Приглашаем к участию в нашем традиционном конкурсе «Самый яркий праздник года». Правила участия в Положении (левая колонка)
Новогодний конкурс
"Самый яркий праздник
года 2022"
Положение о конкурсе
Информация и новости
Произведения конкурса








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Дежурный критик
Алла Райц
Кабинет критика
Диалоги с критиком. Вопросы и ответы
Буфет. Истории
за нашим столом
СИНКВЕЙН
МСП "Новый Современник" представляет
Марина Соколова
Хотела посвятить любви стихи
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Евгения Валиева
Объем: 11390 [ символов ]
Он вернулся
Лето 41-го
 
Фрося то тихонько всхлипывала, то начинала монотонно выть. Растрепанная, с вспухшим от слез лицом, она сидела на кровати и раскачивалась. Её огромный живот казался Федору отчего-то еще больше. Прижимая к себе по очереди каждого из четырех детей, он выговаривал жене:
- Ну будет, будет ужо, вишь, разнылась как... Я ж ненадолго, вернусь, поди, скоро. Если сына родишь, Николаем называй. А дочку - как сама решишь. Ну, будет ужо...
Вдруг он уткнулся в чернявые кудряшки пятилетней любимицы Любаши, и плечи его несколько раз вздрогнули. Девочка замерла, обхватив ручонками большую отцовскую ладонь. Почему папа дрожит? Куда уезжает? Зачем не останется, раз мама так плачет?
Оторвавшись от детей, Федор еще раз обнял Фросю и вышел из хаты. Притихшая ребятня испуганно глазела на мать, продолжавшую странно раскачиваться и выть. Любаша первая вскочила, бросилась к окну, за ней остальные. Федор обернулся и сквозь моросящий дождь разглядел, как непривычно серьезны за стеклом четыре пары детских глаз. В последний раз кивнул и двинулся к калитке.
Он уходил на фронт.
 
Лето 45-го
 
«Жив. Еду домой». Эта мысль согревала, наполняла счастьем. Всё, закончилась проклятая война. Как он избежал смерти, которая все четыре года не отступала ни на шаг, унося жизни без разбору, снова и снова?
Федор сидел, прислонившись к оконной раме душного вагона, набитого такими же, как и он, уцелевшими солдатами. Уже мелькала за окном родная Витебщина, и Федор, всматриваясь в знакомый пейзаж, в сотый раз спрашивал себя: не снятся ли ему эти мирные поля и перелески?
Под однообразный стук колес Федор погрузился в мысли о своей семье. Сколько раз он думал о них, засыпая в походной палатке под отдаленный грохот орудий! Иногда горькая мысль о том, что ему, возможно, уже никогда не доведется увидеть Фросю и детей, обжигала так, что приходилось сдерживать мычание, стиснув зубы до боли. Он отгонял от себя этот навязчивый страх и представлял в мельчайших подробностях их встречу после войны. А вдруг, и правда, повезет, и он вернется? Бывало, размечтается, а потом зажмурится, встряхнет головой...
И вот еще немного - и он обнимет Фросю, заглянет в ее глаза. Она заплачет, конечно, заплачет. Повиснет у него на плечах и разревется. Выбегут дети, все пятеро: Верочка, Надюша, Любаша, Мишка и... четырехлетний мальчишка, а может, девчонка. А Фрося, нет, Вера, скажет: «Гляди, это твой батя. Он с войны вернулся».
Фотографию семьи, взятую с собой на фронт, сберечь не удалось. Сначала она была сильно залита кровью во время ранения, и Федор иногда подолгу всматривался в почти уже неразличимые очертания жены и детей, представляя их по памяти. А в начале 44-го он и вовсе потерял снимок, очнувшись в госпитале после сильной контузии и не найдя своих личных вещей.
Их лица... Какие они сейчас? Фрося, наверное, исхудала сильно, голодали, поди... У нее глаза очень добрые, в них как посмотришь – спокойно становится на душе. А бывало, рассердится на кого из детей – брови на переносице сойдутся, а через минуту в глазах уже добродушные искорки - злиться долго не умеет... А Верка-то раскрасавица небось, пятнадцать уже... Смышленая, вечно всех поучала... надо будет учиться отправить в Витебск... Надюша тоже почти взрослая, ей сейчас тринадцать. Тихая, скромница, все с Мишкой младшим возилась, и так у нее ладно это получалось... Небось, Фросе первая помощница нынче в хозяйстве. А Мишке-то зимой уже семь стукнуло! Может, и не узнает он своего батю. Хорошо бы на рыбалку ходить вместе, научить его всем рыбацким хитростям. И Любаша с ними запросится, конечно... Любаша... Федор не заметил, как его лицо расплылось в широкой улыбке. Эта егоза, болтушка... она кинется ему навстречу, протянет руки, с разбегу запрыгнет... как раньше, когда поджидала его с работы у калитки. Скорей бы обнять ее, прижать покрепче...
Федор, не получивший за всю войну ни одной весточки от Фроси, с завистью смотрел, как другие солдаты читают письма от родных. Сам он часто отправлял жене подробные рассказы о себе, хоть и понимал, что они вряд ли дойдут до его Ульяновки, находившейся в оккупации. Но когда по радио сообщили, что Белоруссия освобождена, ответное молчание стало казаться мучительным. Стараясь не думать о плохом, Федор мысленно оправдывал его тем, что в деревнях еще не налажена работа почты, да и нет у Фроси времени письма сочинять – дети, хозяйство... Писал Федор и соседям, но тоже безответно. А другой родни, кроме Фроси и детей, у него не было – детдомовец.
 
... Федора отвлек от мыслей очередной взрыв хохота балагуривших по соседству солдат. Бывших солдат. Они уже несколько часов, не умолкая, рассказывали друг другу байки из довоенной жизни. «Как странно, будто и не было этой войны...» - подумалось вдруг Федору. – «Все говорят только о том, что они оставили там, в сорок первом, и о том, что их ждет впереди... Теперь у тех, кто выжил, будет новая жизнь. У тех, кто выжил...»
И Федор снова погрузился в воспоминания.
...Андрею Сергеенко было всего двадцать три. Они успели стать близкими друзьями, воюя рядом долгое время. Последние слова Андрея в который раз болезненно отозвались в груди Федора скорбью и благодарностью:
– Нет, Федот, лучше я. Тебя твои дети с войны живого ждать будут. А меня уже никто не ждет, односельчане письмо прислали: батя-партизан погиб, а мать полицаи замучили насмерть. – Андрей поежился, хмуро оглядывая большое поле, заросшее высокой, ни разу не кошенной травой, и отделенное от них колючей проволокой.
Казалось, запах этой травы немного успокаивал, напоминая то время, когда можно было запросто разлечься в ней, вдохнуть этот аромат всей грудью, подставив лицо теплым лучам... И вот он, тот же запах, и солнце такое же, да только остаться лежать в этой траве совсем не хочется.
Федор тогда начал было спорить, но Андрей решительным жестом прервал его, сделал большой глоток из фляги и двинулся в сторону поля. Федор застыл, напряженно следя за каждым осторожным движением друга. Шаг, еще шаг. Андрей ступал, присогнувшись, всматриваясь в каждый метр этой травы, так напоминающей его деревню и то время, когда он пацаном каждое утро гонял стадо на выпас. Сейчас, выбирая самые непримятые, нетронутые на вид места, он делал новый шаг. Еще один. Еще шаг. Взрыв...
И вот теперь Федор едет к своим детям. А его друг остался там, в той траве. Федор расскажет об этом парне своим дочерям и сыновьям, а потом и внукам...
Следом в памяти Федора вспыхнул еще один эпизод.
...Их небольшой отряд почти в упор расстреляли немцы. Он, раненый, лежал среди убитых товарищей и не мог поверить в то, что живой. Все так и остались лежать там, а он, дождавшись, когда не станет слышно удаляющихся голосов, пополз туда, где могли быть свои. Полз почти сутки. Несколько раз терял сознание, но вновь приходил в себя и полз дальше, почти наугад выбирая направление. А перед глазами все время была его Любаша из их последней зимы – она свалилась в овраг вместе с салазками и, смешно дергая ногами, хохотала и тянула к нему свои ручонки в огромных рукавицах. Словно наяву, Федор слышал её звонкий крик: «Батя, ну же, доставай меня скорей! Ну, доставай уже!»
А потом его оперировал в полевой палатке совсем юный мальчик, попавший на фронт, проучившись в медицинском всего два года. Когда этот пацан склонился над его раной и задумался, Федор почувствовал, как тот совсем не знает, что делать. Рассматривая изувеченные внутренности, пацан растерянно мотал головой, боясь принять решение. Федор, превозмогая ужасную боль, хотел сказать что-нибудь ободряющее, но само собой вырвалось:
- Парень, меня дети ждут с войны. Прошу тебя...
Федор увидел в глазах пацана сначала страх, а через несколько секунд - решимость. Этот мальчик шел на риск, но другого выхода просто не было...
 
...Поезд подъезжал к знакомой станции, замедляя ход. Сердце стучало громче с каждой секундой, заглушая стук колес. Наконец, остановка.
Федор спрыгнул с подножки и осмотрелся. От станции до родной Ульяновки километров шесть. Хорошо на душе! Эти места нисколько не изменились, войны будто и не было. Федор бодро зашагал. Домой! Вот сейчас он выйдет из перелеска и увидит соседнюю Дубровку, в самом начале которой стоит школа. Туда ходили перед войной его старшие дочки. Интересно, осенью она откроется?.. Ну, а за Дубровкой и...
Как оглушенный, Федор пытался осмыслить увиденное. Дубровки – не было. Ни одной хаты. Чернело какими-то обломками огромное поле, поросшее высокой травой. Федор сделал еще несколько шагов и почувствовал, как подкашиваются ноги.
Сзади кто-то кашлянул. Федор не сразу, с трудом обернулся и увидел старика, вроде знакомого, но невозможно худого, сгорбленного, с выцветшими и слезящимися глазами:
- Сожгли нашу Дубровку, сгубили. Кто успел в лес уйти – за теми они собак пустили. А кто в деревне был – баб, детей, стариков – всех сожгли, согнали в сарай и сожгли. А я вот живой. Когда стена рухнула, все побежали, немцы стрелять стали, меня ранили, я упал, а на меня убитая Клавдия... они и не заметили, что я живой... Теперь на станции живу. Куда мне, старику, отсюда? Баба моя, да сноха с внуками – все здесь лежат... Может, хоть сына дождусь... Почта не доходила к нам, где он теперь...
Федор схватил старика за руку, хрипло произнес:
- А Ульяновка?
Старик только водил руками, показывая на останки дубровских хат, да качал головой.
Федор побежал. С каждым шагом быстрее, быстрее. Туда, где его ждали. Туда, где его дом, его жизнь... Ускоряя бег, он свернул через лес. Не замечая хлеставших по лицу веток, не разбирая пути, он бежал к ним. Они живы. Они там. Нет, пожалуйста, нет...
Выбежав из леса, Федор застыл, продолжая тяжело дышать. Вместо родной Ульяновки он видел такие же обломки. Страшные обломки. И никого.
Федор медленно шел по заросшей ковылем, давно не хоженной деревенской тропке. Лишь кое-где из травы виднелись остатки обгоревших когда-то бревен, да иногда еще попадались полуразрушенные печи, горько напоминающие о прежнем домашнем тепле хозяев. Найдя то место, откуда он уходил летом сорок первого, Федор остановился, беспомощно озираясь.
- Проклятая война... проклятая... проклятая... – исступленно шептал он, еще надеясь увидеть что-нибудь, напоминающее о Фросе и детях. Но только проржавевшая железная кровать, скособочившись, нелепо возвышалась на этом страшном пепелище. Да остатки печи. Той самой печи, которую он ставил когда-то своими руками, на которую зимними вечерами забирались его дети...
Проклятая война.
Он плакал, упав на колени перед обгоревшими останками того, что когда-то было его кровом.
 
...Вернувшись на станцию, Федор растерянно присел на землю возле путей. Куда теперь?
А перед глазами его беременная Фрося тихо выла, приговаривая: «Только ты вернись обязательно. Береги себя, мы же тут одни совсем...»
И он вернулся.
Но они не сумели дождаться.
Copyright: Евгения Валиева, 2014
Свидетельство о публикации №211360
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 15.05.2014 10:27

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Марина Попёнова[ 30.05.2009 ]
   Какой рассказ! У меня просто слов нет! Уж сколько писали о войне,но судьба Фёдора так взволновала меня.... Вспомнилась песня в исполнении М. Бернеса " Враги сожгли родную хату..."
   Читала и слёзы по щекам... Спасибо Вам! С благодарностью - Марина.
 
Евгения Валиева[ 30.05.2009 ]
   Спасибо, Марина!
   В Беларуси число сожженных деревень - огромно. Об этом и думать-то без слез трудно. А написать так, как хотелось бы, не получилось. :( Возможно, ПОКА не получилось. Спасибо за неравнодушие.
Виргиния Картвелишвили[ 03.06.2009 ]
   Какие варвары! Сердце щемит. Комок в горле...
   Удивительно что в таком небольшом рассказе Вы описали большой период времени, со многими персонажами и событиями.
   И написан сдержаным, точным и очень выразительным языком. Спасибо Вам! Впечатление сильное. Расстроилась. И свой дом вспомнила в Сухуми...
Тамара Ростовская[ 05.06.2009 ]
   Cпасибо Вам Евгения за этот рассказ.Рассказ волнует до слез.Очень сильно и правдиво написано.Верится каждому слову.Тамара
 
Евгения Валиева[ 05.06.2009 ]
   Cпасибо огромное, Тамара! Именно Ваш отзыв особенно значим для меня, ведь Вы знаете о том кошмаре не по книжкам.
Галина Степанова[ 08.06.2009 ]
   Спасибо, Евгения. Хорошо написан рассказ. Ульяновка, Дубровка, Хатынь-сколько таких сожжённых деревень в Беларуси. В Хатыни была несколько раз, рассказываю об этой беде своим ученикам.
   С уважением.
 
Евгения Валиева[ 09.06.2009 ]
   Большое спасибо за отзыв, Галина!
Сергей Алексеев[ 10.07.2009 ]
   Разносторонние чувства после прочитанного – от боли до злости… О самом тексте: впечатление, что написано со слов самого Фёдора, именно - жизненно.
   Спасибо, Жень. С уважением, Сергей.
 
Евгения Валиева[ 10.07.2009 ]
   Да, Сергей. Все, что происходило тогда, и не может вызывать других чувств. Очень больно. Спасибо за сопереживание.

В механической церкви нам будет приют? Давайте обсудим
Артем Виноградов
Евангелие /dev/null
Наши новые авторы
Сергей Седов
Как майор Громов
Кабинет критика
Яна Кауфмана
Кабинет критика Евгения Мирмовича
Кабинет критика
Ольги Уваркиной
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Билеты и значок МСП
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Награды Литературного фонда имени
Сергея Есенина
Именные награды
Награды крупным планом
Награды в новых конкурсах МСП "Новый Современник"
Награды крупным планом
Наши награды за талант
Котировка в граммах чистого юмора
Награды крупным планом
Котировка в талантах
Награды крупным планом
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Региональные отделения МСП "Новый Современник"
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"