминоид!
 
Все облегченно рассмеялись.
 
- Теперь, ты, Питер! Почему без команды показал голову Сэма-3, когда у Мэгги, Сэм-2 еще и не показывался?
 
- Это он осматривался! – защищается Питер.
 
- Ладно вам, мальчики! – вмешивается Мэгги. – Конечно, не обошлось без
накладок, но в целом все было великолепно. Теперь этих «любителей природы» сюда и за деньги не заманишь. Во всяком случае, пока. Так что одну задачу мы все-таки выполнили.
 
- Но впереди еще две, - отвечает Тони. И мне хочется, чтобы все прошло без этих ненужных накладок и результативно.
 
- Кто этого не хочет? - соглашается Мэгги. – Но думаю, что надо кое-что упростить и без коррективов в плане не обойдешься, учитывая, что времени
у нас в обрез. – И Мэгги озабоченно смотрит на часы.
- Ты права Мэгги. Читаешь мои мысли. Я предлагаю следующее, – говорит
Тони. – По второй поляне особенно менять план не будем, если надо, то
скорректируем на месте, а вот на третьей поляне покажем всех Сэмов в единой стае. Времени на основной вариант у нас уже просто не будет. Когда заедем на просеку, сразу свернем направо. Фургон развернем на выезд, и с кострами надо будет разобраться еще быстрее. Иначе нежелательные встречи будут неизбежны.
 
Все молча обдумывают предложение Тони, затем Мэгги говорит:
 
- Командир прав. Мы не можем недооценивать нашу полицию. Она в состоянии проявить завидную оперативность.
 
- А еще большую оперативность могут проявить журналисты, вот кого в первую очередь нам надо опасаться! – говорит Арье.
 
- Знаете, что я вам скажу! – Поворачивает голову к ребятам, сидящий за рулем Питер.
 
Что он хотел сказать, так никто и не узнал. Фургон, на мгновенье остается без присмотра, и левое колесо попадает в здоровенную рытвину, как по заказу, появившуюся перед машиной. От резкого толчка и экстренного торможения все по инерции летят вперед со своих мест, а Барбара со всего маху ударяется лицом о ящик со снаряжением, который торчком стоит около нее.
 
- Ой! Больно! Только и может крикнуть Барбара.
 
- О, Господи! Ты ушиблась? – С необычной для него тревогой и участливостью восклицает Питер.
 
Тони, Мэгги и Арье поднявшись с пола и отряхнувшись, подходят к Барбаре и осматривают ее, потом поворачивают ее лицо к свету. На правой стороне лица Барбары вырисовывается огромный синяк. Других повреждений не видно. Тони облегченно вздыхает и говорит Барбаре:
 
- Ничего страшного, сестренка. Синяк, конечно, будет, но для дела это даже
полезно, - смеется он. – Ты же побывала в руках лесного чудовища, вот и
документальное подтверждение этому есть.
 
- Ты бессердечный болван! – взрывается Барбара. – Мало того, что мне больно, а теперь еще и фонарь под глазом! – Она лихорадочно ощупывает синяк, не отрываясь, смотрит в зеркальце, выкручивая его перед лицом со всех сторон.
 
- Ну, куда я такая покажусь! – Губы Барбары задрожали, и по щеке потекла
слезинка.
 
Мэгги обнимает подругу, вытирает ей платочком лицо и слезы, нежно целует Барбару.
 
- Не надо волноваться, дорогая! Все пройдет. А Тони шутит. Ведь, правда, Тони?
 
Однако по Тони видно, что он не шутит. Он с удовлетворением рассматривает уже начинающий вырисовываться синяк под глазом сестры и
за ее спиной поднимает вверх большой палец, показывая его Арье. Мэгги
увидев это, осуждающе покачивает головой. И тут на свою беду подает голос
главный виновник несчастий Барбары Питер, который выскакивал наружу
для осмотра повреждений у фургона, а сейчас удовлетворенный осмотром
устраивается за рулем.
 
До свадьбы заживет! – Так говорится в русской народной пословице, - выдает очередной русский фольклор Питер.
 
Ох, лучше бы ему помолчать… Это был край, переполнивший чашу терпения Барбары, и она впадает в состояние дикого бешенства.
 
- Провались ты со своими дурацкими пословицами. Сначала научись водить машину, бездарь несчастный! – кричит разъяренная Барбара. – Или может, вы с Тони специально договорились, разукрасить меня для достоверности? –
с подозрением выкрикивает она.
 
Тут уже все хором начинают успокаивать и разубеждать Барбару, а Питер
сжавшись, молча сидит за рулем, проклиная себя за невоздержанный свой
язык и боясь посмотреть в зеркало заднего вида.
 
- Ишь ты! До свадьбы заживет! – Уже потише, но так же ворчливо бормочет
разобиженная Барбара, не отнимая зеркальце от глаз. – Жених, какой
нашелся! Хотела бы я знать, кто тебя такого подберет…
 
Вслед за этими словами взрыв хохота потрясает фургон. Смеются все, поглядывая на оторопевших Барбару и Питера. Первым не выдерживает Питер. Он тоже начинает смеяться, сначала помалу, а потом уже так, что Тони, сидящий рядом, опасаясь новой аварии, кладет руку на баранку руля.
Чуть позже, Барбара что-то сообразив, начинает смеяться и сама, закрыв раскрасневшееся лицо руками.
 
И тут фургон выезжает на шоссе. Здесь Питер показывает, на что он способен и машина стремительно несется к цели.
 
- А клиентов Сэма что-то не видать! – говорит Питер, показывая на пустынное шоссе.
 
- Разобрались с машинами и дали деру по домам. Теперь жди полиции, –
озабоченно отвечает Тони.
 
- Будь спокоен, успеем! – лихо отвечает Питер и прибавляет газу.
 
- Барбара! – обращается Тони к сестре. – Не вздумай высовываться на второй
поляне. Найдутся свидетели и опознают «жертву» похищения, нам это сейчас ни к чему. Возьмешь камеру у Арье, и будешь снимать не только, что происходит на поляне, но и нашу работу. Пригодится для истории. И еще.
Поскольку руки у Сэма будут в этот раз свободны, вместо Барбары, дадим
ему дубину…
 
- Хе, хе, хе! – издает смешок со своего места Питер, но взглянув на зеркало,
тут же видит кулачок Барбары. Питер втягивает голову в плечи и больше
в зеркало не заглядывает.
 
- Все понятно, Барбара? – Спрашивает Тони.
 
- Понятно, понятно! – сразу повеселевшая Барбара, довольная новым поручением, вмиг забывает о своих огорчениях и весело крутит своей потерпевшей головкой по сторонам.
 
Фургон мчится дальше, и ребята замолкают, лишь девушки обняв друг друга за плечи и, раскачиваясь в унисон с движением фургона, все шепчутся и шепчутся о чем-то своем. Тони, улыбаясь, поглядывает на них, хочет что-то сказать, но тут машина резко снижает ход и начинает поворот в сторону просеки, ведущей ко второй поляне. Приехали.
 
А дальше все идет по предыдущему сценарию с коррективами принятыми
на летучем совещании в машине.
 
Людей на второй поляне не меньше, чем на первой, но вот костров и крепко подвыпивших граждан будет поболее. Шума и грохота тоже. Ребята определяют это сходу, еще не выходя из машины. Фургон не заезжая на поляну разворачивается и останавливается в густом кустарнике недалеко от выезда на просеку. Костра ребята уже не разжигают, а сразу приступают к делу.
 
В режиме ускоренной съемки начинают мелькать фигуры Тони и Питера, вытаскивающих завернутого Сэма и пулей, по чаплиновски, семенящих на исходную позицию. Фигурка Мэгги, опрометью, несущуюся за ними с баулом, откуда выглядывает голова Сэма-2, Барбары, снимающей
видеокамерой все подряд и уморительно, крутящейся вокруг своей оси.
Руки Арье, молниеносно дергающие рычаги пульта управления и, наконец,
распакованного Сэма, выскакивающего на поляну с разинутой красной пастью и мощной дубиной в руке.
 
Тут же, вслед за выходом Сэма, за его спиной, появляются над кустарником головы его собратьев, и крупным планом, смеющиеся лица Мэгги и Питера, приводящие в действие своих подопечных.
 
Только Тони не до веселья. Он отрывисто подает в микрофон команды и дирижирует всем этим спектаклем, который разворачивается у него на глазах. Его главные действующие лица особой изобретательностью не отличаются.
 
Так же как и на первой поляне, они вначале столбенеют, потом подхватываются и бегут, сталкиваясь, падая, вновь поднимаясь, ломая кусты,
столы, разбрасывая кухонную утварь, попадая в костры и обжигаясь.
 
В зависимости от принятой дозы спиртного бегут и на четвереньках, резво передвигая всеми четырьмя конечностями, а то и просто по-пластунски, но все-таки продвигаясь к цели. А цель одна – машины и просека. Около машин
кипит борьба за место. В крошечные автомобили набивается такое количество людей, что поверить в это невозможно, но все-таки они туда
влезают.
 
И над всем этим кавардаком несется могучий рев Сэмов, а сам родоначальник уверенно двигается с палицей над головой к объятой паникой
людской массе.
Он, конечно, не успевает. Арье сдерживает благородный порыв Сэма. Поляна быстро пустеет, и на нее выскакивают фигурки отрядников. Тушение костров, эвакуация большого и малых Сэмов идет в ускоренном варианте и вот фургон уже выруливает на пустынную просеку.
 
В фургоне Тони переводит дух и откидывается на спинку кресла. Питер, сидя за рулем, не оглядываясь, поднимает вверх большой палец. Все счастливо улыбаются, хотя заметно, что все чертовски устали. Темп был задан невиданный. Но это счастливая усталость. Все получилось. И фургон уже мчится к последнему объекту.
 
Недалеко от поворота на просеку третьей поляны ребята видят хвост,
улепетывающей недавней клиентуры. А впереди уже слышен вой сирен полицейских машин, которые с трудом продираются вперед сквозь охваченную паникой встречную автоколонну.
 
- Действуем быстро и решительно! – отрывисто говорит Тони. – Питер, гони!
 
Питер, почти не снижая скорости, делает лихой поворот на просеку и фургон, словно танк, летит по ухабам лесной дороги. Не доезжая до третьей поляны, машина снижает скорость и, лавируя между деревьями, приближается к ее краю.
 
Питер тормозит и, не теряя времени, выскакивает из машины, вместе с Тони вытаскивает Сэма, после чего они бегут вдоль опушки леса. Следом за ними бегут Мэгги и Барбара с двумя сумками малых Сэмов и видеокамерой, которая болтается на шее у Барбары. Арье садится за руль и разворачивает фургон носом к просеке и тут же кидается к пульту управления. Ребята помогают и подменяют друг друга. Сейчас время работает против них.
 
А на третьей поляне уже не спокойно. Видно, как многие из отдыхающих, прижав к уху мобильные телефоны, что-то напряженно слушают. Другие крутят в руках и прислушиваются к голосам, которые доносятся из портативных радиоприемников. Значит, информация уже пошла. Люди собираются в кучки, о чем-то толкуют, тревожно поглядывают на окружающий поляну лес.
 
Кое-где начинают собирать вещи и несут их к машинам. Но делают это далеко не все. У многих костров веселье только набирает силу. Там любая информация, даже тревожная, просто не лезет в уши. Гуляют от души.
 
Сэм уже готовый к действию с дубиной в правой руке стоит на границе поляны с лесом, под прикрытием высокого кустарника. Питер, сидя на корточках возле него, что-то делает с его свободной рукой. Тони сердится и громким шепотом кричит в микрофон:
 
- Что ты там копаешься? Давай на место. Сейчас начинаем!
 
- Все в порядке, командир, все в порядке, - бормочет в микрофон Питер.
 
Он что-то подправляет в руке Сэма, а потом, схватив сумку с головой малого Сэма-2, принесенного Барбарой, бежит на свое место в правую от Сэма сторону.
 
Мэгги со своим подопечным уже заняла исходную позицию, чуть левее Тони с Сэмом, а Барбара вовсю ведет видео съемку.
 
- Вперед! – командует Тони, и большой Сэм начинает движение.
 
С первых шагов он начинает оглушительно реветь и размахивать дубиной.
С появлением малых собратьев над кустарником рев троекратно усиливается
и поляну накрывает густой «аромат» лесных пришельцев. Через мгновение
поляну оглашают радио крики ребят, дружно поддерживаемые живыми
голосами «любителей природы»…
 
Все повторяется вновь. Паника, бегство, трезвеющие на ходу любители выпить и закусить, давка у машин и вихревое их исчезновение.
 
В воздухе слышен треск вертолета. Он снижается и зависает над поляной.
Из открытых дверей сверкают линзы кинокамер и вспышки фотоаппаратуры.
Вертолет битком набит корреспондентами, вперемежку с полицейскими.
Они замечают Сэмов, и вся кино и фото техника направляется на них.
На центральную фигуру, Сэма с дубиной, пленки не жалеют.
 
- Мэгги! Питер! Барбара! Срочно ко мне! – командует Тони.
 
Головы малых Сэмов мгновенно скрываются за кустарником. Но перед тем как Тони дает команду Арье к отходу Сэма большого в эфир выходит Питер и умоляюще просит Арье:
 
- Арье! Быстро подними Сэму левую руку!
 
У Арье нет времени спрашивать о причинах и рука Сэма поднимается, как раз в сторону вертолета. Тони недоуменно пожимает плечами и командует:
- Арье! Сворачиваемся. Давай Сэму задний ход.
 
Сэм начинает пятиться, не переставая реветь, грозить дубиной в правой руке и протягивать к вертолету левую руку. Наконец, он скрывается в кустарнике, и там его быстро пеленают Тони с Питером, а Мэгги с Барбарой быстро укладывают в сумки головы малых Сэмов. Вся группа, пригибаясь, что бы ни заметили с вертолета, бежит к фургону.
 
Костры потушат и без нас! – запыхавшись, кричит ребятам Питер. - Сейчас здесь будет столпотворение от журналистов и полицейских!
 
Даже здесь слышно, как корреспонденты на вертолете кричат в микрофоны и мобильники, наверное, дают сенсационный материал в свои редакции.
 
Ребята добегают до фургона. Они тяжело дышат и поминутно вытирают платками потные лица. Быстро засунув Сэма и баулы с головами в фургон,
заскакивают внутрь, и Питер трогается с места.
 
Отдышавшись, все смотрят друг на друга и улыбаются. Мэгги, вдруг, протягивает руку Тони и он кладет свою ладонь в ее маленькую ладошку.
Тут же сверху на их ладони кладутся руки Барбары и Арье, а Питер увидев
эту сцену в зеркало заднего вида, не оглядываясь, снимет с руля правую руку
и протягивает ее назад. Все руки сплелись в едином порыве солидарности.
 
- ГИП-ГИП-УРА! – в восторге кричит Питер.
 
- УРА! УРА! УРА! – скандирует в ответ отряд.
 
И сразу прибавилось сил. И вновь счастливые лица и улыбки. И усталости как не бывало.
 
Фургон выезжает на шоссе, прибавляет скорость и вскоре, на этом, пока еще пустынном участке, остается лишь одна точка, все дальше и дальше, удаляющейся машины.
 
Знакомая полянка перед поселком и знакомый дуб, под которым сидят и лежат ребята в густой траве. Поодаль стоит фургон с распахнутыми дверьми, где возится лишь один Арье, колдуя над своей аппаратурой.
 
Питер крутит ручку транзисторного приемника и не находит того, что хотел бы услышать.
Тони поднимается и подходит к сестре, сидящей рядом с Мэгги. Он внимательно изучает ее подбитый глаз и не менее внимательно разглядывает ее легкомысленный и в некоторых местах поврежденный наряд.
Обида и злость снова ударяет Барбаре в голову.
 
- Чего тебе? – накаляясь, спрашивает она. – Примериваешься ко второму глазу? Тогда зови Питера. Он у вас специалист. Имеет опыт…
 
Тони присаживается рядом и примирительно говорит:
 
- Успокойся сестренка. Ты, наверное, не понимаешь, что становишься центральной фигурой в этой ситуации. Сейчас от твоих действий, оттого, что ты будешь говорить и как себя поведешь, будет зависеть все.
 
Барбара еще сердито молчит, но уже морщит свой лоб и вопросительно
смотрит на брата. Мэгги тоже вопросительно смотрит на Тони, к ним подходит и Питер. Все, за исключением Арье, которого Тони не желает отрывать от дела, садятся в кружок, и начинается импровизированное совещание.
 
- Вы меня правильно поняли, друзья! – обращается Тони к ребятам. – Нам надо срочно обсудить наше дальнейшее поведение, потому я и решил пока не заезжать домой, а обговорить все здесь. Арье закончит свою работу и подойдет тоже.
 
- А я уже так соскучилась по Биму! – жалобно говорит Барбара.
 
- Ну и надо было взять его, он у нас заслуженный пес! – смеется Питер.
 
- Бросьте ребята. Вы же понимаете, что в этой акции он был бы обузой и мог просто демаскировать нас. Не об этом сейчас разговор. Давайте перед бурными событиями, которые нас ждут, проиграем ситуацию и наметим конкретный план действий.
 
- Правильно, Тони! – поддерживает его Мэгги. – Давайте не отвлекаться.
 
В это время в двери фургона появляется Арье
 
- Сюда! Быстрее! – Арье в сильном волнении, энергично машет рукой.
 
Все вскакивают и бегут к фургону.
 
- Это о нас, - сообщает Арье, настраивая встроенный в аппаратуру телевизор.
 
Все замерли с волнением, глядя на экран.
 
- Внимание! Мы прерываем наши передачи для чрезвычайного сообщения, -
доносится из телевизора.
 
Исчезает заставка и на экране появляется молодая симпатичная дикторша местной телестанции. Наверное, это ее первая сенсация такого масштаба, она в волнении перебирает лежащие бумаги на столе и начинает дрожащим голосом:
 
- Несколько минут назад в лесном массиве, где расположен новый завод
компании «ШАНТЕЛ», произошло нападение неизвестных животных на
жителей нашего города.
 
По свидетельству очевидцев животные по виду напоминают известного в мире «снежного человека» по прозвищу Йети.
Ими похищена и уведена в лес молодая девушка. Ее фамилия и имя неизвестны. Все, кто могут, сообщить о личности похищенной девушки, просьба позвонить на наш канал.
 
Наши телефоны постоянно на экране. Из полиции сообщают, что есть и другие пострадавшие. Все наличные полицейские силы выдвинуты в этот район. Подняты по тревоге части национальной гвардии.
 
Полиция предупреждает всех жителей Брэдбери и заводского поселка о соблюдении мер предосторожности и о запрете появления в этих районах. Кроме того, новое шоссе, проходящее через этот массив, временно закрывается. Следите за сообщениями нашей телекомпании.
 
С минуты на минуту мы ожидаем, документальны материалов от наших специальных корреспондентов прямо с места событий. Все это будет показываться только на экране нашей компании. Не выключайте своих телевизоров!
Симпатичная дикторша исчезает, в углу экрана появляется изображение Йети
И потоком начинает идти реклама. Первым реагирует Питер.
 
- УРА! – громовым голосом кричит он, выбегает из фургона и делает стойку на руках.
 
-УРА! – тоненьким голоском кричит Барбара и кидается на шею, смеющейся Мэгги.
Счастливые ребята выбираются наружу и обнимаются, поздравляя друг друга. Получилось! Напрыгавшись и подурачившись, они понемногу
успокаиваются.
 
- Все! Достаточно! – поднимает руку Тони. – Продолжим наше совещание.
Уходить от фургона не будем. Арье, держи телевизор включенным и следи
за новыми сообщениями.
 
- Да, сейчас пропускать ничего нельзя, - соглашается Мэгги. – Всем держать
«ушки на макушке»!
 
Арье согласно кивает головой и крутит регулятор изображения телевизора, но пока идет лишь одна реклама. Все рассаживаются на траве возле фургона.
 
- Значит, так, – начинает Тони. – Я предполагаю, что события развернутся
следующим образом Полиция и репортеры уже имеют соответствующую информацию. Сейчас идет ее обработка. С минуту на минуту она выплеснется в эфир. Главной сенсацией будет то, что в этих лесах есть неопознанные чудовища, и что они похитили эту прекрасную леди. – Тони
показывает рукой на сразу зардевшуюся Барбару.
 
Нам нельзя допустить, чтобы поднимали сотни людей на ее поиски. Это просто ни к чему. А потому я, выждав время, звоню в полицию и сообщаю,
что моя похищенная сестра, спаслась чудесным образом и благодаря своему
личному мужеству и находчивости.
 
Она сбежала от кровожадных чудовищ, в полубессознательном состоянии добрела до шоссе, где встретила своих трусов-приятелей, бросивших ее. Сейчас она находится дома. К приезду полиции и репортеров Барбару надо подготовить. Подбитый глаз, разорванное платье, вымазанное грязью лицо и тому подобное…
 
Тони видит вытянувшееся от изумления лицо Барбары и упреждая ее реакцию, поспешно говорит:
 
- Да, да! Дражайшая сестрица. Придется все это проделать и платьем тоже пожертвовать. Иначе грош цена всему нашему спектаклю! Теперь дальше.
Барбара повествует, как славно отдыхала она в лесу, и как ее внезапно схватил, выскочивший на поляну Йети. И когда он ее затащил в лес, то она не растерялась, вырвалась из его лап и убежала. Свидетелей ее похищения предостаточно.
 
От медицинского освидетельствования Барбара категорически отказывается, поскольку кроме фонаря под глазом у нее ничего другого нет.
 
Ее подонок-брат, - Тони показывает на себя, – несмотря на испуг, все-таки сумел нащелкать несколько кадров похищения и тут же устраивает свой бизнес, продавая журналистам, которые, наверняка, приедут еще раньше, чем
полицейские, эти сенсационные снимки. А, получив за них, и за интервью свои баксы, брат выталкивает журналистов, и просит полицию оставить в покое сестру и родителей. Какие будут объяснения у брата и сестры с родителями, я опускаю. Но тайну мы сохраним. Так Барбара?
 
Барбара, преисполненная важности от предстоящего внимания к своей персоне, отвечает королевским наклоном головы.
 
- Но платья я все равно рвать не дам и грязью мазаться не буду! – категоричным тоном заявляет она.
 
- Будешь делать все, что будет нужно делать! – Не менее категорично заявляет брат.
 
Барбара вновь открывает рот, чтобы дать ему достойный отпор, но мягкая рука Мэгги закрывает его и тут же Мэгги, что-то шепчет Барбаре на ушко. И та сразу успокаивается.
 
- Какое будет ваше просвещенное мнение? – спрашивает Тони у ребят.
 
- Дельно и правдоподобно, – первым отвечает Арье, выглядывающий из открытых дверей фургона.
 
- Правильно! Но над внешним обликом Барбары надо, конечно, поработать, –
на свою беду откликается Питер.
 
- Ну, уж, конечно, не тебе! Водила бездарная! – ощетинивается Барбара.
 
- Брэк! По углам! – Тоном боксерского рефери прерывает уже готовую начаться перепалку, Тони. – Ясное дело не Питеру поручим, столь щекотливое и важное дело. А вот Мэгги, я, пожалуй, попрошу этим заняться
Как ты смотришь на это, Мэгги?
 
- Смотрю положительно. Мы с Барбарой справимся. Так Барбара? – и она обнимает ее за плечи. Барбара согласно кивает головой, хотя по ее выражению лица нельзя сказать, что эта перспектива ей нравится.
- Ладно. С этим вопросом решили, – говорит Тони. – Теперь давайте досконально продумаем, что будет говорить Барбара полицейским и репортерам?
 
- А я уже все продумала! – гордо отвечает Барбара. – Скажу, что когда Сэм меня схватил, я потеряла сознание. Когда очнулась, то была уже в лесу. Там я
съездила Сэму по физиономии, кинулась в кусты и убежала. Ну, как?
 
- В целом неплохо, но требует редакции, – отвечает Тони. – Начнем с того, что с этого момента ты забываешь имя Сэм. Брякнешь по привычке журналистам и пиши, пропало!
 
- Во-вторых, - вставляет Мэгги, – ты не была без сознания. Это видели десятки людей, видели, как ты шла вместе с Йети. Ты была просто в шоковом состоянии, и он силой уводил тебя в лес.
 
- А в-третьих, - подключается Питер, - надо подостовернее продумать рассказ
как Барбара освободилась от Йети. Продумать сцену борьбы с ним. Я думаю, что это было так. Когда Барбара вышла из шока, они уже стояли за кустарником в лесу. Увидев эту рожу, Барбара закричала от страха, потом ударила его коленкой в паховую область. Вот так. – И Питер показывает, на стоящем рядом Тони, как был произведен удар. – Понятно? Потом, когда изумленный Сэм, простите Йети, наклонился к ней, она ему врезает пальцем в глаз. Это наиболее болевой участок для такого гиганта, другой боли он просто не почувствует. Йети разжимает руки и Барбара убегает. Все.
 
- Очень хорошо, - одобряет Тони, – запоминай Барбара!
 
- Есть еще одна поправка, - подает голос из фургона Арье. – Несколько нелогично выглядят действия брата Барбары. При всеобщей панике, когда
похищают его родную сестру, он умудряется фотографировать ее похищение. Даже если он трус и подонок, как ты его характеризуешь, это вызовет подозрение. Надо передать это дело с фотографированием, кому-нибудь другому. Например, мне или Питеру, а ты лишь реализуешь снимки. Хотя, по-моему, у Питера бы и это вышло получше.
 
- Это для него в самый раз! – ехидничает Барбара. – По его характеру. Он из
этих журналистов душу вынет. Уж они его запомнят на всю жизнь!
 
Ребята смеются, а Питер только разводит руками, в который раз не зная, что делать: смеяться или обижаться…
 
- Правильное замечание! – поддерживает Арье Мэгги. - Надо поручить это задание Питеру.
 
Тони думает недолго.
 
- Все замечания правильные и по делу, – говорит он. – Всем спасибо! Делаем так. Барбара, слушай внимательно и запоминай. Ты гуляла на поляне. Подошла к ее краю. Во время явления народу Йети, ты оказалась перед ним.
Оцепенела от страха и впала в шок. Как он уводил тебя с поляны, не помнишь. Очнулась от боли в глазу. Вариант о том, что он тебя ударил, не проходит. При его размерах от тебя бы и мокрого места не осталось. Просто задел или ударил о дерево. От того и синяк. Почувствовал боль, ты разъярилась, что при твоем взрывном характере естественно. Журналисты его тоже скоро узнают, а потому этот вариант пройдет…
 
Барбара делает протестующее движение рукой, но Тони продолжает:
 
- Несмотря на ужас перед «снежным человеком», ты разъярилась от боли и
ударила его в паховую область, куда показывал Питер, а потом, когда он нагнулся посмотреть, какой это его комар укусил, ты ему ткнула пальцем в глаз. Вот это он уже почувствовал и разжал свои объятия. Тут ты и побежала, не разбирая дороги, как бежали все, и не помнишь, как добралась до шоссе, где встретила своих приятелей, с которыми и добралась домой. Как вы считаете. Это будет правдоподобно? – обращается Тони к ребятам.
 
- Думаю, что да, – отвечает Арье, и все одобрительно кивают.
 
- Хорошо. Идем дальше. Фотографирование и реализацию снимков надо переадресовать Питеру. У него действительно это лучше получится и главное, со стороны выглядит убедительнее. Не возражаешь, Питер?
 
Питер согласно кивает головой.
 
- Проявление и печатание снимков оставим за Арье. Но надо это сделать оперативно. Ясно, Арье?
 
- Будет сделано, командир!
 
- По другим пунктам нет возражений? Нет. Тогда поступаем следующим образом. Сейчас я, как и договаривались, звоню в полицию и на телестудию.
Барбара сидит дома, объясняется с родителями и ждет. Арье делает снимки и передает их Питеру, после чего они прибывает к нам домой и поджидают
журналистов. Мэгги информирует обо всех наших приключениях мистера Макговерна и сидит дома, не высовывая носа. Думаю понятно почему. Ни на внучке, ни на президенте компании не должно быть ни пятнышка. Это окончательный приказ и обсуждению не подлежит, - говорит Тони, заметив недовольство Мэгги.
Интервью давать по мере надобности и так как мы договорились. Это касается и Питера и Арье, о Барбаре я уже не говорю. Сейчас Мэгги подготовит Барбару к появлению домой, а Питер будет у них на подхвате, по части материального обеспечения. Барбара и Мэгги в гримерную! – Тони показывает рукой на фургон. – Питер, разыщи грязи «почище», все-таки пойдет на лицо!
 
- Сей момент! – Откликается Питер. – Наша грязь будет самая чистая в мире!
 
Каламбуря и дурачась, Питер бросается на поиски «самой чистой грязи» для Барбары, а она вместе с Мэгги уже забирается в фургон, где Мэгги без промедления приступает к работе. Подбегает Питер и протягивает в глубь фургона, найденную глину. Она и впрямь светлого цвета и производит впечатление «чистой»… В фургоне слышен лязг ножниц, треск разрываемой материи и жалобные стоны Барбара. Наконец, появляется и она вместе с Мэгги, которая стоит за ее спиной.
 
Будущая «звезда экрана» сейчас напоминает ощипанного цыпленка. К лиловому синяку под глазом присоединились разорванные бретельки платья на спине и груди. Само платье, разорвано во многих местах, обнажая голое
тело в потеках грязи и чего-то буро-кровавого, ноги так же покрыты «чистой грязью» Питера, однако лицо чистое. Барбара таки настояла на своем. Волосы у нее на голове спутаны, а для большей убедительности в них просматриваются несколько репейников.
 
Ребята внимательно осматривают Барбару, а Питер и Тони даже обходят ее со всех сторон. Наконец осмотр закончен и удовлетворенный Тони говорит:
 
- Близко к достоверности. Молодцы девушки! Лицо, ты, конечно, не дала Мэгги подправить?
 
- Хватит с вас и синяка и того, что вы со мной сделали. Стыдно в зеркало смотреть, – огрызается Барбара. Настроение у ней преотвратное и она горестно по детски вздыхает. Теперь уже Тони становится жалко сестренку, и он обнимает ее и целует в лоб.
 
- Терпи Барбара! Терпи для общего дела.
- Я и терплю, - уже миролюбиво соглашается она.
 
Барбара хочет что-то еще сказать, но тут в дверях фургона появляется Арье и выдыхает:
 
- Началось! – И все тотчас бегут к телевизору в фургон.
 
На экране появляется начальник полиции округа. Он энергично двигает квадратными челюстями и, по всей видимости, предупреждает население о
нависшей опасности. Его сменяет уже знакомый мэр Брэдбери, потом начинают выступать очевидцы. Мужчины и женщины, старики и дети что-то красочно живописуют с экрана, помогая себе жестами, округляя от страха глаза. Все это ежеминутно перебивается рекламой.
 
Для захудалой телестанции настал «звездный час»! К экранам телевизоров прильнули все жители Брэдбери. Смотрят в жилых домах, барах, ресторанах, кафе и на работе. В заводском поселке не отходят от телевизоров родители ребят, смутно предчувствуя, что здесь не обошлось без их детей.
 
Смотрит телевизор и Макговерн, часто бросая взгляд на телефонный аппарат. Но звонка от Мэгги пока нет, и он отдергивает руку, которая непроизвольно тянется к трубке.
 
- Ха! – вдруг, восторженно кричит Питер и прибавляет звук. – Барбара, ты посмотри на своего ухажера!
 
На экране возникает прыщеватое лицо с оттопыренными ушами. Рот растянут на весь экран в глупой улыбке. Барбару передернуло от омерзения.
Она хочет прокомментировать это появление, но тут рядом с ее бывшим ухажером появляется симпатичная дикторша.
 
- А сейчас интервью с молодым человеком, который является другом похищенной девушки, и который был в момент похищения рядом с ней.
Расскажите, как вас зовут, и как это все случилось?
 
- Меня зовут Дик Картер, и я работаю в автомастерской мистера Кинга, которая находится на 52-й улице, около кафе мистера Мэрфи.
 
- Хорошо Дик. Скажите, как звали вашу девушку, и как это все случилось?
 
- Да, это моя девушка!
 
Барбара издает возмущенное восклицание и даже сплевывает от омерзения.
 
- Как ее зовут? Кажется, Анжела…
 
- Вы что не знаете, как зовут вашу девушку? – удивляется дикторша.
 
- Ну, конечно, Анжела! – уже увереннее говорит Дик
 
- А до этого случая вы не знали эту девушку?
 
- Да! В общем, мы познакомились там, в лесу, куда меня отпустил мистер
Кинг, когда мы закончили ремонтировать «Ягуар». Знаете, мы ремонтируем машины любых марок в мастерской мистера Кинга на 52-й улице около кафе…
 
- Подождите Дик. Расскажите нам, как все это случилось? Может быть, вы вспомните фамилию этой девушки?
 
- Нет. Фамилию я вспомнить не могу. Мы прогуливались по лесу, и я чувствовал, что очень ей понравился…
 
Барбара при этих словах издает такое восклицание, что будь Дик Картер сейчас здесь, то у него бы произошел вторичный шок, почище, чем при встрече с Сэмом.
 
- Вот я и говорю, что очень ей понравился, да и она тоже ничего…
Я ей рассказывал о своих успехах в работе и о том, как меня ценит мистер Кинг, мастерская которого находится на 52-й улице…
 
- Хорошо, хорошо, Дик. А что было дальше?
 
- Когда перед нами вырос этот зверь…
 
- То ты сразу наделал себе в штаны! – заканчивает за Дика, Питер.
 
- Когда он вырос перед нами и схватил мою девушку Марджори…
 
- Марджори? – Удивляется дикторша. – Вы, кажется, говорили, что ее зовут
Анжела?
 
- Я и говорю Анжела, - нимало не смущаясь, говорит Дик. – Когда эта образина высотой с трехэтажный дом схватила мою девушку, я не растерялся. Знаете, я изучал кое-какие приемы, и успел ему хорошенько врезать, но поскользнулся, и упал в костер. Там я получил ожоги, ммм, да, ожоги разных частей тела и теперь решаю вопрос о получении моральной и материальной компенсации. А мистер Кинг, владелец нашей мастерской, что расположена на…
 
- Спасибо Дик Картер! Значит, то, что произошло дальше, вы уже не видели?
 
- Дальше я вылез из костра и, несмотря на ожоги, продолжал искать мою девушку Кейси, но не нашел. Обо всем этом я рассказал своему хозяину мистеру Кингу, мастерская которого…
 
Лопоухий Дик, исчезает с экрана и на нем возникает очередной очевидец с кирпичным лицом и мутными глазами. Арье выключает звук, и новый оракул беззвучно шлепает толстыми губами.
 
- Ну, вы посмотрите на этого наглеца?! – тут же вскипает Барбара. – Он, видите ли, меня спасал! Как вам это нравится? Мало тебе от меня досталось, да? – Обиженно кричит она в экран, на котором уже давно нет лопоухого экс-ухажора. – Ну, я тебя еще встречу! – И Барбара грозит невидимому Дику,
своим маленьким кулачком.
 
Ребята вокруг уже хрипят от смеха, а Мэгги вытирает платочком слезы.
 
- Хватит Барбара! – обращается к ней Тони. - Привыкай. Таких защитников у тебя скоро будет немало. Все ребята. Я выхожу звонить в полицию и на телеканал. Начинаем!
 
Тони выходит из фургона и набирает на мобильном телефоне первый номер. Его примеру следуют Мэгги и остальные ребята. В разных концах города и поселка трубки поднимают: дежурный офицер полиции, симпатичная дикторша телевидения, родители ребят и Макговерн. Выражение их лиц соответствуют степени заинтересованности. И тут все начинается…
 
Улица перед коттеджем Биверов забита машинами, суетящимися репортерами и зеваками. Полиция, которая оцепила дом и улицу сдерживает
напор людского любопытства и профессионального желания репортеров первыми взять у жертвы похищения сенсационное интервью и в дом никого
не пускает, отгоняя репортеров от окон, через которые они пытаются сделать снимки.
 
В небольшой гостиной дома Биверов сидят представители полиции, врач и оператор городской телекомпании, которая таки выбила эксклюзивное право участвовать в расследовании, для обеспечения следственной группы документальным материалом. Именно это больше всего и бесит их коллег
из других СМИ, которые бушуют перед домом.
 
- Это коррупция! – кричит багроволицый конкурент, потрясая над головой
кинокамерой.
 
- Вы нарушаете закон о прессе! – подключается другой, размахивая диктофоном.
 
- Почему предпочтение одной компании?! – надрывается третий.
 
Голоса доносятся в гостиную, где на правах близких людей с семьей Биверов сидят супруги Майские и Леви. Тут же Питер и Арье.
Полицейский офицер, что-то строчит в своем блокноте, оператор непрерывно
снимает все происходящее, а врач безуспешно пытается осмотреть Барбару,
которая время от времени пресекает эти намерения и отталкивает его руку.
 
Она полулежит в большом мягком кресле и голосом умирающего лебедя
повествует полицейскому офицеру о своих приключениях.
Родители Барбары сидят по сторонам кресла дочери. Джон непрерывно вытирает выступающий пот на своей лысине, а Маргарет периодически вскакивает с места и кричит ему:
 
- К чертовой матери! Это же джунгли! Джон! Собирай чемоданы! Ноги моей
больше не будет в этом зоологическом вертепе!
 
После каждого такого взрыва эмоций, Тони, и Барбара подбегают к матери, обнимают и успокаивают ее, дают ей что-то выпить и вновь усаживают в кресло. Во дворе толпа прислушивается к этим крикам, а репортеры тут же записывают в блокноты перлы Маргарет. Все же, какая ни есть, а информация, которую они тут же передают в свои редакции.
 
Бим обалдев от этого балагана, нервничает. Он то входит, то выходит из дома, через свой персональный лаз, попутно облаивая зевак и репортеров.
Шум за окнами дома не стихает, а даже усиливается. Тони выразительно
смотрит на Питера и тот сразу вскакивает с места.
 
Он вынимает пакет из черной бумаги из кармана куртки, для страховки заглядывает внутрь, убеждается в том, что фотографии на месте и, кивнув Тони с Арье, выходит из дома. Питер ввинчивается в толпу и осматривается. Но интерес к его появлению уже огромный. Репортерская братия смыкается вокруг Питера так плотно, что его уже не видно, лишь слышен его голос:
 
- Только из моих рук! А как вы думали? Бесплатен лишь сыр в мышеловке!
Я рисковал жизнью, делая эти снимки! Сколько? Я лучше подожду ваших столичных коллег! По одному! По одному! Не все сразу! Тут не Одесский
Привоз! Что за Привоз? Рынок в славном городе Одессе, где можно купить и атомную бомбу! Вот тебе и ха-ха-ха! Да! Столько стоит интервью, плюс фото! Как хотите! Адью, акулы пера!
 
Питер пробкой вылетает из толпы, а следом за ним бежит один из репортеров. Они уединяются в углу двора и шепчутся. Репортер звонит по мобильному телефону, видимо получает разрешение, вынимает чековую книжку, что-то пишет и протягивает чек Питеру. Получив взамен несколько фотографий, пулей летит к машине, а на смену ему появляется второй. Вскоре около Питера опять начинается давка и на помощь предприимчивому сыну спешит его отец, Эдуард Майский. Он и устанавливает живую очередь.
 
- Ну и прохиндей этот мальчишка! – говорит один репортер другому, рассматривая полученный фотографии. – Нашел золотую жилу и доит нас как хочет…
 
- А ты бы растерялся? – спрашивает его другой.
 
И оба понимающе хохочут. А на телефоне Тони раздается звонок. Говорит
Макговерн:
 
- Здравствуй Тони! Как дела?
 
- Пока все прекрасно мистер… - Тут Тони поперхнулся, чуть не назвав имени президента. Он видит, что к разговору внимательно прислушиваются все, кто находятся в гостиной.
 
- Все прекрасно, мистер Джонсон! Все в порядке. Конечно, потрясение у сестры есть и родители нервничают, но думаю, что все обойдется.
 
- Я тебя понимаю, мой мальчик! – усмехается Макговерн. - Мы с Мэгги тоже волнуемся, так что держи нас в курсе событий и не стесняйся, обратиться за помощью.
Макговерн словно заговорщик подмигивает внучке, и она вырывает у него трубку.
 
- Тони! Я надеюсь, когда все закончится, вы сразу все приходите к нам!
 
- Боюсь, что не получится, мистер Джонсон. – Тони покосился на прислушивающихся к разговору. – Наверное, завтра. Сегодня родители не в форме, да и Барбаре нужен отдых, ведь она столько пережила…
 
- Понятно, мистер конспиратор! Надеюсь, завтра встретимся с утра?
 
- Да, конечно, я перезвоню вам, мистер Джонсон.
 
- Учти! – говорит Мэгги. – Мистер Джонсон и я очень беспокоятся. Ждем сообщений. Поцелуй за меня Барбару! Успехов всем!
 
Постепенно дом Биверов пустеет. Расходятся зеваки на улице, разъезжаются репортеры. Перед домом на лужайке собрались семьи Биверов, Майских и Леви. Тут же сидят и ребята, включая героиню дня Барбару. Пьют чай, негромко и озабоченно переговариваются.
 
Ребята не отрывают взглядов от вынесенного из дома телевизора, где с экрана не сходит несчастное лицо Барбары, и мелькают снимки, которые так удачно реализовал Питер. Ребята стараются быть серьезными и сохраняют на лицах соответствующие моменту выражения, но Питер и Барбара, в силу своего темперамента, зачастую не выдерживают и давятся от смеха, слушая
«умные» комментарии и рассказы очевидцев.
 
Бим уже успокоился, он с важным видом ходит вокруг стола, прислушиваясь к разговорам, и частенько кладет голову на колени Барбаре, так же признавая за ней ее нынешнее особое положение.
 
Постепенно гаснет свет в поселке. Видно лишь зарево, работающего завода, да яркий свет переносной лампы над столиком во дворе дома Биверов.
 
Ранее утро следующего дня. С высоты птичьего полета все те же картины:
густого леса, с проснувшимися обитателями, работающие цеха завода,
кузнечика на зеленом листе и падающую каплю хрустальной росы.
 
Во дворе Биверов закончился завтрак. Маргарет и Джон с некоторым недоумением наблюдают, как порхает из дома во двор и обратно, прибирая
посуду и делая тысячи иных дел, еще разнесчастная вчера, их дочь Барбара.
К тому же она напевает веселую песенку про зеленого кузнечика.
Оживленная, похорошевшая Барбара, весела и бодра. Ее синяк под глазом, искусно припудренный и затушеванный, стал почти незаметен. Утреннее платьице сидит на Барбаре как на фотомодели и на сияющем личике ни следа от вчерашних неприятностей.
 
Родители уже готовые к выходу на работу переглядываются, и мать спрашивает Барбару:
 
- С тобой действительно все в порядке, доченька?
 
- Мама! Перестань беспокоиться и не слушай этих журналистов! Они все врут! Не верьте ничему и никому!
 
- Как это врут? – недоумевает отец, обращаясь к Барбаре и Тони, который еще сидит за столом, не спеша, попивая кофе. – Вспомните о том, что вы сами вчера здесь городили полицейскому офицеру!
 
- Видишь ли, папа! – Задумчиво отвечает Тони. – Со дня окончания второй мировой войны прошло уже шесть десятков лет, а многие ее тайны остаются тайнами и сегодня. Так и здесь. В одном вас хочу успокоить. Ничего страшного и опасного для здоровья Барбары не случилось. То же самое я могу сказать это о себе и своих друзьях. Вы хорошо знаете, что я вам никогда не врал. Не заставляйте меня изменять моим принципам. Придет время, и вы узнаете больше, чем знаете сейчас. А пока постарайтесь не переживать и знайте, что ни в чем плохом мы не замешаны. Мама! Выкинь, пожалуйста, из
головы идею отъезда отсюда. Знайте, что нам с Барбарой еще нигде не было так хорошо, как здесь. Читайте о нас в газетах, смотрите и слушайте телепередачи, но при этом знайте: У НАС ВСЕ ХО-РО-ШО!
 
Последнее слово Тони произносит по складам и чтобы избежать лишних вопросов уходит в дом, где распевает песенки Барбара.
 
- Ты что-нибудь понимаешь? – спрашивает Джон у своей жены.
 
- Ровным счетом ничего, дорогой! – отвечает Маргарет. – Но дети подросли
и у них появились свои тайны и своя жизнь. И дай-то Бог, чтобы все их
поступки были направлены на дела праведные. Будем принимать все, как есть, - смиренно заключает она.
 
С этими словами Маргарет поднимается с места и вместе с мужем идет к выходу, провожаемые Бимом, который по установившемуся ритуалу, бежит
впереди, закрутив колечком хвост.
Как только за супругами захлопывается калитка, и Бим гордо возвращается к крыльцу, над зелеными изгородями дворов Леви и Майских появляются головы Арье и Питера.
 
- Ушли? – спрашивает Арье.
 
- Кажется, ушли. – Отвечает Питер.
 
- Тогда вперед! – И Арье направляется к выходу со своего двора.
 
То же самое делает Питер, и через мгновенье они встречаются у дверей
Биверов. Питер нажимает кнопку звонка, а Арье здоровается с Бимом.
Дверь открывает Тони и, обменявшись молчаливыми приветствиями, приятели заходят внутрь.
 
Гостиная в доме Биверов. Все расположились в креслах вокруг стола. В доме звучит песенка о зеленом кузнечике, и вошедшая Барбара делает под музыку глубокий реверанс.
 
- Видали «жертву»? – иронически говорит приятелям Тони.
 
- Да! Уж больно ты жизнерадостная для потерпевшей. – Озабоченно говорит Питер.
 
- А что вы хотели? Что бы я валялась на диване и выла во весь голос? – сразу идет в наступление Барбара. – НЕ ДОЖДЕТЕСЬ! – Отчетливо говорит она. –
Хватит с меня вчерашнего!
 
Барбара с размаху плюхается на диван и с независимым видом закидывает ногу на ногу, демонстрируя свою полную независимость.
 
- Подожди трещотка! – озабоченно говорит Тони. – Дело в том, что нас с
утра ждет мистер Макговерн и Мэгги. Я считаю, что Барбаре там делать нечего. Она должна находиться дома, и «страдать», так будет естественнее. Думаю, что и мне при ней надо находится, а то моя дражайшая сестрица может таких дел здесь наворочать, потом век не расхлебаем, хотя мне встреча с мистером Макговерном, вот так нужна! – И Тони проводит ребром руки по горлу.
 
Барбара от возмущения стала пунцовой.
 
- Ни секунды, ни вот на столечко, - показывает она кончик мизинца, - я не останусь дома! Ты смотри, что он придумал?! Забудь об этом!
 
Барбара вскакивает с дивана и подбоченившись встает перед братом. Все оглушительно смеются, а она не унимается.
 
- Если хочешь знать, то у меня больше, чем у вас, оснований для встречи с мистером Макговерном. Арье может подтвердить. Ведь так, Арье?
 
- Да, это так. - сдержано подтверждает Арье. – У нас с Барбарой есть один план, который мы задумали давно и не хотели пока разглашать до конца операции на полянах. Сейчас пришла его пора и без помощи мистера Макговерна нам не обойтись.
 
- Почему же мы об этом ничего не знаем? – несколько обиженно спрашивает Тони.
 
-Не обижайтесь ребята! – примирительно говорит Арье. – Вы сами понимаете, что не до этого было. А возник план, когда мы с Барбарой работали над головами Сэмов и инициатор его, она.
 
- Смотри-ка! – Тони с уважением смотрит на сестру. – Может, и впрямь она что-то толковое придумала, раз уже Арье на ее стороне. Тогда давайте решим, как осуществить визит к президенту и не повредить делу. А по вчерашней операции скажу одно. Все действовали прекрасно. Всем спасибо!
Подробнее обсудим позже. Так как быть с визитом к президенту?
 
Все задумываются.
 
- Надо ехать всем! – решительно говорит Питер и получает благодарный взгляд Барбары.
 
- Согласен, – коротко говорит Арье.
 
- Тогда сделаем так, – принимает решение Тони. – Сейчас я звоню Мэгги, сообщаю, что мы готовы к встрече, пусть она согласовывает время с мистером Макговерном. Потом Мэгги пригоняет фургон прямо сюда, мы незаметно и быстро загружаемся, и едем на виллу. Светиться перед жителями поселка и репортерами нам не с руки. Решим все вопросы и тем же путем обратно.
 
- А на автоответчике оставим сообщение, что Барбара с братом поехали к врачу. Будет правдоподобно, – добавляет Питер.
 
- Правильно! – одобряет Тони. – Только потом Барбара, ты целый день
«страдаешь» на диване и даешь интервью голосом замороженной индейки
к рождественским праздникам…
 
Все смеются, а Барбара хотя и кривится от перспективы провести весь день дома, но тоже довольна от одержанной победы. И не удержавшись, она говорит, обращаясь к Арье:
 
- И все-таки, правда, за нами! Мы победили! – Чем вызывает новый взрыв смеха.
 
Мелькают кадры переговоров Тони с Мэгги, Мэгги с дедом, молниеносной посадки в фургон и вихревой поездки вдоль улиц поселка с Мэгги за рулем.
 
И вот вся команда сидит за столом в кабинете Макговерна. В углу кабинета стоит включенный видеомагнитофон, на котором мелькают кадры событий снятых не только Барбарой, но и Тони и Арье в период, когда они подменяли друг друга. Это своеобразный отчет отряда своему почетному члену. Макговерн и ребята давно уже отсмеялись, просматривая записи, но, сейчас наблюдая последние кадры торговли Питера с репортерами, сопровождаемые его базарным лексиконом, вновь трясутся от смеха.
 
Наконец, демонстрация вчерашних событий заканчивается. Макговерн встает и говорит, обращаясь к ребятам:
 
- Ну, молодцы! Ну, уморили старика! Поговорим серьезнее позже, а пока налегайте на угощение, которое приготовила для всех Мэгги, а пойду, смою
соль моих смешных и благодарных слез! Давно я так не смеялся, еще со времен Чарли Чаплина. Действуйте ребята, без стеснения! – И Макговерн кивает на стол перед ними, весь уставленный сладкими яствами, фруктами и напитками.
 
Макговерн выходит, а ребята уже давно переставшие стесняться дружно налегают на угощение от Мэгги…
 
Барбара и Мэгги сидят, обнявшись на диване, и по обыкновению шепчутся.
 
А на экране телевизора уже бушует местная телестанция. Фотоснимки
Барбары на поляне и дома идут сплошной чередой. Их сменяет изображение
Сэма, снятого с вертолета. Он грозит дубиной и открывает свою красную пасть. Мелькнули на экране и головы малых Сэмов, но всеобщее внимание,
конечно, отводится основному действующему лицу, большому и страшному
Зверю.
 
Подробно показывают операторы и загаженные поляны с черными дырами от потухших костров. Но вот на экране появляется группа джентльменов явно ученого вида.
 
- Мэгги! – Прибавь, пожалуйста, звук. Кажется, подключилась наука, – просит Тони.
 
Мэгги прибавляет звук, и кабинет заполняется хорошо поставленным профессорским голосом одного из джентльменов.
 
- Наука знает много случаев появления в нашей цивилизации человеко-обезьян, или по научному, гоминоидов. В народе их прозвали Йети или «снежным человеком». Нда… Лично я их не встречал… Нда… Хотя и занимаюсь ими уже половину жизни… Нда… Возможно, повезет здесь, коль
они тут появились… Нда… Район, здесь, конечно, дикий, неосвоенный, можно сказать, с первозданной природой… Нда… Все может быть…
Но нас с коллегами чрезвычайно заинтересовал зафиксированный на пленке
Знак, который сделал этот гоминоид в направлении вертолета, откуда его снимали… Нда… Чрезвычайно заинтересовал… Нда… Первоначально,
казалось, что он грозит кулаком «железной птице», которую увидел в воздухе… Нда… Но при увеличении снимка мы убедились, что пальцы кулака сложены в необычной конфигурации… Нда… Некоторым моим коллегам она что-то напоминает… Нда… Только вот что? Это вопрос вопросов. Этим мы сейчас и занимаемся… Нда…
 
Седовласые джентльмены на экране усиленно закивали головами, а Тони
подозрительно уставился на Питера, который сразу переместился за спину Арье, сидящего рядом.
 
На экране появляется увеличенный волосатый кулак Сэма большой палец, которого находится в середине между указательным и средним пальцем.
 
- Хо-Хо-Хо! - Гремит голос Макговерна за спинами ребят. Он незаметно зашел в кабинет как раз к появлению таинственного знака на экране.
- Хо-Хо-Хо! – Продолжает грохотать его мощный голос и по щекам только что освеженного от недавних слез лица, вновь текут «смешные» слезы.
 
- Что с тобой, дед?! – вскочив с дивана, встревожено спрашивает Мэгги.
 
Макговерн не отвечает. Всхлипывая от смеха, он машет рукой, и вновь удаляется в ванную комнату.
 
Мэгги недоуменно смотрит на ребят и пожимает плечами. А от стола доносится хрюканье Питера, пока еще довольно сдержанное.
 
- Похожий знак мне довелось видеть в России, - вступает в разговор другой седовласый джентльмен, у которого от волос, если честно сказать, остался один клок на затылке. – Русские с удовольствием показывают его друг другу, сопровождая эти действия фразой, которую я, к сожалению, не запомнил.
Напрашивается вывод. Не от первобытного ли человека, дошел до нас этот символ, который, переходя из поколения в поколение, используется в практической жизни и сегодня?
 
- Да, но не из России же забросили сюда этого гоминоида? – вступает в разговор третий ученый джентльмен.
 
- Вау! – Уже не сдерживается от переполняющих эмоций Питер и валится спиною на диван, дрыгая в воздухе ногами и руками.
 
- Вы упрощенно мыслите коллега! – заводится создатель новой теории и по всему чувствуется, что в воздухе запахло скандалом.
 
Питер уже не кричит, не хрюкает, а просто хрипит…
 
- Все ясно. – Подводит черту четвертый участник разговора. – Предстоит большая исследовательская работа. Нужны новые ассигнования и долг правительства, спонсоров и всего общества обеспечить новые научные исследования.
 
С этим заявлением согласны все ученые мужи и все они энергично трясут головами, после чего исчезают с экрана.
 
- Твоя работа? – уже уверенно спрашивает Тони у Питера.
 
Тот только беззвучно трясет головой и хватает ртом воздух. Наконец, справившись с приступами безудержного веселья, он неожиданно спрашивает у Мэгги:
- Мистер Макговерн бывал в России?
 
- Бывал и неоднократно, – отвечает недоумевающая Мэгги. – А какое это имеет значение?
 
- Об этом ты спросишь у него, когда он окончательно придет в себя от этих перлов, – говорит Питер, показывая на экран телевизора.
 
- Питер, может быть, ты все-таки просветишь нас в том, что происходит? –
сурово спрашивает Тони.
 
- Питер, ну расскажи, пожалуйста! – просит его с улыбочкой Барбара.
 
- Просьба женщины – закон для настоящего мужчины! – бодро отвечает
Питер. – Слушайте, коль сильно вам так припекло…
Эту комбинацию из трех пальцев смастерил Сэму я, притом в самый последний момент. Я предположил, что обязательно прилетит вертолет с репортерской братией, и решил устроить им сюрприз. У русских этот знак называется - «кукиш», «шиш» или «дуля»… И означает он почти тоже, что пытаются выразить американцы, поднимая вверх средний палец. При этом русские произносят такие слова как: « Накося выкуси!» или «Шишь тебе с маслом!», которые расшифровываются в том смысле, что ни черта, ты, дурак, не получишь…
 
Все смеются, а Тони спрашивает:
 
- Питер! Думаешь, ты один русский, который проживает в Америке?
 
- Думаю, что не один. Посмеемся вместе с моими земляками, но к тому времени мы, наверное, уже рассекретимся?
 
- Господи! Ну, что с ним поделаешь? – Посмеявшись, начинает воспитывать
Питера Барбара, нарочито горестно, и чисто по-женски, всплескивая руками.
 
- Ты, наверное, останешься таким на всю жизнь!
 
- Вот и оставайтесь все такими на всю свою жизнь! – раздается голос Макговерна, который незаметно зашел в кабинет и услышал последние слова
Барбары. – Оставайтесь такими, какие вы есть!
 
Макговерн подходит к Питеру, шутливо взъерошивает его волосы на голове
и ласково гладит по головке, стоящую рядом Барбару.
- Насмешил ты меня Питер с этим загадочным «русским знаком», ох, как насмешил! Что там еще говорят? – Макговерн смотрит на экран.
 
А на экране, между тем, появляется здоровенный детина с красным лицом и заплывшими глазами. Он стоит на фоне автомастерской и беззвучно шевелит толстыми губами. Питер подскакивает к телевизору и включает звук.
 
- Тут вчера один болван, по имени Дик Картер, нес какую-то ахинею. Этот Дик, работник моей автомастерской…
 
- Позвольте, мистер! Вы говорили нашему репортеру, что у вас есть сообщение о спасении похищенной девушки?
 
- Я не знаю, кого этот болван там спасал, его самого спасать надо. Но вот мои клиенты мне звонят и отказываются ремонтировать у меня машины, поскольку думают, что у меня работают все такие дураки, как этот Дик Картер. Господа! Не беспокойтесь! Этот кретин только подметает у меня двор. На большее он не способен. А моя мастерская готова принять машины любой марки и находится по адресу…
 
Изображение детины внезапно исчезает, и ребята вместе с Макговерном вновь смеются. Тут вперед выступает Барбара. Назидательно подняв палец над головой, она вещает:
 
- Слышали! Правда, она, всегда победит! Вот тебе за вранье, прилипала лопоухая! – И она грозит пальчиком в пустой экран.
 
- Барбара! Ты отомщена! – смеясь, кричит ей Мэгги.
 
А на экране появляется лицо мэра города.
- Дамы и господа! Граждане города Брэдбери! – Мэр шумно сморкается в большой платок и вытирает багровое потное лицо. - Последние сведения таковы. Девушка, похищенная неизвестными существами жива и здорова.
Она имеет лишь незначительные повреждения не опасные для жизни. Я выражаю свое восхищение ее смелостью, которой, к сожалению, не обладают многие наши мужчины, которые были рядом с ней и не оказали ей помощи…
 
Барбара гордо смотрит на окружающих, потом заливисто смеется вместе с ребятами.
 
- Силы полиции продолжают прочесывать лес в местах появления этих
неизвестных нам ранее существ, - продолжает мэр. - Поэтому обращаюсь к гражданам с предупреждением о соблюдении мер безопасности и осторожности. В лесном массиве, который, кстати, имеет статус заповедника,
до полного выяснения обстоятельств, появляться запрещено. Временно запрещен проезд автомашин по новому шоссе через лес, кроме машин компании «ШАНТЕЛ». После прояснения ситуации шоссе будет открыто, но только для легковых машин. Таково требование владельцев шоссе, компании
«ШАНТЕЛ», которая учитывает, что дорога проложена по территории заповедной зоны. Грузовой транспорт, как и прежде, будет ходить по старому шоссе. Все вещи, которые были брошены отдыхающими в лесу, уже собраны силами добровольцев из муниципальных служб, за что выражаю им свою признательность. Не каждый сегодня решился бы снова зайти в этот лес. Все вещи складированы в полиции, и владельцы могут их забрать. Разумеется, только свои… Я не могу не отметить свинское отношение некоторых жителей нашего города к природе. Я лично побывал на месте происшествия и скажу, что более омерзительной картины в своей жизни не видел. И вот что я подумал. Может быть эти лесные жители, которые нас всех так напугали, начали сопротивляться нашествию варваров из города Брэдбери? Вы меня хорошо знаете. Я человек прямой и говорю то, что думаю. Во всяком случае, извиняться за свои слова не намерен. С божьей помощью не произошли лесные пожары, которые вполне могли произойти по вине наших граждан. Чудесным образом костры погасли сами, лишь на одной поляне, ближней к нашему городу, их затушили полицейские. Страшно подумать какой опасности избежал наш город, не говоря уже о том, что пострадал бы и новый завод компании «ШАНТЕЛ», который вскоре станет нашим главным источником рабочих мест. Хочу предупредить и браконьеров, которые у нас внезапно появились в связи с выходом к озеру.
За глушение рыбы взрывчаткой, мы рано или поздно упечем вас в тюрьму.
И надолго. А сегодня они еще рискуют встретиться на озере с этими неизвестными существами, и тогда я им не завидую…
В ближайшее время по согласованию с федеральными властями в нашем регионе будут созданы природоохранительные органы. Кроме того, на озере будет организовано отделение речной полиции. А пока! Пока соблюдайте
Законы божеские и людские. И сами оставайтесь людьми по отношению к природе.
 
Мэр еще раз шумно вздохнул, высморкался, вытер багровое лицо и исчез с экрана.
 
Трое парней в заставленной рыбными принадлежностями и ящиками мастерской, тоже шумно вздохнули вслед за мэром, и отвели глаза от телевизора.
 
- А, вдруг, эта скотина и впрямь водится на озере? – спрашивает один из них.
 
- Но ведь мы никого не видели за эти дни? И вообще, мы столько заработали за это время, что никогда и не снилось. Бросить все из-за какой-то обезьяны?
Нет, черт возьми! Не будет этого, – с напором говорит, другой.
 
- Слышали, что говорил этот индюк-мэр? – подключается к разговору, третий.
 
- Вот-вот сюда нагрянут инспектора и речная полиция и нашему бизнесу конец. А кредиты мы, между прочим, получили и истратили. И заказчики ждут. Хватит хныкать, парни! За дело! Такой рыбы мы больше никогда не возьмем, – властным тоном говорит, по всей видимости, глава браконьеров, и парни начинают открывать ящик с толовыми шашками.
 
Кабинет Макговерна. Он сидит за столом и, обращаясь к ребятам, заканчивает свое напутствие:
 
- И еще раз хочу пожелать вам, дорогие мои. Оставайтесь такими, какие вы есть. Смелыми, неравнодушными и жизнерадостными. Очень этого вам всем желаю. От всего сердца!
 
Не сдержавшись, ребята аплодируют. Макговерн умиротворяюще машет рукой, потом с хитрым прищуром говорит:
 
- Разрешите ваши аплодисменты считать за единодушное одобрение моего пожелания! Так, Питер, было принято говорить на собраниях твоей родины?
 
- Не знаю. По молодости лет не застал, но читал об этом. Удивляюсь Вашим познаниям, мистер Макговерн!
 
Макговерн смеется, а ребята вновь аплодируют, весело и шумно.
 
- Теперь, что касается того, о чем говорил мэр, – продолжает Макговерн.
 
- Действительно, до конца месяца здесь будет наведен порядок. Наша компания так же подключилась к решению всех этих вопросов.
 
- А до того времени не переглушат всю рыбу в озере? – внезапно спрашивает
Барбара.
 
- Ты что-то хочешь предложить, детка? – Вопросом на вопрос отвечает Макговерн.
 
- Хочу, мистер Макговерн! Хочу! – задорно отвечает Барбара. – У нас с Арье есть один план, который можно реализовать хоть завтра. Но опять, только с Вашей помощью и нашим исполнением…
 
- Даже так? – заинтересованно говорит Макговерн. – Тогда послушаем!
 
- Для этого надо пойти в нашу мастерскую. Там мы вместе с Арье все вам расскажем и покажем, – предлагает Барбара.
 
- Тогда нечего откладывать! Пошли. – И легкий на подъем Макговерн, по молодому вскакивает с места.
 
- Все-таки общение с молодыми благотворно сказывается на стариках! – смеется он и пружинисто идет к выходу, а отряд, шумя и толкаясь, следует за ним.
 
Глава 7. Призраки озера “Inaccessible”.
 
Ранее утро на озере “Inaccessible”, что в переводе означает – “Недоступное”. Тишина и покой. Иногда легкая рябь от ветерка пробегает по поверхности воды. То и дело в разных местах озера выпрыгивает из воды рыба, зачастую довольно внушительных размеров и с шумом падает обратно, отчего по зеркальной глади расходятся большие круги. Обычное дело на утренней зорьке. Со всех сторон озеро окружено густым первозданным лесом без видимых подходов к нему и только со стороны города имеется узкая просека, прорубленная совсем недавно при строительстве шоссе и работ по осушению болота.
 
Отсюда, с этой единственной просеки, вдруг, слышно урчание автомашины.
 
Вскоре появляется и сама машина и не одна, а с прицепом, на котором стоит небольших размеров деревянная лодка с подвесным мотором.
 
Машина осторожно спускается к воде и там, на небольшой площадке она разворачивается, сдает назад и прицеп въезжает в воду. Двое парней, которые вели разговор в мастерской, выскакивают из кабины, взбираются на прицеп
и начинают раскреплять привязанную к нему лодку.
 
Наконец, освобожденная от креплений лодка всплывает, и парни уже при помощи весел подгоняют ее носом к берегу. Там они быстро бегут к машине, достают из багажника ящики со льдом, большие сачки для доставания из воды оглушенной рыбы, подкладывают под колеса машины железные башмаки.
 
Только после всех этих приготовлений из кабины вылезает третий вчерашний собеседник, главарь браконьерской группы. В руках он держит ящик с толовыми шашками, который осторожно ставит на берегу. Столь ответственную работу своим подельщикам, он, видимо, не доверяет и предпочитает иметь дело с взрывчаткой сам.
За всеми этими действиями с противоположного берега озера наблюдает в бинокль внушительных размеров, Макговерн. Он сидит на раскладном стуле,
закрытый со стороны озера густыми ветвями деревьев и кустарника. Неподалеку от него расположилась Барбара, которая, приникнув к объективу видеокамеры, снимает все происходящее.
 
Макговерн отрывается от бинокля, поправляет микрофон около губ и говорит:
 
- Питер! Арье! Приготовились?
 
- Готовы. Все видим хорошо, – за двоих отвечает Арье.
 
Он вместе с Питером сидит в фургоне, который стоит в лесу невдалеке от въезда на просеку. Фургон хорошо замаскирован, он завален ветвями деревьев и почти сливается с местностью. Возле капота, как бы опираясь на
него рукой, стоит Сэм, с устремленным вперед, но еще не видящим взглядом.
 
- Тони! Мэгги! – Приготовились! Действовать по команде, – вновь раздается голос Макговерна уже в наушниках Тони и Мэгги.
 
- Вас поняли! Готовы! – отвечает Тони
 
Большой конспиратор Тони не называет президента по имени. Где они находятся вместе с Мэгги не видно.
 
Закончив подготовительную работу на берегу, парни закуривают. Сделав несколько затяжек, главарь, сплевывает в воду и глумливо говорит:
 
- Начнем с Божьей помощью!
 
Двое других, усмехнувшись, достают из ящика толовые шашки и раскладывают их на три равные кучки вдоль берега. Затем, по взмаху руки главаря, каждый прижигает горящим концом сигареты короткие обрубки бикфордовых шнуров, торчащих из корпусов шашек, и тут же кидает их в воду, в заранее предназначенный для него сектор.
 
Мощные подводные взрывы поднимают над озером громадные водяные
столбы. А парни работают как автоматы: кидают, кидают и кидают…
 
Макговерн, не ожидавший от браконьеров такой прыти раздраженно бьет по колену свободной рукой, не отрываясь, впрочем, от окуляров бинокля:
- Они начали прямо с берега! – сообщает он остальным участникам. – Ничего не поделаешь. Будем брать, когда начнут собирать улов. Проявляйте выдержку, ребята. Ждите моей команды.
 
Парни, закончив метать шашки, не теряя времени, бросаются к лодке. Двое из них сразу садятся на весла, а третий, главарь, отталкивает ее нос, сам, оставаясь на берегу. Далеко отплывать не надо. Вся поверхность воды в местах, где прогремели взрывы, уже усеяна, оглушенной рыбой, различных видов и размеров: от мальков до могучих карпов и сомов.
 
Парни бросают весла, берут в руки большие сачки и начинают просто черпать рыбу из воды, вываливая ее на дно лодки. При этом берут только
крупную, отталкивая мелочь сачком.
 
Питер, который уже подтянул Сэма поближе к машине браконьеров, но еще вместе с ним находится за деревьями, видит все это, и в бессильной ярости грозит кулаком в сторону лодки, а у Макговерна просто ходят под кожей лица желваки.
 
- Питер! Колеса! – напоминает Макговерн.
 
- Действую! – тут же отзывается Питер.
 
Он по-пластунски подбирается к машине браконьеров и заранее подготовленным железным штырем, напоминающим клык крупного животного, по очереди пробивает скаты автомашины. Воздух с шипением выходит из колес и машина мягко оседает.
 
А на воде кипит работа. Парни черпают и черпают рыбу из озера, словно из тарелки с супом. Уж больно здесь ее много. Их лодка все больше и больше оседает в воде. Наконец, главарь с берега дает команду и парни, бросив сачки сверху на рыбу, садятся на весла. Несколько гребков и нос лодки врезается в берег.
 
Не теряя времени, все трое начинают бросать рыбу в ящики, пересыпая
ее льдом. Когда выгрузка подходит к концу и Макговерн видит, что браконьеры отдалились на приличное расстояние от ящика с взрывчаткой, он тут же отдает команду:
 
- Арье! Сэма вперед!
 
Арье, сидя в фургоне, склоняется над пультом и Сэм, которого направляет Питер, выходит из леса на просеку.
 
- Пошел! – докладывает Питер Макговерну.
 
- Осторожнее там ребята! – напутствует обеспокоенный Макговерн.
 
Между тем Сэм идет по просеке, еще никем не замеченный. По сигналу руки Питера, Арье останавливает его у ящика с взрывчаткой.
 
- Давай! – непроизвольно для себя шепчет Питер, и Арье услышав этот шепот, включает озвучивание.
 
Огромнейшей силы звериный рык потрясает окрестности. Двое браконьеров поднимают головы от ящиков и с ужасом смотрят на Сэма, который начинает бить себя рукой в грудь. Третий браконьер, едва взглянув на чудовище, как подкошенный падает на песок и застывает, полностью отключившись. И тут Сэм начинает движение, в сторону парней подняв над головой свою устрашающую дубину.
 
Оцепенение у браконьеров враз проходит. Главарь кидается к машине и сразу видит пробитые скаты. Он на ходу разворачивается и кричит в сторону другого:
 
- В лодку! Быстрее!
 
- Стив отключился! – кричит второй.
 
- Черт! Черт! Черт! – кричит главарь.
 
Он подбегает к лежащему Стиву, хватает его за руку и волоком тащит по песку к лодке.
 
- Помоги! – хрипит он.
 
Второй браконьер подхватывает Стива за вторую руку, и вдвоем они переваливают его тело через борт. Главарь кидается на весла, а второй браконьер отталкивает нос лодки и вскакивает в нее.
 
Сэм подходит к кромке воды, потрясает дубиной и ревет вслед браконьерам лодка, которых удаляется от берега кормой, поскольку времени развернуться у них не было.
 
Главарь затравленно оглядывается и, увидев, что чудовище их не преследует, разворачивает лодку носом к противоположному берегу, где находятся Макговерн и Барбара. Выждав пару минут, и дав главарю бешено поработать веслами, Макговерн командует:
 
- Тони! Мэгги! Ваш выход!
 
- Начинаем! – слышится в эфире голос Мэгги.
 
От береговой точки, которая находится справа от засады Макговерна, из прибрежных зарослей, появляются два, еще мало различимых, объекта.
Они несутся по поверхности воды в нескольких метрах друг от друга и постепенно набирают скорость.
 
Объекты начинают приближаться к лодке и явно отрезают ей путь к берегу. Сидящий на носу браконьер замечает их, напряженно всматривается, привстав на четвереньках, потом с ужасом на лице, что-то кричит главарю на веслах. Тот оборачивается и с перекошенным лицом смотрит на новую опасность.
 
А из воды уже явно видны головы двух других чудовищ Сэма-2 и Сэма-3,
с мощными мохнатыми торсами, которыми они вспарывают озерную воду
и все больше и больше прибавляют в скорости.
 
- А-а-а! – В один голос ревут оба браконьера.
 
Наконец, главарь понимает, что путь к противоположному берегу отрезан, а у машины, на оставленном берегу продолжает стоять чудовище с дубиной
и туда пути тоже нет. Он что-то злобно кричит парню на носу и тот на карачках пробирается по лодке к нему.
 
Теперь они уже гребут вдвоем. Гребут неумело, От страха, вразнобой колотят веслами по воде, и лодка как пьяная, виляет из стороны в сторону. Третий браконьер продолжает бесчувственно лежать прямо на рыбе, на дне лодки. Главарь понял, что единственное спасение на берегу справа от лодки, пока еще безопасному. Он что-то кричит второму гребцу, и они с трудом разворачивают лодку на 90 градусов и двигаются в новом направлении.
 
Не отстают и водяные призраки, хотя они заметно снизили скорость, дав браконьерам возможность увидеть себя. Но объятые ужасом браконьеры этого не замечают, как не замечают и того, что время от времени из-за широких спин чудовищ попеременно выглядывают смеющиеся лица Тони и Мэгги, которые управляют подводными тягачами.
Они в легководолазном снаряжении и на спине у них горбатятся баллоны со сжатым воздухом. Время от времени ребята переговариваются, координируя свое движение с движением лодки браконьеров.
 
Гонка изобилует драматическими моментами. Оба гребца уже смертельно устали. Главарь со злостью бьет ногой, лежащего на дне лодки, Стива, но тот
остается недвижим.
 
Как только лодка замедляет ход, Арье по команде Макговерна сразу прибавляет силу звука ревущих Сэмов и у браконьеров появляется стимулирующий допинг, прибавляющий им сил. Весла начинают, бешено вращаться, как плицы у парохода, и, несмотря на разнобой в слаженности гребков, лодка прибавляет ход и желанный берег, а с ним и спасение, становятся все ближе и отчетливее.
 
Так продолжается пока лодка не врезается носом в берег, но парни уже до того ополоумели, что продолжают по инерции барабанить веслами по воде.
Их лица перекошены от страха, безумные глаза направлены в одну точку –
фигуры, приближающихся водяных чудовищ.
 
Наконец, главарь приходит в себя и, не обращая ни на кого внимания, кулем переваливается через борт, шатаясь, выходит на берег и, прибавив, ходу, скрывается в лесу.
 
Второй браконьер, в беспамятстве помолотив веслом по воде, тоже спохватывается, и тоже в изнеможении переваливается через борт. Встать, у него уже нет сил и затравлено взглянув на уже близких чудовищ, он ползком, но, быстро перебирая ногами и руками, ужом скользит к близким зарослям и исчезает в лесу.
 
Тони и Мэгги еще несколько минут держатся в некотором отдалении от лодки, потом, высунувшись из-за спин Сэмов и, осмотревшись, кивают друг другу головами и медленно подъезжают к лодке.
 
Мэгги покидает скрытый под водой тягач и, придерживая за спину, закрепленного на тягаче Сэма-2, заглядывает в лодку. Она видит недвижимого Стива, одной рукой щупает у него пульс и говорит в микрофон:
 
- Жив! И жить будет…
 
- Что будем делать с этим флибустьером? Может, оставим его на месте, пусть приходит в себя и догоняет своих братьев-разбойников? – спрашивает Тони.
Вопрос, конечно, предназначается Макговерну, но прежде на него отвечает Мэгги.
 
- А я против этого. Думаю, что надо доставить лодку на прежнее место, еще раз осмотреть этого парня и тогда решать, или вызывать медицинскую помощь, или самим отвести его в больницу. Если у него все будет в порядке и этот дамский обморок продолжится, то пусть полежит, пока не очнется сам.
 
- Мэгги права, – слышится в наушниках голос Макговерна. – Сделаем так.
Доставьте лодку на прежнее место, осмотрите парня. Надо – перевозите в больницу. Не надо – оставьте там. Питеру на выезде, сообщить полиции и вызвать врача. Все.
 
- Выполняем! – коротко отвечает Тони.
 
- Понял. Ждем, – лаконично реагирует Питер.
 
Тони слезает со своего подводного коня и забирается в лодку. Мэгги в это время поддерживает на плаву двух Сэмов. Взглянув на браконьера, Тони приоткрывает ему веко, смотрит на реакцию глазного яблока, еще раз щупает
пульс и удовлетворенно кивает Мэгги.
 
Тут же он начинает искать буксир для транспортировки лодки. Находит две крепкие веревки, и начинает крепить их на носу. Одну веревку он кидает Мэгги, другую забирает с собой и вылазит из лодки. Стоя по пояс в воде, Тони крепит один конец веревки к тягачу Мэгги, другой к своему тягачу, подравнивает их, и обращаясь к Мэгги говорит:
 
- Буксиры готовы. Отъезжать будем медленно, без рывков, иначе они лопнут.
Скорость набираем постепенно и действуем синхронно. Поняла?
 
- Мэгги согласно кивает головой и тоже решает блеснуть морской терминологией:
 
- Возьмем ее на абордаж!
 
- На абордаж мы ее уже взяли и сейчас она уже наш трофей, теперь мы берем ее на буксир.
 
Мэгги смущенно улыбается.
 
- Думала блеснуть морскими познаниями, да что-то не получается…
 
- Слушай, Мэгги! Сейчас я разверну лодку, а ты смотри, что бы буксиры ни перепутались. Дальше действуем, как я сказал. Ясно?
 
Мэгги кивает в ответ и Тони начинает стягивать лодку с берега, потом
разворачивает ее носом к тягачам, расправляет и выравнивает буксиры
и садится на свой тягач. Мэгги делает то же самое и, на малом ходу они начинают движение. Веревки постепенно натягиваются, Тони вновь командует в микрофон, и они оба прибавляют и прибавляют ход.
 
Зрелище, с высоты птичьего полета, поистине феерическое. По глади голубого озера мчатся двое волосатых зверюг, а за их спинами девушка с развевающимися от встречного ветра волосами и юноша с поднятой в приветствии рукой, которой он машет в сторону засады Макговерна.
 
Два буксира натянутые как струны составляют букву «У». Они обеспечивают лодке такой ход, что под ее форштевнем кипят и расходятся по сторонам буруны.
 
Макговерн с одного берега, а Питер и Арье с другого, просто застыли от этого фантастического зрелища, и только Барбара не перестает работать. Она снимает и снимает всю картину на видео, но, не забывая издавать при этом восхищенные возгласы.
 
Сделав большой круг по озеру, караван направляется к берегу, где в ожидании застыли три фигуры: Арье, Питера и Сэма. Сбавив ход вблизи берега, Тони и Мэгги по инерции доезжают на своих тягачах-мотоциклах до
береговой черты, а лодка мягко упирается в берег.
 
Все на берегу оживает.
Питер, Арье и Тони вытягивают лодку повыше, потом бегут к тягачам и вместе с Мэгги вытаскивают их на берег, отделяют от них закрепленных там Сэмов, теперь уже мореплавателей, упаковывают их, и сносят все это в фургон, который стоит уже рядом.
 
Потом все походят к лодке и внимательно смотрят на беспамятного браконьера. Мэгги опять начинает процедуру его осмотра, но Питер, не сказав ни слова, вдруг, шлепает Стива по щекам, причем от души, после чего тот сразу открывает глаза. Первое кого он видит, так это, стоящего над ним Сэма. Глаза Стива вначале округляются, но тотчас закрываются, и он вновь проваливается в беспамятство.
 
- Не браконьер, а институтка какая-то, из пансиона благородных девиц! –
с пренебрежением цедит Питер.
 
Мэгги грозит пальцем Питеру за это самодеятельное врачевание, а Тони, смеясь, докладывает Макговерну:
 
- Все в порядке! Пациент в стадии легкого шока. Диагноз поставил Питер, известный врачеватель всех нарушителей!
 
Макговерн улыбается и отвечает:
 
- Хорошо. Оставляйте его на месте и не забудьте вызвать полицию и все-таки
медпомощь, хотя в познаниях Питера я не сомневаюсь…
 
- Вас поняли! – отвечает Тони. – Снимаемся с якоря!
 
- Снимаемся и мы с Барбарой, - отвечает Макговерн. – До встречи!
 
- До встречи! – Тони смотрит на ребят и командует:
 
- Заканчиваем погрузку. Вира якорь боцман Мэгги!
 
- Есть вира якорь! Все на абордаж! – со смехом кричит Мэгги.
 
Они бегут к фургону, где быстро заканчивают последние приготовления к отъезду и вносят внутрь уже упакованного большого Сэма.
 
В последний момент Тони забирается в машину браконьеров, находит там документы и переписывает их данные себе в блокнот. Заметив, на сидении мобильный телефон, Тони на минуту задумывается, потом забирает его с собой, и выходит из машины. Он спускается к лодке и кладет телефон у изголовья Стива. Помахав рукой в направлении противоположного берега, откуда смотрит на него в бинокль Макговерн, он поднимается к фургону.
 
Фургон, взревев, трогается с места и начинает взбираться по просеке в гору. Наконец, выезжают на шоссе. Там пустынно. Начал действовать запрет на движение.
 
- Смотри-ка! Ни одной машины на трассе? – удивляется Арье.
 
- Осуществляются мечты Питера! – улыбается Тони.
 
Мэгги сидит на заднем сиденье рядом с Тони. Она настолько устала, что не прислушивается к разговорам ребят. Постепенно ее голова начинает клониться на бок и ложится на плечо Тони. Он застывает, боясь пошевелиться, а Мэгги просто засыпает на его плече.
 
Впереди показываются несколько полицейских машин, стоящих на обочине. По знаку полицейского офицера Питер тормозит рядом с ними.
 
Взорам ребят и проснувшейся от остановки Мэгги, предстает экзотическая картина. На обочине дороги, в окружении группы полицейских, сидят два изможденных браконьера, исхлестанных ветвями деревьев и кустарника. Они сосредоточенно вынимают из своих исцарапанных и покрасневших от укусов крапивы ног и рук, колючки и занозы, кривятся от боли и что-то вяло отвечают полицейским.
 
- Чья машина? – спрашивает полицейский у Питера.
 
- Компании «ШАНТЕЛ», - отвечает тот.
 
- Проезжайте! – разрешает полицейский офицер. – Но будьте осторожны.
Вот еще две жертвы нападения Йети. – показывает он на браконьеров.
 
И тут вдруг оживает полицейская рация:
 
- Внимание всем патрульным машинам! На озере совершено нападение неопознанных животных на троих жителей Брэдбери. Вышел на мобильную связь один из потерпевших, который нуждается в помощи. Ближайшим патрульным машинам прибыть в девятый квадрат в районе просеки, ведущей к озеру и оказать помощь потерпевшим. Соблюдать осторожность. Оружие держать в боевой готовности. Жду подтверждений.
 
Ребята переглядываются и, скрывая улыбки, смотрят на происходящее.
 
Офицер бросается к коллегам, стоящим перед браконьерами. Начинает
о чем-то спрашивать парней, те путаются, показывают руками в сторону
откуда они вышли, полицейские, которые их нашли, показывают совсем иное направление.
 
Начинается перепалка, которая надоедает полицейским, и они разводят парней по разным машинам, после чего, взревев сиренами, машины мчатся в сторону просеки.
- Не повезло, бродягам! – торжествующе говорит Питер. – Везут прямо к вещдокам, а оттуда прямиком за решетку. То-то удивятся полицейские, прочитав их документы и найдя такое количество рыбы и взрывчатку…
 
- Выкрутятся! У них опыт большой, - меланхолично замечает Арье.
 
- Боюсь, что нет! – непреклонно говорит Мэгги. – Судя по выступлению мэра, эти подонки таки достали власти. Да и мы не позволим спустить все на тормозах. Не так ли ребята?
 
- Еще бы! – серьезно говорит Тони. – Конечно, не позволим!
 
- И все-таки они влипли! – с удовлетворением заключает Питер. – И нам никуда не надо звонить и никого вызывать не надо. Едут ребята к месту своих неправедных дел с почетным эскортом!
 
- Только бы разобрались по совести, служители закона, - вздыхает Арье.
 
Разобрались. Немая сцена на берегу. Перед машиной браконьеров стоит
один из полицейских. Он сверяет документы найденные в машине с личностями двух привезенных им же браконьеров и одевает им наручники.
Другой полицейский пересчитывает ящики с рыбой, третий – считает толовые шашки еще в избытке, оставшиеся в ящике, а четвертый пытается
вытянуть из лодки отчаянно цепляющегося за ее борта Стива, который со страхом вертит головой по сторонам, ожидая появления уже хорошо знакомых ему лесных и озерных обитателей.
 
На противоположном берегу Макговерн с довольной улыбкой убирает
в чехол бинокль и встает со стула. Он что-то говорит Барбаре, которая продолжает снимать и эту сцену, после чего они углубляются в лес.
 
Хозяйственный блок президентской виллы. Он давно уже стал фактическим штабом отряда «Зеленый кузнечик». Около открытых дверей фургона суетятся его бойцы. Они вытаскивают из фургона и заносят внутрь постройки завернутых Сэмов, подводные тягачи-мотоциклы, легководолазное снаряжение. Тут же крутится, приехавшая с Макговерном раньше, Барбара и соскучившийся по ребятам Бим. Оба они не столько помогают, сколько мешают разгрузке, но никто на них не сердится. Настроение у всех – великолепное. Есть, чем гордиться!
 
Макговерн не спеша, пересекает поляну, примыкающую к хозблоку, и заходит внутрь. Там его неожиданно встречают аплодисментами, под аккомпанемент восторженного лая Бима.
- Гм! Гм! - Смущенно откашливается Макговерн, гладя по голове радостно прыгающего возле него Бима. – Это, за какие заслуги мне такие почести?
 
- За умелое руководство операцией под кодовым названием «Призраки озера
Inaccessible», - отвечает Тони.
 
- Вот как! А ведь действительно, самая настоящая контроперация получилась. Только мое значение в ней явно преувеличено. Вы – главные герои этой акции. И это я говорю вам без всякого преувеличения. Поздравляю вас всех, дорогие «кузнечики»!
 
- Дед! Не прибедняйся! Ты был на высоте! И руководил операцией четко и грамотно. Так что почести тебе воздают по заслугам…
 
- А без ваших подводных мотоциклеток вообще бы ничего не вышло, - подает свой голосок Барбара.
 
- Хорошо, хорошо ребята. Принимаю ваши поздравления, хотя, честно говоря, побаивался, что Тони будет против узурпации его командирской власти…
 
Тони делает протестующее движение рукой, но Макговерн не дает себя перебить:
 
- Обстоятельства в последнем деле были настолько серьезны, что я не мог находиться в стороне и послать вас одних против людей с взрывчаткой.
 
- Поэтому и вертолет президента стоял в боевой готовности, и куча охранников находилась в лесу! – вновь «продает» деда Мэгги.
 
- Конечно, я подстраховался, - отвечает Макговерн. – Но мне ваши жизни дороже, чем все леса и озера вместе взятые, хотя как вы смогли заметить, мать-природу, я тоже очень люблю…
 
- Ой! Видели бы вы, как охрана не хотела пускать нас в лес, – восторженно вступает в разговор Барбара. – Начальник охраны чуть не плакал, уговаривая
мистера Макговерна. Все выпытывал, что нам там понадобилось, и обещал принести все, что мы захотим…
 
- Ну и тупой у тебя начальник охраны, дед! – смеется Мэгги.- В кои века моложавый джентльмен идет с такой красоткой, как Барбара в лес. Так нет!
Расскажите ему, что он там собирается с ней делать? Ну, и тупой! Ну, и тупой!
- Но ведь он боялся, что мы повстречаемся с Йети! – по детски защищает начальника охраны Барбара.
 
И если в начале ребята только посмеивались, то после слов Барбары они все начинают безудержно смеяться. Барбара надувается, но не надолго и вскоре весело смеется вместе со всеми.
 
- Дед, а дед? – продолжает ерничать Мэгги. – А давай-ка, мы тебя женим!
Не на Барбаре, конечно, тут ты явно не тянешь на ее жениха, а подберем тебе моложавую и спортивную тетушку с перспективой ее вступления в наш отряд?
 
- Согласен! – тут же отвечает Макговерн. – Только с одним условием. После твоей свадьбы… Надеюсь ждать, долго не придется? – И Макговерн бросает быстрый взгляд на внучку и Тони.
 
Лица у тех вспыхивают почти одновременно. Как факелы в ночи. Дуэль выиграна. И Макговерн продолжает:
 
- Шутки шутками, но все вы заслуживаете всяческого поощрения за все ваши добрые дела, которые вы успели сделать и для природы и для компании «ШАНТЕЛ». Свою задачу отряд выполнил. Время выиграно. Теперь, я считаю, вам всем положен заслуженный отпуск. До конца каникул осталось уже немного времени. Поэтому подводные «мотоциклетки», как их назвала Барбара, как и костюмы для подводного плавания, переходят в вечное владение отряда.
 
Ребята кричат, аплодируют, Барбара прыгает и визжит, а Бим вовсю лает.
 
- Это подарок компании, - продолжает Макговерн. – Ныряйте, гоняйте вволю на «мотоциклетках» по озеру, набирайтесь сил, конечно, если не боитесь «водяных призраков»…
Сегодня я уезжаю по неотложным делам. Мэгги, пожалуйста, не делай каменного лица! – Продолжает Макговерн. – Так вот. Прошу тебя, на правах хозяйки организовать сегодня полноценный отдых ребят у нас на вилле, а, начиная с завтрашнего дня, начать полноценный отдых по вашему усмотрению. Об этом я попрошу позаботиться командира. Обещаешь мне,
Тони? - Тони утвердительно кивает головой
 
- Замечательно! Тогда я спокоен, – заканчивает Макговерн.
 
- Смотрите, смотрите! – Барбара показывает на экран телевизора.
 
Там идет репортаж из полицейского управления. Прямо во дворе полиции
понуро стоят трое знакомых ребятам браконьеров. Перед ними на асфальте,
ящики с глушенной рыбой и взрывчатка. Перед парнями, чуть не лопаясь от злости и переполнявшего гнева, приплясывает мэр города. Он тычет в них пальцем и что-то гневно кричит. Арье протягивает руку, что бы включить звук, но Тони останавливает его.
 
- Не надо Арье. И так все ясно. Мэр хотел поймать браконьеров и засадить в тюрьму. Теперь они перед ним. Жаль, что никому не скажешь, с чьей помощью это было сделано. Ну ладно. С этим вопросом покончено. Господин Макговерн прав. Нам всем надо отдохнуть перед учебным годом, который для меня, Мэгги и Арье будет последним. Господин Макговерн! Я не знаю, как выразить Вам все наши чувства. Без Вас все бы ограничилось детской игрой. С Вами через эту игру мы решили серьезные задачи, возможно, это отложит отпечаток на всю нашу дальнейшую жизнь. Не знаю, так ли думает каждый?
 
Гул одобрения покрывает последние слова Тони.
 
- За все это, мы от души благодарим Вас и только Вас! – заканчивает Тони свою речь.
 
- ГИП-ГИП-УРА! – спонтанно и в унисон, вдруг, кричат Питер и Барбара.
 
- УРА! УРА! УРА! – слаженно скандирует отряд, и в едином порыве, ребята обступают Макговерна, и заключают его в свои объятия, причем Мэгги и Барбара просто повисают на нем, а Тони, Питер и Арье, взявшись за руки, обнимают всех троих.
 
Глава 8. Триумф и прощание.
 
Поляна, место сбора отряда «Зеленый кузнечик». В тени огромного дуба,
В густой и высокой траве лежат плечом к плечу Мэгги и Тони. Молчат.
Смотрят в высокое небо. У обоих задумчивые и мечтательные лица.
 
Нежная музыка леса, тишина и покой. Видно, что многое уже сказано, но еще больше недоговоренного. Приближается вечер, и лучи августовского солнца уже едва пробиваются сквозь густую листву деревьев.
 
- Смотри, Тони! – Мэги показывает на широкий лист, на котором все так же уютно и по хозяйски устроился зеленый кузнечик. – Вот таким его впервые
увидела Барбара, а потом и мы.
 
- Как будто это было вчера, - откликается Тони. А уже и лето прошло. Значит, теперь до зимних каникул?
 
- Значит, до зимы, - с явным сожалением в голосе отвечает Мэгги. – Вам я, надеюсь, здесь будет не скучно, все-таки все в одной школе…
 
- Школа, конечно, одна, но без тебя отряд, как бы это поточнее выразится, как без компаса, в походе, а это тяжело и трудно…
 
- Трудно отряду или тебе?
 
- Мне! Ну, конечно, мне! – кричит Тони.
 
Он вскакивает, поднимает Мэгги на руки и под звуки лесной музыки до полного изнеможения кружит и кружит со своим драгоценным грузом по поляне. А когда у обоих перед глазами начинает плыть окружающий мир, они валятся в траву, и замирают. Мэгги находит руку Тони, они поворачивают лица друг к другу и долго, долго смотрят с нежностью один на другого.
 
- А нельзя сделать так, что бы последний школьный год мы провели вместе?
У меня впереди биофак университета, ты тоже куда-нибудь поступишь, и разойдутся наши пути, – с грустной надеждой спрашивает Тони.
 
Мэгги, не отрывая взгляд от него, отрицательно качает головой, потом она медленно поворачивает голову, смотрит в уже темнеющее небо и отвечает:
 
- Я не могу бросить деда и никогда его не брошу. Это он перед вами бодрится. Мой старый почетный «кузнечик», - с необыкновенной нежностью произносит она. – А это просто старый, одинокий и очень больной человек,
у которого за плечами три войны, плюс раны с этих войн. Родители мои – седые, порхающие мотыльки, давно живущие в своей жизни, в которой для нас с дедом нет места. Осталась у него одна я и буду вместе с ним до конца. Дело его жизни не пропадет. Многие думают, что я не определилась в своей жизни. Определилась! Дела дедовой компании – мои дела. И как они идут, я знаю не хуже главного бухгалтера компании мистера Флетча. Творение рук Макговерна не пропадет, уж это я тебе твердо обещаю.
Взгляд Мэгги приобретает стальной оттенок, а голос становится твердым и властным. Тони с невольным уважением смотрит на подругу, которую он оказывается, совсем еще мало знает.
 
- Сейчас вопрос о другом, - уже обычным голосом говорит Мэгги. – Как оторвать деде от оперативной работы. Он же просто износился. Врачи сулят недобрые прогнозы. И я, и он искали в мире уголок, где можно жить во здравие, далеко не отрываясь от любимого дела. Кажется, мы нашли такое
место. Все это здесь! И мечта деда – лес, и вода рядом. Рядом производство
и внучка. Осталось самое «простое». Оторвать деда от управления компанией, хотя бы текущими, оперативными делами. Но попробуй это сделать!? И разговаривать на эту тему не станет. Но я его переломлю. Ведь
я тоже из Макговернов!
 
- Подожди, Мэгги! Но ведь в любом случае тебе через год надо будет так или иначе уезжать на учебу и я думал, что, возможно, учиться, будем в одном университете, хоть и на разных факультетах?
 
- Я думаю по иному. В любом деле важна стратегия и тактика. О стратегии я пока умолчу, а тактика на ближайшее время у меня будет такая. Здесь, на новом заводе, освою все производство с нуля. Поработаю на рядовых должностях годик-другой. Не веришь? – спрашивает Мэгги, увидев недоверчивое выражение лица Тони.
 
- Судя по твоему характеру, приходится верить! Но годы! Годы проходят и довольно быстро!
 
- И это ты говоришь мне? Девчонке семнадцати лет?! Тогда какой жизненный срок ты отмеряешь мне и себе?
 
- Мы будем жить долго и умрем в один день, - строго и почему-то торжественно говорит Тони.
 
- Мысль не новая, но правильная. И я согласна.
 
- Мэгги, вдруг порывисто обнимает Тони и прижимается к нему.
 
- И я тоже! – шепчет ей на ухо Тони.
 
Они сидят, обнявшись в густой траве и взгляд Тони, вновь обращается к кузнечику на зеленом листе.
 
- А вот и свидетель нашей клятвы, - шепотом говорит он, показывая на кузнечика.
 
Мэгги смотрит на кузнечика и счастливо смеется. Потом она прикладывает руку к своему сердцу и жестом заставляет тоже сделать и Тони.
 
- КЛЯНУСЬ! – тихо, но отчетливо и торжественно говорит она.
 
- КЛЯНУСЬ! – как эхо повторяет Тони.
 
Головы их сближаются и губы встречаются в целомудренном поцелуе ЛЮБВИ!
 
Чередой идут кадры отдыха отряда на озере. По зеркальной глади мчатся на водных мотоциклах Барбара и Мэгги. Арье и Тони попеременно выныривают из воды в легководолазном снаряжении с гарпунами, на острие которых трепещется рыба.
 
На берегу ее с нетерпением поджидает Питер, который на небольшом костерке уже варит настоящую тройную уху и для новой закладки ему необходима новая порция рыбы, что он довольно доходчиво показывает жестами подводным рыбакам. Потом все мокрые и счастливые сидят вокруг костра и деревянными ложками, привезенными Питером из России, не просто едят, а наворачивают, свежую уху.
 
Барбара по обыкновению нападает на Питера, показывая на соль и кривясь при этом. Ясно, что Питер по ее мнению пересолил уху. Питер чешет затылок и вновь попадает впросак со своим русским фольклором. По его жестам видно, что на этот раз он выдает пословицу типа: « Если пересолил, значит, влюбился!», что вызывает бурную реакцию и хохот ребят, гневную тираду Барбары и недоумение Питера, в отчаянии разводящего руками…
 
Весело!
 
К президентской вилле подъезжает парадный лимузин, из которого выходит Макговерн. Он заходит во двор и прислушивается. Со стороны бассейна слышны звонкие голоса ребят и звуки музыки. Макговерн улыбается и идет туда. Весь отряд в бассейне. Тони и Мэгги по очереди прыгают с вышки то и дело, взбираясь на верхнюю площадку по лестнице, Питер и Арье, сцепив руки под водой, пытаются подбросить в воздух Барбару, она взлетает и испуганно крича, размахивая руками и ногами, плюхается в воду, поднимая при этом кучу брызг.
Пока еще незамеченный никем Макговерн стоит и с тихой улыбкой наблюдает за весельем ребят. Наконец, Мэгги с верхней площадки вышки замечает деда. Она что-то кричит в его сторону, поднимает в приветствии руку, прыгает и в красивом полете, без брызг, что является визиткой классности, заходит в воду.
 
Мэгги выныривает и плывет в сторону деда. Увидели Макговерна и остальные и все выбираются из бассейна и бегут к нему. Первой добегает, конечно, Мэгги. Она виснет на шее у деда и его парадный костюм становится влажным от мокрого тела внучки.
 
- А мы вас и не ждали сегодня, - запыхавшись, тараторит Барбара. – Мэгги сказала, что Вы приедете завтра.
 
- А я вот соскучился по все вам и поторопился домой! – улыбается Макговерн, целуя внучку.
 
Он смотрит на ребят и задерживает взгляд на Питере, вернее на его плече, где в цветном варианте изображена эмблема отряда «Зеленый кузнечик», придуманная Барбарой.
 
- А это что такое? – спрашивает он у Питера, показывая глазами на татуировку.
 
- Наш знак. Как я и обещал, сделал себе навечно татуировку. На всю жизнь! –
подумав, добавляет он.
 
- И когда ты успел ее сделать?
 
- А это еще тогда, когда Вы нас возили на экскурсию. Использовал, так сказать, для этой цели, личное время.
 
- Ну, что сделал, то сделал. Надеюсь, что больше никто не последовал твоему примеру?
 
- Нет таких, - отзывается Арье.
 
- Вот и хорошо. Только ты Питер больше не разукрашивай себя, а то пойдут в городе толки, что кроме страшилы Йети, у нас в лесах появилось племя мумбо-юмбо. Хватит с них и этих переживаний…
 
Все смеются, а Питер смущенно почесывает затылок.
- Сэм у нас не страшила, а очень даже симпатичный. Он даже улыбаться умеет, - заступается за него Барбара.
 
- Ах, ты мой, звериный защитник! – Макговерн привлекает к себе Барбару и целует ее в мокрые волосы. – Как я к вам всем привязался!
 
- А Вы оставайтесь здесь навсегда, мистер Макговерн! – вдруг, говорит Мэгги.
 
- Значит, ты этого хочешь? – Макговерн лукаво смотрит на внучку.
 
- Мы все этого хотим, мистер Макговерн, хотя и понимаем, что обстоятельства бывают выше наших желаний. – Отвечает за Мэгги Тони. - Понимаем и то, что корона президента бывает нелегка…
 
- Тони! А ты бы хотел примерить эту корону? – спрашивает Макговерн.
 
- Нет, мистер Макговерн. Не хотел. У каждого свои дороги.
 
- А кому из вас этого бы хотелось?
 
- А, чего там! Я бы попробовал, если бы дали! – под дружный смех ребят
говорит Питер.
 
- Ты?! Президентом?! Держите меня! – Барбара от смеха едва балансирует
на бортике бассейна, куда она уже успела забраться. Питер – президент!
Смешнее ничего придумать нельзя! Ой, я и вправду падаю! Держите! –
 
И с этими словами, криком и визгом Барбара летит в воду, поднимая вокруг себя целый каскад позолоченных на солнце брызг.
 
- Вот так будет со всяким, кто усомнится в моих способностях! – торжествуя, сообщает Питер под громкий хохот ребят и Макговерна.
 
Посмеявшись и промокнув платком глаза, Макговерн говорит для вех, но
смотрит при этом на внучку:
 
- Давайте ребята в дом. Есть о чем поговорить. На меня нежданно-негаданно свалился собственный юбилей. Друзья и коллеги по работе настаивают на его проведении, и открутиться мне, видимо, никак не удастся…
 
- Дед! Я уже думала, что кроме нас с тобой никто о нем и не помнит? Хотя я не уверена, помнишь ли ты о нем сам!
 
- Правильно, - соглашается Макговерн. Я как раз о нем и позабыл, но мне напомнили, притом настоятельно.
 
- Не сомневайся! Я бы тоже не забыла!
 
- Доживешь до моих лет, сама перестанешь запоминать такие даты, – нарочито ворчливо говорит Макговерн.
 
- Когда еще это будет! – легкомысленно машет рукой Мэгги. – Ребята!
Одеваться и вперед к юбилею! – Она накидывает белый купальный халат,
и обняв деда за талию, идет с ним по направлению к дому.
 
- А почему ты не ответила на мой вопрос о президентстве? – осторожно спрашивает дед внучку.
 
- Мне не надо на него отвечать! – голос Мэгги приобретает металлический
оттенок. – Я просто буду президентом компании «ШАНТЕЛ», я - Мэгги
Макговерн, наследница своего деда Бэна Макговерна, наследница дела его жизни. Как дед? Не высокопарно звучит, а?
 
Макговерн останавливается, поворачивается лицом к Мэгги, и у него, вдруг, начинает дергаться уголок губы. Несколько мгновений они смотрят друг на друга, потом Мэгги крепко обнимает деда, и они долго стоят не шелохнувшись, не вытирая, текущие по щекам слезы. Макговерн дождался своего…
 
Ребята, которые уже оделись и направлялись вслед за ними, останавливаются в отдалении. Они понимают, что в жизни у Макговернов сейчас происходит нечто значительное, в котором нет места посторонним, даже если они лучшие друзья.
 
До поздней ночи горит свет в кабинете Макговерна. Ребята и президент о чем-то совещаются, спорят, пьют душистый чай и задушевно беседуют.
 
И день юбилея президента компании «ШАНТЕЛ», Бэна Макговерна, наступил. Полуденное солнце начинает клониться к закату. С высоты птичьего полета видно, как на площади, перед административным корпусом
завода, начинают собираться люди.
 
На автостоянках и по краям площади стоят роскошные лимузины, которые доставили сюда гостей, а на аэродроме один за другим садятся вертолеты и частные самолеты с новыми визитерами.
 
По лесным тропинкам, стекаются к площади рабочие и служащие завода, не занятые в сменах. По новому шоссе из Брэдбери, уже открытому для проезда, катят и катят легковые машины и автобусы, полные людей.
 
У входов на просеки знакомых полян стоят лесные егеря в форме и охотничьими ружьями за спиной. По глади озера стремительно несется полицейский катер, с вьющимися на ветру флагами речной полиции и США.
 
В центре площади, все тот же, что и на открытии завода, герб компании
«ШАНТЕЛ», только в середине его большой портрет Бэна Макговерна и цифра «75». Играет оркестр и бодрая музыка поднимает настроение гостей.
 
Постепенно все заходят в широко открытые двери административного корпуса и проходят в огромную столовую, которая на сегодня временно превратилась в банкетный зал.
 
Гости рассаживаются за накрытыми столами, между которыми уже снуют официанты. Места почти все заняты, а люди идут и идут. Убирают раздвижную перегородку, и резервный зал принимает новых гостей.
 
За сдвинутыми столами расположились уже ставшие неразлучными семьи: Биверов, Майских и Арье. Тут же вперемежку с родителями сидят отрядники в своей полной форме, а Арье держит на коленях, нечто, зачехленное в кожаный футляр. Барбара не расстается с видеокамерой и крутится во все стороны, снимая все вокруг. Рядом с ней сидит Мэгги, изредка поддерживая подругу и, не давая ей упасть, когда та в излишнем рвении снять приглянувшийся кадр, так и норовит свалиться со стула.
 
Перед эстрадой, украшенной таким же гербом компании, что и на площади, стоят и сидят прямо на полу десятки журналистов, репортеров и операторов телевидения. Все пространство перед сценой густо уставлено телекамерами и микрофонами. Вверху, над сценой, расположен громадный демонстрационный монитор, который виден из любой точки зала.
 
Двое репортеров, из тех, кому Питер продавал фотографии «похищения»
Барбары, лениво перебрасываются новостями.
 
- Говорят, что будет сногсшибательная сенсация? Ты что-нибудь слышал?
 
- Как всегда вытягиваешь из меня новости на дармовщину? Конечно, что-то будет. И не только чествование старика…
 
В этот момент на сцену выходят члены Совета директоров компании «ШАНТЕЛ», мэр города Брэдбери Линн и куча других важных господ и дам.
Загораются юпитеры, вспыхивают картинки на телекамерах, корреспонденты
быстро расчехляют фото и видео аппаратуру, включают диктофоны и открывают блокноты.
 
Звучит сигнал фанфар и зал замирает. Один из заместителей Макговерна
подходит к микрофону.
 
- Дамы и господа! Вы сами видите, как много гостей собрались сегодня для того, чтобы поздравить нашего юбиляра. Нас видит и слышит сегодня вся Америка и еще 16 стран, на территории которых действуют заводы высоких технологий компании «ШАНТЕЛ». Мы, собравшиеся в этом зале от служащих компании до представителей правительства, которые тоже прибыли на это торжество, сердечно поздравляем главу и создателя нашей компании с юбилеем. О количестве прожитых лет я не распространяюсь. Их
столько, на сколько выглядит юбиляр. Об этом судите сами, и я приглашаю на сцену виновника нашего торжества Бэна Макговерна!
 
Вновь звучат фанфары, затем ликующая музыка и из боковой двери выходит и легко поднимается по ступеням на сцену, бодрый, моложавый и подтянутый президент. Он энергично поднимает в приветствии руки и останавливается в середине сцены. Зал взрывается аплодисментами, все встают и стоя аплодируют человеку, который олицетворяет воплощенную в жизнь – АМЕРИКАНСКУЮ МЕЧТУ!
 
Под этот гром оваций к Макговерну подходят все важные лица, стоящие на сцене, ему жмут руки, обнимают, а наиболее близкие соратники целуют, и все что-то говорят и желают.
 
Закончив процедуру принятия поздравлений, Макговерн поворачивается к залу, делает несколько шагов вперед и широко раскидывает руки в стороны,
как бы обнимая всех присутствующих. Аплодисменты вспыхивают с новой силой, и Макговерн вытирает вспотевший от волнения лоб белоснежным платком и невзначай, проводит им по глазам…
 
«Кузнечики» за общим семейным столом тоже не остаются в стороне. Они
начинают дружно скандировать:
 
- МАК-ГО-ВЕРН! МА-ГО-ВЕРН! – И зал дружно подхватывает это имя.
 
Наконец, все понемногу успокаиваются и рассаживаются по местам. К
Микрофону вновь подходит ведущий.
 
- Дамы и господа! Боюсь вам надоесть, но мы, американцы, особый народ.
Для нас лучше один раз увидеть, чем много раз услышать. Поэтому устроители торжества решили не мучить юбиляра речами, а напомнить ему и рассказать всем собравшимся здесь гостям о некоторых вехах жизни нашего президента, жизни достойной подражания, используя документальные материалы, которые мы смогли собрать.
 
В ту же минуту на мониторе над сценой начинают идти кадры кинохроники далеких и близких лет. На любительских кинолентах снят школьник, студент, военный летчик – молодой и энергичный Бэн Макговерн. Война, фрагменты воздушного боя, Макговерн в кабине боевого самолета. Макговерн – конструктор, за чертежной доской, в лаборатории с соратниками в белых халатах.
 
Строительство первого завода высоких технологий, Макговерн в
центре этого события. Его молодые, как и он, сам, соратники, теперь многие уже обрюзгшие и седые, на сцене и в зале, узнают себя, оживленно переговариваются, всплескивают руками, аплодируют в особо значимых и запомнившихся моментах своей жизни.
 
Мелькают кадры пусков новых заводов в разных странах и на разных континентах, международных выставок, на которых компания «ШАНТЕЛ» завоевывает призы и получает дипломы, подписание деловых контрактов, благотворительные акции проводимые в разных странах мира, в том числе, кадры повседневной работы и условий жизни рабочих и служащих компании.
 
Идут кадры, где Макговерну присваивают почетные научные степени университетов, научные конференции, на которых он выступает с докладами, его встречи с выдающимися людьми планеты.
 
Последние кадры показывают Макговерна на строительстве и открытии
нового завода, где сейчас и проходит торжество, нынешнее руководство компании, которое смотрит с экрана, стоя плечом к плечу во главе со своим
бессменным руководителем.
Заключает фильм, крупным планом лицо Бэна Макговерна во весь экран. Его руки протянуты к зрителям. На заднем плане появляются надпись:
- 75 лет – ВСЕГДА С ВАМИ! ПРЕЗИДЕНТ КОМПАНИИ «ШАНТЕЛ»,
БЭН МАКГОВЕРН.-
 
Гаснет экран, и зрители видят ожившую на сцене ту же картину – Макговерн в окружении соратников. Руки президента все так же протянуты к людям и люди вновь приветствуют человека, которого нельзя не уважать и не брать с него пример. Поэтому зал гремит и гремит аплодисментами.
 
- Да! Мощнейшая реклама. Умеют подать себя, - замечает первый журналист.
 
- Постарались, коллеги! Что бы эти деловые ребята делали без нас!
 
И в корпоративной солидарности с безвестными коллегами, он не жалеет ладоней.
 
Макговерн под продолжительные аплодисменты подходит к микрофону.
 
- Дорогие гости! Дамы и господа! Коллеги и соратники! Благодарю всех, в том числе и тех, кто сделал этот замечательный фильм и еще раз напомнил, что все в жизни проходит. Проходит и наша жизнь. И рано или поздно надо подводить итоги. Я, как и большинство американцев, прагматик и понимаю, как важен своевременный переход от одного жизненного этапа к другому. К чему это я? Вижу этот вопрос в глазах у многих. Отвечаю. Именно сегодня, в день своего 75-летия, я принял решение перехода в очередной жизненный этап. Его можно назвать по разному и запудрить или затушевать высоким штилем саму суть. Но я скажу прямо, как говорил всю свою жизнь. Сегодня я отхожу от дел!
 
В зале раздается единый вздох сотен людей, который выливается в единый звук – «АХ»…
 
Мэгги окаменев, подалась всем телом вперед и широко раскрытыми глазами глядит на деда. А Макговерн явно наслаждается произведенным эффектом и весело обводит взглядом зал.
 
- Как вы думаете, друзья мои, может человек, посмотрев такой фильм о своей жизни, сказать себе. Ты молодчина, Бэн! Ты сделал в жизни то, что надо!
Но пора тебе и отдохнуть и, наконец, уступить место тем, кого сам же и растил и таки сумел вырастить?
 
Вот это я сказал себе, а раз сказал, то принял решение. Поэтому представляю вам нового президента компании «ШАНТЕЛ», мистера Фреда Форристола, одного из моих лучших учеников и соратников.
 
И Макговерн начинает первым аплодировать, обернувшись лицом к новому президенту. Тот встает из-за столика, и явно чувствуя себя не в своей тарелке, смущенно кланяется залу. Зал жидко аплодирует, коллективная мысль еще не сформировалась. Все просто ошарашены таким внезапным сообщением.
 
- Вот она сенсация! – кричит первый журналист второму, и оба они, а с ними и весь журналистский корпус начинают, бешено набирать номера редакций на мобильных телефонах.
 
- Что-то не вижу энтузиазма на ваших лицах, друзья? – улыбаясь, говорит Макговерн, обращаясь к залу. – Я не на кладбище собираюсь, приятели!
Я становлюсь одним из вас, а не над вами! Или я не заслужил этого? Как скажите, друзья?
 
Вот тут зал отвечает криками одобрения и бурными аплодисментами. И сразу напряжение спадает и вновь Макговерн добивается своего…
 
- Я открою вам один небольшой секрет, - доверительно обращаясь к залу, говорит Макговерн. – Всю свою жизнь, а в особенности, на ее закате, я искал по всему миру причал для своей последней гавани. И представьте себе, нашел его здесь. Так, что Бэн Макговерн теперь реально и по настоящему с вами! – И под овацию зрительного зала Макговерн в точности копирует свою позу и выражение лица из рекламного ролика.
 
Лед между ним, после своего сенсационного сообщения, и зрительным залом теперь уже окончательно сломлен, и люди не жалеют ладоней.
 
- Имея контрольный пакет акций компании в кармане, конечно, такое можно себе позволить! – перекрикивая шум, кричит желчный репортер, своему коллеге.
 
- А тебе никто не мешает заиметь точно такой же пакет! – с усмешкой откликается тот
 
- Вот-вот! Для этого надо только залезть в свой карман, - уныло говорит журналист.
 
За столиками, где сидят ребята настоящий праздник. Тони и Мэгги неотрывно глядят друг на друга и незаметно для других, как им кажется, соединяют руки под столом. Барбара визжит от счастья и вешается на шею Мэгги. Арье, стряхнув с лица мудрость еврейского цадика, откровенно радуется за друзей, и поздравляет Мэгги и Тони.
 
Родители с улыбкой смотрят на радость своих детей, впрочем, не совсем понимая причину столь бурного ее проявления. Макговерн, улыбаясь, смотрит на ребят, на реакцию внучки и ждет, пока зал немного успокоится. Дождавшись, говорит вновь:
 
- А сюрпризы на сегодня еще не закончились. На десерт я подготовил для всех нечто удивительное. Господа журналисты! Внимание! Навострите свои уши! Журналисты, лихорадочно передававшие сенсацию в свои редакции, замерли.
 
- - Немного предыстории, - продолжает Макговерн. – В день пуска нового завода, прямо здесь, на его открытии, познакомились, а потом и подружились
пятеро молодых людей, еще школьников, родители которых, как лучшие специалисты нашей компании, были приглашены из разных стран, чтобы помочь в пуске нового предприятия.
 
Их объединила любовь к природе и ее обитателям и непримиримость к тем,
кто этого не понимает и считает, что с этим Божьим даром людям, можно не церемониться.
 
Я не хочу огульно обвинять всех граждан славного города Брэдбери, но среди них нашлись такие, которых надо было остановить, притом любыми
средствами, иначе большой беды было не избежать.
 
Под угрозой возникновения пожаров оказались и сам город, и лесной массив и наш новый завод. Серьезная угроза нависла над лесными и озерными обитателями. Природа оказалась без защиты от браконьеров, хулиганов и просто от мало воспитанных граждан.
 
И пока федеральные власти решали вопрос кто и как обязан ее защищать, эти пятеро мальчишек и девчонок добровольно встали на ее защиту. Дело это, скажу я вам, оказалось небезопасным, а что из этого всего вышло, вы увидите сейчас сами, многие, возможно, увидят и себя, посмотрев документальный фильм, снятый самими ребятами. Итак, смотрим!
 
Вспыхнул демонстрационный монитор и пошли чередой кадры недавних событий.
 
На экране первая встреча с бандой Билла.
 
В столовой федеральной тюрьмы, где за столом сидит вся четверка, идет трансляция юбилейного собрания.
 
Билл и компания сидят спиной к телевизору и не видят происходящего.
Один из заключенных переводит взгляд с экрана на них, что-то кричит,
вся компания оборачивается и видит себя со стороны. Заключенные свистят и что-то кричат. Билл, не выдерживая этого позорного для себя зрелища, резко отворачивается, и в бессильном отчаянии бьет кулаком по миске. Ее
содержимое тут же оказывается на лицах всех четырех…
 
А на экране монитора идет процесс создания Сэма. Тишина в зале. Потом восторженные восклицания, которые переходят в овацию в честь создателей
необыкновенных роботов. Некоторые, откровенно потешаются друг над
другом, видимо, вспоминая личные встречи с «грозой» последних дней.
 
А вот и встречи с Сэмом. Идут кадры «похищения» Барбары и панического бегства с поляны. Стены зала дрожат от хохота зрителей, а некоторые из участников событий, стыдливо прячут головы за спины соседей. Потом зал замолкает, глядя на разгром учиненный «любителями природы» и разражается аплодисментами, наблюдая, как ребята тушат костры.
 
Идут кадры интервью с Диком Картером «спасителем» Барбары от
«лесного чудовища». И тут же кадры его позорного бегства на четвереньках через всю поляну с заездом в костер.
 
В пивном баре, где сидит Дик Картер и с ужасом смотрит на себя в телевизоре, стоит сплошной хохот. Друзья кричат ему что-то обидное, а незадачливый ухажер Барбары только разводит руками, и жалко улыбается…
 
Смех зала переходит в стон, когда ученые мужи рассуждают о феномене знака гоминоида, с комментариями Питера. Правда, из этих комментарий оставили лишь те, которые не так уж и сильно задевают ученую честь научных мужей.
 
Они сидят тут же в зале и с деланным безразличием смотрят на экран. Сорвались ассигнования на разгадку феномена…
Всеобщее восхищение в зале вызывают кадры мчащихся по поверхности озера Сэмов. Смеются, наблюдая бегство браконьеров и обмороки Стива.
Гневный вздох проносится по залу, когда на экране плотной массой плывет оглушенная рыба.
 
Последними идут кадры, отснятые Барбарой, как работают ребята во время всех операций. Гаснет экран монитора и в зале наступает тишина.
 
И, вдруг, все вокруг взрывается от шквала аплодисментов. На сцене никого нет, а зал гремит и гремит овациями.
 
На сцену поднимаются уже оба президента. Новый президент компании Фред Форристол подходит к микрофону.
 
- Дамы и господа! Вы все видели, и надеюсь, правильно оценили ситуацию.
Молодые люди показали пример каждому из нас, как надо защищать то,
что даровал нам Господь! Компания «ШАНТЕЛ», вложив в этот регион значительные средства, избежала огромных убытков, благодаря действиям этих ребят. Поэтому Совет директоров компании выражает свою искреннюю
благодарность нашим молодым друзьям и я приглашаю на сцену членов экологического отряда «Зеленый кузнечик».
 
Ребята в некотором замешательстве продолжают сидеть за столами. Но аплодисменты уже гремят, и Тони подает сигнал, Все одновременно вскакивают и под непрекращающиеся аплодисменты и музыку взбегают на сцену. Они встают в одну линию рядом с президентами, в одинаковой, идущей всем без исключения отрядной форме, с пылающими от волнения лицами.
 
- Хочу представить наших героев, чьи дела вы только что видели на экране, - вступает в разговор Макговерн.- Это командир отряда Тони Бивер и его сестра Барбара, наши земляки, коренные американцы. Тони, мечтает стать биологом, а всеобщая любимица Барбара, очень любит животных и в будущем собирается их лечить. Пожелаем им удачи!
 
Под аплодисменты, смущенные Тони, и Барбара делают шаг вперед и наклоняют головы.
 
- А это Мэгги Макговерн, и как вы, наверное, догадались, моя внучка. Между прочим, заместитель командира, и как мне кажется с должностью успешно
справлявшаяся. Кем она будет? Покажет время! – и Макговерн взглянув на Мэгги, лукаво щурится.
- А будет она простой хозяйкой компании «ШАНТЕЛ»! – язвительно бурчит желчный журналист.
 
Порозовевшая от волнения Мэгги, тем не менее, смело смотрит в зал и поднимает в приветствии руку.
 
- А это Арье Леви, гость нашей страны, который прибыл со своими родителями из Израиля. О нем разговор впереди, а в отряде Арье, обеспечивает техническую сторону любого дела.
 
Арье даже не делает попытки выйти из строя. Он близоруко щурится и неуклюже кивает головой.
 
- Питер Майски, из России. Большой знаток русского фольклора, смелый
и отчаянный человек. В отряде Питер занимает должность начальника службы безопасности, и как вы видели, справляется с ней успешно.
В будущем он мечтает стать полицейским.
 
Питер, нимало не смущаясь, отдает залу воинское приветствие, поднимая руку к виску.
 
- Вот и весь состав этого небольшого отряда, который не побоялся взять на свои плечи столь тяжелую ношу и помог многим взрослым людям осознать свою причастность к природе и ответственность за то, что делается на земле. И еще я хочу поблагодарить их родителей, классных специалистов нашей компании, за достойное воспитание будущих граждан своих стран и планеты ЗЕМЛЯ!
 
Макговерн знаками поднимает со своих мест смущенных родителей ребят и зал аплодирует им не жалея ладоней.
 
Когда аплодисменты стихают, место у микрофона вновь занимает новый президент компании Фред Форристол.
 
- Еще раз выражаю свою признательность членам отряда и свое личное восхищение их мужеством. Совет директоров компании «ШАНТЕЛ» решил
кое-что сделать для каждого из наших героев.
Учитывая большие способности, которая проявила на съемках всех операций отряда Барбара Бивер, компания награждает ее новейшей видеокамерой, которой еще нет в продаже. Она является экспериментальной разработкой одного из наших подразделений.
 
Зал восторженно аплодирует, а Барбара что-то взволнованно лепечет, получая дорогую видеокамеру.
 
- Тони Бивера, как будущего биолога, компания премирует домашней биологической лабораторией. Лаборатория уже находится у него дома, остается ее распаковать и начать использовать во благо природы! –Форрестол пожимает руку довольному и счастливому Тони.
 
- Питера Майски, мы отмечаем за проявленное мужество и желаем ему стать хорошим полицейским. А чтобы браконьерам было неуютно и впредь на нашем озере, компания дарит ему быстроходную лодку, на которой он, и другие члены отряда могут отдыхать, а при необходимости и помочь недавно
организованному отряду речной полиции.
 
Форрестол вручает онемевшему от счастья Питеру документы на владение лодкой. От волнения Питер так и не поблагодарил нового президента, он машинально берет документы и возвращается в строй. Но тут же получив
от Барбары хороший тычок в бок, спохватывается, вновь подбегает к президенту и под сочувственный смех зала, долго трясет ему руку.
 
- Особо хочу сказать о члене отряда Арье Леви. На нем лежала техническая сторона создания Йети, или Сэма, как назвали его ребята. Арье, по просьбе господина Макговерна, работал в контакте с исследовательским центром нашей компании. Так вот. В процессе этой работы он внес ряд таких предложений, которые под силу лишь представителям нашей технической элиты, специалистов высочайшей квалификации, а одно из этих предложений помогло решить давнюю проблему, над которой мы работаем уже не один год.
 
Свое изобретение Арье Леви передал компании «ШАНТЕЛ»
и получит за это соответствующее вознаграждение. Кроме того, Совет директоров решил оплатить его обучение в одном из американских технических колледжей, с назначением ему специальной стипендии. Компания гарантирует Арье Леви постоянное место работы после завершения его образования.
 
Буря аплодисментов заглушает последние слова Форрестола. За столом, где сидят его родители, мать Арье, плачет навзрыд от счастья, а матери Тони, Барбары и Питера, обнимают и поздравляют ее. Отец Арье, просто окаменел от неожиданности и даже не реагирует на дружеские хлопки по плечам, которыми его награждают Джон Бивер и Эдуард Майски.
 
Форрестол подходит к вконец растерявшемуся Арье, обнимает его за плечи и что-то говорит. По всему видно, что свое выступление он завершил.
 
- А как же внучка президента? – слышится из толпы репортеров. – Или она
ничего не заслужила?
 
К микрофону подходит сам Макговерн.
 
- Заслужила, господа, заслужила! Тут дело иного рода. Ее дед, мистер Макговерн, с любезного разрешения компании, приобрел виллу, которую здесь окрестили «президентской». Приобрел и подарил ее своей единственной внучке, правда, с приложением: в виде тихого и покладистого старичка-пенсионера, ее деда. Только вот не знаю, обрадуется ли она таким
подаркам?
 
Мэгги немеет от неожиданности, потом бросается на шею деду и шепчет ему сквозь слезы:
 
- Старый лгунишка! Мой любимый старый врунишка! Все скрывал, до последней минуты! – И она, уже не скрывая счастливых слез, плачет на плече у растроганного деда.
 
А на сцену уже взбирается тучный мэр-коротышка города Брэдбери.
 
Господа! То, что я увидел и услышал здесь, меня, и всех членов муниципального Совета просто потрясло. Конечно, мы тоже отдаем дань уважения мужеству молодых людей и тоже выражаем им свою признательность, хотя действовали они «кхе», «кхе», довольно оригинальным образом.
Но нас потрясло и возмутило поведение некоторых наших горожан. Никогда бы не подумал, что у нас столько людей способных на такое скот… «кхм», да… поведение! Но порядок уже наведен, а когда стало ясно, что никакой нечистой силы в наших лесах и на озере не существует, хочу предупредить горожан, что на смену этой силе, пришла сила закона и она уже действует. В лесах уже работают егеря и лесничие, патрули лесного ведомства, а на озере функционирует речная полиция. Имейте это в виду любители выпить и закусить свежей рыбкой добытой незаконным способом…
 
Мэр смешно подпрыгивает на месте и грозит своим коротким и толстым пальцем потенциальным нарушителям.
 
Но не для этого я вышел сейчас к микрофону, - продолжает он, после того как смешки в зале закончились. – Все мы прекрасно понимаем, что за всеми делами и событиями, которые произошли у нас, стоит один человек.
Понятно, что я говорю о мистере Макговерне. К нашему глубокому сожалению уже экс-президенте компании «ШАНТЕЛ». Именно по его инициативе построен здесь завод высоких технологий, который в будущем даст работу многим горожанам. Компания мистера Макговерна осушила эти проклятые малярийные болота и открыла нам прямой путь к дарам природы: лесу и озеру, которых мы, проживая здесь, отродясь не видели, из-за их недоступности. Мистер Макговерн, как я понял, и сам принимал участие вместе с молодежью в битве за природу. Говорят, что он почетный член этого отряда «кузнечиков»… Вот и мы, члены муниципального Совета, в полном составе присутствующие здесь, решили присвоить господину Макговерну звание почетного жителя города Брэдбери и рады, что он остается с нами навсегда!
 
Переждав бурные аплодисменты, мэр продолжает:
 
- И это еще не все. Озеро, которое до сегодняшнего дня носило на карте название «НЕДОСТУПНОЕ», решением муниципального Совета по согласованию с соответствующими органами, переименовывается в озеро
«МАКГОВЕРН» и останется таким на всех географических картах на все времена!
 
Мэр заканчивает речь, подходит к Макговерну, вручает ему свидетельства
Почетного гражданина и о переименовании озера, высоко поднимает их над головой, обнимает Макговерна и долго трясет ему руку. Макговерн счастливо улыбается, потом подходит к микрофону, приветствует всех
поднятием рук и выждав, когда аплодисменты заканчиваются, говорит:
 
- Всем вам огромное спасибо. Наш десерт подошел к концу. Может, у кого возникли вопросы?
 
- Возникли! – отвечает желчный репортер. – Вот этот молодой человек, которому подарили лодку, довольно лихо продавал нам фотографии псевдопохищения этой очаровательной малышки, - показывает он на Барбару. – Хотелось бы узнать, сколько он на этом заработал и куда пошли эти, не совсем праведно нажитые деньги?
 
Тони подходит к микрофону.
- Разрешите ответить на этот вопрос мне, как командиру отряда. Питер Майски действовал в соответствии с разработанным нами планом оповещения или, если хотите, дезинформации населения, используя средства массовой информации, с целью не допустить посещения леса и озера гражданами, до принятия мер властями. Согласитесь, что сделано это было с благородными намерениями. Что касается вырученных средств за фото и интервью, то деньги помещены на счет недавно созданного фонда охраны природы города Брэдбери. Он открыт в городском банке и деньги, которые заплатили нам редакции газет и журналов, можно считать первым взносом
в дело охраны природы в нашем крае. Так что и тут журналисты оказались впереди! – под смех и аплодисменты заканчивает Тони.
 
Аплодируют и журналисты, довольные таким оборотом дела и даже желчный репортер, правда, принужденно улыбаясь. Его коллега, обращаясь к нему, замечает:
 
- Сейчас вот этот парень, - показывает он рукой на Питера, - спросит тебя, а, сколько заработал ты на этих фотографиях и интервью с ним. И куда подевал эти деньги?
 
- А что у меня спрашивать? Оставил как всегда в баре у Тома Лангера, где же еще…
 
Питер и впрямь сверлит глазами пройдоху-репортера и порывается сказать ему пару «теплых» слов, но стоящая на страже Барбара дергает его за рукав и делает страшные глаза. Питер с вздохом отводит глаза в сторону.
 
- А нельзя ли нам увидеть этих монстров, которыми вы так нас всех напугали? Слышен голос из толпы журналистов.
 
- Можно! – просто отвечает Макговерн.
 
- И когда же?
 
- А прямо сейчас. – Макговерн кивает ребятам.
 
Зал ошеломленно замер. Никто такого не ожидал. На сцене стоят все по прежнему, никто не уходит. Арье, который незаметно оказался за спинами приятелей, расчехляет свое «нечто», которое оказывается пультом управления и смотрит в сторону боковой двери.
 
В мертвой тишине зала скрип открываемой двери, кажется, сродни выстрелу.
 
В дверном проеме показывается огромная голова Сэма. Она оглядывается по сторонам и осторожно, в полусогнутом состоянии протискивается в зал.
 
Зрителям не видно, что помогают зайти Сэму охранники президента.
Сэм выпрямляется и, не глядя на зрителей, тяжелой походкой идет к сцене.
 
Арье регулирует звук, и тяжелые шаги Сэма доносятся до всех уголков зала.
 
Дойдя до середины зала, Сэм поворачивается лицом к зрителям, наклоняет голову и пристально всматривается в глаза, сидящих на первом ряду.
 
Внезапно он поднимает голову, издает свой знаменитый рык и грозит залу
пальцем.
 
Арье, конечно, уменьшил звук до нижнего предела, но все равно, он настолько впечатляющий, что у многих из сидящих в зале останавливается дыхание. Есть и такие, кто уже посматривает на двери…
 
И хотя лица людей выражают понимание, что все это блеф, и перед ними
манекен, элементарный человеческий страх, перед неведомой силой, достал
почти всех.
 
Рев Сэма внезапно прекращается и с его лица сходит выражение свирепости.
 
Он подходит к первому столику, где сидит мэр со своей женой, становится на колени, перед женой мэра, подмигивает ей и тычется губами ей в руку.
 
Жена мэра сидит, ни жива, ни мертва. Потом неожиданно для себя, она гладит Сэма по голове и произносит:
 
- А ведь он очень милый! И какой галантный мужчина!
 
Ее слова в напряженной тишине звучат как взрыв. Взрывается зал – смехом и аплодисментами… Сэм тем временем поднимается с колен, подмигивает мэру, отвешивает залу поклон и лицо его принимает добродушно-залихватское выражение. Он идет к сцене, садится на ее край и застывает.
 
Арье стоит белый за спинами ребят. Слишком велико было напряжение. Но все прошло хорошо, и действовал он ювелирно.
Еще гремят аплодисменты зрителей, а ребята бегут со сцены к дверям и без помощи охранников втаскивают на сцену подводные мотоциклы с наездниками.
 
Их располагают по бокам большого Сэма, и вся эта компания представляет настолько живописную группу, что люди встают, подходят ближе, чтобы самим убедится в существовании этих уже ставших легендарными лесных и озерных призраков.
 
Журналисты и репортеры, как всегда, устраивают давку, мешая, друг другу запечатлеть эту сцену, кричат операторы, которым закрыт обзор, начинается обычный репортерский балаган.
 
И вдруг, неподвижная троица оживает. Мощный рев Сэма просто отбрасывает толпу репортеров назад. Сэм поднимает руку и грозит репортерам громадным кулаком, а малые Сэмы открывают свои красные пасти…
 
Легкое замешательство, потом все разражаются громовым смехом. Правда, от сцены все благоразумно отошли и телекамеры вновь беспрепятственно показывают происходящее.
 
- Просим групповой снимок! Групповой снимок! – кричат из толпы репортеры.
 
Старый и новый президенты переглядываются и согласно кивают головами.
 
Они садятся на стулья по обе стороны от большого Сэма, а отряд располагается позади них. Питер, как всегда задерживается, и что-то опять делает возле большого Сэма. Под энергичные восклицания и жесты Барбары,
он, наконец, занимает место рядом с ней, не забывая при этом подмигнуть
Арье.
 
Президенты, как-то одновременно закладывают ногу на ногу, приготовясь к съемке. Сэм оживает. Он поворачивает голову от одного президента к другому и, внезапно, тоже закидывает ногу на ногу. Все дружно смеются.
 
Боковая дверь, откуда вышел Сэм, вдруг, приоткрывается. Из нее высовывается озабоченная лохматая морда всеми забытого Бима. Он оценивает ситуацию, стремглав бросается к сцене и прыгает на колени к Сэму. Уже на коленях Сэма, Бим становится на задние лапы, что бы его было видно всем, и склоняет на бок свою плутоватую морду.
Смех усиливается. Лица всех трех Сэмов принимают самое добродушное выражение, а большой Сэм, внезапно, поднимает правую руку, пальцы которой Питер успел таки сложить в русский национальный символ -КУКИШ…
 
Все оторопели, а потом одновременно разражаются оглушительным смехом, а отрядный пес Бим, стоя на задних лапах, усиленно машет передними, то ли приветствуя зрителей, то ли прощаясь с ними.
 
КОНЕЦ.
Copyright: Boris Nikitenko, 2009
Свидетельство о публикации №216498
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 22.07.2009 15:58

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.
Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов