Внимание Авторам! В середине апреля планируется открытие Хита Сезона имени Татьяны Куниловой. Принимайте участие! Следите за новостями!
Блиц-конкурс
Апрельский снег


Дежурный редактор
Игорь Истратов
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Регистрация автора
Наши авторы
Объявления и анонсы
Новости дня
Дневник портала
Приемная дежурных
Блицы
Приемная модераторов
С днем рождения!
Книга предложений
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Вопросы и ответы
Фонд содействия
новым авторам
Рекомендуем новых авторов
Альманах "Автограф"
Отдел спецпроектов и внешних связей
Диалоги, дискуссии, обсуждения
Правдивые истории
Клуб мудрецов
"Рюкзачок".Детские авторы - сюда!
Читальный зал
Литературный календарь
Литературная
мастерская
Зелёная лампа
КЛУБ-ФОРУМ "У КАМИНА"
Наши Бенефисы
Детский фольклор-клуб "Рассказать вам интерес"
Карта портала
Наши юные
дарования
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

ЧИТАЯ ДРУГ ДРУГА. ПРОЕКТ ВЗАИМНОГО РЕЦЕНЗИРОВАНИЯ.

Номинация: Проза

Все произведения

Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Анна Глас
Объем: 11641 [ символов ]
Кошка
Кошка, самая обычная серая кошка пробежала мимо меня и скрылась за колесом стоящего на краю дороги автомобиля. Ничего примечательного в ней не было кроме большого живота. Без сомнений, скоро она должна была стать мамой. Она посмотрела на меня голодными глазами, жалостливо умолявшими о помощи, но мне нечем было ее накормить. Я остановилась напротив нее, под крышей большого синего балкона и закурила, выпустив тонкую струю серого дыма.
 
На улице начало декабря. Сырая погода, мокрый снег то и дело перемежается с дождем. Холодно. Как на зло, забыла дома перчатки, и руки мерзнут так, что уже трудно уловить их границу с ледяным воздухом. Стоять трудно – тело тут же начинает трястись. Да, очень холодно.
 
Почему я не сказала об этом раньше? Мне хотелось, чтобы вы представили сначала самую обычную серую кошку. Какой вы ее представляете? Мягкой, пушистой, толстенькой? Кошка – это всегда что-то приятное и теплое. Наверное, когда-то она именно такой и была. А теперь представьте это некогда приятное, теплое и пушистое животное, продрогшим комком грязи с клочьями склеившейся от воды шерсти и маленькими льдинками на ней. В такую мерзкую и холодную погоду это бедное существо, еле передвигаясь на трясущихся лапах, казалось нереальным. Вообще, нереальным кажется жизнь в такой погоде. А ведь она жила. Да еще и котят в придачу вынашивала. Голодная, холодная. Была ли она несчастна в этот момент? Это мы, люди, думаем о том, хорошо ли нам или плохо, как можно жить, чтобы было лучше и как лучше не делать, чтобы не стало хуже. А что же она? Наверное, она просто жила инстинктами, никому не жалуясь на свою судьбу. И, может быть, даже считала себя счастливой. Ведь она жила. Ведь ей совсем не с чем было сравнивать свою жизнь. Она просто жила ради того, чтобы выжить.
 
Так и смотрела она на меня своими умоляющими глазами. Молча, покорно и униженно. А я смотрела на нее, лишь иногда поднося к губам сигарету. На улице все также стояла безжалостная мерзость. Да и куда ей деваться? Такая погода не меняется за пять минут. Ветер хлещет по лицу и рукам ледяными каплями и острыми снежинками, у которых не существует красоты. Это спокойный мягкий снег бывает красивым. А такие уродливые иголки даже рассмотреть-то невозможно. Их только чувствуешь - как они впиваются в открытые участки тела. И в эту кошку.
 
Да, кошка.
 
Единение наших взглядов в какой-то момент разорвал мужчина лет сорока. Не смотря на погоду, он был без куртки, только лишь в теплом шерстяном свитере. Он быстрым шагом шел к машине, несомненно, замерзая и, возможно, жалея, что больше ничего не надел. Мужчина был невысокого роста, с залысинами, вытеснявшими волосы непонятно-коричневого оттенка. На его непропорционально большом носу виели очки с быстро запотевавшими стеклами. А внизу черных брюк, как-то странно подчеркивавших короткие ноги, красовались два пятна уже успевшей налипнуть грязи. Я не видела откуда он вышел, должно быть, из одного из близлежащих домов. Да это и не важно.
 
Когда до машины ему оставалось насколько метров, кошка быстро перевела на него взгляд. Наверное, почуяв неладное, она прижала уши и скукожилась, словно собираясь убежать. Наверное, она и убежала бы сразу, если бы не холод. Ей хотелось выждать до последнего, чтобы окончательно убедиться в том, что покинуть свое жалкое временное убежище, все же, придется. И, на свою беду, она выждала. Когда нога мужчины уже почти коснулась ее, кошка привстала и выбежала на дорогу, но снова вернулась под машину, описав небольшой круг. Все же, ей очень не хотелось выбегать из своего нового укрытия, где, по крайней мере, не хлестал так больно дождь. Открывая дверь, мужчина резким движением задел ее торчащую головку со все еще прижатыми ушками и, видимо разозлившись, совсем не думая, жестоко со всей силы ударил ногой по большому круглому животу, словно это был футбольный мяч.
 
Я еще успела видеть боковым зрением, как кошка пролетела в воздухе расстояние чуть ли не в несколько метров, но уже поворачивала голову на неожиданно прозвучавший крик. Я так засмотрелась на несчастное животное, что не заметила, как рядом со мной остановилась девушка лет двадцати. Маленькая, худенькая, с наивным детским личиком, она была напугана и кричала… Быстро дыша, жадно хватая ноздрями воздух, она смотрела в одну точку, не отводя глаз. Ее губы дрожали, а на лице… Ужас. Черный, пронизывающий.
 
Я снова посмотрела туда, где видела кошку. Она отлетела прямо на проезжую часть и, задыхаясь пыталась встать. Но сильный удар и жуткая боль едва ли давали ей пошелохнуться. Вдалеке показался грузовик.
 
Интересно, если бы у этой кошки был выбор: избавиться от этих жутких страданий, навсегда исчезнув под колесами грузовика или, все же отдать предпочтение инстинкту выживания – что она выбрала бы? Никто не знает ответ на этот вопрос, но мне кажется, она бы жила. Просто потому что так заведено природой – животные живут для того, чтобы выжить. Мы ведь не должны умирать, мы должны цепляться за жизнь, какой бы она ни была. Никто не знает, что скрывается от наших глаз по ту сторону тела. Но мы все идем каждый своей дорогой, стараясь отогнать смерть подальше. И что удивительно – даже, если желаем ее. В нас есть этот инстинкт и что-то нас должно держать. Может быть, поэтому он и существует в нас, чтобы было хоть что-нибудь, удерживающее здесь, на Земле? Ведь больше ничего не осталось. Как бы сильно мы не ненавидели жизнь, встав на краю пропасти, большинство посмотрит в низ и передумает прыгать. Почему? Они захотят покончить с собой иначе? Едва ли. Просто в этот момент включается программа, удерживающая наш мозг от непозволенных поступков. Кем и когда не позволенных? Природой? Эволюцией? Богом? Всего лишь риторические вопросы. Да и не надо нам знать ответ. Наша задача здесь – жить. Поэтому большинство из нас боится смерти. А большинство из оставшихся, сталкиваясь со смертью напрямую, с невероятным врением хватаются за жизнь в последние ее мгновения. Да, кошка тоже схватилась бы, если бы могла.
 
Но ее судьба уже была решена. Через несколько секунд колеса огромной машины прижали ее к земле, оставив лишь мокрое пятно на асфальте. От некогда мягкой и пушистой кошки осталось всего лишь пятно крови, перемешанной с грязью и шерстью. И не было больше ни кошки, ни котят, которые так и не родились. И не было больше двух, трех, четырех, а может и больше жизней. Не было больше борьбы. И таких же закаленных, сильных жизней, так и не начавших битву за выживание. Она боролась. Она боролась всю жизнь. Она была сильнее тысяч других кошек, с детства привыкших нежиться на диванчиках теплых квартир. Она должна была жить. И дать жизнь другим. И она не думала, зачем. Она просто жила, потому что знала только одно: ей дана жизнь и она обязана ее беречь.
 
Только ее потомство так и не узнало об этом. Всего лишь из-за раздраженности какого-то неудачника, который, вероятно почувствовал себя сильнее и достойнее, сумев обидеть беззащитное животное. Он, кстати, уже уехал. И, кажется, его совсем не беспокоила, упавшая на его совесть смерть. А может быть, какого-то из ее котят подобрал бы добрый человек и избавил от такой же бродяжной жизни? Может быть, он бы играл с ним, ласкал его, чесал за ухом каждый день? А котенок мило мурлыкал бы, заставляя хозяина улыбнуться. Может быть, это был бы какой-нибудь одинокий старичок или старушка, полюбившая его, как родного ребенка? Может быть, он стал бы отрадой еще для одной одинокой и бесполезной жизни? И две эти жизни уже не были бы бесполезны, ведь они дарили бы свет и смысл друг другу. В любом случае, мы уже никогда не узнаем, что могло бы произойти.
 
Девушка рядом отчаянно вздохнула. Она не кричала уже, но наполняло страдание.
 
- Она… она ведь была беременна, - выдавила она скорее в пустоту, чем мне. – Почему? Почему он так с ней? Почему мужчины так жестоки? Им никогда не почувствовать ощущение, когда в тебе, внутри тебя зарождается новая жизнь. Как преображается мир в этом время, как меняется твое тело, как меняется душа… Многие ли из них стараются хотя бы понять женщину? Многие ли наблюдают за ней и заботятся так, как она этого хочет, как она этого заслуживает? Она носит их ребенка, она выполняет самую важную, сложную не только свою миссию и миссию своего мужчины. Она живет за двоих в это время, выхаживая третью жизнь. А они? Большинство из них только и умеют что ворчать о том, как изменилась жена да как много ей вдруг стало надо, а потом пить неделю напролет за рождение сына или дочери. На этом их участие заканчивается. Боже, как больно было этой кошке! Что же, что он с ней сделал? Он убил ее! Он причинил ей невыносимую боль, и к тому же убил… Беременную, жалкую, беззащитную. Он едет сейчас в теплой машине по своим мелким делам, уже забыв о том, что сделал, а еще минуту назад живое существо, размазано по асфальту. Ледяному, мокрому, серому. Мертвому асфальту… Как они жестоки, как же жестоки мужчины!
 
Девушка плакала. Это были уже истерические слезы, неосознанные слова. Что-то произошло в ее жизни. Что-то, что она была не в силах скрывать, что вылилось несдерживаемым реквием погибшей истерзанной кошке. Никого не было кроме меня рядом и я не могла не спросить у нее:
 
- С вами произошло что-то? Почему Вы так близко принимаете эту боль?
 
Казалось бы, не слыша вопроса, и продолжая говорить о своем, она, все же отвечала мне:
 
- Он убил моего ребенка. Он заставил меня сделать аборт и ушел. Оставил меня одну. Совсем одну, не оставив даже той жизни, которую дал Бог. Я носила этого ребенка два месяца, я жила им, я любила его, еще нерожденного, ведь у него уже была душа, ведь он уже все понимал, ведь он уже жил и жил внутри меня!.. Он был частью меня, частью его и в тоже время, новым, отдельным, другим существом. А он заставил меня убить его… И оставил одну! Он не хотел брать на себя ответственность – плевать, я бы растила его сама, но он не дал - его, видите ли, совесть бы мучила. А от убийства не мучает. Они никогда, никогда не поймут, что мы чувствуем, вынашивая детей! Безжалостные машины. Им бы только в постели кувыркаться да водку пить после рождения, если до этого вообще доходит, а все остальное – нам. Все нам! А им плевать… Плевать! У них работа, друзья, они, видите ли, устают сильно. А что мы при всем при этом чувствуем… Им все равно. Все равно!
 
Она замолчала. И видно было, как плотно она стиснула зубы. И видно было, какая боль разъедала ее душу.
 
- Как Вас зовут? – спросила я. Мне вдруг ужасно захотелось назвать ее по имени, сказать ей что-нибудь теплое, взять за руку и сказать, что не все, не все они такие! Что ее обязательно встретит совсем другой человек, который поймет ее чувства настолько, насколько это возможно…
 
- Ирина, - тихо, но уверенно проговорила она. Я уже приоткрыла рот, приготовив речь, но она не дала мне продолжить, а пристально посмотрела мне в глаза и тихо, обессилено добавила:
 
- Простите меня, мне не надо было…
 
Я лишь собралась ей возразить, но она резко развернулась и быстрым шагом пошла по тротуару. Посмотрев ей в след, я сделала последнюю затяжку и, выбросив остатки того, что когда-то было сигаретой, продолжила свой путь по холодной, мерзкой погоде. Пожалуй, Ирину мне все равно не удалось бы переубедить – наверное, испытав такую боль однажды, уже трудно уверовать в добрые сердца людей.
 
И еще долго не оставляли меня мысли о низеньком мужчине с залысинами, самоутверждающимся за счет унижения слабых, одинокой девушке, страдающей от непонимания, как миллионы других женщин… И кошке. Беззащитной, замерзшей, но такой сильной, так крепко держащейся за жизнь одинокой кошке, которая не думала ни о понимании, ни о счастье, а просто жила. Жила потому, что ей дана была жизнь.
 
30.11 – 15.12.08
Copyright (с): Анна Глас. Свидетельство о публикации №191891
Дата публикации: 16.07.2009 01:12
Предыдущее: Снежинка

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Мальцев Михаил[ 16.12.2008 ]
   <Вне конкурса>
   Замечательно!!! Главное-чтобы таких рассказов не было слишком много, а то уже не так остро проходит.
   Оччень захотелось взять пистолет и убить этого гада (сначала постоять над душой с дулом).
   Великолепно!
 
Анна Глас[ 20.12.2008 ]
   Спасибо, я рада что этот рассказ произвел на Вас такое впечатление :)
Кирилл Черновол[ 16.12.2008 ]
   Что сказать? Написано хорошо, чувства трогает, мысли высказаны. Да, реально становится жалко эту кошку. Но есть одно "но": женщина говорит, что мужчины-ужасные существа. На мой взгляд, тут надо смотреть шире: не мужчины, а люди. Люди, способные лишить кого-то жизни или навредить кому-то просто из-за плохого настроения. Не надо делить людскую сущность по половому признаку: не имеет смысла.
 
Анна Глас[ 20.12.2008 ]
   Спасибо!
   Знаете, Кирилл, дело в том, что здесь я хотела сказать даже не столько о жестокости людей, сколько скорее о непонимании женщин мужчинамми. Именно потому кошка была беременна, а девушка была брошена, сделав аборт - то и другое мужчинам никогда не прочувствовать. Другое дело, что я сделала это не слишком явно, дабы не навязывать точку зрения автора, а просто дать возможность читателю самому найти здесь то, что ему будет ближе.
Мальцев Михаил[ 17.12.2008 ]
   Кирилл, возможно ты ищешь глубокий смысл там, где его нет... Для девушки мужчины ужасны, потому что ей сделал зло мужчина. И это правильная субъективная оценка! Большинство отморозков кстати тоже мужчины.
Лео Воронин[ 31.03.2009 ]
   Очень трогательно написано и в таких ярких красках, все герои, "декорации"­;­ перед глазами встают. И кошку, и девушку очень жалко, хорошо, хоть у последней есть будущее.
Эллина Беликова[ 20.08.2009 ]
   Если это произведение только о взаимоотношениях между мужчинами и женщинами, тогда ценность его невелика. И будет невелика до тех пор, пока сами эти взаимоотношения не превратятся в призму, сквозь которую отражаются непреходящие, независящие от пола и возраста проблемы человеческого существования. Другое дело, что здесь есть попытка показать жестокость, но не более того. Всегда нужно стремиться выше!
Игорь Саенко[ 25.09.2016 ]
   Прочитал дважды. Первый раз отслеживая техническую сторону, второй -
   настраиваясь на смысловую часть. Итак.
   
   1 абзац. Второе предложение. Перед "кроме" запятая. Там же - "под
   крышей большого синего балкона". Если начали выделять эту часть
   запятыми, то надо было поставить и вторую.
   
   2 абзац. Наречие "назло" пишется слитно. Там же. "...руки мерзнут так,
   что уже трудно уловить их границу с ледяным воздухом..."
   Очень громоздкий, неоправданный, на мой взгляд, образ. А если бы не
   было холодно, границу определить было бы легко? Тут желательно
   бы попроще. Например, "... а руки уже мёрзнут так, что температурно уже
   никак не отличаются от ледяного воздуха..."
   
   3 абзац. После "пушистое существо" запятая не нужна.
   
   6 абзац. "Виели". Опечатка. Пропущена буква "с". Там же - "...я не видела
   (запятая) откуда..."
   
   8 абзац. Предыдущие события ГГ описывает очень подробно: как мужчина
   садится в машину, как кошка делает круг, как дверца чуть ли не
   задевает её головку, как мужчина бьёт её ногой в живот, а то, как кошка
   от удара летит, уже видит боковым зрением. Понятно, что женщина
   идёт мимо, но всё ж таки надо определиться - внимательно она смотрит
   или краем глаза. А то возникает смысловой дискомфорт.
   
   9 абзац. Деепричастие "задыхаясь"­;­ выделяется запятыми с обеих сторон.
   Там же - "пошелохнуться&­quot;.­ Громоздкое слово, на мой взгляд.
   Может, просто "шелохнуться&qu­ot;.­ Впрочем, на усмотрение автора, конечно.
   
   10 абзац. В первом предложении "всё же" либо выделить двумя запятыми,
   либо не выделять вообще. Там же - "мне кажется" выделяется двумя
   запятыми. Там же - "Просто потому (запятая) что так заведено природой.
   Там же - "и (запятая) что удивительно (запятая) даже если
   желаем её". Там же - "в нас есть этот инстинкт (запятая) и что-то нас
   должно держать" (сложносочинённое предложение, две части в
   котором перед союзом "и" отделяются друг от друга запятой). Там же -
   "вниз" пишется слитно. Там же "врением",­ опечатка. Быть может,
   "рвением"?­
   
   11 абзац. "...А может (запятая) и больше жизней". Этот абзац в целом
   вообще требует доработки.
   
   12 абзац. "Вероятно"­ нужно выделять запятыми с обеих сторон. Там же -
   после "не беспокоила" запятая не нужна. Автор пишет, что от
   "мягкой и пушистой кошки осталось всего лишь пятно крови", но это
   странно. Отметая мерзостность этой картинки, мы вынуждены всё же
   признать, что, кроме пятна крови, там должно было остаться ещё что-
   нибудь. Кошка - это всё-таки не бесплотный пузырь с кровью. А как же
   кишки, кости и пр.? Тут описательная часть не полная или не завершена
   сознательно - либо по ленности автора, либо по его брезгливости.
   
   13 абзац. Второе предложение непонятно по смыслу. Даже если
   "наполнялО"­;­ поменять на "наполнялА"­;,­ всё равно смысл не проясняется.
   
   14 абзац. "Как преображается мир в этоМ время..." Опечатка. Там же - "а
   еще минуту назад живое существо, размазано по асфальту..."
   Тут размазано не только "живое существо", но и смысл. Точнее было бы
   так: "...а существо, ещё минуту назад живое, теперь размазано по
   асфальту".
   
   15 абзац. Словосочетание "кроме меня" выделяется запятыми. Перед "и я"
   также запятая.
   
   17 абзац. Части этого предложения противоречат друг другу. Как может
   девушка, "продолжая говорить о своем", одновременно отвечать
   кому-то? Быть может, вернее было бы так: "Казалось, она не слышала
   моего вопроса, продолжая говорить о своём. Лишь некоторое время
   спустя она ответил мне".
   
   Вот, пожалуй, все основные ошибки, выявленные при беглом взгляде.
   Наверняка тут есть и ещё, но их выявление требует более глубокого
   анализа, на что нужно больше времени, чем то, которым я располагаю
   сейчас.
   
   Теперь о тексте в целом. Текст неровный, сырой. Это типичный, на мой
   взгляд, образец женской прозы, где на первый план выходит
   чувственная составляющая, а логика повествования хромает. Говорить о
   каком-либо едином стиле пока рановато - автору ещё нужно
   работать и работать. Предложения временами громоздкие, замедляющие
   динамику повествования. Желательно их разбивать на две, а то и на
   три части, не меняя смысловой нагрузки и, вместе с тем, упрощая её
   восприятие.
   
   По смысловому содержанию рассказ - триллер с некоторой
   нравоучительной нагрузкой. Все мужики подлецы - тезис страдающей
   девушки,
   замкнувшейся в своём несчастье. Её возлюбленный настоял на аборте, но
   сама-то она зачем дала на это согласие? Отрадно, что Главная
   Героиня этих взглядов не разделяет, пытается сгладить это мрачное
   мировоззрение, но девушка её слушать, увы, не желает - быстро покидая
   сцену действия. Над этим рассказом хорошо бы ещё поработать,
   уменьшить пафос в репликах девушки, подкорректировать философские
   рассуждения ГГ. Несомненно, талант у автора есть - так что задача эта ему
   по плечу.
   
   Пожалуй, соглашусь с оценкой, выставленной ранее другими авторами
   этому рассказу - 3 балла.
   
   Творческих Вам удач!
   
   С уважением Игорь Саенко.
 
Игорь Саенко[ 25.09.2016 ]
   Не знаю, почему после цитаты "пошелохнуться&­quot;­ возник ряд непонятных значков. Сверился с оригиналом -
   всё у меня вроде в порядке. Ну да ладно...

Скоро!
Тема недели
Литературный семинар-конкурс миниатюр
«Семь тетрадей жизни»
Положение о конкурсе
Cеминар
Конкурсные работы
Объявления и итоги
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Региональные
отделения
Форум для членов МСП
Писатели нового века
Приглашаются волонтеры!
Направления
деятельности
Билеты и льготы
Порядок освобождения
от оплаты взносов
История МСП
Реквизиты и способы
оплаты взносов
Бизнес-ланч для авторов
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Издательство
"Новый Современник"
Новости, анонсы, объявления
Бизнес-ланч для авторов
Книжные серии Союза писателей
Типовые расценки на печать книг