Литературный конкурс "Явление Мастера" представляет
Олег Мазукабзов
Ветры Вселенной









Главная    Новости и объявления    Круглый стол    Лента рецензий    Ленты форумов    Обзоры и итоги конкурсов    Диалоги, дискусии, обсуждения    Презентации книг    Cправочник писателей    Наши писатели: информация к размышлению    Избранные блоги    Избранные произведения    Литобъединения и союзы писателей    Литературные салоны, гостинные, студии, кафе    Kонкурсы и премии    Проекты критики    Новости Литературной сети    Журналы    Издательские проекты    Издать книгу   
Возвращаем дежурство по порталу
Наши хроники и ваши вопросы
Явление Мастера. Положение о конкурсе
Заявка на признание
Открытие года
Буфет. Истории
за нашим столом
День Космонавтики
Союз писателей представляет
Ол Томский
Белый снег
Александр Абрамов
Взлёт с Голгофы
(из цикла "Ангелы мира")
Смеяться право не грешно
Сергей Малегин
Крымское танго
Английский Клуб
Положение о Клубе
Зал Прозы
Зал Поэзии
Английская дуэль

Размышления
о литературном труде


Вход для авторов
Логин:
Пароль:
Запомнить меня
Забыли пароль?
Сделать стартовой
Добавить в избранное
Наши авторы
Фонд содействия новым авторам имени Надежды Сергеевой
Знакомьтесь: нашего полку прибыло!
Первые шаги на портале
Правила портала
Новости и объявления
Блиц-конкурсы
Тема недели
Диалоги, дискуссии, обсуждения
С днем рождения!
Клуб мудрецов
Наши Бенефисы
Книга предложений
Писатели России
Центральный ФО
Москва и область
Рязанская область
Липецкая область
Тамбовская область
Белгородская область
Курская область
Ивановская область
Ярославская область
Калужская область
Воронежская область
Костромская область
Тверская область
Оровская область
Смоленская область
Тульская область
Северо-Западный ФО
Санкт-Петербург и Ленинградская область
Мурманская область
Архангельская область
Калининградская область
Республика Карелия
Вологодская область
Псковская область
Новгородская область
Приволжский ФО
Cаратовская область
Cамарская область
Республика Мордовия
Республика Татарстан
Республика Удмуртия
Нижегородская область
Ульяновская область
Республика Башкирия
Пермский Край
Оренбурская область
Южный ФО
Ростовская область
Краснодарский край
Волгоградская область
Республика Адыгея
Астраханская область
Город Севастополь
Республика Крым
Донецкая народная республика
Луганская народная республика
Северо-Кавказский ФО
Северная Осетия Алания
Республика Дагестан
Ставропольский край
Уральский ФО
Cвердловская область
Тюменская область
Челябинская область
Сибирский ФО
Республика Алтай
Республика Хакассия
Красноярский край
Омская область
Кемеровская область
Иркутская область
Новосибирская область
Томская область
Дальневосточный ФО
Магаданская область
Приморский край
Cахалинская область
Писатели Украины
Писатели Белоруссии
Писатели Молдавии
Писатели Азербайджана
Писатели Азербайджана
Писатели Казахстана
Писатели Узбекистана
Писатели Германии
Писатели Франции
Писатели Болгарии
Писатели Испании
Писатели Литвы
Писатели Латвии
Писатели Финляндии
Писатели Израиля
Писатели США
Писатели Канады
Положение о баллах как условных расчетных единицах
Реклама

логотип оплаты

.
Произведение
Жанр: Просто о жизниАвтор: Ольга Грушевская
Объем: 14691 [ символов ]
ГОРОД
«Нигде не чувствуешь так свое одиночество как среди людей»
Т. Ребрик
 
А ВДРУГ?
 
Кто-то сказал: «Жить в большом городе – большая жертва».
«Да бросьте», - возразят те, кто сочтет за удачу оказаться в центре огромного мегаполиса. Для них слово «жертва» - наигранное. Для них город – шанс. Не задумываются: Бог не живет в городе.
А город… сверкает неоновыми огнями – огнями надежд на успех, на благополучие, на волшебную любовь, на тот самый случай, который один на тысячу, о котором рассказывают фильмы в центральных кинотеатрах с DDS*, о котором написаны тонны книг, веселыми картинками обклеившими все прилавки с печатной продукцией. А вдруг?
 
ЖИЗНЬ - ДЕНЬ
 
С какого часа город начинается? С утра ли, с ночи ли? Город живет круглосуточно, дышит прерывисто, бежит без устали. Все в городе движется стремительно: и автомобили, и пешеходы, и наружная реклама сменяет одна другую. Бегущая неоновая строка обещает райские кущи – ты ей не веришь, усмехаешься: «Меня не проведешь!», но нет времени задуматься, натыкаешься – замираешь: «Надо попробовать, не зря рекламируют». А только купишь, новая модель появляется – не успеваешь! А успеть хочется: за временем, за модой, за тенденцией - за всеми! А как же? Успеть надо. Быстро. Быстро родиться, быстро вырасти, пожить и быстро умереть, без боли – надо успеть заслужить. Бабки-няньки, детский сад, школа, институт, а как без него? Связи – обязательно, работа, деньги. Работы много, денег – не всегда. Семья, дети, дом, дерево... Нет времени на остановку, на паузу, время спрессовано до секунды - только голову повернуть, увидеть, что торопишься не в ту сторону и, ловко сменив траекторию, устремиться в другую, временно правильную – может, повезет?
Автомобили нетерпеливо гудят, подрезают друг друга, с крутого виража устремляются в точку по городским хайвейям.
Бежишь по городу-улицам, опережаешь прохожих: на работу, с работы, на встречи, в больницу, в театр, за ребенком, к любимому, к родителям, на прием... Что там дальше? Что в органайзере? Ведешь автомобиль (эх, вечером успеть бы на сервис), вовремя отвлекаешься от мобильного, вскидываешь глаза, видишь «зеленый», вдавливаешь педаль в пол - оставляешь всех позади.
А иногда бросаешь машину – нет времени в пробках простаивать - и торопишься в метро затолкаться со всеми в вагон, а тот несется по узким подземным туннелям, грохоча колесами. Никто не страдает клаустрофобией? Да что клаустрофобия! Не взорвал бы кто мимоходом, посланческую миссию выполняя и обеспечивая себе безбилетный проход в рай.
Поздно, за окном ночь. Щелк-щелк по пульту телевизора – способ отдыха. Скачешь по программам механически, слушаешь урывками, о своем думаешь: ты уже в дне завтрашнем. Это твой день, твоя жизнь. Засыпаешь.
 
ТИШИНА
 
Город – он разный…
Город может быть тихим. Выходишь из подъезда утром – тихо, чисто и свежо - утренняя улыбка ребенка. Проходишь гулко по двору-колодцу – шаги слышны. Уличная кошка беззвучно проскользает черной тенью мимо. Дворник головой кивает: «Доброе утро», - считываешь с губ. Сосед-собачник, ежась, молчаливо покуривает первую сигарету.
Да и днем в городе наступает момент - все звуки замирают: в летнем ли мареве, в зимнем ли снегопаде, в дождливом межсезонье в какую-то минуту воздух насыщается городским шумом, дрожит и, доведя громкость до максимума, застывает в пространстве, как в немом кино – одни титры на рекламных вывесках. Люди открывают рты, как рыбы, губы быстро что-то произносят, потом улыбаются или сердятся на молчаливом городском экране. Все объединено в один безмолвный диалог суетливой жизни.
«Как дела?» - спрашивают губы.
«Дела-дела, суета…», - произносят другие.
«А что не суета?»
«Ты».
Дыхание перехватывает от неожиданности, и кто-то сверху рукой невидимой нажимает кнопку «Пауза» - ты на секунду погружаешься в тишину своего сердца: «Неужели?».
Проходит день, приходит вечер, тишину подлавливаешь ночью. Не спится. Встаешь и проходишь на кухню, заглядываешь в холодильник, открываешь окно, закуриваешь. Город спит. Черные глазницы окон смотрят на тебя равнодушно, им наплевать на твои мысли-тревоги, там в этих окнах-пещерах тебе не помогут – сами запутались. Но вот замечаешь - еще одно окно светится, и там кому-то не до сна. Тоже вслушиваются в тишину, пытаясь жить здесь и сейчас, ни к кому не привязываясь, не рефлексируя – сложно. Свобода есть одиночество.
Эх, куда бы запечатать свои мысли под семь замков и печатей, чтобы остановить свой болтливый беспокойный ум-эго, вечно расставляющий всему оценки «хорошо-плохо». Вот проходит одинокий прохожий – торопится, идет быстро в темноту своего дома, в свою постель, чтобы забыться тревожным сном и войти в следующий день с галочкой «прожито».
Тишину ночи нарушает телефонный звонок, твое сердце сжимается, так долго ты этого ждал – напряжение, доведенное до оцепенения. Нарочито медленно идешь к телефону, словно проверяешь на стойкость звонящего. Но тут понимаешь, что твой телефон молчит, звонок за стеной или с улицы – из окна открытого. Вновь вопросы твои зависают в недрах квартиры, тебе кажется, что ты близок к отчаянию. Но делать нечего – таковы правила, надо довериться жизни. Ты постепенно отпускаешь боль, заворачиваешься с головой в одеяло как в кокон, поджимаешь ноги, закрываешь глаза, делаешь вид, что спишь. Спишь-прячешься до утра без снов и сожалений, цепляясь в душе за своего Бога.
Город – он разный…
Тишина.
 
НА ИГЛЕ
 
Город владеет тобой полностью, город - собственник. «Денёк бы взять, выспаться, - думаешь. – Закрыться, чтоб никого не видеть, не слышать – нет меня. Погрузиться в покой, тишину, гармонию…».
Но город – вечный зов, как ни прячься у реки в ухоженном доме с васильками на кружевной скатерти, с развевающимися занавесками и родниковой водой в ведре у входа, с ночными запахами влажной земли и мыльного корня, с мотыльками под абажуром над столом на террасе – вечером, с книгой на коленях, в подушках в гамаке… Но как ни создавай иллюзию спокойной жизни, для горожанина она искусственна - паутина на истине. Город предательски нарушает магическую тишину вожделенного загорода и как капризная любовница «К ноге!», - командует, требуя сверхурочного свидания в семейный week-end. И как ни отключай мобильный, как ни закрывай двери и ни предавайся медитации, нет тебе покоя: не спрятаться, не скрыться – от себя не убежишь.
И вот ты уже места себе не находишь, словно кто-то зовет тебя голосом насмешливым, уверенным – никуда ты не денешься. «Я быстро: туда и обратно», - говоришь ты зомбировано, хлопаешь дверцей автомобиля, давишь на газ и с волнением первого свидания летишь в запутанный лабиринт стрессов и разочарований – почему? Нет ответа. Не можешь жить вне города. На игле.
 
ВЫХОЛОЩЕННОСТЬ
 
Шумный город, спрессованный временем, не терпящий сентиментальностей. Город многоликий, многосудьбинный - смесь взрывоопасная, нет здесь приюта Богу, как бы его не славили.
«Я не здесь!» - пришпилил он записку на клочке бумаги к воротам главного храма и ушел пить чай в одиночестве – среди людей оно чувствуется особенно.
А вокруг горожане и приезжие. Горожане – изящный флакон с ярко-рубиновым содержанием, утаивающий о примесях, - улыбку светскую на лицо натягивают. Приезжие – разноцветная палитра цветов и красок, терпимости и агрессии – с горожанами перемешиваются, жирной линией разделяя свою жизнь на «до» и «после». «Уж десять лет в городе!» - говорит кто-то весело, всеми силами адаптируясь ко всему новомодному.
«Горожане – приезжие» - антагонизм по умолчанию бежит волнами, претензии взаимные, но в мегаполисе выживает сильнейший, дойдя до исступления и человеческое сердце сменив на андроидное – у каждого ведь своя история.
А история общая трансформируется, держится за край черной пропасти, изо всех сил цепляется, дабы не кануть в безвестность, в забвение. Нет, конечно, кто-то ее удерживает, старается, ногами упирается: одни - семейное древо тушью выводят с внуками, другие – предлагают версии, авторские расследования в книго-фильмовых формах, цвета слегка желтоватого. Да и какая разница, какого что цвета? Главное, чтобы хоть что-то от старухи-истории выжило.
А рядом паренек присоседился, не по убеждениям, а так, от голода-одиночества. Выбрит наголо, весь в черном, на ногах ботинки тяжелые на шнуровке, глаза стеклянные, флагом паучьим в воздухе машет, и не один он, а много таких, наполненных национальным самосознанием из-за собственной ущербности. Корни утеряны.
Выхолощенность.
 
ЛЮБОВЬ - ОПУСТОШЕНИЕ
 
Город - всеядный Казанова - дарует свою любовь, не задумываясь. Как и великий любовник, он принимает тебя всякого: умного - глупого, худого и толстого, богатого - бедного, открытого - скрытного, праведника и подлеца. В этом секрет любви: можешь быть всяким – ты будешь принят! И веришь этой иллюзии безоговорочно, как собака хозяину, не подозревающая о человеческой подлости. Город манит и завлекает белозубой улыбкой алмазных огней-брекетов, элегантными костюмами от Borrelli с живым гламурным горностаем на плече, разноголосой речью c милой путаницей «с» и «из», очарованием игры в недоступность и благопорядок, искрящимся юмором и снисходительной иронией. Он приглашает тебя на бизнес - ланчи и ужины в модные заведения, где царит приятный гомон, пахнет корицей, теплыми булочками и ароматом от Annick Goutal – Mandragore; где обсуждают одновременно дела и любовь, а за чашкой кофе привычно щелкают по клавишам ноутбука. Город шепчет тебе на ухо сладкие речи - глянцевые истории из «Esquire», «L’Optimum» и «Априори»… Он рисует многоярусные замки успеха и благополучия - искрящийся коктейль: дом в Борвихе, отдых от «Sodis», диплом МВА и саквояжи от Bruno Magli. Он катает тебя на Mini Cabrio, а хочешь «новую концепция мышления» – бери LexusGS!
Но городская любовь – скоротечна. Она лишь насмешка, лицедейская и сценически выверенная.
«Ах, - возразит кто-то, прищуриваясь от сигаретного дыма и попивая Jack Daniels, - если роза теряет красоту, значит, была настоящей. Ничто не вечно под луной, и глупо просить «любви до гроба»! Но еще глупее не наслаждаться этим сейчас!"**.
Все так. И ты отдаешься этой страсти полностью - страсти, перерастающей в зависимость. Твой город-любовник лишь улыбается, он - вечно юный вампир, дерзкими губами высасывающий все силы и чувства и, всласть насладившись, отбрасывающий твою усталую душу в сторону как кожуру от банана.
Любовь - опустошение.
 
АСТМА
 
Город выставляет счета. Всем и всегда – это правило. Ты не веришь цифрам и пальцами закрываешь три последних нуля. Тебе неловко, не выспался, силы на исходе, апельсиновый сок кажется кислым, стакан грязным, кофе растворимым. Оглядываешь свой дом-гнездо, которое так долго и упрямо вьешь. Приглядываешься к тем, с кем спишь и с кем живешь, и не понимаешь, где ты и кто эти люди. Берешь телефон и набираешь номер – тихо: «друзья превратились в других». Ты покидаешь свой дом и идешь по городу, стремясь подключиться к его кровотоку в надежде себя реанимировать. Но нет, и ему ты уже не нужен. Ночь обнажает язвы, ночь обнажает боль. Ловишь руками пустоту – все кончено: карета превращается в тыкву, а кучер - в крысу. Элегантный костюм плавится и скрючивается на ступеньках подземного перехода в отрепья уличного попрошайки - тот лежит щекой на холодном бетоне, поджав к подбородку коленки, он - эмбрион. Ухоженная рука с маникюром, с Longines на запястье, небрежно бросает на мостовую смятую пачку «Сalume». В робкой надежде на милость, дворняга бездомная, голодная и с отвисшими сосками, незаметно втягивает воздух. Она тоскливо заглядывает в глаза встречным людям, торопливо снующим мимо, пытаясь поймать равноценный взгляд и вычисляя возможное количество теплоты. Эти «минуты добытого за день тепла складываются в медленно остывающий час, который ночью греет её одиночество на … крышке канализационного люка»***.
Изящный бумажник из крокодиловой кожи с наработанной ловкостью исчезает в рукаве грязной куртки с чужого плеча – семилетний ребенок с лицом падшего ангела виртуальной тенью скрывается в подворотне.
Круглые столики летних террас с язычками свечей и букетами сливочных роз пластилиновыми комками летят в переполненные баки с мусором – пристанище крыс и бомжей. Бегущие неоновые строки, извещающие о Фотобениале и светских тусовках, фейерверически взлетают в воздух мятыми обрывками газет с новостями о погромах скинхедов и убийствах чернокожих студентов. Сквозь «Trans» и «House»-музыку ночных клубов звучит сирена «скорой помощи» и синие мигалки смешиваются с красно-зелеными отсветами ночных заведений. Коктейльное платье от Guchi превращается в полночь в бумажные блестки, бриллианты – в стекляшки, а сама хозяйка с облегчением закрывает глаза от передозы, сжимая в руке как волшебную палочку шприц. Сквозь завораживающие звуки музыкальных хитов рвутся крики о помощи и хрипы отчаяния.
Ты не выдерживаешь, кричишь: «Мне б антиударное сердце, мне б солнцезащитный взгляд...»****. Но крик тонет в ночном небе в грохоте праздничного салюта – день рождения народного фавна!
Город – это боль.
 
- Почему ты такая грустная?
- Я была у врача…
- Неприятности?
- Нет… но то, что мы с тобой пять лет считали оргазмом, называется астмой.
Астма.
 
САМ
 
Но ты не хочешь быть кожурой от банана. Встаешь и идешь. Ключом открываешь дверь дома - возвращение. Тишина, все уже спят, в холле у лестницы горит желтый свет, на кухне оставлен ужин – ждали.
Дверь приоткрыв в детскую, ты заново смотришь на чудо - ребенок. Это твоя надежда или отдельный свой путь? Дальше – спальня: смесь одиночества и запахов шелка, любви и ночи. Нет, не придумал ты эту любовь, тебе повезло, она - здесь, живая и теплая и у нее есть имя. В ней ты черпаешь силы.
Потом ты проходишь в гостиную, залпом глотаешь плеснутый в стакан виски и набираешь номер мобильного – ты звонишь сам себе.
«Если не я за себя, то кто за меня? Но если я только за себя – зачем я?».
Надо найти стержень, чтоб за него зацепиться, не вылететь, чтоб центробежная сила не вынесла тебя на обочину со сверкающего диска, стремительно вращающегося.
Ты думаешь, хватит ли сил? Устоишь ли? Сохранишь ли в душе приют своему Богу – твоему единственному собеседнику?
Нет, никто тебе не ответит: ни друзья, ни близкие – только ты сам.
Ты – САМ в своем городе.
 
Москва, сентябрь, 2006 г.
 
* - Dolbi Digital Surround
** - Сомерсет Моэм: «Если роза к закату теряет ту красоту, которой обладала на рассвете, значит, ее красота была настоящей. Ничего нет вечного в этом мире, и мы поступаем глупо, прося, чтобы что-то продлилось, но еще более глупо не наслаждаться этим пока оно у нас есть».
*** - Автор ЧХА: Avigeja «У жилой ноги человека».
**** - Группа «Високосный Год».
Copyright: Ольга Грушевская, 2009
Свидетельство о публикации №109877
ДАТА ПУБЛИКАЦИИ: 03.04.2009 15:26

Зарегистрируйтесь, чтобы оставить рецензию или проголосовать.

Рецензии
Julia Dobrovolskaya (Юлия Добровольская)[ 18.10.2006 ]
   Поэма. Грустная, как это часто у Вас, Оля. Но правдивая, честная, настоящая. Изящная - как это всегда у Вас.
   Спасибо!
   С любовью, всегда Ваша Ю.
 
Ольга Грушевская[ 18.10.2006 ]
   Юлечка, спасибо, Вы - мой постоянный читатель, я Вам очень признательна. Этот "Город" - мой город, тот, в котором я живу, от которого бегу и не могу убежать, и чем больше бегу, тем больше стою на месте (помните Алису в "Зазеркалье"?). И мне уже даже не страшно и не грустно - привычка, правила игры: поболеешь душой день-другой, неделю, месяц... а потом спасаешься - жить надо дальше, тряхнешь головой, вытянешь себя за волосы из очередной ситуации, как тот самый барон М., и опять заскользишь по этой жизни вперед, а что делать? Мы же пришли в этот мир, чтобы научиться принимать себя, людей и все вокруг таким, как оно есть. Иллюзии.
   Ваша Ольга
Julia Dobrovolskaya (Юлия Добровольская)[ 18.10.2006 ]
   Да, именно ВСЁ это и читается... нет, ощущается за буквами. Потому и настоящее. Не иллюзии. :)
Микаел Абаджянц[ 28.10.2006 ]
   Дорогая Оля! Прочитал с большим интересом твои заметки о жизни в мегаполисе, о том какие тревоги одолевают ее жителя и какими ощущениями полнится его душа. Написано очень правдоподобно, так что твои ощущения достоверно и художественно отражают жизнь большого города. Я же читал, удивлялся и невольно сранивал с моим собственным городом (мне чудилось, будто я турист в собственном городе) и находил большие отличия. Этими отличиями я готов с тобой поделиться. Думаю, что тебе будет интересно...
    Ереван почти целиком построен из вулканических туфов – большей частью из розовых, меньше – ораньжевых, реже – черных и желтых. У своих оснований дома «оторочены» базальтом «под шубу». Но город, не смотря на обилие цветного туфа, сероватый... серовато-красный, серовато-ораньжевый.­..­ Это оттого, что туф камень пористый и вбирает постепенно в себя всю городскую пыль и грязь. Часто на стенах домов попадается искусный орнамент – ветви винограда, переплетенные в затейливом узоре с плодами граната и т. д. Очень красиво выступают ложные балкончики, фронтоны домов часто украшены декоративными колоннадами. Первые этажи целиком, особенно в центре, заняты под магазины. Здесь каждый старается, как умеет. Пестрая вереница магазинов, с наружной рекламой – часто дорогой, похожей на произведения искусства не сливаются в бегущий бесконечный ряд, как в твоих заметках. Жизнь бежит по проспектам-артериям плавно, с какой-то чувственностью даже, может из-за обилия красивой модной молодежи...
    Город уже не тот, что в советское время – на каждом шагу идет строительство и из-под старых фасадов лезут фешенебельные новостройки. Много новых церквей. Кстати на вывесках активно употребляется наряду с английским и русский язык, что в Тбилиси – не увидишь, например. К приезжим относятся очень доброжелательно, но почти никто здесь не закрепляется и не пускает корней, не вписываются как-то. Хотя полно на улицах персов (торговцев), китайцев, арабов (студентов), глупо улыбающихся европейцев (ну эти туристы, наверное)...
    Метро и общественный гос.транспорт (троллейбус) идет наполовину пустым. Идет он медленно – поэтому никогда не увидишь, как в твоих заметках, как энергично и беззвучно шевелятся губы у соседа по вагону метро. Горожане перемещаются в основном на маршрутных такси. Сейчас, кстати, в городе осень – самое лучшее здесь время, и улицы и парки утопают в зелено-золотой листве...
    Нельзя не сказать о двух громадных вулканах, что нависли над городом: один – с севера (Арагац), другой – с юга (Арарат). Зрелище воистину величественное, куда там Фудзияме или Калиманджаро.
    Жизнь тоже жесткая, без связей и друзей – ни работы тебе, куда ни ткнись – везде от ворот поворот. Самую плохую и тяжелую работу нельзя получить без протекции. Многие живут просто тем, особенно старики, что им шлют родственники из Америки, Франции, России и т.д. Ясно, что тоже переживаешь за успехи на работе – от этого часто зависит останешься ли на «вращающемся диске», только он у меня не серебристый – не знаю какой. Одиночество, как таковое, не ощущается – полно всякого народа вокруг, много дел и друзей. Устаешь от навязчивых родственников – со стороны жены, но ничего не попишешь...
    Ночью город вспыхивает многочисленными огнями, жизнь забивается в бары и открытые кафе, что каждое на свой стиль и лад и что на каждом шагу. К часу ночи жизнь вымирает – ни собаки. Только мусор, ну его к утру уберут. Кстати, очень спокойно в криминальном плане.
    Вот, Ольга, такая вкратце ереванская жизнь. Даже не знаю интересно было тебе, но захотелось рассказать немного. Вместо рецензии – такое вот.
   
    твой Микаел Абаджянц.
 
Ольга Грушевская[ 30.10.2006 ]
   Микаел, очень красивый город получился: что-то в нем есть размеренно-ленивое, а в то же время экпрессивное - "оранжевое"!. Вот и рассказ почти получился у тебя - о своем городе, о самом себе. Мне понравилось - сделай из этого описания рассказ-размышление,­ добавь в него чуть-чуть самого себя и свое настроение. Будет классно!
   Твоя Ольга
Лев Ланский[ 24.11.2006 ]
   Очень понравилась мне Ваша поэмочка, Оля!
   Грустная, умная, правдивая.
   Такой Человек, как Вы, и должен быть в жюри.
   Прочел Вашу заметку на нашем Конкурсе,
   которому, видимо, пока путь закрыт,
   и понял, что автор Вы умный и талантливый.
   И не ошибся.
   Позвольте прислать Вам в подарок свою
   книжечку стихов "Речь появилась для прекрасного".
   Дайте мне свой домашний адрес на мой e-mail:
   levlansky@yahoo.com
    С уважением, Лев.
 
Ольга Грушевская[ 27.11.2006 ]
   Лев, рада Вашему визиту, спасибо за хорошие слова. Также рада, что мой "Город" не оставил Вас равнодушным.
   Адрес сейчас Вам отправлю.
   С уважением,
   Ольга
latgal[ 13.02.2007 ]
   Больной город,как и люди!
   Здорово.
 
Ольга Грушевская[ 13.02.2007 ]
   Спасибо за отклик.
Горохов Сергей[ 05.04.2007 ]
   Отличное эссе.
   Всё выверено и точно, прожитО и отстраненно. Для того, чтобы писать такие вещи, мало смотреть и слушать, надо прочувствовать это шестым или восьмым чувством.
   И все равно Вы его любите...
 
Ольга Грушевская[ 05.04.2007 ]
   Сергей, спасибо. Да, прожито и отстранено. Вы правы.
   ... а Город я люблю - я горожанка в душе, несмотря на любовь к уединению, загородным прогулкам, созерцанию, .. на "игле", да-с.
   Заходите еще, буду рада.

Блиц-конкурс
Можно ли судить женщину...
Представляем нового члена МСП "Новый Современник"
Ольга Рогинская, Израиль
Чемодан
Любовь, любовь...
Любовь Пивник
Такая боль, такая жалость...
Представляем наших новых авторов
Ольга Патракова
Перевоплощение
Надежда Сверчкова
Наизнанку
Мы на YouTube
Владимир Мурзин
Офицерская рать.
Мнение. Критические суждения об одном произведении.
Наталья Килина
Разговор с душой
Читаем и критикуем.
Сайты наших авторов
Татьяна Ярцева
Презентации книг
наших авторов
Илья Майзельс.
Демоверсии. Занимательное чтение у райских врат
Конкурсы на премии
МСП "Новый Современник"
 
Документы и списки
Устав и Положения
Документы для приема
Органы управления и структура
Форум для членов МСП
Состав МСП
"Новый Современник"
2020 год
Коллективные члены МСП
Региональные отделения МСП
"Новый Современник"
Организация конкурсов и рейтинги
Льготы для членов МСП
"Новый Современник"
2020 год
Реквизиты и способы оплаты по МСП, издательству и порталу
Литературные объединения
Литературные организации и проекты по регионам России