Дмитрий Шашкин и проект "Мнение. Критические суждения об одном произведении" приглашают авторов принять участие в обсуждении произведения Дмитрия Шашкина "В России рая нет без ада". Читайте на Круглом столе портале и заходите на форум проекта!
Кабачок "12 стульев" представляет








Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу    Спасибо за верность порталу!    Они заботятся о портале   
Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Проекты Литературной
сети
Регистрация автора
Регистрация проекта
Справочник писателей
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Курская область
Калужская область
Воронежская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Калининградская область
Республика Карелия
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Нижегородская область
Пермский Край
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Город Севастополь
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Новосибирская область
Кемеровская область
Иркутская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Казахстана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Литвы
Писатели Израиля
Писатели США
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
С днем рождения!
Книга предложений
Фонд содействия
новым авторам
Обращение к новым авторам
Первые шаги на портале
Лоцман для новых авторов
Литературная мастерская
Ваш вопрос - наш ответ
Рекомендуем новых авторов
Зелёная лампа
Сундучок сказок
Правила портала
Правила участия в конкурсах
Приемная модераторов
Журнал "Фестиваль"
Журнал "Что хочет автор"
Журнал "Автограф"
Журнал "Лауреат"
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Карта портала
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.

Просмотр произведения в рамках конкурса(проекта):

Финал Литературно-издательского проекта «Пишущая Украина - 2010»

Все произведения

Произведение
Жанр: Литературно-критические статьи Автор: Михаил Козловский
Объем: 8657 [ символов ]
Во многiя знания – многiя поэзiя. О стихах Leo Himmelsohn'а.
Всякому таланту тесно в рамках одного жанра, одной профессии. Бьет час, Аполлон требует к священной жертве – и вот уже врачи и архитекторы берут в руки гитару и становятся знаменитейшими эстрадными исполнителями. Блестящий морской офицер или степенный химик принимаются писать оперы, да так, что их произведения не сходят со сцены уже более века. А профессора математики – они рисуют картины и пишут стихи. И мое сегодняшнее эссе посвящено именно человеку, соединившему математичский талант с поэтическим, примером собственной жизни и собственного творчества явственно доказывающий, что сплавить воедино алгебру с гармонией все-таки возможно. Итак, о поэтическом творчестве Льва Гимельзона.
 
Leo Himmelsohn – разностороннейшая личность, один из последних энциклопедистов нашего времени. Полный перечень его увлечений и интересов не поместится и на двух страницах: тут и поэзия, и юмористика, и авторская песня, и все это на четырех языках одновременно. Не говоря уже о его основной профессиональной деятельности – математике... Я не стану перечислять здесь заслуги и титулы героя моего сегодняшнего очерка – при желании вы легко найдете их в Интернете, например здесь: http://Lme.de.vu . Я же остановлюсь только на Гимельзоне-поэте. Семнадцать поэтических сборников – это немало, но достаточно промотреть хотя бы даже два-три из них, чтобы оценить масштаб его дарования. Вне всякого сомнения, Leo Himmelsohn – поэт состоявшийся и значительный.
 
Что подкупает прежде всего: пристальный и донельзя точный взгляд на мир. Пожалуй, даже отточенный... Впрочем, чего другого можно было бы ждать от профессионального математика? Вот, к примеру, изысканная смысловая инверсия, первыми и последними строками как бы берущая в скобки стихотворение "Орехи":
 
Будил петух, прокукарекав,
как будто видя кур одних.
Немного помнится орехов –
как не хватало мне на них!
...
Орехов – вдоволь, сплыло детство,
и сном бужу я петуха...
 
Необъятен и предмет поэтического исследования автора: при желании вы найдете для себя и любовную лирику ("Не кружи мне голову"), и философскую ("Гераклы"), и даже гражданскую ("Путч"), а с многочисленными зарисовками дальних стран соседствует углубленный поиск собственного предназначения, собственного места в общей картине мироздания ("Гамлет", "Как быть?"). Есть у поэта и юмористические стихотворения, и детские, и тексты в жанре авторской песни, положенные на музыку.
 
Под стать предмету исследования и применяемый аппарат. В творчестве Leo Himmelsohn'а подкупает мастерское владение стихотворной техникой, прекрасные сочные рифмы, чувство ритма. Даже сверх того: поэт не только чувствует ритм стиха, но и повелевает им, заставляя работать на себя. Я и сам не чужд стихосложению, и скажу откровенно: меня восхитило до глубины души, насколько ювелирно уложено у Leo в строку восьмисложное слово:
 
Жаль, генеалогическое древо
врастает вглубь, вздымая ветви ввысь.
Уходит всё, что нас кормило, грело...
А ностальгия – разве атавизм?
("Памяти дедушки")
 
Удивительно изящным по своей поэтической конструкции является и одно из самых пронзительных, на мой взгляд, любовных стихотворений Leo Himmelsohn'а – "Реактивная сказка". Шестистопная строка зеркально разбита посередине цезурой, так что вторая ее половина – это дактиль, а первая – антидактиль, иначе анапест, причем каждая четвертая полустрока замедлена и укорочена выпадением безударных стоп. Мы-то, слушатели и читатели, вовсе не замечаем и не должны замечать этой виртуозной техники; мы просто вслушиваемся в мелодию стиха, но именно благодаря технике стихотворение нас и завораживает:
 
Был он шит нитками, был он шит белыми,
а теперь валится пополам.
Не спасёшь сизого... Знать, не в срок пели мы
и душа радостной побыла.
 
Himmelsohn постоянно экспериментирует с формами, он пишет рондели и триолеты, а если уж сонеты – так в полном спектре: и французские, и итальянские, и английские. Венки сонетов, многочисленные акростихи... Буало нервно курит в сторонке.
 
Еще один "технический" момент, радующий слух и глаз – это, вне всякого сомнения, аллитерации. Не могу удержаться, чтобы не привести здесь целиком потрясающее по своему звучанию "Окрыление откровения":
 
Напевная пена преславной словесности
взбивает влекущую ввысь глубину.
Ныряем навстречу нагой неизвестности,
чтоб воду живую сердцами глотнуть.
 
Спрямив искривленье скрывать сокровенное,
пронзает прозаик – природы рентген.
Прозренье поэзии проникновенное
дарует отрадою гений-регент.
 
Волшебная дань: выжидают движения,
стихает дыхание, словно во сне,
взволнованно властвует душ возвышение,
вид дива витает в витой новизне.
 
Сверкай свысока, небожитель божественный!
Стихия, схвати с головы и до ног!
Судьбу не спугнуть бы бескрылыми жестами:
рождён для полёта – ползти не дано.
 
Вслушайтесь, как плавно перетекают аллитерации одна в другую: "нп" - "пс" - "ск" - "пр", и снова, и снова... Аллитерации и игра форм плавно переплетаются с игрой смыслов, и возникает подлинное чудо поэзии, как, например, в стихотворении "Видение":
 
Я ауры аэрозоль
как чудо дивное вдыхаю.
Морской колдуешь бирюзой,
непостижимая такая!
 
Словом, Leo Himmelsohn – поэт от Б"га, интересно видящий мир и осененный даром стихосложения автор, безусловно заслуживающий самого пристального читательского интереса.
 
Но я не был бы ученым, если бы не представил вместе с тезисом и антитезис. Как писал семьдесят лет назад Дмитрий Кедрин, "У поэтов есть такой обычай - в круг сойдясь, оплевывать друг друга." Недостатки Leo Himmelsohn'а как поэта – ничто иное, как продолжение и отражение его достоинств. Стих поэта подчас неровен, с блестящими рифмами соседствуют откровенно проходные глагольные, причем даже в самом что ни на есть первом стихотворении, открывающим сборник избранное ("Небесная"): "увидеть – обидеть", "привыкает – сверкает". И это тем более огорчительно, поскольку следующая же глагольная рифма в этом стихотворении поистине элегантна: " заметил – замедлил". Бывает, что ритмическое ударение у автора – на мой слух, разумеется - попадает на безударный слог (особенно это огорчает в сонетах). Порой у меня даже создается ощущение, что автор видит свои стихи именно как тексты, но не слышит их в звучании, иначе многие ляпы были бы очевидны. Словно ученый Himmelsohn берет верх над поэтом Himmelsohn'ом, и желание точно донести до читателя свою мысль подавляет живое ощущение речи, словесного потока; а поэтическая ясность при этом пропадает без следа. Впрочем, все эти погрешности достаточно легко исправляются, и я не стану приводить здесь конкретные примеры (любой желающий может получить их у меня eMail-ом).
 
Однако же есть у меня для Leo Himmelsohn'а и соображения иного уровня. Если попытаться сформулировать в двух словах – типично профессорская поэзия. Абстрагированные размышления о мире. Сидим себе в башне из слоновой кости и обозреваем Ойкумену. Поэзия автора созерцательна, мудра и почти бесстрастна, она насквозь дидактична и изобилует императивами. В какой-то момент так и хочется воскликнуть: "Профессор, не учите меня жить, лучше помогите материально!" Сразу оговорюсь: это – не только о поэзии высокоуважаемого Leo, но и о литературном творчестве многих других профессоров. Для примера сошлюсь хотя бы на стоящий сейчас передо мной на полке сборник Сергея Пикина "Романтический пейзаж". Автор – лауреат Гос.премии, зам. директора Института Кристаллографии РАН, профессор, д.ф.-м.н. ... А мироощущение – практически то же, пропедевтическое.
 
Здесь бы хотелось еще добавить, что "созерцательная поэзия" типична, допустим, для Китая и Японии, но идет совершенно вразрез с российской поэтической традицией стихов на разрыв аорты, с раздиранием рубахи на груди. Когда поэт – это обнаженный нерв Вселенной, квинтэссенция мировой боли (чего, кстати, особенно ждешь от поэта еврейского происхождения). С другой стороны, а почему надо ожидать специфически российского подхода от поэта, пишущего на четырех языках?
 
Итак, подведем итоги. Хорошо ли это, достойна ли уважения и внимания "профессорская поэзия" вообще и поэзия Leo Himmelsohn'a – hic et nunc? И да, и нет – как вам нравится. Но прежде всего замечу, что все мелкие шероховатости поэзии L.H. незначительны и преходящи. А вот те достоинства, о которых я писал – они отмечают Поэта и мыслителя; это – от Б"га. Поэтому я посоветую любому вначале определиться для себя, что вам лучше: только лишь "выбирать сердцем" или все-таки вложить в свое восприятие еще и напряженную работу разума? Выбор – за читателем. Но мне, как ученому и поэту, умная, глубокая по мысли и точная по формулировкам поэзия Leo Himmelsohn'а импонирует, и я с удовольствием ее вам рекомендую.
 
 
Михаил Козловский.
Copyright: Михаил Козловский, 2006
Свидетельство о публикации №115495
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 14.11.2006 14:16

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Инна Молчанова[ 11.12.2006 ]
   Ах, как жаль, что нет рецензий!
   
   Михаил, очень развернутое мнение, а, главное, -- искренние и восхищение, и критическая оценка. Не пресно, не приторно -- вкусно, притягательно это Ваше эссе! Хоть... и не во всем, и не совсем я согласна... пока. Мало знаю Лео -- и как поэта, и как критика (новое, видимо, для него последнее?). Но одно точно -- работать с ним чрезвычайно приятно. Впрочем, как и с Вами. Спасибо "Пишущей Украине" за такое знакомство.
   
   С уважением,
   
   И.М.
Инна Молчанова[ 11.12.2006 ]
   Ах, как жаль, что нет рецензий!
   
   Михаил, очень развернутое мнение, а, главное, -- искренние и восхищение, и критическая оценка. Не пресно, не приторно -- вкусно, притягательно это Ваше эссе! Хоть... и не во всем, и не совсем я согласна... пока. Мало знаю Лео -- и как поэта, и как критика (новое, видимо, для него последнее?). Но одно точно -- работать с ним чрезвычайно приятно. Впрочем, как и с Вами. Спасибо "Пишущей Украине" за такое знакомство.
   
   С уважением,
   
   И.М.
 
Михаил Козловский[ 11.12.2006 ]
   Рад, что вы этот текст заметили и что он вам понравился, Инна. Сейчас у меня некоторая напряженность со временем и настроем, но уж после Нового Года точно - будут и новые критические статьи! Обещаю.
Инна Молчанова[ 11.12.2006 ]
   Да, Миша, критика -- самый ценный материал для любого пишущего. А когда это еще и профессиональная критика, без слюней-соплей и всякого идолопоклонничества.­..­ то -- цены ей просто нет.
   
   Буду ждать Ваших новых работ.
Leo Himmelsohn (Лео Гимельзон)[ 06.02.2007 ]
   http://litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=119763&pid=0
   Об эссе Михаила Козловского «Во многiя знания – многiя поэзiя. О стихах Leo Himmelsohn'а.»
   http://www.litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=115496&pid=45
   http://litkonkurs.ru/index.php?dr=45&tid=115495
   
   Прежде всего, считаю своим приятным долгом выразить глубочайшую признательность Михаилу за редкое внимание ко мне и моему творчеству, проникновенную глубину и взыскательную художественность, добрые слова и высокие оценки. Всё это тем более значимо, что сам Михаил Козловский, тоже бывший вундеркинд, – поэт, литературный критик, профессор, доктор, но химических наук. В детстве – киноактер, в юности – автор и исполнитель политических песен, чуть позже – нетрадиционный и самобытный психолог. Ещё интересуется религиоведением, и даже играет джаз...
   
   Удивительна точность эссе. Как в живую воду глядит его автор. Глаз-алмаз. «Сестра таланта». И только в редких случаях напрашиваются в порядке полемики лёгкие уточняющие, на мой взгляд, штрихи к мастерской картине автора эссе.
   
   Не думаю, что рифмы "увидеть – обидеть", "привыкает – сверкает" существенно уступают «поистине элегантной» "заметил – замедлил" и тем более могут предстать как «откровенно проходные глагольные». В них ведь тоже слышится созвучие на глубину минимум одного предударного слога. А вот, скажем, явно не моя рифма "знать – решать" действительно стала бы достойным кандидатом в «откровенно проходные глагольные». Да только ничего подобного в моих стихах, надеюсь, не отыскать. Рифмы играют очень важную роль в моей поэтической системе. Стремлюсь к свежим, изысканным, элитарным, для литературных гурманов. И вообще не просто к поэзии, а именно к искусству поэзии. Верю, что слова «Когда б вы знали, из какого сора // Растут стихи, не ведая стыда...» (Анна Ахматова) не относятся к моим стихам. Не желая приносить их содержание и образность в жертву версификации, скрепя сердце и скрипя зубами, я изредка вынужден мириться и с не самыми блестящими рифмами, но и они должны быть хотя бы неплохими и не портить впечатления. Если и вправду найдутся снижающие, брошу все многочисленные дела и немедленно улучшу. Кстати, Лауреат Государственной премии СССР 1990 года Борис Чичибабин в одном из трёх своих предисловий к моим поэтическим сборникам отметил: «Звучна и неожиданна рифмовка его стихов.» А как созвучны эссе его же слова «Очень интересно по ритму, небывалому в русской поэзии, стихотворение «Реактивная сказка». Но и всё остальное несёт клеймо его изобретения, неповторимости, интонации.»!
   
   «Бывает, что ритмическое ударение у автора – на мой слух, разумеется – попадает на безударный слог (особенно это огорчает в сонетах).» Такие пиррихии (безударные стопы) неизбежны в нередких случаях, когда число слогов в слове превышает длину стопы, и вполне соответствуют русской поэтической традиции. Классический пушкинский пример с пиррихием в первой стопе третьей строки:
   
   «Я помню чудное мгновенье:
   Передо мной явилась ты,
   Как мимолетное виденье,
   Как гений чистой красоты.»
   
   Неизбежны пиррихии и в отмеченном автором эссе: «меня восхитило до глубины души, насколько ювелирно уложено у Leo в строку восьмисложное слово:
   
   Жаль, генеалогическое древо
   врастает вглубь, вздымая ветви ввысь.
   Уходит всё, что нас кормило, грело...
   А ностальгия – разве атавизм?
   ("Памяти дедушки")»
   
   Действительной ошибкой было бы ритмическое ударение на безударный слог в ударной стопе (не пиррихии), которое имело бы место, например, при перестановке первых двух слов в том пушкинском:
   ПомнЮ я чудное мгновенье... (ритмическое ударение)
   ПОмню я чудное мгновенье... (правильное ударение)
   Я не просто вполне разделяю высказанное автором эссе неприятие ритмических ошибок, ломающих крылья поэзии и снижающих её завораживающий полёт. Более того, как автор лекции «Как стать здоровым и счастливым» и, если верить записи в гостевой на моём литературном сайте, стихов психотерапевтическог­о­ действия я просто органически чувствую вред даже восприятия таких ошибок для здоровья. Именно поэтому они, надеюсь, совершенно исключены в моей поэзии.
   
   «Порой у меня даже создается ощущение, что автор видит свои стихи именно как тексты, но не слышит их в звучании, иначе многие ляпы были бы очевидны.» С этим моё абсолютное чувство ритма, которое безошибочно ведёт интуицию и сразу же чувствует ритмические ошибки даже у корифеев и в песнях на слух, никак не может согласиться. Да и вспомним слова самого автора эссе: «Даже сверх того: поэт не только чувствует ритм стиха, но и повелевает им, заставляя работать на себя.» Кстати, я никогда не «поверяю алгеброй гармонию» и даже не задумываюсь о стихотворных размерах за пределами литературоведения. А мои типичные, «фирменные», искушённые рифмы, например «нас долги чисты – ностальгически», имеют чисто слуховую природу, «увидеть» их просто невозможно. Немалое число песен, отмеченное и автором эссе, и явная напевность многих других моих стихов тоже едва ли подтверждают иллюзию «авторской глухоты».
   
   «Типично профессорская поэзия»? Да, иногда встречаются у меня и стихи (особенно на «неподъёмные», «непоэтические» темы), на которые ум откликается куда сильнее сердца и которые могут быть отнесены к «профессорской поэзии». Однако в любовной лирике и в «Избранном» явно доминирует чувство. «Типично» ли? Очень надеюсь на «лица необщее выраженье». Я за гармонию! «Пусть добрым будет ум у вас, // А сердце умным будет!» (Самуил Яковлевич Маршак).
   
   «Словно ученый Himmelsohn берет верх над поэтом Himmelsohn'ом, и желание точно донести до читателя свою мысль подавляет живое ощущение речи, словесного потока; а поэтическая ясность при этом пропадает без следа.» Изредка, особенно в акросонетах с их жесткими формальными ограничениями, для постижения моих стихов надо их не раз вдумчиво прочитать: чем более, тем глубже. Иногда в акросонетах, посвящённых учёным, полезны хотя бы общие представления о их достижениях. Но и в, казалось бы, ясных случаях оказывается: чем глубже смотришь, тем больше видишь. Простой пример из моих стихов:
   
   З А К А Т
   
   Море милое
   блещет силою
   очарованным небесам,
   улыбается,
   наливается,
   берег искренне описав.
   
   Солнце катится
   в жёлтом платьице
   в сон таинственный за горой,
   охладевшее,
   отлетевшее,
   чтоб проснуться вновь как король.
   
   Укоризненно
   из капризного
   ветер в доброе обращён,
   тишью голоса
   гладит волосы...
   И за прошлое он прощён.
   
   На первый взгляд, чисто пейзажная лирика. А в глубине – о любви после размолвки, да и о моей жизни, см. моё «Кредо».
   
   Ещё раз огромное спасибо Михаилу Козловскому за такое мудрое эссе и рекомендацию Читателю! Почему с заглавной? Лауреат Государственной премии СССР 1990 года Борис Чичибабин в другом из предисловий к моим сборникам стихов отметил: «...и читатель стиха – явление такое же редкое и исключительное: любить живого поэта совсем не то, что любить вымышленного героя, – живая любовь требует ответной живой любви, понимания, чуткости, даже каких-то поступков. Любовь к лирической поэзии похожа на одержимость, на подвижничество, это любовь таинственная, взаимная и прекрасная.»
 
Михаил Козловский[ 07.02.2007 ]
   Дорогой Лео,
   спасибо за обстоятельный ответ. Я рад, что наша дискуссия не свелась к взаимным похвалам в стиле "Кукушка хвалит петуха", и нет ничего удивительного в том, что у двух разных поэтов разный взгляд на творчество.
   Вне всякого сомнения, кого-то убедит твоя аргументация, кого-то моя. Но в любом случае я надеюсь, что наше обсуждение состоялось и было полезным как для нас обоих, так и для остальных читателей.

Буфет.
Истории за нашим столом
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2019 год
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
2019 год
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2019 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Энциклопедия "Писатели нового века"
Готовится к печати
Положение о проекте
Избранные
произведения
Книги в серии
"Писатели нового века"
Справочник писателей Зарубежья
Наши писатели:
информация к размышлению
Наталья Деронн
Татьяна Ярцева
Удостоверения авторов
Энциклопедии
В формате бейджа
В формате визитной карточки
Для размещения на авторских страницах
Для вывода на цветную печать
Коллективные члены
МСП "Новый Современник"
Доска Почета
Открытие месяца
Спасибо порталу и его ведущим!
Положение о Сертификатах "Талант"
Созведие литературных талантов.
Квалификационный Рейтинг
Золотой ключ.
Рейтинг деятелей литературы.
Редакционная коллегия
Информация и анонсы
Приемная
Судейская Коллегия
Обзоры и итоги конкурсов
Архивы конкурсов
Архив проектов критики
Издательство "Новый Современник"
Издать книгу
Опубликоваться в журнале
Действующие проекты
Объявления
ЧаВо
Вопросы и ответы
Сертификаты "Талант" серии "Издат"
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль
Альманах прозы Английского клуба
Отправить произведение
Новости и объявления
Проекты Литературной критики
Поэтический турнир
«Хит сезона» имени Татьяны Куниловой
Атрибутика наших проектов