Приглашаем на поэтический конкурс "Хит Сезона".











Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискуссии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Новогодние розыгрыши призов от
Литературного фонда
имени Сергея Есенина
Положение о розыгрышах
Форум розыгрышей

Буфет. Истории
за нашим столом
Два сна как из прошлой жизни для жизни настоящей. Чтобы они значили?
Конкурсы на призы Литературного фонда имени Сергея Есенина
Литературный конкурс "Рассвет"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Размышления
о литературном труде
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Курганская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Алтайcкий край
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Зарубежья
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Владимир Милов
Объем: 10767 [ символов ]
ВОЛЧЬЯ ЛЮБОВЬ
За эту зиму Юрка Сыч совсем извелся. Он и до этого был не Геракл, а тут и вовсе: похудел, осунулся и как-то по-старчески ссутулился. Из-за чрезмерной худобы черты Юркиного лица заострились, особенно нос-крючок – Сыч, да и только. Юрка имел ещё одну странность, делавшую его похожим на эту птицу, – взгляд: пристальный, цепкий, изучающий. Уставится на человека и смотрит, смотрит, только тонкие веки-перепонки или мембраны дернутся на какие-то сотые доли секунды и вновь замрут над нависшими бровями. Неприятный был взгляд. Сколько раз Юрки били морду за эту особенность, но потом свыклись – черт с ним, пусть смотрит, авось дырку не прожжёт.
– Юрка, иди, опрокинь стаканчик, – зазывали его деревенские мужики в свою компанию.
– Не буду! Зарок дал, пока этих сюк не постреляю – ни грамма, – Юрка шепелявил и многие буквы путал, особенно когда волновался. Но тогда, как назло, в Юркин лексикон так и лезли столь ненавистные ему слова, состоящие из букв, которые он не выговаривал.
– Ну как знаешь,– мужики к зарокам относились с пониманием, – А как Карка поживает?
– Чё ей будет, сюки?
Карка – это Юркина жена: некогда смазливая, ветреная и пустая бабёнка, к тому же «слабая на передок». Что тут поделаешь, любила Карка всякого рода любовные приключения. А может и не любила? Ведь вряд ли любит алкоголик водку, которая доводит его до скотского состояния, когда и душа, и тело протестуют, и разум противится, но неведомая темная сила вопреки всему влечет человека в этот бездонный омут. Это не просто природная порочность, а болезнь, какая-то одержимость. Каркины измены Юрка не принимал это близко к сердцу, во всяком случае, виду не показывал, что это его задевает самолюбие. У Юрки была одна беда – явно заниженная самооценка. Он уже давно смирился с мыслью, что страшный, тщедушный, шепелявый уродец, (ещё младых ногтей его заставили поверить в это и учителя, и одноклассники) и Юрка ни начто не претендовал: ни на любовь женщины, ни на уважение односельчан.
Юрка Сыч был добрый малый. Она и Карка приблудилась к его двору поздней осенью, как бездомная собачонка: голодная, оборванная, с блямшем под глазом. Пожалел он её, дуру.
Юрка любил природу: весной и летом – рыбалка, зимой и осенью – охота.
– У Юрки – охота, и у Карки – охота, – посмеивалась деревня.
Вначале было поползновение за Юркиной женой закрепить благородное прозвище – Кармен, но оно шло ей, как корове седло, поэтому первые три буквы народ взял из классики, а две, последние, добавил от себя, и получилось – Карка. К такому прозвищу никакого резюме не нужно. Похождения Карки сам черт описывал и того чернила кончились, но не о ней речь. Этой зимой Юрку Сыча лишили покоя волки.
Пока волки резали потихоньку колхозных овец, внимания на них никто не обращал и даже, напротив, многим это было на руку. Частенько по вечерам возле клуба дымился мангал, на котором лениво румянилась аппетитная баранина. Разумеется, шашлык жарили не волки. Вот вам пример мирного существования человека и зверя в условиях развитого социализма, когда все довольны, за исключением разве что овец.
И волкам, и людям эти маленькие шалости сходили с рук. В опалу волки попали, когда в январе зарезали двухлетнего бычка Юрки Сыча. Ведь надо же: ни у кого не зарезали, а Юрки – охотника взяли да и завалили животину белым днём, да ещё чуть ли, не возле дома.
Тут было отчего придти в негодование, словно в морду плюнули, дескать, чмо ты, а не охотник и хрен тебе, а не новую лодку по весне – именно такие надежды возлагал Юрка на быка.
– Карка, сюка, насяла сякуту чистить, а быка в сад выгнала, к стогу сена. Я сляды смотрел: волсяра быка от дома отсёк и ся деревню погняль. Крупные сляды, видно, матёрый, сюка! А волчица их в кустах за деревней поджидала – сик, горло быку, как косой, тот и дрыгнуться не успел. Волчица резала. Хорошо они там погуляли: кругом куски мяса валяются оторванные. Зачем? Волк, что оторвёт, то проглотит. Смеются надо мной, сюки!
С тех пор Юрка потерял покой, целыми днями он колесил по округе в поисках волчьего логова. По осени Юрка промышлял барсуками и делал на этом неплохие деньги, продавая жир туберкулезникам. Но на волков ему охотиться ни разу не приходилось. Это было что-то новое, загадочное, зловещее. Несколько раз за эту зиму Сыч ездил в район и вёл переговоры с другими охотниками. Просил председателя колхоза писать какие-то письма. В конце февраля в деревне появились четыре снегохода «Буран». Время от времени Юрка отчитывался перед общественностью:
– Хрен возьмёшь с тарелки гвозди! Ох, хитры, сюки! Чуть «Буран» затарахтит, волчара сразу на стог залезает и оттуда зырит, куда мы едем. А потом, как пятки смажут и тигулю. За сутки по двести километров пробигают. А потом опять возвращаются, что им тут мёдом что ли намазано?
Однако, хлопоты Сыча увенчались успехом. Однажды, серым мартовским утром, сырым и ветреным, когда уже в дуновение ветра явственно чувствовалось дыхание весны, к магазину подъехал «Буран» с санями на буксире. За рулём снегохода сидел охотник в белом комбинезоне, а сзади его Юрка Сыч в медицинском халате. К саням был привязан мертвый волк.
Толпа ринулась смотреть трофей. Но подойдя к саням люди, вдруг замирали и, словно при покойнике, начинали говорить шепотом: вид огромного зверя с оскаленной и как-то неестественно перекошенной пастью, вызывал ужас. Деревенские собаки, трусливо поджав хвосты, прятались за людей.
– Хорош теленочек? Мы его сейчас на складе взвешивали – 90 кг. Нагулял, сюка, тело на моём быке. Давайте за просмотр по рублю! – Кто-то принёс из магазина водки. – Теперь можно. Волчица ушла, сюка! А у этого, волка, челюсть была сломана, да видать, срослась неправильно. Не мог он сам жрать, вот волчица его и кормила, отрывала ему куски от моего быка, – Юрка натощак быстро захмелел, его глаза лихорадочно заблестели, голос сделался тонким и плаксивым, – А ведь не бросила она его – калеку! Ой, сюка! Вот ведь как любила! А умирал он как? Мы их к речке прижали, всё – тупик: лед уже от берега оттаял – метра три нужно было прыгать. Волчица перепрыгнула, а ему ляжку прострелили. Он ей и говорит: «Беги, моя голубка, спасайся! Тебе ещё наших детей растить нужно. Не поминай меня лихом. Приму я лютую смерть за нашу любовь».
– Что так и сказал? – попытался кто-то съязвить в толпе, но всегда спокойный и равнодушный к насмешкам Юрка взрывается:
– Смейтесь, смейтесь, сюки! Досмеётесь, вот ощениться она, только пух от вашей скотины полетит по осени, леса у нас не маленькие – есть, где затаиться. А он за свою любовь героическую смерть принял: сам на собак бросился. А что он может сделать, с такой челюстью? Но собак он тормознул – не дал им прыгнуть за волчицей.
Юрка Сыч говорил сбивчиво и вдохновенно. Прилив вдохновения путал его мысли, но, тем не менее, из его путанного, сбивчивого рассказа вырисовывалась четкая картина. Волки бежали к реке. Обрывистый, крутой берег давал возможность разогнаться перед прыжком. Волчица прыгала первая, и чуть было не утонула; под её задними лапами обломился огромный кусок серого, ноздреватого льда. На брюхе она выползла на льдину. Ей повезло, иначе бы мощное течение реки увлекла бы её под лёд.
Волк на мгновение остановился. Это промедление было нужно для того, чтобы дать волчице сгруппироваться перед прыжком. В этот миг его и зацепила пуля. Он по инерции спустился вниз, но понял, что ему не перепрыгнуть полынью. Волчица в нерешительности металась по льду.
Волк резко осадил перед самой водой и, осознав всю безвыходность своего положения, и чтобы не провоцировать волчицу на роковой, опрометчивый поступок, развернулся и бросился на собак. Единственное, чем он мог им досадить, это сбить двух-трёх с ног мощной грудью. И когда собаки поняли, что волк-калека не представляет для них никакой угрозы – бросили на него. В гигантском живом клубке замелькали собачьи морды и лапы.
Серый мартовский наст окропился волчьей кровью. Но дело было сделано: волк выиграл время – волчица была спасена. Теперь можно было и умереть достойно. Волк каким-то непонятным образом перекувыркнулся через голову, разбросал собак и бросился на «Буран». Он облегчил охотникам задачу: до этого они не решались стрелять в эту кучу-малу из-за боязни попасть в собак. Теперь стрелять было можно.
Последний раз спружинили мускулистые волчьи лапы, мелькнул перед глазами лес и хмурое мартовское небо. И кто бы что не говорил: он сам сделал свой выбор и ни о чем теперь не жалел, и ни в чем не раскаивался.
Волчица наблюдала за этим уже с другого берега. Пули поднимали снежную пыль возле её лап, увертываясь от них, она прыгала по сторонам, переступала с ноги на ногу, но почему-то не убегала. И одному только Богу известно, что творилось в её душе.
Из толпы выходит подвыпившая Карка, с желтым, словно восковым лицом, вся в каких-то фурункулах (поговаривают, что у неё сифилис) и тянет Юрка за рукав:
– Пойдем, сейчас и у нас с тобой любовь будет!
– Уйди, сюка! – Вырывается Юрка, – Сейчас как дам прикладом промеж глаз и ляжешь тут рядом с волком.
Юрки наливают ещё стакан водки, он выпивает и, вдруг, к удивлению всех начинает навзрыд плакать. Сам, стыдясь этих слез, он садится на корточки возле убитого волка и закрывает лицо полой халата.
Мертвый волк с широко растворенной пастью и вывалившимся наружу алым языком, словно беззвучно хохочет над Юркиным горем. Пуля от карабина вошла точно в грудь и вышла со спины между лопатками, по траектории полета пули было понятно, что стреляли снизу вверх. Смерть застала его в прыжке.
Юрку уже больше никто, не о чём не спрашивал, глядя на него и на Карку всем и без того всё ясно: Юрка позавидовал волчьей любви.
Размазывая кулаком крупные, как градины, пьяные слезы по обветренному лицу, Юрка выглядел смешно и нелепо. Какой он охотник? Вон они охотники: в унтах, в меховых «пилотах», в белых комбинезонах, карабины у них с оптическими прицелами, румяные, здоровые, в каждом по центнеру веса – сытые, ухоженные. А Юрка – такого соплёй перешибёшь: в стоптанных, прожженных у костра валенках, в этом смешном халате, с проволокой вместо пуговиц, вооруженый старенькой двустволкой – какой же это охотник? Горе, а не охотник! Охотники не плачут, а этот распустил нюни. Городские, настоящие охотники усмехались в усы, к ним инстинктивно льнули деревенские бабы, а Юрка безутешно плакал.
Сегодня он отомстил за съеденного бычка, но смерть его обидчика не принесла ему удовлетворения и место обиды в душе теперь заняла странная, непонятная тоска, пронзительная, как волчий вой, и гнетущая, как могильный камень. Юрку мучили сомненья: что-то он сделал не так, не то, опрометчиво, не по совести и этого уже нельзя было поправить, переиграть, но что именно – Юрка не знал. Пока не знал…
 
3.04.09 г.
Copyright: Владимир Милов, 2009
Свидетельство о публикации №205792
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 28.08.2009 15:58

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Надежда Николаевна Сергеева[ 10.04.2009 ]
   очень понравился рассказ.
   персонаж словно нарисован, и речь, и характер передан
   читаетс легко, на одном дыхании
   
   с теплом, Надежда
 
Владимир Милов[ 10.04.2009 ]
   Надежда, Вы первая кто оценил этот рассказ. Вещица новая и по жанру пустяшная, в чём ещё, может быть, но история документальная. Спасибо большое, за ваше понимание. С уважением Владимир Милов.
Надежда Николаевна Сергеева[ 10.04.2009 ]
   не говорите о своих произведениях "пустяшное"­;­
    :-) это далеко не так
Владимир Милов[ 10.04.2009 ]
   Я имел ввиду жанр - деревенская байка. Спасибо, что вы меня защищаете, от меня самого.
Надежда Николаевна Сергеева[ 10.04.2009 ]
   байки тоже имеют право на жизнь...
   вот и у меня есть "шахтерские байки", навеянные рассказами мужа-шахтера в прошлом
   да и мои новеллылюбовные - тоже в какой-то мере байки :-)
Дина Исаева[ 10.04.2009 ]
   Хороший нравственный сюжет. Яркие образы: Юрки, Карки, волка. Юрка поверил в волчью любовь, своей-то нет. А он что, раскаялся или жену тоже убить решил? С уважением, Дина Исаева.
Феликс Лукницкий[ 10.04.2009 ]
   Отличный короткий рассказ. По фабуле - отчасти в стиле прежде популярных авторов книг о животных, но и что-то от хорошей прозы 19-20-го веков...
   На мой взгляд, незначительное редактирование не помешало бы, но - чтобы не тронуть авторского языка и композиции.
   (Пожалуйста, прочтите и исправьте опечатки).
   
   Удачи, Феликс.
Сергей Ворошилов[ 10.04.2009 ]
   С удовольствием прочитал. Спасибо.
Елена Логачева[ 24.04.2009 ]
   Живо, пронзительно. Запомнится, как и все твои рассказы и стихи. Раз прочитаешь и впечатались в память.
Нина Роженко[ 11.07.2009 ]
   Сильная вещь! Яркие образы. Вы - талантливый человек. Умеете зацепить читателя. И еще: самое главное в талантливой вещи - свой внутренний мир, куда читатель входит и уже не хочет выходить. Вот Вы, Владимир, умеете создавать этот мир.
 
Владимир Милов[ 11.07.2009 ]
   Это тоже зарисовка с натуры. Более полное полотно это повесть "Мухтар", там действитель я попытался правдиво изобразить окружиющий мир, глазами собаки.
Нина Роженко[ 12.07.2009 ]
   Начала читать Вашего "Мухтара",­ утащила в избранное. Как дочитаю, обязательно подлюсь впечатлением.
Тубакин Эдуард[ 16.07.2009 ]
   Обалденный рассказ, очень глубоко копаете, товарищ! Задумался, чешу репу, спасибо!
 
Владимир Милов[ 17.07.2009 ]
   Очень рад, что Вам это понравилось. Почёсывание репы иногда даёт неплохие результаты.
   С уважением Владимир.
Лев Ланский[ 23.08.2009 ]
   Сильная вещь!
   Спасибо, Владимир!
 
Владимир Милов[ 24.08.2009 ]
   Спасибо Вам.
Олеся Еранова[ 24.08.2009 ]
   Не могу это читать. Нервы слабые, простите! Поэтому не дочитала до конца. Только почувствовав смерть. Люблю людей и животных(вроде разной мерой), но сравнивая бомжа и бездомного животного... на стороне второго, сердце кровью обливается. Человек имеет слишком большой выбор вариантов жизни, животное же полностью подвластно человеку... т.е выбора мы им не оставляем часто совсем. Владимир опять же больную тему затронули. Часто путаю понятия волки и люди...простите за резкость.

С днем рождения!
Людмила Клёнова
Расскажи мне...
Любовь Кулагина
Не надо раздражать Аллаха
МСП "Ноый Современник" представляет
Валентина Тимонина
Лицезрейте, господа
Как стать автором книги всего за 100 слов
Положение о проекте
Общий форум проекта
Остап Бендер в наши дни
О возобновлении выпуска наших журналов
Об издательской деятельности на портале и особых наградах за возобновление выпуска журналов
Мнение...Критические суждения об одном произведении
Виктор Лидин
Отпустила б ты...
Читаем и обсуждаем.
Презентация книги Михаила Поленок
"Не ради славы…"
Устав, Положения, документы для приема
Билеты МСП
Конкурсы 2022 года
Дипломы Номинатов конкурсов МСП 2022 года
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
Планета Рать
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Организация конкурсов и рейтинги
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России
Литературное объединение
«Стол юмора и сатиры»
Общие помышления о застольях
Первая тема застолья с бравым солдатом Швейком:как Макрон огорчил Зеленского
Комплименты для участников застолий
Cпециальные предложения
от Кабачка "12 стульев"